Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

В статье 199.1 УК РФ период неуплаты налогов в качестве налогового агента можно не сравнивать с полными тремя годами, установленными в примечании к этой статье. Определение Конституционного Суда РФ от 18.07.2019 № 1896-О

***

1. Приговором суда (с учетом изменений, внесенных апелляционным определением) гражданин С.В.Кол-в осужден за совершение преступлений, в том числе неисполнение в личных интересах обязанностей налогового агента по перечислению суммы налога на доходы физических лиц, подлежащей в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию с налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, в особо крупном размере. Суд установил, что в результате неисполнения обязанностей налогового агента в период с 1 июля 2015 года по 1 апреля 2017 года в бюджет не перечислена сумма, которая составила 21 456 187,9 руб., или 54 процента от общей суммы налогов, подлежащих перечислению. 

В связи с этим С.В.Кол-в оспаривает конституционность пункта 1 примечаний к статье 199 «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации» (в редакции Федерального закона от 29 декабря 2009 года № 383-ФЗ) и пункта 1 примечаний к статье 1991 «Неисполнение обязанностей налогового агента» УК Российской Федерации, утверждая, что они не соответствуют статьям 2, 6, 18, 45, 49 и 55 Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют определять долю налогов, подлежащих перечислению в бюджет, без учета трехлетнего периода, указанного в этих нормах. 

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению. 

В сфере уголовно-правового регулирования – в силу статьи 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, основанной на принципе nullum crimen, nulla poena sine lege (нет преступления, нет наказания без указания на то в законе), – особое значение приобретает требование определенности правовых норм, поскольку, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, уголовное законодательство является по своей природе крайним (исключительным) средством, с помощью которого государство реагирует на факты противоправного поведения в целях охраны общественных отношений, если она не может быть обеспечена должным образом с помощью правовых норм иной отраслевой принадлежности. Уголовная ответственность может считаться законно установленной лишь при условии, что она соразмерна характеру и степени общественной опасности криминализируемого противоправного деяния, а его составообразующие признаки, наличие которых в совершенном деянии, будучи основанием уголовной ответственности, позволяет отграничивать его от иных противоправных, а тем более законных деяний, точно и недвусмысленно определены в уголовном законе, непротиворечиво вписывающемся в общую систему правового регулирования (постановления от 27 мая 2008 года № 8-П, от 13 июля 2010 года № 15-П, от 17 июня 2014 года № 18-П, от 16 июля 2015 года № 22-П и др.). 

Пункт 1 примечаний к статье 199.1 УК Российской Федерации (а ранее – пункт 1 примечаний к статье 199 данного Кодекса) определяет признаки совершения в крупном или особо крупном размере неисполнения обязанностей налогового агента. При этом крупным размером признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более пяти миллионов рублей, при условии, что доля неисчисленных, неудержанных или неперечисленных налогов и (или) сборов превышает 25 процентов подлежащих исчислению, удержанию или перечислению сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая пятнадцать миллионов рублей, а особо крупным размером – сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более пятнадцати миллионов рублей, при условии, что доля неисчисленных, неудержанных или неперечисленных налогов и (или) сборов превышает 50 процентов подлежащих исчислению, удержанию или перечислению сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая сорок пять миллионов рублей. 

Тем самым законодатель использовал смешанную – абсолютно-относительную – шкалу измерений в виде твердой денежной суммы неисчисленных, неудержанных или неперечисленных налогов и (или) сборов и ее относительной величины (доли в процентах) в подлежащих исчислению, удержанию или перечислению суммах налогов и (или) сборов. Указывая на период трех финансовых лет подряд, законодатель ограничил период, подлежащий учету при определении признаков преступления, предусмотренного статьей 199.1 УК Российской Федерации. 

Статья 199.1 УК Российской Федерации подлежит применению в системном единстве с положениями налогового законодательства,определяющими как круг лиц, которые признаются налоговыми агентами, так и объем и характер их обязанностей, умышленное неисполнение которых влечет уголовную ответственность (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2005 года № 476-О и от 16 июля 2015 года № 1594-О). Так, согласно Налоговому кодексу Российской Федерации налоговые агенты перечисляют удержанные налоги в порядке, предусмотренном данным Кодексом для уплаты налога налогоплательщиком (пункт 4 статьи 24), а сроки уплаты налогов, сборов, страховых взносов устанавливаются применительно к каждому налогу, сбору, страховому взносу (пункт 1 статьи 57); для целей исчисления и уплаты налога на доходы физических лиц предусмотрены особенности исчисления налога налоговыми агентами, а также порядок и сроки уплаты налога налоговыми агентами (статья 226). 

В частности, в силу статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые агенты по общему правилу обязаны исчислить сумму налога на дату фактического получения дохода налогоплательщиком (пункт 3), удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате (пункт 4), перечислить суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня, следующего за днем выплаты налогоплательщику дохода, а при выплате налогоплательщику доходов в виде пособий по временной нетрудоспособности (включая пособие по уходу за больным ребенком) и в виде оплаты отпусков налоговые агенты обязаны перечислить суммы исчисленного и удержанного налога не позднее последнего числа месяца, в котором производились такие выплаты (пункт 6). Таким образом, Налоговый кодекс Российской Федерации устанавливает определенные сроки, в которые должна быть исполнена обязанность налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению сумм налога на доходы физических лиц. 

Следовательно, указанные сроки должны применяться и при разрешении вопроса о наличии в действиях налогового агента преступления, предусмотренного статьей 199.1 УК Российской Федерации. Если такое неисполнение обязанности налогового агента носит длящийся характер, то общая сумма неперечисленных налогов и их доля рассчитываются с учетом определенных статьей 226 Налогового кодекса Российской Федерации сроков исполнения обязанности именно налоговым агентом, периода ее фактического неисполнения, но в пределах трех финансовых лет подряд. 

Соответственно, статья 199.1 УК Российской Федерации предполагает определение доли неисчисленных, неудержанных или неперечисленных налогов и (или) сборов с учетом особенностей исполнения обязанностей налогового агента применительно к конкретному налогу (включая налог на доходы физических лиц), а потому оспариваемые заявителем нормы не содержат неопределенности, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознавать противоправность своего деяния и предвидеть наступление ответственности за его совершение и которая препятствовала бы единообразному их пониманию и применению правоприменительными органами. Тем самым данная жалоба, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению. 

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации 

о п р е д е л и л : 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кол-ва Сергея Викторовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой. 

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Источник
Из переписки с Конституционным Судом.

24.04.2019 в Конституционный Суд РФ поступила моя жалоба о признании несоответствующими Конституции Российской Федерации норм пункта 1 примечаний к статье 199 (в редакции ФЗ от 29.12.2009 № 383-ФЗ) и пункта 1 примечаний к статье 199.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации (в редакции ФЗ от 279.07.2017 № 250-ФЗ) в части определения крупного и особо крупного размеров. 

Из ответов Советника Конституционного Суда РФ от 24.05.2019 и 28.06.2019 следует, что эта жалоба не соответствует требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суда Российской Федерации», поскольку, якобы, оспариваемые мной нормы не были применены при разрешении конкретного дела с моим участием, при этом приводятся положения приговора об осуждении меня по ст. 199 УК РФ

Вместе с тем, из моей жалобы следует иное - в моем деле неправильно были применены требования ст. 199.1 УК РФ, а не ст. 199 УК РФ

Так, приговором районного суда от 26.02.2019 по уголовному делу № 52-2017-31 я, Кол-в С.В., осужден в частности, в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199.1 УК РФ. Эти выводы подтверждены апелляционным решением от 07.05.2019.  

По мнению суда, я в период с 01.07.2015 по 01.04.2017, являясь Управляющим ООО «ТСК», в личных интересах не исполнил обязанности налогового агента по перечислению в бюджетную систему РФ исчисленного и удержанного с выплаченных работникам общества дохода в виде оплаты труда налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в общей сумме 21.456.187,90 рубля, что согласно примечанию к ст. 199.1 УК РФ является особо крупным размером, так как превышает 15 миллионов рублей, при этом доля составляет 54 % к общей сумме налогов, подлежащих перечислению в бюджет налоговым агентом. 

Нарушение конкретных норм в моем деле заключается в том, что указанные 54 % были исчислены к сумме налогов, подлежащих перечислению в бюджет налоговым агентом за период с 01.01.2015 по 31.03.2017тогда как в соответствии с примечаниями 1 к ст. 199 и ст. 199.1 УК РФ неуплаченные налоги налоговым агентом нужно было сравнить с НДФЛ за период с 01.01.2015 по 31.12.2017, за полные три года. В этом случае пропорция, по моему мнению, была бы менее 54 %, что повлекло бы квалификацию действий не по ч. 2 ст. 199.1 УК РФ, а по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ с применением сроков давности в моем деле.  

Оспаривание примечания 1 к ст. 199 УК РФ связано с тем, что в 2015-2017 годах ст. 199.1 УК РФ самостоятельного примечания не имело (оно появилось с 10.08.2017), а крупный и особо крупный размеры по обвинению по ст. 199.1 УК РФ определялись согласно пункта 1 примечаний к ст. 199 УК РФ. Обязательным условием привлечения к уголовной ответственности в этой норме определено указание пропорции уплаченных и неуплаченных налогов «за период в пределах трех финансовых лет подряд».

С 10.08.2017 ст. 199.1 УК РФ имеет самостоятельные примечания, согласно пункту 1 которых также требуется исчисление пропорции «за период в пределах трех финансовых лет подряд». 

Все эти сведения имеются в моей жалобе, в связи с чем прошу ее рассмотреть в установленном законом порядке. Законных оснований для ее отклонения нет. 
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
Формула защиты