Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Налоговую экспертизу проводил штатный сотрудник Следственного управления СК России старший эксперт отдела криминалистики следственного управления. Постановление Президиума Верховного Суда Республики Коми от 15.07.2015 № 44у-56

Президиум Верховного Суда Республики Коми в составе: председательствующего Шишкина В.А., членов Президиума Хамицевича А.К., Кунторовского В.Р., Юдина А.В., Тепляковой Е.Л., Семенчиной Л.А., с участием заместителя прокурора Республики Коми Нестерова М.А., представителей ИФНС России по г.Усинску Республики Коми С. и К., защитника - адвоката Туркина С.А., представившего удостоверение № ... и ордер № ..., защитника Л., при секретаре Саратовой Е.Н., рассмотрел кассационные жалобы защитника – адвоката Туркина С.А. и защитника Л. на приговор Усинского городского суда Республики Коми от 16.12.2014, которым См-ков С.Ф., ..., не судимый, осужден по п.«б» ч.2 ст.199 УК РФ к штрафу в размере 400000 рублей, с лишением права занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления, в коммерческих организациях, связанные с административно-хозяйственной и организационно-распорядительной деятельностью сроком на 2 года. Удовлетворен гражданский иск, со См-кова С.Ф. в пользу бюджета Российской Федерации взыскан ущерб в размере ... рублей. Определено снять арест с имущества и счетов См-кова С.Ф. по исполнению наказания и взысканию иска.


Апелляционным определением Верховного суда Республики Коми от 24.03.2015 приговор Усинского городского суда Республики Коми от 16.12.2014 оставлен без изменения.


Заслушав доклад судьи Баранова А.Н., изложившего содержание приговора, доводы кассационной жалобы, мотивы вынесения постановления о передаче дела для рассмотрения судом кассационной инстанции, выступления защитника – адвоката Туркина С.А. и защитника Л., поддержавших доводы кассационной жалобы, заместителя прокурора Республики Коми Нестерова М.А., полагавшего необходимым приговор изменить, Президиум


установил:


См-ков С.Ф. осужден за уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений. Преступление совершено <Адрес обезличен> при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.


В кассационной жалобе адвокат Туркин С.А. выражает несогласие с приговором в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела и существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшими исход дела.


В обоснование указывает, что при проведении судебно-налоговой экспертизы использовались документы, которые не были предоставлены следователем при ее назначении. Данную экспертизу проводил штатный сотрудник Следственного управления СК России ... - старший эксперт отдела криминалистики следственного управления, что не соответствует требованиям ч.2 ст.195 УПК РФ о необходимости обладания экспертами специальными познаниями и ст.70 УПК РФ, согласно которой эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если он находится в служебной или иной зависимости от сторон и их представителей. Искажения между данными налоговых деклараций и данными книги покупок ООО «…» в части необоснованно примененных налоговых вычетов, не принятые во внимание экспертом, свидетельствуют о недостоверности его выводов, которые носят условный характер и не содержат категоричной формы.


Указывает, что суд не мог ссылаться на копии налоговых деклараций ООО «…», представленных в ИФНС России ... <Дата обезличена>, как на доказательства, так как в материалах уголовного дела их не содержится, в качестве вещественных доказательств они не приобщались.


Судом искажены данные судебно-криминалистических экспертиз в части лица, выполнившего подписи от имени П., Ш., А. Эксперт не ответил на поставленный вопрос в категоричной форме, выводы являются предположительными, поэтому выводы экспертиз не могут быть положены в основу приговора.


Считает, что судом не доказан умысел См-кова С.Ф. на совершение преступления, поскольку ООО «…» за допущенные контрагентами нарушения налоговых обязательств не может нести ответственность.


Отмечает, что не были надлежащим образом проверены показания свидетелей Ш., В., Б. о том, что они не являлись руководителями ООО «Г», ООО «Р», ООО «С», не устанавливалось, подписывались ли документы в налоговые органы данными лицами, которые могли быть заинтересованы в исходе дела, не проверены показания свидетелей Ц. и А. по обналичиванию векселей Сбербанка РФ.


Судом не приняты во внимание доказательства стороны защиты о том, что ООО «Г» осуществляло хозяйственную деятельность, имело лицензию на строительство зданий и сооружений с <Дата обезличена>.


Отмечает, что стороной защиты предоставлялись сведения, опровергающие вывод суда о наличии у ООО «…» на период выполнения работ необходимой техники и штатной численности. Показания свидетелей, которые признаны судом как не имеющие доказательственного значения, неверно оценены судом.


Указывает на неверную оценку судом показаний свидетелей, в том числе, показания свидетелей Ю. и Е., подтвержденные письменными доказательствами, необоснованно оставлены без проверки и не опровергнуты, показания свидетелей Т,, М., Х., оглашены в нарушение ст.281 УПК РФ.


Считает необоснованной ссылку суда на Постановление арбитражного суда кассационной инстанции от 07.08.2009 как не имеющего преюдициального значения в соответствии со ст.90 УПК РФ.


Приводит анализ законодательства, согласно которому налоговый орган не наделен правом предъявления требований возмещения ущерба, причиненного преступлением, в связи с чем иск не подлежал удовлетворению. При постановлении приговора судом не учтено, что в ходе предварительного следствия наложен арест на все имущество подзащитного, включая совместно нажитое с супругой.


Защитник Л., участвующий в соответствии с ч.2 ст.49 УПК РФ в судебном разбирательстве наряду с адвокатом, помимо доводов указанных адвокатом Туркиным С.А., считает, что при назначении См-кову С.Ф. дополнительного наказания существенно нарушен уголовный закон. Ссылается на незаконность возбуждения уголовного дела в отсутствие предусмотренного уголовно-процессуальным законом повода.


Просят состоявшиеся судебные решения отменить, прекратить уголовное дело по предъявленному обвинению на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.


Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и заслушав участников судебного заседания, Президиум приходит к следующему.


Уголовное дело возбуждено по результатам рассмотрения сообщения о преступлении в соответствии с требованиями ст.146 УПК РФ, при наличии поводов и оснований, предусмотренных ст.140 УПК РФ.


Выводы суда о доказанности вины См-кова С.Ф. в совершении преступления, за которое он осужден, при обстоятельствах указанных в приговоре суда, являются правильными и основаны на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании и получивших надлежащую оценку в соответствии со ст.87, 88 УПК РФ.


В обоснование вины осужденного в инкриминируемом преступлении суд верно сослался на показания представителей гражданского истца, свидетелей, протоколы следственных действий, заключения экспертов, иные доказательства.


В соответствии с требованиями п.2 ст.307 УПК РФ суд указал в приговоре мотивы, по которым принял одни доказательства и отверг другие, в том числе, убедительно мотивировал свои выводы относительно достоверности показаний свидетелей, положенных в основу приговора.


Правильность оценки судом доказательств, как каждого в отдельности, так и в их совокупности, сомнений не вызывает, а доводы защитников о достоверности и допустимости перечисленных в кассационной жалобе показаний свидетелей, сводятся к переоценке собранных по делу доказательств и носят субъективный характер. Мотивов для оговора См-кова С.Ф. со стороны свидетелей, чьи показания взяты за основу судом, или умышленного искажения ими фактических обстоятельств дела, не установлено.


На основании исследованных доказательств, суд с приведением мотивов установил, что ООО «Г» и ООО «Р» не могли выполнять субподрядные работы по договорам с ООО «…», а ООО «С», ООО «П.» не поставляли товарно-материальные ценности. См-ков С.Ф., зная об этом, включил в налоговую декларацию сведения о наличии налоговых вычетов по договорам с указанными организациями.


Ссылки защиты на ведение хозяйственной деятельности ООО «Г» не влияют на выводы суда о наличии умысла у осужденного на совершение преступления, поскольку достоверно установлено, что данное Общество работ по договору субподряда с ООО «…», директором которого являлся См-ков С.Ф., не осуществляло. На основании исследованных доказательств суд обоснованно согласился с выводами выездной налоговой проверки о фиктивности представленных налогоплательщиком в обоснование налогового вычета документов.


Показания свидетелей Ш., В., Б., вопреки доводам жалобы оценены судом надлежащим образом в совокупности с иными исследованными доказательствами, что позволило суду придти к выводу о том, что они не являются руководителями организаций-контрагентов ООО «…» - ООО «Г», ООО «Р», ООО «С». Свидетели Ц. и А. подтвердили свою неосведомленность о деятельности ООО «…» и её контрагентов.


Оглашение показаний свидетелей Т,, Х., М. отвечает положениям ч.2 ст.281 УПК РФ. Указанные свидетели проживают за пределами <Адрес обезличен>, представили документы, согласно которых у Т, имеется тяжелое заболевание, у Х. и М. тяжелое заболевание престарелых близких родственников требующих ухода, что препятствовало их явке в суд.


Законность проведения судебно-налоговой экспертизы проверялась судом апелляционной инстанции. На основании исследованных доказательств, в том числе допроса следователя, назначавшего проведение экспертизы, установлено, что оспариваемые в жалобе документы направил следователь дополнительно сопроводительным письмом, что не противоречит требованиям ст.38, 199 УПК РФ, в соответствии с которыми следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, в том числе определять перечень документов на основании которых проводится экспертное исследование, направлять их эксперту. Заключение эксперта соответствуют требованиям ст.204 УПК РФ, компетентность эксперта сомнений не вызывает, оснований не доверять ему не имеется. Доводы жалобы о служебной зависимости эксперта являются несостоятельными, эксперт предупрежден об уголовной ответственности по ст.307 УК РФ за заведомо ложное заключение, выводы эксперта аргументированы, обоснованны, в заключении даны ссылки на используемые нормативные акты, какой-либо заинтересованности эксперта в неблагоприятном для осужденного исходе дела судом не установлено. Президиум находит, что заключения судебно-криминалистических экспертиз отвечают требованиям, предъявляемым уголовно-процессуальным законом.


Сведения, изложенные в постановлении арбитражного суда кассационной инстанции, подтверждены иными исследованными в судебном заседании доказательствами о недостоверности информации, содержащейся в представленных в налоговый орган документах.


Суд, исследовав в судебном заседании письменные материалы дела, в том числе надлежаще заверенные копии налоговых деклараций ООО «…», представленных в <Дата обезличена> в ИФНС России по ..., убедился в их соответствии требованиям УПК РФ о допустимости, относимости, достоверности представленных доказательств, обоснованно положил их в основу приговора.


Нарушений уголовно-процессуального закона повлиявших на исход дела, судом первой и апелляционной инстанции не допущено.


Установив все обстоятельства, предусмотренные ст.73 УПК РФ, суд правильно признал См-кова С.Ф. виновным в уклонении от уплаты налога на добавленную стоимость ООО «…» путем включения в декларации заведомо ложных сведений, в особо крупном размере, и квалифицировал действия осужденного по п.«б» ч.2 ст.199 УК РФ.


Гражданский иск по уголовному делу разрешен правильно. По смыслу ст. 1064 Гражданского кодекса РФ ущерб Российской Федерации в виде неполученных бюджетной системой денежных средств, подлежит возмещению лицом его причинившим. Как установлено судом, См-ков С.Ф. являлся руководителем и учредителем ООО «…». Обязанность по уплате налога на добавленную стоимость указанным юридическим лицом не исполнена.


См-ков С.Ф., являясь руководителем организации, совершая противоправные действия, руководствовался умыслом, направленным на уклонение от уплаты налогов, реализовав который, причинил ущерб бюджету Российской Федерации.


Таким образом, ущерб Российской Федерации причинен организацией-налогоплательщиком по вине См-кова С.Ф., уполномоченного представлять интересы указанной организации, в связи с чем он является лицом, ответственным за возмещение причиненного государству ущерба.


Доводы жалобы о предъявлении иска ненадлежащим лицом несостоятельны. Как разъяснено в п.24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 года №64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», истцами по гражданскому иску могут выступать налоговые органы или органы прокуратуры, а в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с законодательством несет ответственность за вред, причиненный преступлением.


Суд в приговоре обоснованно постановил снять арест с имущества и счетов по исполнении наказания и взыскания иска, поскольку для обеспечения этих целей данная мера процессуального принуждения и была применена.


В то же время при назначении См-кову С.Ф. наказания судом допущены существенные нарушения уголовного закона, в связи с чем приговор Усинского городского суда Республики Коми от 16.12.2014 и апелляционное определение Верховного суда Республики Коми от 24.03.2015 подлежащими изменению по основаниям, предусмотренным ч.1 ст.401.15 УПК РФ.


Согласно приговору См-кову С.Ф. назначено наказание в виде штрафа в размере 400 000 рублей, с лишением права занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления, в коммерческих организациях, связанных с административно-хозяйственной и организационно-распорядительной деятельностью сроком на 2 года.


При назначении См-кову С.Ф. дополнительного наказания судом не учтено, что санкция ч. 2 ст. 199 УК РФ предусматривает наказание в виде штрафа в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо лишение свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. Из этого следует, что дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью могло быть назначено в случае назначения основного наказания в виде лишения свободы.


В соответствии с ч.3 ст.47 УК РФ лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может назначаться в качестве дополнительного вида наказания и в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве наказания за соответствующее преступление, если с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного суд признает невозможным сохранение за ним права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.


Ссылка на назначение См-кову С.Ф. дополнительного наказания с применением положений ч.3 ст.47 УК РФ с указанием основания его применения и приведением соответствующих мотивов, в приговоре отсутствует.


Судом апелляционной инстанции указанное нарушение уголовного закона не было устранено.


Принимая во внимание вышеизложенное, Президиум считает необходимым изменить приговор Усинского городского суда Республики Коми от 16.12.2014 и апелляционное определение Верховного суда Республики Коми от 24.03.2015, - исключить назначенное См-кову С.Ф. дополнительное наказание.


Иных оснований для изменения состоявшихся судебных решений не имеется.


Назначенное См-кову С.Ф. по ч.2 ст.199 УК РФ основное наказание является соразмерным содеянному и справедливым, соответствует положениям ст.6, 43, 60 УК РФ.


Руководствуясь ст. 401.14 - 401.16 УПК РФ, Президиум


постановил:


кассационные жалобы удовлетворить частично.


Приговор Усинского городского суда Республики Коми от 16.12.2014 и апелляционное определение Верховного суда Республики Коми от 24.03.2015 в отношении См-кова С.Ф. изменить, исключить из приговора назначение осужденному дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления, в коммерческих организациях связанные с административно-хозяйственной и организационно распорядительной деятельностью сроком на 2 года.

В остальной части состоявшиеся судебные решения оставить без изменения.


Источник

 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты