Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Справка по результатам изучения практики применения судами Архангельской области положений ст. 237 УПК РФ, регламентирующих порядок возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения за период с января 2010 по май 2011

1) составление обвинительного заключения или обвинительного акта с нарушением требований УПК РФ.

По этому основанию, предусмотренному п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, прокурору возвращается наибольшее количество дел – 98,8%.  Такое положение объясняется, прежде всего, невысоким уровнем предварительного расследования уголовных дел и допускаемыми при этом нарушениями уголовно-процессуального закона, которые по прежнему распространены в практике органов уголовного преследования.

На основании сложившейся судебной практики выделяются два вида оснований применения п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ:

  • непосредственные нарушения требований закона при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта,
  • иные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные в ходе предварительного расследования.

К непосредственным нарушениям при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта относятся нарушения положений ст.220 и 225 УПК РФ соответственно, связанные с несоблюдением требований указанных правовых норм к форме и содержанию данных процессуальных документов.

В соответствии с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Верховного суда РФ № 1 от 5 марта 2004 г. «О применении судами норм УПК РФ», под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220 и 225 УПК РФ положений, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта (п.14 Постановления). К таким нарушениям суды относили случаи, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствовало обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого; когда обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем, дознавателем либо не утвержден прокурором; когда в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу и другие.

В практике судов области все эти случаи имели место. Кроме того, дела возвращались судами и в случаях, когда в обвинительном заключении (обвинительном акте) имелись следующие недостатки: неверно указаны данные о личности обвиняемого (фамилия, имя, время рождения, состав семьи, прежние судимости); неверно указаны данные о потерпевшем при изложении обвинения (искажение фамилии, неверное указание инициалов и т.п.); имеются противоречия в изложении существа обвинений, предъявленных разным лицам, обвиняемым в совершении одного и того же преступления (в части места, времени, способов преступления и иных отдельных обстоятельств совершения единого преступления); не приведена формулировка предъявленного обвинения (диспозиция соответствующей статьи), а указаны только часть и статья уголовного закона; в формулировке обвинения указан несуществующий уголовный закон; не указаны последствия преступления (например, кражи); не приведено содержание доказательств стороны защиты, а приведен лишь их перечень; при изложении доказательств нет ссылок на конкретные тома и листы дела либо приведена неверная нумерация листов; отсутствует указание о размере причиненного преступлением вреда.

Значительное число нарушений ст.220 УПК РФ представляют собой не собственно нарушения, вызванные несоблюдением правил составления обвинительного заключения, а такие упущения, которые дублируют нарушения УПК, допущенные при вынесении постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. Имеются в виду случаи, когда недостатки содержания постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, касающиеся изложения обстоятельств преступного деяния, сущности и формулировки обвинения, а также юридической квалификации вместе с текстом предъявленного обвинения переносятся в текст обвинительного заключения.

Аналогичные нарушения, вызванные недостатками изложения обстоятельств инкриминируемого деяния и формулировки обвинения, достаточно распространенны и в практике составления обвинительных актов.

Вышеперечисленные нарушения, послужившие причиной возвращения дел прокурору на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, можно объединить в следующие группы.

а)  неправильное указание в обвинительном заключении (обвинительном акте) данных о личности обвиняемого, а так же о потерпевшем и других участниках процесса 

В ходе обобщения выявлено, что суды возвращали дело прокурору при неправильном указании фамилии обвиняемого, года рождения обвиняемого, отсутствии данных о законном представителе, отсутствии данных о потерпевшем, неверном указании даты прежней судимости обвиняемого, отсутствии указания на избранную обвиняемому меру пресечения.

Наиболее существенными из вышеперечисленного являются такие данные о личности обвиняемого как его фамилия, имя, отчество, дата рождения, которые позволяют идентифицировать личность гражданина по его личным документам (свидетельству о рождении, паспорту, военному билету). Неправильное указание этих данных в обвинительном заключении (обвинительном акте) ставит под сомнение соответствие личности обвиняемого данным о личности лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности за данное деяние, а так же соответствие данных о личности лица, в отношении которого дело направлено в суд, - личности лица, привлеченного  в качестве обвиняемого. Во многих случаях такое состояние обвинительного заключения (обвинительного акта) исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта.

Так, Мировым судьей судебного участка № 2 Соломбальского округа г. Архангельска от 15 марта 2010 г. по ходатайству государственного обвинителя возвращено прокурору дело по обвинению Л. по ст.256 ч.1 п. «в» УК РФ на основании того, что в обвинительном акте имя и отчество обвиняемого указаны неверно, неправильно указаны сведения о предыдущей судимости Л.  Кроме того в обвинительном акте имеются противоречия в части указания даты совершенного преступления и описания похищенного имущества.

Соломбальским районным судом было возвращено уголовное дело по тем основаниям, что сведения о числе, месяцев и годе рождения обвиняемого Л., указанные в обвинительном акте, не соответствовали фактическим данным о его личности.

В то же время в практике возникали ситуации, когда данные о личности обвиняемого (например, его фамилия) неверно указаны лишь в одной части обвинительного заключения, а в остальной части теста заключения – правильно. При условии, что в других материалах дела, прежде всего в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, фамилия обвиняемого указана верно, и не возникает сомнений в личности обвиняемого, разовое искажение фамилии в тексте заключения возможно расценить как явную техническую ошибку (описку). В этом случае нет необходимости пересоставлять обвинительное заключение (обвинительный акт), и, следовательно, отсутствуют основания для возвращения дела прокурору.

При других приведенных вариантах, когда неверно или неполно указываются иные данные о личности обвиняемого, а так же данные о потерпевшем и иных участниках процесса, суд в каждом конкретном случае оценивал, в какой степени данное нарушение существенно для рассмотрения дела и препятствует ли оно вынесению приговора или иного судебного решения.

б) недостатки и упущения при изложении в обвинительном заключении фабулы, существа и формулировки обвинения 

В качестве конкретных нарушений данной группы судами указывались: противоречивое изложение обстоятельств в фабуле обвинения; отсутствие обвинения в отношении одного из обвиняемых по делу; изложение сущности обвинения не полностью или в противоречие содержанию постановления о привлечении в качестве обвиняемого (не приведены отдельные обстоятельства, преступные действия, последствия и т.д., фигурирующие в фабуле предъявленного обвинения, изменено или не указано время, место совершения преступления, неприведение формулировки обвинения*; изложение формулировки обвинения не полностью или не в соответствии с диспозицией соответствующей статьи УК; отсутствие юридической квалификации в соответствии с предъявленным обвинением; неконкретное изложение в заключении предъявленного обвинения.

Перечисленные нарушения правомерно расценивались судами как несоблюдение требований, изложенных в пунктах 3-4 ч.1 ст.220 либо в пунктах 4-5 ч.1 ст.225 УПК РФ.

При составлении обвинительного заключения по делу по обвинению Т. следователь СО Соломбальского ОВД не привел формулировку обвинения в соответствии с диспозицией ст.156 УК РФ, ограничившись указанием на то, что Т. не исполнял обязанности по воспитанию ребенка.

Октябрьский районный суд г. Архангельска возвратил прокурору уголовное дело в отношении В. и Щ. Как установил суд, в обвинительном заключении в отношении Щ. следователем не была приведена формулировка предъявленного по 166 ч.2 п. «а» УК РФ обвинения (диспозиция статьи), а также пункт, часть и статья УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за данное преступление.

Возвращая прокурору уголовное дело в отношении Т. мировой судья судебного участка № 3 Вельского района отметил существенные нарушения требований УПК РФ, допущенные при составлении обвинительного заключения, выразившиеся в том, что формулировка обвинения по ст.160 ч.1 УК РФ была указана как кража, то есть тайное хищение чужого имущества.

Противоречия в указании мотива совершенного обвиняемым Ч. преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ в обвинительном заключении, явились основанием для возвращения дела прокурору Виноградовским районным судом. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого  и в обвинительном заключении было указано, что Ч. с другим лицом после незаконного проникновения в гараж тайно с корыстной целью совершили угон без цели хищения.

По ходатайству государственных обвинителей Вилегодский районный суд возвращал уголовные дела по обвинению В. по ст.166 ч.1 УК РФ и Я. по ст.158 ч.2 п.п. «б,в» УК РФ, поскольку по каждому из дел в обвинительном заключении не указывался год совершении инкриминируемых обвиняемым преступлений.

Вельский районный суд возвратил прокурору уголовное дело в отношении З., поскольку в обвинительном акте не было указано время и место совершенного им преступления, предусмотренного ч.1 ст.161 УК РФ.

По делам, содержащим указанные нарушения закона, прокуроры, как правило, соглашались с судебными решениями и не обжаловали их в кассационном порядке, а зачастую инициаторами возвращения дел прокурору выступали сами государственные обвинители. Для устранения выявленных нарушений в указанных случаях содержание обвинительных заключений в части изложения предъявленного обвинения приводилось в соответствие с постановлениями о привлечении в качестве обвиняемого путем пересоставления обвинительных заключений.

в) нарушения, связанные с изложением доказательств

Согласно п.п. 5-6 ч.1 ст.237, а так же п. 6 ч.1 ст.225 УПК РФ в обвинительном заключении (обвинительном акте) должны быть приведены перчень доказательств, подтверждающих обвинение, и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты.

Основным нарушением данной группы являлось перечисление доказательств в обвинительном заключении или обвинительном акте без раскрытия их содержания.

По указанному основанию мировым судьей судебного участка Мезенского района возвращено уголовное дело в отношении В., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст.157 ч.1 УК РФ.

Возвращая прокурору уголовное дело в отношении С., обвиняемого по ст.228 ч.1 УК РФ, Вельский районный суд установил, что в обвинительном акте указан перечень доказательств, а именно протокол осмотра документов (результатов оперативно-розыскной деятельности), рапорт об обнаружении признаков преступления, акт наблюдения, протокол личного досмотра задержанного, справка об исследовании и др., однако полностью отсутствует краткое раскрытие их содержания и указание на листы уголовного дела.

Данный вопрос разрешен в Постановлении Пленума Верховного суда РФ «О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса РФ» от 5 марта 2004 года. Согласно сформированной правовой позиции под перечнем доказательств понимается не только ссылка в обвинительном заключении на источники доказательств, но и приведение в обвинительном заключении или обвинительном акте краткого содержания доказательств, поскольку в силу ч.1 ст.74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основании которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу (п.13 Постановления).

г) иные нарушения, допущенные непосредственно при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта

В качестве иных нарушений требований УПК по составлению обвинительного заключения (обвинительного акта) суды области признавали, в частности, не указание в прилагаемом к обвинительному заключению списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого, одного из обвиняемых по делу.  

Наличие в обвинительном заключении неоговоренных исправлений и дописок не является прямым нарушением ст.220 УПК РФ, однако дописка или исправление не надлежащим образом сведений, входящих в обязательный перечень, установленный ст.220 УПК РФ, следует приравнивать к отсутствию таких сведений в обвинительном заключении, поскольку в этом случае сомнительна их достоверность и своевременность внесения (до утверждения прокурором).

Значительное количество уголовных дел было возвращено прокурору в связи с тем, что обвинительное заключение не было утверждены прокурором, утверждалось прокурором не того уровня, утверждалось лицом, подлежащим отводу.

Уголовное дело по обвинению И., Н., К. и П. в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.162 УК РФ, было Приморским районным судом возвращено прокурору по инициативе суда. Обвинительное заключение по делу не соответствовало требованиям УПК РФ, что исключило возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе обвинительного заключения.

Выявленное нарушение выразилось в несоблюдении прокурором требований статей 221 и 222 УПК РФ, устанавливающих обязанность  прокурора направлять в суд для рассмотрения по существу лишь дела с утвержденным обвинительным заключением.  

Обвинительное заключение по делу прокурором не было утверждено, что на основании п. 14 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 28 от 22 декабря 2009 года «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» явилось безусловным основанием для возвращения дела прокурору на основании п. 1 части 1 статьи 237 УПК РФ.
Аналогичное нарушение требований уголовно-процессуального закона было установлено при рассмотрении Коношским районным судом уголовного дела в отношении Н.
Мировой судья судебного участка №1 Коношского района возвратил прокурору уголовное дело в отношении М. по ст.158 ч.1 УК РФ в связи с тем, что утвердивший обвинительный акт прокурор является родственником потерпевшей по данному уголовному делу.

Отсутствие в обвинительном заключении указания на смягчающие и отягчающие обстоятельства является нарушением п.7 ч.1 ст.220 УПК РФ и формально так же является основанием возвращения дела прокурору. В единичных случаях районные суды использовали данное основание. В то же время можно утверждать, что указанное упущение не является абсолютным основанием для возвращения дела прокурору, поскольку, хотя смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства входят в предмет доказывания (ст.73 УПК РФ), не установление их органом предварительного расследования и не указание в обвинительном заключении не препятствует выявлению таких обстоятельств в судебном заседании и признанию их судом при разрешении дела. В этом случае действия и решения суда не нарушают принципа состязательности уголовного процесса и не означают, что суд возлагает на себя функции стороны обвинения или защиты, т.к. не затрагивают вопросов о виновности лица по предъявленному обвинению, а направлены на принятие законного, обоснованного и справедливого решения в части назначения осужденному вида и размера наказания.

д) нарушения и недостатки, допущенные при вынесении постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого

Данная причина самая распространенная, и по делам, где она фигурирует, является главным основанием возвращения дела прокурору. Ошибки, упущения и нарушения закона, допущенные при составлении и вынесении постановления о привлечении в качестве обвиняемого всегда признавались наиболее существенным нарушением УПК, при определенных условиях препятствующим вынесению судебного решения. Как отмечено выше, все недостатки, ошибки и нарушения, допущенные при составлении и вынесении постановления о привлечении в качестве обвиняемого, как правило, автоматически переносятся органом, расследующим дело, в текст обвинительного заключения, что и приводит в свою очередь к нарушению требований ст.220 УПК РФ.

В таких случаях первопричиной нарушений закона при составлении обвинительного заключения является несоблюдение положений ч.2 ст.171 УПК РФ о содержании постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. Данный процессуальный акт является наиважнейшим процессуальным решением на досудебной стадии производства по делу, определяющим в силу ст.252 УПК РФ пределы судебного разбирательства.

Значительная часть ошибок и нарушений, связанных с формулированием обвинения и составлением соответствующего процессуального документа (постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительного акта) неустранимы в суде, их наличие исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе заключения или акта по такому делу, поэтому такие дела подлежат возвращению прокурору на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ.

Решения Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ** указали на возможность возвращения уголовных дел прокурору при необходимости перепредъявления обвинения ввиду нарушений ст.171 УПК РФ. Однако возвращение дела прокурору по этому основанию по-прежнему ограничено определенными условиями. Во-первых, выявленное нарушение не может быть устранено самостоятельно судом, во-вторых, недостатки предъявленного обвинения исключают возможность постановления законного приговора, в-третьих, устранение нарушений и недостатков предъявленного обвинения не предполагает дополнение ранее предъявленного обвинения, расширение его объема, а так же изменения квалификации вмененных действий на более тяжкую.

Согласно п.4 ч.2 ст.171 УПК РФ постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого должно содержать описание преступления с указанием времени, места его совершения, а так же иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с пунктами 1-4 части первой ст.73 УПК РФ.

Аналогичные требования согласно ч.1 ст.225 УПК РФ предъявляются к содержанию обвинения, формулируемому в обвинительном акте.

Поскольку суд не вправе самостоятельно дополнять предъявленное обвинение или существенно изменять обстоятельства в фабуле обвинения, а установление указанных обстоятельств, входящих в предмет доказывания, обязательно при доказывании виновности привлеченного лица, указанные недостатки являются нарушениями, препятствующими рассмотрению дела судом.

По большинству дел рассматриваемой группы в предъявленном обвинении*** не были указаны способ его совершения, цель и мотив преступления, наступившие последствия, недостаточно конкретизированы преступные действия или иные имеющие значение обстоятельства, неверно указаны время и место преступления.

По поступившему в Плесецкий районный суд уголовному делу в отношении Ч. и Г., обвиняемых в совершении двух преступлений, предусмотренных ст.158 ч.2 п. «а» УК РФ в судебном заседании было установлено, что постановление о привлечении в качестве обвиняемого в отношении Г. по данному делу не выносилось, а в деле имеется два постановления о привлечении в качестве обвиняемого Ч., с одним из которых был ознакомлен Г.  Данное нарушение требований УПК РФ явилось основанием для возвращения уголовного дела прокурору.

Октябрьский районный суд г. Архангельска 3 сентября 2010 года возвратил прокурору уголовное дело в отношении Б., поскольку при квалификации действий обвиняемого как вымогательство в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указан квалифицирующий признак, предусмотренный п. «в» ч.3 ст.163 УК РФ, то есть с причинением тяжкого вреда здоровью, в то время как фактически имело место описание действий Б., совершившего указанное преступление в целях получения имущества в крупном размере, то есть по п. «б» ч.3 ст.163 УК РФ.

Достаточно распространены в практике случаи неправильного указания в предъявленном обвинении времени совершения преступления. Чаще это являлось следствием небрежности следователя, дознавателя (перепутаны год, месяцы),  в единичных случаях иная дата преступления устанавливалась (уточнялась) на основании новых  доказательств, исследованных в судебном заседании, и которых не было в распоряжении лица, осуществлявшего предварительное расследование.

Судя по обобщенным делам, суды первой инстанции исходят из того, что время преступления (год, месяц, число), указанное в предъявленном обвинении, не может быть изменено (уточнено) судом при вынесении приговора, и для этого требуется перепредъявить обвинение. Аналогичная практика продолжается и в настоящее время.

Так, в ходе судебного разбирательства по делу в отношении А., обвиняемого по ст.162 ч.2 УК РФ Приморским районным судом было установлено, что указанная в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении дата преступления не соответствует действительному времени совершения разбойного нападения, установленному на основании исследованных в судебном заседании доказательствах. В указанных выше документах значилась дата совершения преступления – 9 октября 2010 года, в то время как само уголовное дело было возбуждено лишь 10 января 2010 года. Суд удовлетворил ходатайство государственного обвинителя и возвратил дело прокурору для устранения нарушения требований п.4 ч.1 ст.171 и п.3 ч.1 ст.220 УПК РФ, посчитав, что устранение ошибочного указания конкретной даты совершения преступного деяния не связано с восполнением неполноты предварительного следствия, и поэтому является допустимым.

Следует отметить, что время и место преступления относятся к обстоятельствам, индивидуализирующим преступное деяние, входят в предмет доказывания по делу (ст.73 УПК РФ) и их правильное установление обязательно.

Неконкретность предъявленного обвинения так же очень часто расценивалась судами как нарушение требований уголовно-процессуального закона, препятствующее рассмотрению дела судом. Действительно неконкретное описание преступных действий, способов их совершения, отсутствие ссылок на конкретные положения нормативных актов, должностных и прочих обязанностей, нарушение которых вменяется обвиняемому, затрудняет определение предмета доказывания по делу и установление пределов судебного разбирательства, препятствует осуществлению права обвиняемого  на защиту от предъявленного обвинения, и вследствие всего этого делает невозможным как рассмотрение дела судом, так и вынесение приговора или иного судебного решения по делу.

Чаще всего неконкретность в описании преступных действий и способов совершения преступления усматривалась судами по делам о сложных и длительных по исполнению, продолжаемых либо длящихся преступлений, а так же связанных с исполнением служебных либо иных обязанностей (например, о преступлениях, предусмотренных ст.ст.159, 160, 198, 199 УК РФ и др.).

По делу в отношении Д., обвинявшегося в совершении шести преступлений, предусмотренных ст.272 ч.1 УК РФ Котласский городской суд, возвращая дело прокурору, в постановлении отметил, в частности, что по всем эпизодам обвинения указано на совершение обвиняемым деяний в отношении различных объектов посягательства, которые не конкретизированы, содержат альтернативные признаки состава преступления.Как указано в постановлении Плесецкого районного суда, основанием возвращения прокурору уголовного дела в отношении Л., С., С., обвинявшихся по ст.112 ч.2 п. «г» УК РФ, послужило отсутствие в предъявленном обвинении сведений о конкретных действиях и роли каждого из обвиняемых по нанесению ударов потерпевшему К., что, по мнению суда, нарушило права обвиняемых на защиту.

Достаточно часто в предъявленном обвинении по изученным делам не полностью приводилась формулировка обвинения (диспозиция статьи, квалифицирующие признаки, пункты соответствующей части статьи УК), а так же имелось несоответствие между формулировкой обвинения и описанием преступления, формулировкой обвинения и квалификацией деяния, несоответствие резолютивной части, содержащей решение о привлечении лица по конкретному пункту части и статье Уголовного кодекса, описательно-мотивировочной части постановления.

Например, органом предварительного расследования Я. предъявлено обвинение по ст.264 ч.3 УК РФ УК РФ. В результате совершенного преступления наступили последствия – у потерпевшего Р. в виде смерти, а у потерпевшего В.  – тяжкого вреда здоровью. В то же время при формулировке предъявленного обвинения в качестве наступивших последствий от действий обвиняемого указано только на причинение по неосторожности смерти человека. Данное несоответствие явилось одним из оснований для возвращения дела прокурору судьей Каргопольского районного суда.

Красноборский районный суд в ходе рассмотрения уголовного дела установил, что в формулировке предъявленного Б. обвинения по ст.166 ч.2 п. «а» УК РФ следователем указано на совершение данного преступления Ч., что не соответствует содержанию резолютивной части постановления о привлечении Б. в качестве обвиняемого.

е)  иные нарушения уголовно-процессуального закона

Иные, не связанные с составлением обвинительного заключения или обвинительного акта нарушения УПК в качестве самостоятельного основания возвращения дела прокурору в ст.237 УПК не указаны. Однако в судебной практике такие нарушения постепенно стали являться действительной причиной возвращения дел прокурору, хотя зачастую суды мотивировали свои решения, ссылаясь на составление обвинительного заключения или обвинительного акта с нарушением закона. В настоящее время такая практика поддержана высшими судебными органами страны, и суды имеют возможность применять п.1 ч.1 ст.237 УПК, напрямую ссылаясь на иные нарушения УПК.

Как указал Конституционный Суд РФ, в случае выявления допущенных органами дознания или предварительного следствия процессуальных нарушений суд вправе, самостоятельно и независимо осуществляя правосудие, принимать в соответствии с уголовно-процессуальным законом меры по их устранению с целью восстановления нарушенных прав участников уголовного судопроизводства и создания условий для всестороннего и объективного рассмотрения дела по существу. Положения части первой статьи 237 УПК не исключают правомочие суда по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях существенных нарушений уголовно-процессуального закона, не устранимых в судебном производстве, если возвращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия (п.п.3-4 Постановления № 18-П от 8 декабря 2003 г.)

Верховный Суд РФ так же разъяснил о допустимости возвращения дела судом прокурору в случаях, когда в досудебном производстве допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании (п.14 Постановления Пленума № 1 от 5 марта 2004 г.).

При оценке выявленных нарушений УПК с точки зрения их существенности суды руководствовались перечнем и критериями, приводившимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 84 от 8 декабря 1999 г. «О практике применения судами законодательства, регулирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования». Хотя данное постановление и утратило силу, изложенные в нем рекомендации в части отнесения нарушений УПК к категории существенных применимы и в практике возвращения дел в порядке ст.237 УПК.

В то же время необходимо иметь ввиду, что такие процессуальные нарушения, подлежащие устранению по решению суда органами уголовного преследования, не должны касаться ни фактических обстоятельств, ни вопросов квалификации действий и доказанности вины обвиняемых, а их устранение не должно предполагать дополнение ранее предъявленного обвинения.****

Наиболее существенными и достаточно распространенными нарушениями норм УПК, препятствующими рассмотрению дела по существу, по-прежнему являются различного рода нарушения права обвиняемого на защиту.

Например, при рассмотрении Исакогорским районным судом уголовного дела в отношении В. и Т. судом установлено нарушение требований п.2 ч.1 ст.72 УПК РФ, выразившееся в том, что интересы обоих обвиняемых на стадии предварительного следствия и в судебном заседании, при наличии противоречий в их позициях, защищали адвокаты, являющиеся близкими родственниками друг другу.

В отдельных случаях обвинение было предъявлено в отсутствие адвоката, с которым у обвиняемого было заключено соглашение на защиту.
Так, Коношский районный суд возвратил прокурору уголовное дело в отношении П., обвинявшейся в совершении трех преступлений, предусмотренных ст.160 ч.3 УК РФ по тем основаниям, что при предъявлении обвинения и проведении допроса в качестве обвиняемой, П. не был предоставлен защитник, а также ограничено время при ознакомлении с материалами уголовного дела.

 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
Формула защиты
Мы в соцсетях