Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Доводы о том, что сумма сокрытых средств превышает сумму недоимки оставлены без рассмотрения. Апелляционное постановление Ярославского областного суда от 25.07.2019 № 22-1149/19

Ярославский областной суд в составе судьи Коптелковой О.А., при секретаре Смирновой Е.А., с участием прокурора Барабанова А.С., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу адвоката Новикова И.А. на приговор Ростовского районного суда Ярославской области от 24 мая 2019 года, которым Сл-н Эдуард Иванович, родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, не судимый, осужден по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ к штрафу в размере 230 000 рублей.

Мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Определена судьба вещественных доказательств.

Выслушав прокурора Барабанова А.С., полагавшего изменить приговор, освободить осужденного от наказания в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, суд апелляционной инстанции

у с т а н о в и л :

Сл-н Э.И. признан виновным в том, что он, являясь руководителем ЮЛ1 (далее по тексту ЮЛ1), в период с 16 декабря 2016 года по 28 июня 2017 года сокрыл денежные средства указанной организации, за счёт которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, в крупном размере при обстоятельствах, описанных в приговоре.

Сл-н Э.И. вину не признал, уголовное дело рассмотрено в порядке ч. 4 ст. 247 УПК РФ в отсутствие Сл-на Э.И. на основании его заявления при отсутствии у него препятствий явиться в судебное заседание.

В апелляционной жалобе защитник – адвокат Новиков И.А. просит приговор отменить ввиду нарушения уголовно-процессуального закона и неправильного применения уголовного закона, постановить в отношении Сл-на Э.И. оправдательный приговор.

Указывает, что Сл-н Э.И. признан виновным в том, что сокрыл денежные средства ЮЛ1, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, путем написания распорядительных писем для совершения платежей контрагентам, минуя расчетный счет ЮЛ1. Однако вменяемая Сл-ну Э.И. сумма сокрытых денежных средств превышает сумму недоимки по налогам, следовательно, считает, что сумма сокрытых денежных средств должна быть подтверждена не всеми распорядительными письмами, которые перечислены в приговоре, а только теми, которые в своей сумме составляют установленную сумму недоимки. Кроме того, вывод суда о виновности Сл-на Э.И. в написании распорядительных писем на возврат денег на счет ЮЛ1 - незаконен, поскольку сокрытием может являться только перечисление денег третьим лицам, а не на счет самого налогоплательщика. Отмечает, что в период с 16 декабря 2016 года по 28 июня 2017 года на расчетные счета ЮЛ1 было перечислено 49 318 489, 15 рублей, из которых налоговым органом могли быть изъяты денежные средства для погашения недоимки.

Ссылаясь на разъяснения постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», на позицию Конституционного суда, изложенную в Определении от 24 июня 2014 года № 1346-О, утверждает о недоказанности объективной стороны преступления, в совершении которого Сл-н Э.И. признан виновным, поскольку налоговым органом не были исчерпаны все предусмотренные Налоговым Кодексом РФ меры принудительного взыскания налогов вплоть до взыскания посредством обращения в суд.

Считает недоказанными следующие обстоятельства:
выставлял ли налоговый орган к ЮЛ1 девять требований об уплате налогов, какие сроки были установлены для выполнения этих требований,
выдержал ли налоговый орган, перед тем как выставить в банк инкассовое поручение, истечение срока исполнения требования об уплате налогов, было ли вынесено налоговым органом решение об обращения взыскания на денежные счета налогоплательщика в банках в течение двух месяцев,
соответствуют ли каждому конкретному решению руководителя налогового органа о взыскании налога за счет иного имущества налогоплательщика конкретное требование налогового органа о добровольной уплате налога, и что каждое решение руководителя налогового органа вынесено не позднее одного года после истечения срока, установленного в требовании. При этом автор жалобы перечисляет ряд решений и постановлений, которые вынесены после окончания вмененного Сл-ну Э.И. периода совершения преступления, в связи с чем указывает на их недопустимость, как доказательств по уголовному делу.

Обращает внимание на то, что только два решения и постановления налогового органа о взыскании налога за счет имущества налогоплательщика датированы до вмененного Сл-ну Э.И. момента окончания преступного деяния: от 22 сентября 2016 года на сумму недоимки в 1 709 550, 80 рублей (т. 15 л.д. 165-167) и от 22 мая 2017 года на сумму недоимки в 12 980 273, 93 руб. (т. 15, л.д. 176-178). При этом отмечает, что в сумму недоимки, указанных в решениях, включены сборы и страховые взносы, в связи с чем сумма недоимки подлежит уменьшению. Более того, по мнению автора жалобы, решение и постановление от 22 сентября 2016 года подлежит исключению из числа доказательств, поскольку в указанных документах нет ссылки на требование об уплате налога с установленным сроком исполнения, а поскольку приговором установлена дата первого требования налогового органа о добровольной уплате налога ЮЛ1 01 ноября 2016 года, то есть позднее, чем были вынесены постановление и решение руководителя налогового органа от 22 сентября 2016 года, следовательно, эти постановление и решение руководителя налогового органа не могут быть отнесены к периоду совершения вмененного Сл-ну Э.И. преступления. Помимо этого, считает, что из числа доказательств должно быть исключено требование налогового органа от 23 ноября 2016 года № 33625 (т. 1 л.д 89), поскольку оно не поименовано в обвинительном заключении, а по требованию от 05 мая 2017 года № 576527 должна быть включена только сумма недоимки по налогам в размере 5 782 323, 84 руб., что следует из реестра требований, представленного свидетелем Петровой – должностным лицом налогового органа.

С учетом изложенного, принимая во внимание, что налоговый орган не инициировал судебную процедуру взыскания налогов, а значит, налоговый орган не выполнил всех мер по принудительному взысканию недоимки, защитник приходит к выводу о недоказанности объективной стороны преступления, в совершении которого Сл-н Э.И. признан виновным.

Кроме того, автор жалобы считает, что судом не дано должной оценки тому, что ЮЛ1 с начала своего создания работало в условиях дефицита денежных средств, неся убыток и не имея источников его покрытия, но, несмотря на это, поддерживало нормальное, бесперебойное обеспечение населения г. Ростова и Ростовского района холодной водой и по забору стоков, в связи с чем было вынуждено нести определенные расходы. Отмечает, что ни одно из распорядительных писем Сл-на Э.И. не квалифицировано судом, как необоснованное, все платежи были направлены на поддержание работоспособности предприятия сферы ЖКХ. Критикует указание суда о том, что заключение ЮЛ1 договоров с охранными предприятиями, покупка сантехники и другое не являлись первоочередными и необходимым условием для оказания услуг по водоснабжению и водоотведению. В приговоре не указано, на какую сумму произведено необязательных, по мнению суда, затрат, и хватило бы этой суммы для уплаты налогов. Обращает внимание на отсутствие доказательств обогащения Сл-на Э.И. за счет ЮЛ1, на наличие у него умысла на причинение вреда бюджетной системе РФ.

Помимо изложенного, автор жалобы отмечает, что во вводной части приговора судом допущено не соответствующее действительности указание на то, что Сл-н Э.И. не является военнообязанным.

Обращает внимание на наличие противоречий в приговоре относительно даты, с которой Сл-н Э. И. состоял в должности директора. Так, в абзаце 1 приговора указано, что Сл-н Э.И. переведен на должность директора ЮЛ1 с 03 октября 2016 года, а в абзаце 5 и на странице 7 абзац первый снизу - с 03 сентября 2016 года. Со ссылкой на ст. 40 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» автор жалобы приводит свои суждения касаемо начала осуществления полномочий единоличного исполнительного органа ООО, и приходит к выводу, что датой начала осуществления Сл-ным Э.И. полномочий директора ЮЛ1 является 03 октября 2016 года.

Просит оправдать Сл-на Э.И., а в противном случае - прекратить уголовное дело в отношении Сл-на Э.И. на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Проверив материалы уголовного дела, заслушав мнения участников процесса, проанализировав доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, судом не допущено.

Выводы суда доказанности вины Сл-на Э.И. в совершении преступления, за которое он осужден, при обстоятельствах указанных в приговоре суда, являются правильными и основанными на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании.

Судом первой инстанции правильно проанализированы объем и содержание должностных полномочий директора ЮЛ1 Сл-на Э.И. Указание суда о том, что Сл-н состоял в должности директора ЮЛ1 с 30 сентября 2016 года, а не с 3 октября 2016 года, на что обращено внимание в жалобе, не ставит под сомнение, что в период с 16 декабря 2016 года по 28 июня 2017 года именно Сл-н Э.И., как директор ЮЛ1, выполнял функции единоличного исполнительного органа общества, был ответственным за ведение финансово-хозяйственной деятельности, обладал правом первой подписи хозяйственных и финансовых документов, являлся распорядителем денежных средств и лицом, ответственным за уплату начисленных налогов.

В соответствии с показаниям свидетеля ФИО1 – начальника аналитического отдела МРИ ФНС России № по Ярославской области, у ЮЛ1, директором которого являлся Сл-н Э.И., была задолженность по налогам, которую налогоплательщик в добровольном порядке не погашал, несмотря на выставленные ему требования об уплате налога, для принудительного взыскания налогов и сборов выносились решения о взыскании налога и сбора, предъявлялись инкассовые поручения к расчетным счетам общества, проводилось приостановление операций по счетам, выносились решения о взыскании недоимки за счет имущества, однако, несмотря на предпринятые меры по принудительному взысканию налогов и сборов, обязательные платежи в бюджет от ЮЛ1 не были произведены, поскольку ЮЛ! хранило свои выручки на счетах третьих лиц – ЮЛ2 (далее по тексту ЮЛ2) и рассчитывалось со своими контрагентами, минуя расчетный счет общества.

Свидетель ФИО2, которая являлась главным бухгалтером ЮЛ1 в период 2016-2017 годов, подтвердила наличие задолженности общества по налогам, пояснила, что налоговым органом принимались меры в целях погашения указанной задолженности: были выставлены требования об уплате налога, приостановлены операции по расчетным счетам общества, на расчетные счета были направлены инкассовые поручения, сообщила, что в связи с невозможностью распоряжения денежными средствами, поступающими на расчетные счета ЮЛ1 от ЮЛ2 (далее по тексту ЮЛ2), по указанию Сл-на Э.И. ЮЛ1 рассчитывалось со своими контрагентами с расчетных счетов ЮЛ2 путем направления распорядительных писем в адрес ЮЛ2, все распорядительные письма подписывались Сл-ным Э.И.

Аналогичные сведения сообщили в своих показаниях свидетели ФИО3, ФИО4, ФИО5, работающие в 2016-2017 годах бухгалтерами ЮЛ1, а также ФИО6 – начальник юридического отдела ЮЛ1 с июня 2016 года по ноябрь 2017 года.

Из показаний свидетелей ФИО7 - директора ЮЛ2, ФИО8 – главного бухгалтера ЮЛ2, ФИО9 – заместителя главного бухгалтера ЮЛ2 следует, что денежные средства, поступавшие на счета ЮЛ2 в качестве платежей по оплате за водоснабжение и водоотведение, осуществляемых ЮЛ1, не направлялись на расчетные счета ЮЛ1, а на основании распорядительных писем директора ЮЛ! Сл-на Э.И. перечислялись контрагентам ЮЛ1 со счетов ЮЛ2.

Свидетели ФИО10 – директор ЮЛ3, ФИО11, ФИО12, ФИО13, ФИО14, ФИО15, ФИО16, ФИО17, ФИО18 – индивидуальные предприниматели, ФИО19 – сотрудник ЮЛ4, ФИО20 – директор ЮЛ5, ФИО21 – директор ЮЛ6, ФИО22 – сотрудник ЮЛ7, ФИО23 – заместитель директора ЮЛ8, ФИО24 – директор ЮЛ9, ФИО25 – директор ЮЛ10, ФИО26 – директор ЮЛ11 сообщили, что с декабря 2016 года за выполненные работы по договорам с ЮЛ1 оплата поступала с расчетного счета ЮЛ2.

Кроме этого, в судебном заседании были исследованы иные документы, в том числе требования об уплате налогов, распорядительные письма, платежные поручения, заключение эксперта и другие материалы, содержание которых подробно изложено в приговоре, и которые наряду с показаниями свидетелей, подтверждают факты невыплаты ЮЛ1 недоимки по налогам, конкретные сведения о размерах недоимки по налогам, меры принятые налоговым органом для принудительного взыскания обязательных платежей в бюджет РФ, а также наличие у ЮЛ1 денежных средств, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, а также то, что эти средства были направлены на осуществление хозяйственной деятельности ЮЛ1, минуя расчетные счета общества.

Кроме того, сам осужденный не оспаривал свою осведомленность о наличии у ЮЛ1 задолженности по налогам и о том, что налоговым органом с осени 2016 года были выставлены инкассовые поручения на расчетные счета общества, поэтому он рассчитывался с контрагентами ЮЛ1 посредством третьего лица - ЮЛ2.

Таким образом, исследованные доказательства с безусловностью подтверждают то, что денежные средства, принадлежащие ЮЛ1, поступали, минуя расчетные счета указанного общества, на расчетные счета третьих лиц, с которыми ЮЛ1 имело договорные отношения. Указанный механизм перечисления денежных средств позволял директору ЮЛ1 Сл-ну Э.И. распоряжаться указанными денежными средствами и исключал возможность взыскания с перечисленных денежных сумм задолженности ООО по налогам.

Суд, подробно проанализировав доказательства, правильно указал, что противоправные действия Сл-на Э.И., являющегося директором ЮЛ1, представляют собой сокрытие денежных средств, так как денежные средства не поступали на расчетный счет предприятия, а перечислялись по распоряжению Сл-на Э.И. на расчетные счета третьих лиц. Не показывая эти деньги на расчетном счете предприятия, Сл-н Э.И. тем самым скрывал их от налоговых органов. Действовал осужденный умышленно, зная, что предприятие, руководителем которого он является, имеет недоимку по налогам.

Относительно того, что часть денежных средств по распоряжению Сл-на Э.И. направлялась на расчетные счета ЮЛ1, на что обращено внимание в жалобе, не свидетельствует об отсутствии у Сл-на Э.И. умысла на сокрытие денежных средств, из которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам. Из показаний осужденного, распорядительных писем Сл-на Э.И., заключения эксперта следует на расчетные счета ЮЛ1 направлялась та сумма денежных средств, которая была необходима на выплату зарплаты, алиментов, что являлось первоочередными платежами и препятствовало обращению денежных средств в уплату налогов. Сумма сокрытых Сл-ным Э.И. денежных средств определена в соответствии с заключением эксперта, выводы которого согласуются с проанализированными судом бухгалтерскими и другими документами, и снижению до суммы недоимки по налогам не подлежит. Исследованные судом первой инстанции доказательства с безусловностью подтверждают наличие у ЮЛ1 денежных средств, за счет которых могло быть произведено взыскание недоимки по налогам, а также то, что эти средства были намеренно сокрыты Сл-ным Э.И. с целью уклонения от взыскания недоимки.

В действиях Сл-на Э.И. не имеется признаков состояния крайней необходимости, в силу которой им был причинен вред охраняемым законом интересам общества и государства (в части сокрытия денежных средств от взыскания недоимки по налогам), поскольку ЮЛ1 создано с целью получения прибыли, директор такого общества должен вести деятельность таким образом, чтобы не нарушать действующих законов, в том числе о налогах и сборах.

Вопрос о том, исчерпал ли налоговый орган весь комплекс мер по принудительному взысканию недоимки с ЮЛ1, для разрешения настоящего дела значения не имеет; как верно установлено судом, налоговым органом направлялись требования об уплате налога, на расчётные счета ЮЛ1 были выставлены инкассовые поручения, при этом в период с 16 декабря 2016 года по 28 июня 2017 года в нарушение ст.ст. 23 и 45 НК РФ и ст. 855 ГК РФ Сл-н Э.И. произвёл расчёты с кредиторами последующей очереди без зачисления получаемой от дебиторов выручки на расчётные счета ЮЛ1.

Установив все юридически значимые обстоятельства, имеющие существенное значение, на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, которым дана правильная оценка, суд правильно квалифицировал действия Сл-на Э.И. по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ в редакции ФЗ от 29 июля 2017 г.

Оснований для иной квалификации действий осужденного не имеется.

При назначении наказания Сл-ну Э.И. суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, наличие смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи и обоснованно назначил наказание в виде штрафа, размер которого определил в соответствии с санкцией ч. 1 ст. 199.2 УК РФ. При определении размера штрафа судом учтено имущественное положение Сл-на Э.И. и его семьи, возможность получения осуждённым заработной платы.

Указание судом на то, что Сл-н Э.И. является невоеннообязанным, не влияет на существо приговора и его законность, не ставит под сомнение факт осуждения именно этого подсудимого.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года, сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу.

Из материалов уголовного дела усматривается, что в настоящее время со времени совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, прошло более двух лет, то есть срок давности уголовного преследования истек. Оснований для приостановления сроков давности, предусмотренных ч. 3 ст. 78 УК РФ, по делу не установлено.

При таких обстоятельствах Сл-н Э.И. подлежит освобождению от наказания, назначенного ему по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, за истечением сроков давности уголовного преследования.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, п. 9 ч. 1 ст. 389.20, ст. 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

п о с т а н о в и л:

приговор Ростовского районного суда Ярославской области от 24 мая 2019 года в отношении Сл-на Эдуарда Ивановича изменить:

освободить Сл-на Эдуарда Ивановича от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, на основании п. 3 ч. 1 ст. 24, ч. 8 ст. 302 УПК РФ, в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

В остальной части этот же приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу адвоката Новикова И.А. – без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты