Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Учитывая длящийся характер неисполнения обязанностей налогового агента, срок давности не истек. Апелляционное постановление Московского областного суда от 23.06.2016 № 22-4316/16

Московский областной суд в составе: председательствующего судьи Забродиной Н.М., при секретаре П., рассмотрел в открытом судебном заседании 23 июня 2016 года с участием прокурора отдела апелляционного обжалования уголовно-судебного управления прокуратуры Московской области Калякина А.Ю., с участием осужденного П., его адвоката Сергиенко Д.Н., представившего удостоверение <данные изъяты> и ордер <данные изъяты> от 23 июня 2016 года,


уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката в защиту осужденного П. на приговор Шатурского городского суда Московской области от 28 апреля 2016 года, которым П., <данные изъяты> осужден по ст. 199.1 УК РФ к штрафу в размере 100000 рублей. На основании п. 9 и п. 12 Постановления Государственной Думы от 24 апреля 2015 г. № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов» П. от отбывания назначенного наказания освобожден, судимость с него снята.


Заслушав доклад судьи Забродиной Н.М., выступление осужденного П. и его адвоката Сергиенко Д.Н. в поддержку доводов апелляционной жалобы адвоката, а также возражения прокурора Калякина А.Ю., не согласившегося с доводами жалобы, и находящего приговор суда законным, обоснованным и справедливым, суд апелляционной инстанции


установил:


Приговором суда П. признан виновным в совершении неисполнения в личных интересах обязанности налогового агента по перечислению налогов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет РФ, в крупном размере, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.


П. с целью получения средств к существованию, 17 октября 2012 года создал коммерческую организацию – общество с ограниченной ответственностью <данные изъяты>, став её единственным участником, и зарегистрировав её в пос. <данные изъяты> с присвоением в межрайонной ИФНС России <данные изъяты> по Московской области основного регистрационного номера от 24 октября 2012 года.


П., являясь директором ООО, выполняя в соответствии с федеральным законодательством и должностной инструкцией организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции, будучи ответственным за финансовую и хозяйственную деятельность общества, и достоверно зная о своей обязанности, как руководителе общества, платить установленные налоги и сборы, в период с 7 декабря 2012 года по 21 мая 2014 года свои обязанности как налогового агента не исполнил. Вступая в трудовые отношения с гражданами, осуществляя начисление и выплату им заработной платы, и удерживая из сумм дохода налогоплательщиков (работников предприятия) налог на доходы физических лиц, подлежащий уплате в бюджет РФ, в нарушение п. 6 ст. 226 Налогового Кодекса РФ умышленно в личных интересах в период с 7 декабря 2012 года по 25 февраля 2014 года, выплачивая заработную плату, располагая денежными средствами для уплаты налога на доходы физических лиц, не осуществил ни одного платежа указанного налога.


В тех же целях для укомплектования и сохранения штата своего предприятия, не намереваясь платить налог на доходы физических лиц, выплатил работникам, перешедшим из <данные изъяты> (которое он ранее возглавлял), признанного банкротом, в ООО «<данные изъяты>» (где он являлся директором) задолженность по заработной плате в размере 2324408,92 рубля из средств ООО «<данные изъяты>» в сумме, составившей более 50% от суммы налога на доходы физических лиц за два последующих года подряд.


Только после того, как банком «Русский строительный банк», где был открыт расчетный счет ООО «<данные изъяты>» для осуществления нормальной деятельности общества было постановлено условие уплаты названного налога, П. в период с 25 февраля по 16 мая 2014 года частично уплатил налог на доходы физических лиц в размере 644198 рублей, уклонившись от уплаты оставшейся суммы налога в размере 4027324 рубля за период 7 декабря 2012 года по 21 мая 2014 года. Указанные средства были использованы на иные цели, связанные с хозяйственной деятельностью общества, в том числе были направлены на извлечение прибыли, а также на получение заработной платы.


В судебном заседании осужденный П. виновным себя не признал, указав, что никаких личных целей он не преследовал. Налог на доходы физических лиц начислялись, но в бюджет не поступали, поскольку шли на поддержание в рабочем состоянии объектов жизнеобеспечения населения, социальной сферы и на заработную плату работников. Сам он заработную плату получал в последнюю очередь, а само ООО «<данные изъяты>» было создано с целью продолжения работы объектов жизнеобеспечения населения в условиях введенной в отношении МУЖКП процедуры банкротства. Без погашения долгов МУЖКП Мосэнергосбыт и Межрегионгаз отказывались заключать с ООО «<данные изъяты>» договоры на поставку электроэнергии и газа, в связи с чем в период отопительного сезона он был вынужден заключить с ним договоры на этих условиях, а в дальнейшем осуществлять свою деятельность, не платя налог, погашая образовывающиеся долги, погашая другие счета по мере их образования.


В апелляционной жалобе адвокат Сергиенко Д.Н., оспаривая виновность своего подзащитного, просит приговор отменить, а П. оправдать. Он указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку неуплата налога установлена, но также установлено отсутствие какого-либо личного интереса П. при этом. Судом установлен и подтвержден показаниями свидетелей А., Т. Я., П., Б., Б., У., З., Т. истинный мотив действий осужденного, обусловленный финансовыми трудностями ведения хозяйственной деятельности общества, необходимостью уплаты долгов, выплаты заработной платы работникам и оплаты услуг контрагентам. Все сомнения в виновности следует толковать в пользу осужденного. При таких обстоятельствах состав преступлений в его действиях отсутствует.


Кроме того, судом нарушены требования Общей части УК РФ. Из предъявленного обвинения следует, что неуплата налога им осуществлялась в период с 7 декабря 2012 года по 25 февраля 2014 года, что, принимая во внимание сроки давности за совершение преступления небольшой тяжести, исключает уголовную ответственность П., поскольку судебное решение принято за пределами этих сроков 28 апреля 2016 года.


В судебном заседании осужденный П. дополнил, что подоходный налог на доходы сотрудников организации исчислялся, оформлялись и направлялись в банк платежные поручения на перечисление налога, однако в связи с тем, что организации находилась на картотеке, а также в связи с наличие других платежных получения на иные налоги первой очереди, выставленные налоговой инспекцией, препятствовали перечислению налога на доходы физических лиц. Осужденный обращает внимание, что до сих пор организации не предъявлены требования налоговой инспекции о выплате налога.


Проверив материалы дела, исследованные судом первой инстанции, обсудив доводы жалобы адвоката, выслушав мнения участников процесса, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.


Общие условия судебного разбирательства соблюдены в полной мере, все заявленные ходатайства рассмотрены в соответствии с требованиями закона. Суд апелляционной инстанции отмечает, что в условиях состязательности обвиняемому и защите были созданы все условия для осуществления ими своей функции и защиты прав обвиняемого.


Из протокола судебного заседания следует, что стороны принимали равное участие в обсуждении всех возникающих в рассмотрении дела вопросов и исследовании представленных суду доказательств. Каких-либо ограничений осужденному в реализации его прав, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, не допускалось.


Вопреки доводам апелляционной жалобы о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, отсутствии доказательств виновности П., истечения срока давности привлечение его к уголовной ответственности, суд апелляционной инстанции находит приговор законным и обоснованным, а доводы осужденного и его защитника считает несостоятельными, не основанными на материалах дела и законе.

Все имеющиеся доказательства получены в соответствии с требованиями УПК РФ, являются относимыми, допустимыми и обоснованно положены в основу обвинительного приговора.


Совокупность собранных и исследованных в суде доказательств явилась достаточной для разрешения уголовного дела по существу и вынесения обвинительного приговора в отношении виновного лица.


Суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, привел все доказательства в приговоре, оценил их с точки зрения относимости и допустимости, и сделал вывод о том, что в своей совокупности они установили виновность П. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.


В судебном заседании П. отрицал какую-либо свою виновность, указывая, что исчисляя на своих работников налог на доходы физических лиц, в соответствующий бюджет налог действительно не перечислял, объясняя это необходимостью ведения хозяйственной деятельности общества, выплатой заработной платы, погашением долгов предыдущего предприятия МУЖКП-банкрота, которое сам ранее возглавлял, и другими хозяйственными нуждами. Более того, платежные поручения в банк выставлялись, но в связи с очередностью платежей и налогов исполнены своевременно не были.


Между тем, выводы суда о виновности П. в совершении неисполнения в личных интересах обязанности налогового агента по перечислению налогов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет РФ, в крупном размере, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на доказательствах, полно и подробно исследованных в судебном заседании и которым в приговоре дана надлежащая оценка сточки зрения их относимости, допустимости и достаточности.


Судом достоверно установлено, что П. в период с 7 декабря 2012 года по 21 мая 2014 года, являясь директором организованного им ООО «<данные изъяты>» и одновременно налоговым агентом, действуя из личных интересов, свою обязанность по перечислению налога на доходы физических лиц (сотрудников его предприятия) не исполнил и уклонился от уплаты указанного налога в сумме 4027324 рубля (что составляет более 50% от суммы налога на доходы физических лиц за два последующих года подряд) и соответствует крупному размеру.


Приходя к выводу о виновности П., суд дал оценку всем исследованным в ходе судебного разбирательства доказательствам в их совокупности, при этом указал основания, по которым одни доказательства принял, а другие отверг. Такая оценка произведена судом в соответствии с требованиями ст.ст. 87, 88, 307 УПК РФ, и тот факт, что данная оценка доказательств не совпадает с позицией осужденного, не свидетельствует о нарушении судом требований уголовно-процессуального закона.


Допрошенная в качестве свидетеля главный бухгалтер ООО «<данные изъяты>» А. дала показания, аналогичные показаниям осужденного. Однако, вопреки утверждениям осужденного, она указала, что только после получения в августе 2014 года акта налоговой проверки, она направила в банк «Возрождение» платежные поручения на сумму налоговой недоимки, которые исполнены не были ввиду выставления инкассовых поручений на эти же счета по другим налогам.


Свидетели Я., П., Б., Б., У., З., Т. показали, что работая в ОО «<данные изъяты>», заработную плату получали своевременно.


Между тем, допрошенная в качестве свидетеля старший государственный налоговый инспектор К. подтверждала, что в период с 21 мая по 17 июля 2014 года по итогам выездной налоговой проверки ОО «<данные изъяты>» была выявлена несвоевременная и полная уплата налога на доходы физических лиц в сумме 4027324 рубля, а 18 ноября 2014 года, вопреки утверждениям осужденного, руководителю предприятия вручено требование об уплаты данного налога в срок до 8 декабря 2014 года, что не выполнено до настоящего времени.


Специалист АО «Русский строительный банк» Т. подтверждала, что при проведении мониторинга ООО «<данные изъяты>» привлекло к себе внимание тем, что при выплате заработной платы, перечисление налога на доходы физических лиц не производилось. После её беседы с П. за декабрь 2013 года, январь и февраль 2014 года указанный налог был перечислен, что подтверждено выпиской банка.


О виновности П. в совершении преступления свидетельствуют акт выездной налоговой проверки ООО «<данные изъяты>», Устав ООО «<данные изъяты>», должностная инструкция генерального директора ООО «<данные изъяты>», заключение судебно-бухгалтерской экспертизы, установившее соотношение в процентном выражении суммы исчисленного, удержанного НДФЛ, но не перечисленного в бюджет за период 2012-2014 годов, а также установившее суммы и цели расходования денежных средств ООО за указанный период.


Суд апелляционной инстанции обращает внимание, что согласно заключению экспертизы сумма выплаченных премий персоналу и руководителю ООО «ТКС» за период с 1 октября 2012 года по 10 июня 2014 года при условии, что заработная плата сотрудника выплачивалась полностью составила 6608964, 72 рубля, что опровергает доводы осужденного и стороны защиты об отсутствии личного интереса при совершении П. налогового преступления, а сопоставление данной суммы с размером недоимки по НДФЛ, убеждает и в полной мере подтверждает его виновность.


Суд рассмотрел все версии и доводы осужденного и стороны защиты и дал надлежащую оценку показаниям П. в судебном заседании, разрешил все имеющиеся противоречия, обосновав все свои выводы в соответствии с законом. Каких-либо сомнений в виновности осужденного судом не установлено.


Таким образом, тщательно и всесторонне исследовав материалы дела, представленные доказательства, дав им надлежащую оценку, суд, правильно квалифицировал действия осужденного П. по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ. Оснований для иной юридической оценки и квалификации действий осужденного не имеется.


Выводы суда о виновности П., о квалификации его действий, надлежаще мотивированы, основаны на законе и опираются на представленные доказательства.


Вопреки доводам стороны защиты об истечении срока давности привлечения П. к уголовной ответственности по тому основанию, что из предъявленного обвинения и приговора суда следует, что неуплата налога осуществлялась осужденным в период с 7 декабря 2012 года по 25 февраля 2014 года, в связи с чем к моменту рассмотрения уголовного дела по существу, то есть 28 апреля 2016 года, сроки данности истекли, суд апелляционной инстанции находит данные доводы несостоятельными и не основанными ни на материалах уголовного дела, ни на законе.


Как следует из материалов дела и достоверно установлено судом, обязанность по перечислению НДФЛ была возложена на директора ООО «<данные изъяты>» П. в период исполнения им полномочий директора с 7 декабря 2012 года по 21 мая 2014 года. Перечисление им в период с 25 февраля по 15 мая 2014 года указанного налога в сумме 644198 рублей, не освобождает осужденного от исполнения обязанности налогового агента в целом за период исполнения им обязанностей директора и налогового агента. При таких обстоятельствах, принимая во внимание период полномочий осужденного, как директора, время неисполнения им своей обязанности, то есть время совершения длящегося преступления, сроки давности, предусмотренные ст. 83 УК РФ, за совершение преступлений небольшой тяжести, суд апелляционной инстанции считает, что срок привлечения П. к уголовной ответственности на момент судебного решения не истек.


Доводы стороны защиты о том, что срок давности истек и на момент рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, что влечет прекращение уголовного дела, не основан на законе.


Требованиям ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор соответствует в полной мере.


При назначении подсудимому наказания в соответствии с положениями ст. 60 УК РФ, суд учел характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, фактические обстоятельства дела, данные о личности виновного, смягчающее обстоятельство, влияние наказания на исправление осужденного, условия жизни его семьи, и обоснованно пришел к выводу о необходимости назначении П. наказания в виде штрафа в минимальном размере согласно санкции ч. 1 ст. 199.1 УК РФ.


При таких обстоятельствах назначенное П. наказание следует признать справедливым.


Принимая во внимание положения акта об амнистии, суд обоснованно на основании п. 9 и п. 12 Постановления Государственной Думы от 24 апреля 2015 г. № 6576-6 ГД г. Москва «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов» П. от отбывания назначенного наказания освободил, сняв с него судимость.


Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не имеется.


В связи с вышеизложенного приговор в отношении П. следует признать законным и обоснованным, а апелляционную жалобу адвоката Сергиенко Д.Н. необоснованной и не подлежащей удовлетворению.


С учётом изложенного, руководствуясь п. 1 части 1 ст. 389.20, ст. 389.33 и ст. 401.2 УПК РФ, суд апелляционной инстанции


ПОСТАНОВИЛ


приговор Шатурского городского суда Московской области от 28 апреля 2016 года в отношении П. оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката Сергиенко Д.Н. без удовлетворения.


Апелляционное постановление может быть обжаловано в порядке глав 47.1 и 48.1 УПК РФ с момента его вступления в законную силу.


Источник

 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
Формула защиты
Мы в соцсетях