Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Прямой умысел на внесение заведомо ложных сведений в налоговую декларацию не установлен, т. к. вексель как ценная бумага не является объектом налогообложения. Кассационное определение Кемеровского областного суда от 13.01.2011 № 22-6634/11

Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда в составе: председательствующего Быковой Н.В., судей Ценёвой Э.В.и Шабановой А.Н., при секретаре Анчуговой И.А., с участием прокурора Антончик Л.А. и адвоката Аржаевой В.В. рассмотрела в судебном заседании от 13.01.2011 года кассационное представление государственного обвинителя Мамонтова Н.В. на оправдательный приговор Междуреченского городского суда Кемеровской области от 11.11.2010 года в отношении ФИО1.


Заслушав доклад судьи Быковой Н.В., мнение прокурора Антончик Л.А., поддержавшего доводы кассационного представления об отмене оправдательного приговора, адвоката Аржаеву В.В., возражавшую против доводов кассационного представления, судебная коллегия     

                                         

У С Т А Н О В И Л А:


Приговором Междуреченского городского суда Кемеровской области от 11.11.2010 года <данные изъяты> <данные изъяты> <данные изъяты> оправдана по ч.2 ст.198 УК РФ УК РФ (в ред. ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ) за отсутствием в её действиях данного состава преступления. За ФИО1 признано право на реабилитацию.


Органами предварительного следствия ФИО1 обвинялась в умышленном уклонении от уплаты налогов с физического лица путём включения заведомо ложных сведений в налоговую декларацию, совершённом в особо крупном размере, выразившемся в том, что ФИО1 умышленно из корыстных побуждений с целью уклонения от уплаты налога на доходы физических лиц за 2005 год включила в налоговые декларации (первую и вторую корректирующую) заведомо ложные сведения о фактически полученном в отчётном периоде с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ доходе, в размере <данные изъяты>, от реализации ДД.ММ.ГГГГ недвижимого имущества: встроено – пристроенного нежилого помещения, общей площадью <данные изъяты> расположенного по адресу: <адрес>, приобретённого ФИО1 ДД.ММ.ГГГГ за 9 <данные изъяты>, указала сумму дохода, в размере <данные изъяты>, чем ввела в заблуждение налоговый орган и умышленно занизила налогооблагаемую базу, уклонилась от уплаты налога на доходы физических лиц на сумму <данные изъяты>, что является особо крупным размером.


В судебном заседании государственный обвинитель поддержал обвинение ФИО1 по ч.1 ст.198 УК РФ (в ред. ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ) - в умышленном уклонении от уплаты налогов с физического лица путём включения заведомо ложных сведений в налоговую декларацию, совершённом в крупном размере.


Суд оправдал ФИО1 по предъявленному обвинению в связи с отсутствием в её действиях состава преступления, поскольку представленными стороной обвинения доказательствами не установлено наличие у ФИО1 прямого умысла на внесение заведомо ложных сведений в налоговую декларацию.


В кассационном представлении государственный обвинитель Мамонтов Н.В. просит отменить оправдательный приговор в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, уголовное дело направить в суд на новое судебное рассмотрение.


Указывает, что в нарушение положений ст.305 УПК РФ в приговоре не приведены основания и мотивы оправдания ФИО1, приговор постановлен лишь на показаниях ФИО1, не дана оценка показаниям свидетелей: ФИО6, ФИО7, ФИО8, ФИО9, согласно которым инициатором расчёта векселями была сама подсудимая, мотивировавшая расчёт тем, что в сумму <данные изъяты> заложена сумма подоходного налога, показаниям свидетеля ФИО10 о том, что денежные средства от погашения векселей на общую сумму <данные изъяты> были зачислены на кредитный банковский счёт ФИО11, также не дана оценка заключению № «у» 23-08 от ДД.ММ.ГГГГ, подтверждающим вину ФИО1


Судом необоснованно отказано стороне обвинения в удовлетворении ходатайства о вызове и допросе экспертов ФИО12 и ФИО17 для разъяснения заключений от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ.


Кроме того, судом не выполнены указания, данные судебной коллегией по уголовным делам Кемеровского областного суда в определении от ДД.ММ.ГГГГ.


В возражении на кассационное представление адвокат Аржаева В.В. в интересах ФИО1 просит оставить оправдательный приговор без изменения, указывает на несостоятельность доводов кассационного представления, что судом в приговоре приведены мотивы и основания оправдания ФИО1, обоснован и подтверждён исследованными в судебном заседании доказательствами вывод суда о том, что стороной обвинения не представлены доказательства, опровергающие утверждение ФИО1 о том, что она полагала, что вексель - ценная бумага, не являющаяся объектом налогооблажения, в связи с чем указала в налоговой декларации только сумму по обналиченному векселю -<данные изъяты>, судом дана надлежащая оценка всем установленным по делу доказательствам, суд обоснованно отказал стороне обвинения в удовлетворении ходатайства о вызове и допросе экспертов, поскольку государственным обвинителем не указано, для выяснения каких конкретных вопросов необходим вызов экспертов, заключение, данное указанными экспертами, ясно и понятно, не вызвало у сторон вопросов. Кроме того, заключение экспертов не влияет на вывод суда об отсутствии у ФИО1 прямого умысла на совершение инкриминируемых ей действий.


Проверив доводы кассационного представления, обсудив возражение на кассационное представление, изучив материалы уголовного дела, судебная коллегия приходит к следующему.


Суд постановил оправдательный приговор в отношении ФИО1 в соответствии с требованиями закона, обоснованно сделал вывод о том, что представленные стороной обвинения доказательства, как каждое в отдельности, так и все в совокупности, не подтверждают наличие у ФИО1 прямого умысла на совершение инкриминируемого ей деяния.


Все представленные сторонами доказательства суд учёл, проверил и дал им надлежащую оценку в приговоре.


В соответствии с ч.2 ст.14 УПК РФ бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемым, лежит на стороне обвинения.


В ходе предварительного расследования и в судебном заседании ФИО1 последовательно заявляет о том, что была убеждена в правильности внесённых в налоговую декларацию за 2005 года сведений, поскольку впервые получила расчёт по сделке векселями, расценивала как доход от сделки только сумму <данные изъяты>, на которую были обналичены векселя, при составлении налоговой декларации руководствовалась справкой из ЗАО «Углеметбанк», согласно которой доход от операции с ценными бумагами составил <данные изъяты> <данные изъяты>, государственный налоговый инспектор ФИО13, за которой ФИО1 была закреплена для проведения камеральных проверок, на момент предъявления декларации не имела к ФИО1 претензий, составление налоговой отчётности входило в обязанности бухгалтера ФИО14, которая консультировалась в налоговой инспекции.


Вопреки доводам кассационного представления показания ФИО1 подтверждены исследованными в судебном заседании и приведёнными в приговоре доказательствами.


Так, свидетель ФИО14 пояснила, что работала бухгалтером у индивидуального предпринимателя ФИО1, в её обязанности входило составление налоговых деклараций и предоставление деклараций в налоговый орган, заполняя декларацию за 2005 год, она руководствовалась справкой банка о доходе в размере <данные изъяты> от продажи недвижимого имущества по <адрес>, расчёт векселями был впервые в её практике, она консультировалась в банке и у налогового инспектора.


Из показаний свидетеля ФИО13 следует, что свидетель работала в должности государственного налогового инспектора отдела камеральных проверок № Межрайонной ИФНС № по <адрес> с ДД.ММ.ГГГГ, за ней была закреплена для проведения камеральных проверок ФИО1, налоговые декларации за 2005 год, в которых сумма дохода, полученного от продажи недвижимого имущества, была указана в размере <данные изъяты>, ФИО1 подавала ей, указанная сумма дохода была подтверждена справкой банка, свидетелю было известно, что сумма сделки по продаже недвижимого имущества составляла <данные изъяты>, предполагалось, что векселя на оставшуюся сумму по сделки от продажи недвижимости остались не обналиченными и не явились доходом, по составлению декларации за 2005 год претензий к ФИО1 и её бухгалтеру ФИО14 не было.


Согласно имеющейся в материалах уголовного дела справке о доходах физического лица за 2005 год № (т.2 л.д. 244) доход ФИО1 составил <данные изъяты>


Обоснованность вывода суда о том, что представленные стороной обвинения доказательства не опровергают доводы стороны защиты о том, что ФИО1 полагала, что правильно заполнила налоговую декларацию за 2005 года, не вызывает у судебной коллегии сомнений.


Судом в приговоре приведены мотивы и основания оправдания ФИО1


По мнению судебной коллегии, обстоятельства, указанные в кассационном представлении, не ставят под сомнение законность и обоснованность оправдательного приговора в отношении ФИО1


Так, неубедительна ссылка в кассационном представлении на то, что суд необоснованно отказал стороне обвинения в удовлетворении ходатайства о вызове и допросе в судебном заседании экспертов ФИО12 и ФИО18 для разъяснения заключений от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ, поскольку ни в кассационном представлении, ни в судебном заседании при заявлении ходатайства, согласно протоколу судебного заседания (т.6 л.д. 120), государственным обвинителем не приведены конкретные обстоятельства и противоречия в заключениях экспертов, для выяснения которых необходимо допросить экспертов.


Кроме того, из материалов уголовного дела следует, что судом по ходатайству государственного обвинителя для разрешения вопроса о понесённых ФИО1 расходах, связанных с получением налогооблагаемого дохода от продажи нежилого помещения, определения оплаты стоимости приобретения ФИО1 проданного в собственность ОАО СК «БАСК» нежилого помещения во исполнение указаний судебной коллегии по уголовным делами Кемеровского областного суда, изложенных в кассационном определении от ДД.ММ.ГГГГ, были назначены ДД.ММ.ГГГГ: судебно – строительная экспертиза от ДД.ММ.ГГГГ, проведённая экспертом ФИО19 и дополнительная экономическая экспертиза от ДД.ММ.ГГГГ, проведённая экспертом ФИО12 (т.6 л.д. 43-45, 84, 98), эксперт ФИО20 на которую указано в представлении, экспертиз не проводила.


Указанные выше заключения были предметом исследования в судебном заседании и получили надлежащую оценку в приговоре (л.п.25).


В связи с чем несостоятельны доводы кассационного представления о невыполнении судом указаний судебной коллегии.


Неубедительна и ссылка в кассационном представлении на показания свидетелей ФИО6, ФИО7, ФИО8, ФИО9, ФИО10 о том, что инициатором расчёта векселями была сама подсудимая, мотивировала расчёт тем, что в сумму данные изъяты заложена сумма подоходного налога, что денежные средства от погашения векселей на общую сумму данные изъяты были зачислены на кредитный банковский счёт ФИО11, также на заключение № «у» 23-08 от ДД.ММ.ГГГГ, поскольку указанные свидетелями обстоятельства и заключение эксперта не опровергают доводы защиты об отсутствии у ФИО1 прямого умысла на внесение заведомо ложных сведений в налоговую декларацию.


При таких условиях судебная коллегия не находит оснований для отмены оправдательного приговора.


Руководствуясь ст.ст. 378 ч.1п.1, 388 УПК РФ, судебная коллегия


О П Р Е Д Е Л И Л А :


Оправдательный приговор Междуреченского городского суда Кемеровской области от 11 ноября 2010 года в отношении ФИО1 оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя Мамонтова Н.В. – без удовлетворения.


Источник

 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты