Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

ЗАО производило заказ на производство товара в Китае, завозило его на территорию РФ через подставные фирмы, увеличивая при этом себестоимость товара в 4 раза. Апелляционное постановление Московского городского суда от 11.05.2016 по делу № 10-6287/16

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе: председательствующего судьи Поляковой Л.Ф., судей Александровой С.Ю., Кривоусовой О.В.,с участием прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры города Москвы Дудукиной Н.А., осужденного Х., адвоката Коршунова А.Ф., при секретаре Латышевой О.А., рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Х. и адвоката Коршунова А.Ф. на приговор Басманного районного суда города Москвы от *** года, которым Х***, осужден по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ к ** году ** месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Срок отбытия наказания исчислен с *** года. 

Мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора в законную силу изменена на заключение под стражу.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Александровой С.Ю., выслушав пояснения осужденного Х., защитника – адвоката Коршунова А.Ф., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Дудукиной Н.А., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Приговором суда Х. признан виновным в уклонении от уплаты налогов с организации путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, в особо крупном размере.

Преступление, как установлено судом первой инстанции, совершено в городе Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре, а именно: Х., являясь генеральным директором ЗАО «***», осуществляющего предпринимательскую деятельность по розничной торговле скобяными изделиями, инструментами, вопреки возложенным на него обязанностям, игнорируя требования Налогового Кодекса РФ, имея умысел на уклонение от уплаты налогов с возглавляемой им организации, получил в неустановленном месте в неустановленный период времени, но не позднее *** года от неустановленных лиц реквизиты и данные расчетных счетов ООО «***» и ООО «***», зарегистрированных с использованием паспортных данных лиц, неосведомленных о целях и мотивах регистрации упомянутых юридических лиц, и никакой деятельности от имени данных организаций, созданных для ведения фиктивного документооборота, не осуществлявших.

Будучи осведомлённым о том, что ООО «***» и ООО «***» фактически никакой предпринимательской деятельности не осуществляют, никакой поставки слесарных и малярных инструментов выполнить не смогут, Х. при неустановленных обстоятельствах в неустановленное время получил в свое распоряжение договоры от *** года № ** и от *** года № ***, а также первичные документы бухгалтерского учета (счета-фактуры, товарные накладные), в которых имелись подписи лиц, указанных в документах ООО «***» и ООО «***» в качестве генеральных директоров, и оттиски печатей данных организаций, придававшие указанным документам вид подлинных.

В соответствии с данными документами ООО «***» и ООО «***» якобы осуществляли в адрес ЗАО «***» поставку слесарных и малярных инструментов, которые фактически после ввоза на территорию РФ и прохождения необходимых таможенных процедур, в том числе уплаты НДС, уже находились в собственности и распоряжении ЗАО «***». Полученные документы Х. подписал как генеральный директор ЗАО «***» и исполнил в них оттиски печати возглавляемой им организации, после чего дал указание сотрудникам бухгалтерии Общества, неосведомленным и его преступном умысле, о перечислении денежных средств ЗАО «***» на расчетные счета ООО «***» и ООО «***» за якобы осуществленную поставку слесарного и малярного инструмента, при этом указанные перечисления фактически не являлись экономически оправданными затратами, произведенными для осуществления деятельности, направленной на законное получение дохода, тем самым затрудняя возможность установления факта уклонения им от уплаты налогов с организации.

В дальнейшем с целью достижения преступного результата в виде не поступления НДС в бюджет РФ, полученные ранее при неустановленных обстоятельствах фиктивные документы Х. передал сотрудникам бухгалтерии ЗАО «***» для использования при составлении налоговых деклараций Общества по НДС за первый, второй, третий кварталы *** года, второй и третий кварталы *** года, в которые с его ведома были внесены заведомо ложные сведения о размерах налоговых вычетов по НДС и соответственно суммах налогов, подлежащих уплате в бюджет.

Подготовленные налоговые декларации, содержащие заведомо для него ложные сведения он подписал как руководитель ЗАО «***», после чего обеспечил их представление до *** года в ИФНС России № 25 по г.Москве по указанному адресу, а с *** года в ИФНС России № 5 по г.Москве по указанному адресу.

В результате описанных действий, в нарушение требований ст. ст. 23, 166, 171, 172, 174, 246, 247, 252, 287, 289 НК РФ с учетом уплаченного НДС при ввозе товара на территорию РФ, который ЗАО «***» как фактический собственник товара вправе заявить в качестве налогового вычета в соответствии с законодательством РФ, Х. по состоянию на *** года всего уклонился от уплаты налога на добавленную стоимость за первый, второй и третий кварталы ** года, второй и третий кварталы *** года в общей сумме **** руб.

При таких обстоятельствах Х. совершил уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость за первый, второй и третий кварталы *** года, второй и третий кварталы *** года с организации ЗАО «***» путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений о размере налоговых вычетов и суммах налогов, подлежащих уплате в бюджет РФ, на сумму *** руб., что превышает ***. руб., а также превышает *** руб., то есть **% от общей суммы налогов (*** руб.), подлежащих уплате ЗАО «***» за три финансовых года подряд (*** годы), и является особо крупным размером.

В судебном заседании Х. виновным себя не признал, пояснив, что ЗАО «***» покупало товар у ООО ***» и ООО «***», договоры купли-продажи с которыми были подписаны им дистанционно. Налоговые декларации были подписаны им лично, при этом он проверял сведения, изложенные в них. Взаимоотношения ЗАО «***» с контрагентами ООО «***» и ООО «***» были экономически обоснованы и осуществлялись в полном соответствии с их действительным экономическим смыслом для целей налогообложения. Проверку контрагентов, в том числе ООО «***» и ООО «***» сотрудники ЗАО «***» осуществляли в соответствии с приказом генерального директора ЗАО «***» от *** года № **, получая сведения об этих обществах из ЕГРЮЛ. Налоговое законодательство он и возглавляемая им организация не нарушали, оснований для привлечения его к уголовной ответственности не имеется, поскольку данный спор подлежит разрешению в арбитражном суде. Решение ИФНС № 5 России по г.Москве от *** года о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и решение УФНС России по г.Москве по жалобе ЗАО «***» на указанное решение не были обжалованы в арбитражный суд в связи с его увольнением по собственной инициативе с должности генерального директора Общества.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Х., выражая несогласие с приговором суда, считает назначенное ему наказание чрезмерно суровым. В обоснование своей жалобы, ссылаясь на отсутствие при проведении многочисленных проверок нарушений в деятельности возглавляемой им организации; выведение им компании на высокий и эффективный предпринимательский уровень; прекращение существования компании в настоящее время; отсутствие полной экономической экспертизы; несение им наказания как генеральным директором компании-покупателя за неуплату или частичную неуплату НДС в бюджет РФ компаниями, к которым он никакого отношения не имел; указывает, что суд назначил ему чрезмерно суровое наказание, несмотря на многочисленные обстоятельства, положительно характеризующие его личность, и отсутствие отягчающих обстоятельств. Так, он не судим, ранее к уголовной и административной ответственности не привлекался, является единственным кормильцем семьи, имеет на иждивении двоих детей, в том числе малолетнего ребенка, престарелых родителей, исключительно положительно характеризуется, в частности, как социально ответственный руководитель. Кроме того, он на регулярной основе оказывал активную благотворительную помощь детским сиротским учреждениям из собственных средств и силами руководимой им компании, является активным попечителем ВУЗа в системе высшего образования РФ, занимался активной преподавательской деятельностью, работал самозанятым программистом, в период предварительного следствия активно сотрудничал со следствием, по первому требованию являлся, предоставлял все данные по делу, оказывал помощь следствию и суду в получении данных для выяснения обстоятельств дела, искренне признает свою вину и раскаивается в произошедшем. Он искренне полагал, что осуществлял деятельность в соответствии с законодательством РФ и общепринятой практикой ведения предпринимательской деятельности. Допускает, что в процессе такой деятельности сотрудниками компании были допущены отдельные ошибки или нарушения в работе с первичной документацией либо не была проявлена необходимая осмотрительность при выборе контрагентов, тем не менее, назначенное ему наказание является чрезмерно суровым с учетом его возраста, состояния здоровья, семейного положения, данных о личности, степени общественной опасности преступления. В настоящее время он, понимая всю меру своей ответственности, полностью оплатил в соответствии с примечанием 2 к ст.199 УК РФ недоимку в размере *** руб. в бюджет РФ. Отмечает, что сумма недоимки подпадает под квалификацию по ч.1 ст.199 УК РФ по сумме ущерба более ***. руб., а по ущербу более ***. руб. является пограничной и не установлена достоверно, что является основанием для применения ч.6 ст.15 УК РФ и изменения категории преступления на менее тяжкую. Считает, что показания свидетеля Д. сфальсифицированы органом дознания, о чем свидетельствуют ее показания на судебном следствии. С учетом изложенного осужденный Х. просит приговор суда в отношении него изменить, применив ч.6 ст.15 УК РФ и ст.73 УК РФ, и смягчить назначенное ему наказание до не связанного с изоляцией от общества.

В апелляционной жалобе адвокат Коршунов А.В., также выражая несогласие с приговором суда, считает, что его выводы не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие. В обоснование своих доводов указывает, что описательная часть преступного деяния не подтверждается материалами дела, из показаний свидетелей обвинения следует, что первичная документация, на основании которой готовились налоговые декларации, поступала на склад вместе с товаром и передавалась непосредственно в бухгалтерию компании; договора с компаниями-контрагентами пописывались их директорами, в том числе и самой Ж., и передавались в офис ЗАО «***» лично или с курьером; в офисе ЗАО «***» все договоры визировались соответствующими службами и только после этого подписывались генеральным директором; все платежи по договорам поставки и другим договорам осуществлялись в соответствии с выставленными счетами бухгалтерией ЗАО «***»; ЗАО «***» по очевидным причинам не имела возможности проверять подлинность подписей директоров компаний-контрагентов на первичных документах. Кроме того, анализируя показания допрошенных в суде свидетелей, вещественные доказательства, защитник считает, что ни следствием, ни судом так и не была установлена хоть какая-нибудь связь между Х. и компаниями ООО «***» и ООО «***». Вывод суда о занижении облагаемой налоговой базы путем завышения себестоимости товара в 4 раза не подтвержден никакими доказательствами. Суд ошибочно установил, что ЗАО «***» являлось собственником пришедшего из Китая товара, хотя не составляло никакого труда установить лицо, получавшее товар на таможенной границе, оплачивавшее все платежи и являвшееся собственником товара. Вывод суда о расхождениях в счетах-фактурах от поставщиков ООО «***» и ООО «***» и ГТД в датах также не подтверждается соответствующими документами. Не обоснован и вывод суда о том, что ООО «***» и ООО «***» являются компаниями-однодневками. Суд не дал оценки тому факту, что Х. был уволен из ЗАО «***» *** года и не мог принять меры к обжалованию акта выездной налоговой проверки от **** года. С учетом изложенного защитник просит приговор суда в отношении Х. отменить и передать уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию.

В заседании суда апелляционной инстанции осужденный Х. и его адвокат Коршунов А.Ф. доводы апелляционных жалоб поддержали. При этом адвокат Коршунов А.Ф. с учетом возмещения ущерба на сегодняшний день просил смягчить приговор суда.

Прокурор Дудукина Н.А., полагая, что приговор в отношении осужденного Х. является законным, обоснованным и справедливым, просила оставить его без изменения.

С согласия сторон судебная коллегия рассмотрела апелляционные жалобы осужденного Х. и адвоката Коршунова А.Ф. без проверки доказательств, которые были исследованы судом первой инстанции.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционных жалоб, исследовав представленное в суд апелляционной инстанции сообщение заместителя начальника ИФНС № 5 по г. Москве Л. об уплате и поступлении в бюджет РФ налога с ЗАО «***» в размере *** руб., судебная коллегия находит апелляционные жалобы осужденного Х. и адвоката Коршунова А.Ф. подлежащими частичному удовлетворению, а приговор суда изменению по следующим основаниям.

Вина Х. в уклонении от уплаты налогов с организации ЗАО «***» путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений подтверждается:

- показаниями главного государственного налогового инспектора отдела выездных проверок № 1 ИФНС России № 5 по г.Москве Ш., из которых следует, что в период с *** года по *** года была проведена выездная налоговая проверка ЗАО «***», генеральным директором которого являлся Х., по правильности и своевременности уплаты в бюджет всех налогов организации за период с *** года по *** года, в ходе которой выявлены два недобросовестных контрагента Общества – поставщики товаров ООО «***» и ООО «***», расходы по взаимоотношениям с которыми были приняты обществом в полном объеме в целях налогового учета. ООО «***» обладало всеми признаками фирмы-однодневки, ООО «***» - частично. Д., числящаяся генеральным директором ООО «***», в ходе проверки утверждала, что никаких первичных документов по финансово-хозяйственной деятельности между ООО «***» и ЗАО «***» не подписывала, генерального директора ЗАО «***» не знает. Генеральный директор ООО «***» Ж. в ходе проверки отрицала факт реализации ООО «***» товара в адрес ЗАО «***», которое самостоятельно заказывало товар в Китае и ввозило его для дальнейшей реализации. По результатам проверки была установлена неуплата налогов с организации – налога на прибыль, НДС и НДФЛ за *** г.г. в размере более ***. руб. Данная схема была создана специально руководителями ЗАО «***» для ухода от уплаты налогов, что изложено в акте проверки. Должностные лица ЗАО «***», в том числе генеральный директор Х., ничего определенного по поводу взаимоотношений ЗАО «***» с ООО «***» и ООО «***» пояснить не могли, сотрудников ООО «***» и ООО «***» не знают. Судя по банковской истории ООО «***» и ООО «***» якобы поставляли товар для ЗАО «***» под торговыми марками, которые принадлежат компании, зарегистрированной в Германии, генеральным директором которой является учредитель ЗАО «***» З. В материалах дела имеется письмо, подписанное З. от имени указанной компании, о том, на каких именно фабриках в Китае изготавливается этот товар для ЗАО «***». При этом ЗАО «***» является единственным представителем названных торговых марок на территории России, эксклюзивно пользуется этими торговыми марками. Весь товар был заранее промаркирован, на нем имелась заводская упаковка, на которой было указано, что товар произведен для ЗАО «***», находящейся в России. То есть товар не производился для подставных фирм ООО «***» и ООО «***», у которых якобы ЗАО «***» покупало товар. Никакая компания, кроме ЗАО «***», этим товаром на территории России оптом не торговала, поэтому сотрудниками налогового органа был сделан вывод о том, что ЗАО «***» в маркетинговых целях, регистрируя свои бренды на территории Германии, производило заказ на производство товара в Китае, завозило его на территорию РФ через подставные фирмы, увеличивая при этом себестоимость товара в 4 раза. Первичные документы ЗАО «***», представленные к проверке по ООО «***» и ООО «***», имели признаки фиктивности. Так, по документам (счета-фактуры) сначала ввозился товар, а потом задним числом составлялись счета-фактуры, которые были подписаны неустановленными лицами. ЗАО «***» завозило товар для себя и никаких посредников в виде ООО «***» и ООО «***» при этом не было, эти фирмы товар в ЗАО «***» фактически не поставляли. Х., как генеральный директор ЗАО «***», не мог не знать, кем произведен товар, и что он произведен именно для ЗАО «***», о чем свидетельствует создание цепочки фиктивных документов. Х. должен был принять все возможные меры по предотвращению фальсификации документооборота, проявить осмотрительность в выборе контрагентов. ООО «***» создано *** года, а уже *** года ЗАО «***» заключило с ним договор на поставку товара, что не свидетельствует о надлежащей осмотрительности при выборе компании, существующей 1 день на рынке ручного малярного инструмента. ООО «***» и ООО «***» отчисляли в бюджет минимальные платежи, а с ** квартала *** года перестали их отчислять вовсе. Несмотря на это ЗАО «***» продолжало сотрудничать с этими ненадежными компаниями. Кроме того, нет связи между движением товара и документами, которые были представлены ЗАО «***» во время проверки. Руководители ЗАО «***» намеренно создали цепочку по приобретению товара по завышенным ценам у ООО «***» и ООО «***», которые к этому бизнесу и внешнеэкономической деятельности не имели никакого отношения, с целью уменьшения налогов. Товар, минуя этих контрагентов, мог поставляться напрямую в ЗАО «***». Организация занизила суммы, подлежащие к уплате в бюджет, на значительную сумму. Х. как генеральный директор Общества отвечал за своевременную и полную уплату налогов с организации. Приказ генерального директора от *** года № ** фактически не исполнялся и проверка контрагентов, в том числе ООО «***» и ООО «***», сотрудниками ЗАО «***» должным образом не проводилась. Сотрудники ЗАО «***» этих контрагентов не знают. Проверка документов, на основании которых общество регистрируется, подтверждают правоспособность контрагента, но не подтверждают его добросовестность;

- показаниями главного государственного инспектора ИФНС России № 5 по г.Москве Н., аналогичными вышеизложенным показаниям свидетеля Ш., которая также указала о том, что на складских помещениях ЗАО «***» находился только товар данного Общества в заводской упаковке, на этикетках которого было указано, что товар изготовлен по заказу ЗАО «***». Первичные документов содержали наименование иных организаций, не было указаний на ГТД, а были указания на двух контрагентов ООО «***» и ООО «***». При этом данные организации были включены в цепочку движения товара умышленно, о чем свидетельствует тот факт, что счета-фактуры на товар оформлены более поздним числом, чем ГТД. Генеральные директора ООО «***» и ООО «***» не подтвердили надлежащих хозяйственных взаимоотношений с ЗАО «***». Из опроса работников склада следует, что ООО «***» и ООО «***» не являются участниками внешнеэкономической деятельности, не обладают соответствующими активами, транспортными средствами. Ранее *** года никаких договоров на поставку товара не существовало между ЗАО «***» и ООО «***», то есть указанная организация являлась фиктивным продавцом. От ООО «***» и ООО «***» денежные средства перечислялись в организации, обладающие признаками фирм-однодневок, не являвшиеся участниками внешнеэкономической деятельности, не имеющими специальных счетов. Все это было сделано руководством ЗАО «***» для того, чтобы увеличить расходную часть бюджета данного Общества и меньше платить налог с организации. В результате этой цепочки реальная стоимость товара руководством ЗАО «***» умышленно увеличивалась. После окончания срока действия договора ООО «***» перестало существовать. Проверкой было установлено, что ЗАО «***» закупало товар в Китае и получало товар непосредственно от китайских партнеров, а не из ООО «***» и ООО «***». Генеральные директора ООО «***», ООО «***», ЗАО «***» друг друга не знали. Собственником товара было ЗАО «***», при поступлении товара на склад ЗАО «***» собственник с ООО «***» и ООО «***» на ЗАО «***» не менялся. Счета-фактуры и ГТД были фиктивными. Х. как генеральному директору ЗАО «***» было достоверно известно о недобросовестных компаниях-контрагентах, который рекомендовал сотрудникам своей организации сотрудничать именно с этими двумя компаниями.

Изложенные обстоятельства полно и достоверно подтверждаются:

- показаниями генерального директора ООО «***» Д., подтвердившей наличие признаков фирмы-однодневки указанной компании, а также отсутствие внешнеэкономических связей между данным обществом и ЗАО «***»;

- показаниями бывшего генерального директора ООО «***» Ж., указавшей о заключении с ЗАО «***» договоров на оказание складских услуг и отсутствие каких-либо внешнеэкономических отношений с ЗАО «***»;

- показаниями свидетеля Л. о регистрации в общей массе организаций компании ООО «***», обладающей признаками фирмы-однодневки;

- показаниями сотрудников склада ООО «***» и сотрудников ЗАО «***» В., Ш., Б., М., Б., З., Ж., Ч, Д., И., К., Д., К., Б., Д., Г., Г. об отсутствии внешнеэкономических связей между ЗАО «***» и ООО «***», ООО «***», а также показавших, что собственником товара на складе являлось ЗАО «***», активное участие в подписании документов по контрагентам, налоговых документов принимал генеральный директор ЗАО «***» Х., который нес ответственность за полноту и достоверность изложенных в них сведений и проверял указанную в них информацию;

- заключением экономической экспертизы, установившей, что включение в состав налоговых вычетов сумм налога на добавленную стоимость (НДС), предъявленных ООО «***» и ООО «***» при исчислении к уплате в бюджет налога на добавленную стоимость ЗАО «***» за период с *** года по *** года, привело к уменьшению суммы НДС, подлежащей исчислению к уплате в бюджет не менее чем на *** руб.;

- заключениями компьютерных экспертиз, согласно которым на изъятых в ходе обыска в офисных помещениях ЗАО «***» серверах имеются файлы, содержащие изображение документов, оттисков печатей и подписей, в том числе ООО «***» и ООО «***»;

- копиями материалов выездной налоговой проверки, в том числе копией решения ИФНС России № 5 по г.Москве от *** года о привлечении ЗАО «***» к ответственности за совершение налогового правонарушения, а также сообщениями из таможенного органа, подтвердившими правильность выводов, сделанных государственным налоговым инспектором отдела выездных проверок № 1 ИФНС России № 5 по г.Москве Ш. и главным государственным инспектором ИФНС России № 5 по г.Москве Н. об уклонении Х. от уплаты налогов с ЗАО «***» путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений.

Таким образом, вопреки доводам апелляционных жалоб вина Х. в совершении вышеуказанного преступления полностью подтверждается совокупностью доказательств, исследованных судом первой инстанции и обоснованно положенных в основу приговора.

При этом суд в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона правильно оценил все доказательства по делу с точки зрения из относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности достаточности для правильного разрешения дела и пришел к обоснованному выводу о виновности Х. в совершении вышеописанного преступления.

Суд также учел в полной мере все обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, привел мотивы, по которых принял одни доказательства и отверг другие.

Все доводы стороны защиты о непричастности Х. к совершению вышеописанного преступления, в том числе и изложенные в апелляционных жалобах, были проверены судом первой инстанции и оценены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, установленными в судебном заседании фактическими обстоятельствами содеянного, основанными на анализе исследованных доказательств в их совокупности.

Не согласиться с выводами суда у судебной коллегии оснований не имеется, поскольку они подтверждаются материалами уголовного дела, в том числе показаниями сотрудников налоговых органов в совокупности с материалами налоговой проверки и заключением экономической экспертизы, полнота и достоверность которой не вызывает у суда апелляционной инстанции сомнений, поскольку основана на материалах налоговой проверки и таможенных документах.

Об умысле Х. на уклонение от уплаты налогов с организации свидетельствуют те обстоятельства, что он, будучи генеральным директором ЗАО «***», контролируя и организуя деятельность Общества, в том числе своевременность и достоверность налоговых отчислений в бюджет РФ, представил в налоговый орган подписанные им налоговые декларации, содержащие заведомо для него ложных сведения, касающиеся увеличения расходов своей организации через подставные фирмы, обладающие признаками однодневок, занижая размер налоговых вычетов и сумм налогов, подлежащих уплате в бюджет РФ, на общую сумму *** руб., что образует особо крупный размер в соответствии с примечанием 1 к ст.199 УК РФ.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, изложенные в приговоре суда показания свидетеля Д. соответствуют ее показаниям в ходе судебного следствия, что следует из протокола судебного заседания, замечания на который сторонами не подавались.

Другие показания свидетелей также последовательны и непротиворечивы, согласуются между собой и с другими приведенными доказательствами по делу в их совокупности.

Судебная коллегия также считает, что оснований для изменения категории совершенного Х. преступления на менее тяжкую не имеется с учетом конкретных преступных действий осужденного и созданной им преступной схемы уклонения от уплаты налогов с помощью подставных фирм-однодневок.

Ссылка в апелляционной жалобе адвоката на увольнение Х. из ЗАО «***» до составления акта выездной налоговой проверки и отсутствие у него возможности для обжалования данного акта не имеет существенного значения для дела, поскольку не влияет на квалификацию содеянного осужденным, виновность либо невиновность последнего в совершении инкриминируемого ему преступления.

Действия Х. правильно квалифицированы судом по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ. Оснований для переквалификации действий осужденного Х. на иную статью уголовного закона не имеется.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, никаких нарушений уголовно-процессуального закона, являющихся основанием для отмены приговора суда в апелляционном порядке, по делу допущено не было.

Решая вопрос о назначении Х. наказания, суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности осужденного, а именно то, что Х. ранее не судим, положительно характеризуется, имеет на иждивении родителей пенсионного возраста, а также возраст осужденного, его состояние здоровья, наличие малолетнего ребенка, что в соответствии с п. «г» ч.1 ст.61 УК РФ признано обстоятельством, смягчающим наказание; отсутствие по делу отягчающих обстоятельств.

Обстоятельств, не учтенных судом и отнесенных ст. 61 УК РФ к смягчающим наказание, в материалах уголовного дела не имеется и в апелляционных жалобах не содержится.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного деяния, что в свою очередь могло бы свидетельствовать о необходимости применения в отношении Х. положений ст. ст. 64, 73 УК РФ, судом не установлено.

При таких обстоятельствах, назначенное Х. наказание, является справедливым, по своему виду и размеру оно отвечает закрепленным в уголовном законодательстве РФ целям исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, а также принципам справедливости и гуманизма.

Вместе с тем, в соответствии со ст. ст. 389.15 УПК РФ приговор суда подлежит изменению по следующим основаниям.

Согласно п.1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 02 июля 2013 года «Об объявлении амнистии» подлежат освобождению от наказания в виде лишения свободы независимо от назначенного срока лица, впервые осужденные за преступление, предусмотренное ст.199 УК РФ, если до окончания срока исполнения настоящего Постановления эти лица выполнили обязательства по возмещению убытков потерпевшим.

Согласно п.6 указанного Постановления об амнистии подлежат освобождению от наказания осужденные, подпадающие под действие п.1 настоящего Постановления, в отношении которых постановлен обвинительный приговор суда, не вступивший в законную силу.

Х. на момент рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции уплатил в полном объеме налог в бюджет РФ с ЗАО «***», что подтверждается платежными поручениями и представленной в суд апелляционной инстанции справкой заместителя начальника ИФНС России № 5 по г.Москве Л., в связи с чем он подлежит освобождению от наказания в виде лишения свободы в соответствии с п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 02 июля 2013 года «Об объявлении амнистии», поскольку совершил вышеуказанное преступление до вынесения данного Постановления об амнистии и полностью выполнил обязательства по возмещению убытков государству по не вступившему в законную силу приговору суда.

Препятствий для применения к осужденному Х. названного акта об амнистии не имеется.

При таких обстоятельствах апелляционные жалобы осужденного и адвоката подлежат частичному удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.15, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Басманного районного суда города Москвы от *** года в отношении Х. изменить:

на основании п.6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 02 июля 2013 года «Об объявлении амнистии» освободить его от назначенного наказания.

Меру пресечения Х. в виде заключения под стражей отменить.

Освободить Х. из-под стражи.

В остальной части приговор суда оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного и адвоката удовлетворить частично.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Работаем на результат
Формула защиты
Облако тегов
Курсы валют
ПокупкаПродажа
USD/RUB0.000.00
EUR/RUB0.000.00
Данные на
Мы в соцсетях