Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Суд признал контрагентов-субподрядчиков действующими, вычеты обоснованными, поэтому директор по ст. 199 УК РФ был оправдан. Апелляционное определение суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 22.08.2019 № 22-826/19

Судебная коллегия по уголовным делам  в составе председательствующего Коршунова И.М., судей Скрипова С.В. и Полуяхтова И.А., при секретаре Степановой Е.Ю., рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Майоровой Е.В. на приговор Новоуренгойского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 17 июня 2019 года, по которому Коз-ва Ю.М., родившаяся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, несудимая, оправдана по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.2 ст.199 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года №420-ФЗ), по основанию, предусмотренному п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с отсутствием в ее деянии состава преступления. 

За Коз-вой Ю.М. признано право на реабилитацию.

Гражданский иск к Коз-вой Ю.М. оставлен без рассмотрения.

Отменён арест, наложенный на имущество Коз-вой Ю.М. в обеспечение гражданского иска. 

Заслушав доклад судьи Коршунова И.М., изложившего содержание обжалуемого приговора, доводы апелляционного представления и возражений на него, выступление прокурора Чернышовой М.В., поддержавшей доводы представления, оправданной Коз-вой Ю.М. и её защитника Новкина В.Я., просивших оставить приговор суда без изменения, 

У С Т А Н О В И Л А:

Коз-ва Ю.М., являясь в 2013-2015 годах генеральным директором ООО «ИнжСтройТранс» (далее Общество), органами предварительного расследования обвинялась в том, что в нарушение ст.ст.146, 154, 169, 171, 172 НК РФ, с целью реализации права на использование налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость (далее НДС) и уменьшения суммы подлежащей уплате в бюджет налога на прибыль, вносила заведомо недостоверные сведения в налоговые декларации Общества за 2, 4 кварталы 2014 года и 1, 2, 3 кварталы 2015 года о якобы имевших гражданско-правовых взаимоотношениях с ООО «Сибнефть», ООО «Сибнефтьтранс» и ООО «Восход», которые в дальнейшем по электронным каналам связи передавались в МИФНС России №2 по ЯНАО за соответствующий налоговый период в 2014-2016 годах. 

В результате указанных действий Коз-вой Ю.М., с Общества за период 2013-2015 годов не исчислен и соответственно не уплачен в бюджет НДС на общую сумму 26.838.915 руб. и налог на прибыль - 30.051.888 руб., а всего 56.890.803 руб., что составляет 72% от подлежащих уплате налогов и сборов за период 2013-2015 года, то есть особо крупном размере.

По версии органов предварительного следствия преступление совершено в <адрес>.

Проанализировав представленные сторонами доказательства, суд оправдал Коз-ву по предъявленному обвинению в связи с отсутствием в её деяниях состава преступления. 

Оправдывая Коз-ву, суд установил, что в период 2013-2015 годы между Обществом и ООО «Сибнефть», ООО «Сибнефтьтранс», ООО «Восход» имелись финансово-хозяйственные взаимоотношения, указанные организации предоставляли Обществу услуги и выполняли работы, а потому предоставленные Коз-вой в налоговых декларациях сведения нельзя признать недостоверными.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Майорова Е.В. считает приговор незаконным, необоснованным и подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела и существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, так как полагает виновность Коз-вой в совершении преступления установленной.

В обоснование своих доводов, указывает, что об этом свидетельствуют последовательные показания свидетеля ФИО1 и оснований признавать их противоречивыми на основании показаний заинтересованного свидетеля ФИО2, совместно проживающего с Коз-вой, не имеется. Также указывает на необоснованность выводов суда о противоречивости судебных экспертиз, поскольку первичная экспертиза от 14 сентября 2018 года проводилась по НДС, а от 15 октября 2018 года - по налогу на прибыль. 

Считает, что судом не дана оценка материалам налоговых проверок МИФНС №2, показаниям свидетелей ФИО3, являющихся учредителями обществ («Сибнефть», «Сибнефтьтранс»), о фиктивности взаимоотношений с Обществом, работников Общества об отсутствии при производстве работ сотрудников обществ «Сибнефть», «Сибнефтьтранс» и «Восход».      

Кроме того, указывает, что вопреки положениям ст.88 УПК РФ принятые во внимание доказательства - показания свидетелей ФИО2, ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО7, акты выполненных работ, сведения о среднесписочной численности работников Общества, инвентарная книга учета основных средств за 2013-2015 годы и оборотно-сальдовые ведомости, судом не были оценены в совокупности с другими доказательствами.

Считает, что показания свидетеля ФИО1 о его поставках топлива ООО «ТСС» не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу, а выводы суда о признании актов выполненных работ ООО «Газпром добыча Уренгой» доказательством выполнения работ субподрядчиками ООО «Сибнефть», ООО «Сибнефтьтранс» и ООО «Восход», необоснованными, так как сам факт подписания заказчиком указанных актов, не свидетельствуют, что эти работы выполнены указанными субподрядными организациями.

Таким образом, полагает, что в судебном заседании достоверно нашло свое подтверждение отсутствие реальных хозяйственных отношений Общества с ООО «Сибнефть», ООО «Сибнефтьтранс», ООО «Восход» и создание Коз-вой формального документооборота с целью получения налоговой выгоды.

Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе. 

В возражениях на апелляционное представление защитник Гудимов Е.В. считает его доводы необоснованными, поскольку всем исследованным доказательствам дана надлежащая оценка, а неустранимые сомнения в доказанности обвинения обоснованно истолкованы в пользу оправданной. Просит оставить приговор без изменения. 

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления и поступивших на него возражений, выслушав участников судебного разбирательства, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Приговор постановлен в соответствии с требованиями главы 39 УПК РФ, его описательно-мотивировочная часть, вопреки утверждениям прокурора, в соответствии со ст.305 УПК РФ, содержит установленные судом обстоятельства дела, а также основания оправдания подсудимой и доказательства, их подтверждающие.

Исследовав представленные стороной обвинения доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии по делу совокупности доказательств, достаточной для вывода о виновности Коз-вой в совершении преступления. При этом в ходе судебного разбирательства все указанные в представлении обстоятельства, судом проверены и получили в приговоре оценку.

По настоящему уголовному делу доказательств, бесспорно опровергающих позицию Коз-вой, стороной обвинения не представлено, а имеющиеся сомнения в ее виновности судом обоснованно истолкованы в пользу оправданной (ч.3 ст.14 УПК РФ).

Так, сам факт заполнения налоговых декларации по требованию Коз-вой и внесение в них сведений о хозяйственных взаимоотношениях Общества с ООО «Сибнефть», ООО «Сибнефтьтранс» и ООО «Восход», являющихся основанием для предоставления Обществу налоговых вычетов, а также последующее предоставление этих декларации в налоговый орган, не только подтверждено свидетелями ФИО2, ФИО3, ФИО7, актами выездных налоговых проверок, но и не оспаривается самой Коз-вой.

Наличие у ООО «Сибнефть» и ООО «Сибнефтьтранс» номинальных учредителей и руководителей, также нашло свое подтверждение в судебном заседании, что прямо следует из показаний свидетелей ФИО3 и ФИО9

Вместе с тем, указанных доказательств, как правильно указал суд первой инстанции, не достаточно для опровержения показаний Коз-вой о наличии реальных хозяйственных взаимоотношении Общества с ООО «Сибнефть» и ООО «Сибнефтьтранс», выразившихся в предоставлении данными организациями топлива и необходимой для выполнения заключенных контрактов с ООО «Газпром добыча Уренгой» техники, которой у Общества, в момент его организации, не имелось. Услуги субподрядных организации ООО «Сибнефть» и ООО «Сибнефтьтранс» были оплачены и внесены в налоговые декларации. Сомнений в существовании ООО «Сибнефть» и ООО «Сибнефтьтранс» не имелось, так как работы выполнялись, услуги и топливо в значительном размере предоставлялось. Представителем указанных организации считала ФИО1, с которым ранее сотрудничала в другой организации - ООО «ТСС».

Судебная коллегия не находит оснований ставить под сомнение данные показания Коз-вой в части взаимоотношений Общества с ООО «Сибнефть» и ООО «Сибнефтьтранс», поскольку они подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, представленных как стороной защиты, так и стороной обвинения. 

В частности, из показаний свидетелей ФИО2, ФИО4, ФИО5, ФИО6 и ФИО7 - работников Общества, следует, что при выполнении контракта с ООО «Газпром добыча Уренгой» Общество привлекало многих субподрядчиков, в том числе, и ООО «Сибнефть», и ООО «Сибнефтьтранс». При этом, свидетель ФИО2 также указал на ФИО1, как на представителя организации субподрядчиков, а свидетели ФИО4 и ФИО5 указали на него, как на лицо, занимавшегося поставками топлива Обществу. Свидетель ФИО7 также указала, что в достоверности документов по ООО «Сибнефть» и ООО «Сибнефтьтранс» не сомневалась, поскольку видела технику указанных организаций и более того Общество в дальнейшем приобрело автомобиль у ООО «Сибнефть».

Ставить под сомнения данные показания, вопреки доводам государственного обвинителя, судебная коллегия оснований также не усматривает, так как они подтверждены другими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Так, допрошенный в судебном заседании свидетель ФИО1, опровергая свою причастность к деятельности ООО «Сибнефть» и ООО «Сибнефтьтранс», тем не менее подтвердил пояснения ФИО2, ФИО2, ФИО4 и ФИО5 о том, что он имел отношение к поставке дизельного топлива, хоть и в другую организацию. Указанные пояснения ФИО1 следует рассматривать в совокупности с другими доказательствами, которые свидетельствуют о наличии реальных финансовых отношений Общества и ООО «Сибнефть», ООО «Сибнефтьтранс». 

В частности, из показаний свидетеля ФИО7, начальника централизованного отдела бюро пропусков ООО «Газпром добыча Уренгой», следует, что техника по территории ООО «Газпром добыча Уренгой» могла передвигаться по всей территории месторождения лишь после получения соответствующего пропуска, которые выдавались как ООО «Сибнефть», так и ООО «Сибнефтьтранс».

Из ответа ООО «Газпром добыча Уренгой» от 03.04.2018 №АН/фз2-03\872 следует, что на транспорт ООО «Сибнефтьтранс» выдавались соответствующие пропуска (Т.18 л.д.3-14), что уже свидетельствует о наличии данной организации и наличии у неё техники. Об этом же свидетельствует договор купли-продажи от 26 марта 2015 года (Т.20 л.д.49-50) о приобретении Обществом автотопливозаправщика, собственником которого, согласно копии паспорта транспортного средства (Т.20 л.д.51-52) являлось ООО «Сибнефтьтранс». 

Из договоров, заключенных Обществом с ООО «Газпром добыча Уренгой» (Т.4 л.д.39-61, 62-84,85-107, Т.10 л.д.1-23, 24-46, 47-69), ООО «Сибнефть», ООО «Сибнефтьтранс» (Т.5 л.д.4-110, Т.10 л.д.70-74, 75-80, 81-85, 86-89, 90-93), книг покупок Общества о приобретении топлива и транспортных услуг (Т.1 л.д.91-162, Т.8 л.д. 186-250), счетов-фактур поставок топлива, транспортных услуг, товарных и товарно-транспортных накладных (Т.10 л.д.94-206), движения денежных средств по расчетным счетам Общества (Т.7 л.д.108), следует, что ООО «Сибнефть» и ООО «Сибнефтьтранс» осуществляло строительные работы на Песцовском месторождении и Восточно-Падинской площадке, оказывало транспортные услуги и поставляло топливо Обществу, а Общество оплачивало их услуги. 

Согласно исследованным договорам Общества с ООО «Сибнефть» и ООО «Сибнефтьтранс», последние имеют право привлекать к исполнению данных договоров иных субсубподрядчиков при условии согласования привлекаемых лиц с Обществом (п.6.9 Договора). Из показаний Коз-вой следует, что для выполнения заключенных контрактов, помимо ООО «Сибнефть» и ООО «Сибнефтьтранс», привлекались иные субподрядчики, однако, органами предварительного расследования не выяснялось какие-именно субподрядчики привлекались дополнительно и от какой организации исходили данные предложения. Согласно ответов о выдаче пропусков ООО «Газпром добыча Уренгой» (Т.12 л.д.147-150, Т.18 л.д.3-14), помимо техники Общества и ООО «Сибнефтьтранс», пропуска на проведение работ получало значительное количество других организаций, которые также не проверялись. 

О невозможности выполнения Обществом обязательств перед ООО «Газпром добыча Уренгой» на начальном этапе своими силами и необходимости привлечения субподрядчиков, на что ссылается Коз-ва, указывает списочный состав Общества, который увеличился с 2013 года по 2015 года с 2 до 170 человек (Т.21 л.д.77-86), а основная масса транспортных средств была зарегистрирована Обществом в конце 2014 года и в 2015 году (Т.12 л.д.145), что также нашло свое отражение в оборотно-сальдовой ведомости (Т.21 л.д. 38-76) и принятием их на баланс (Т.21 л.д.35-37).

О выполнении Обществом обязательств перед ООО «Газпром добыча Уренгой» свидетельствуют акты о выполненных работах на месторождении (Т.4 л.д.112-114, Т.10 л.д.147-148).

Ссылки стороны обвинения на показания бывших работников Общества ФИО12, ФИО13, ФИО14, ФИО15, ФИО16, ФИО17, ФИО18, ФИО19, ФИО20, ФИО21 ФИО22, ФИО23, ФИО24, ФИО25, ФИО26, ФИО27, ФИО28 о том, что они не видели технику и работников других организаций, не означают того, что другие организации таких работ не проводили, так как указанные работники не занимали руководящие должности в Обществе, а потому до их сведения могли и не доводить, на технике каких организаций они осуществляют свою работу. Указанные выводы подтверждаются показаниями свидетелей ФИО8 и ФИО9, согласно которым заправка техники осуществлялось бензовозом, которого как установлено у Общества на момент его образования не имелось. Также из показаний ФИО9 следует, что ему не было известно какая именно техника, работающая на месторождении, принадлежала Обществу.

Помимо вышеизложенного, факты поставок Обществу дизельного топлива фирмами ООО «Сибнефть», ООО «Сибнефтьтранс», являющиеся одним из направлений коммерческого сотрудничества, о чём указывает как Коз-ва, так и приведенные выше свидетели, фактически признаны и органами предварительного расследования, поскольку при назначении дополнительной налоговой экспертизы (Т.19 л.д.61-62) следователем поставлен вопрос об определении суммы не исчисленного налога на прибыль без учета финансово-хозяйственных операции с ООО «Сибнефть», ООО «Сибнефтьтранс» и ООО «Восход», за исключением операции по приобретению дизельного топлива у данных организации. Таким образом, органы предварительного расследования, вопреки своим же утверждениям о фиктивности сделок Общества с ООО «Сибнефть» и ООО «Сибнефтьтранс», фактически признали их существование в части поставок топлива Обществу.

При таких обстоятельствах, приведенные стороной обвинения доводы, ставящие под сомнения выводы суда первой инстанции о том, что между Обществом и ООО «Сибнефть», ООО «Сибнефтьтранс» существовала хозяйственно-финансовая деятельность, не убедительны и не являются основанием для отмены приговора. При этом, решения арбитражных судов и выводы налоговых экспертиз, вопреки доводам автора представления, оценены судом в совокупности других доказательств, как того требуют положения ст.88 УПК РФ. 

Вместе с тем, доводы государственного обвинителя в части отсутствия финансовых взаимоотношений Общества с ООО «Восход», заслуживают внимания, так как в судебном заседании достоверно установлено, что денежные средства этой организации Общество не перечисляло, что не помешало Коз-вой указать данные расходы в налоговых декларациях с целью получения налоговых вычетов, которые привели к уменьшению налогооблагаемой базы.

Указанное подтверждено как материалами уголовного дела, согласно которым: между Обществом и ООО «Восход» был заключен договор от 01.10.2014 №15 на аренду техники, на общую сумму 14.890.656 руб., в том числе стоимости аренды - 12.619.200 руб. и НДС - 2.271.456 руб., однако каких-либо финансовых документов о перечислении Обществом ООО «Восход» денежных средств по данному договору не обнаружено; аналогичными выводами об этом налоговой экспертизы (Т.19 л.д.19-53); показаниями свидетеля ФИО2, ФИО4 и ФИО5 о том, что на месторождении техника указанного предприятия не работала; свидетеля ФИО7 об отсутствии в полном объеме документов по взаимоотношениям с ООО «Восход»; налоговыми декларациями по налогу на прибыль за 2014 года и по НДС за 4 квартал 2014 года, а также иными доказательствами исследованными в судебном заседании.

Несмотря на то, что эти доказательства оценку суда не получили, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора, так как уголовно-наказуемым является не любое умышленное уклонение от уплаты налогов, а лишь совершенное с причинением крупного размера, которым, согласно примечанию 1 к ст.199 УК РФ, признается сумма налогов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более пяти миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов превышает 25 процентов подлежащих уплате сумм налогов, сборов, страховых взносов в совокупности, либо превышающая пятнадцать миллионов рублей.

Вместе с тем, согласно выводам эксперта, по контрагенту ООО «Восход», сумма НДС составляет 2.271.456 руб., при этом ставка по налогу на прибыль равна 20%, что от оставшихся 12.619.200 руб., принятых экспертом во внимание, составляет 2.523.840 руб. Таким образом, общая сумма неуплаченного Обществом налога на прибыль и НДС по контрагенту ООО «Восход» за период 2014-2015 годы составляет 4.795.296 руб., что менее установленного законом крупного размера. При таких обстоятельствах, действия Коз-вой по внесению в налоговые декларации недостоверных сведений по контрагенту ООО «Восход» также не образуют состава преступления. 

При этом, судебная коллегия отмечает, что действия Коз-вой Ю.М., были квалифицированы органами предварительного расследования по ст.199 УК РФ в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года №420-ФЗ, которая не предусматривала уголовной ответственности за неуплату страховых взносов, а также то, что в вину Коз-вой Ю.М. не ставилась неуплата иных сборов, а потому, в силу ст.10 УК РФ, примечание 1 ст.199 УК РФ в действующей редакции, учитывается судебной коллегии лишь относительно неуплаченных налогов, так как оно улучшает положение Коз-вой. 

Таким образом, оценив все исследованные по делу доказательства в их совокупности, судебная коллегия приходит к выводу об обоснованности оправдания Коз-вой, а потому решение суда соответствует требованиям ч.3 ст.14 УПК РФ и ч.3 ст.49 Конституции Российской Федерации.

Судебное следствие проведено судом в полном соответствии с требованиями ст.15 УПК РФ, обстоятельств, свидетельствующих об обратном, судебная коллегия не усматривает, поскольку в судебном заседании исследовались не только доказательства и доводы, представленные стороной защиты, но и доказательства, и доводы, представленные стороной обвинения. По окончанию судебного следствия каких-либо дополнений, не поступало.

Противоречивых доказательств, которые могли бы существенно повлиять на выводы суда, и которым суд не дал бы оценки в приговоре, вопреки доводам представления, в деле не имеется.

Апелляционное представление также не содержит указаний на наличие существенных нарушений закона судом первой инстанции, которые повлияли на исход дела путем несоблюдения процедуры судопроизводства либо лишения или ограничения участников судебного разбирательства гарантированных законом прав, и могли бы служить основанием к отмене оправдательного приговора.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено. 

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.24, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Новоуренгойского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 17 июня 2019 года в отношении Коз-вой Ю.М. оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя Майоровой Е.В. - без удовлетворения. 

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты