Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Неуплата налога - результат виновных действий руководителя организации, поэтому удовлетворение иска налогового органа к физическому лицу, совершившему преступление, законно. Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 10.02.2017 №22-482/17


Суд апелляционной инстанции Алтайского краевого суда в составе: председательствующего Плоских И.М., судей Кабуловой Э.И. и Жуковой О.В., при секретаре Янушкевиче А.В., с участием прокуроров Ульяновой Т.М., Горбунова Я.Ю., осужденных Кул-ка А.В., Нев-ровой В.А., адвокатов Ившина О.А., Белых А.Б.

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Кул-ка А.В., адвоката Ившина О.А. на приговор Каменского городского суда Алтайского края от 6 декабря 2016 года, которым 

Кул-к А.В., <данные изъяты>, ранее не судимый, осужден по п. «а» ч.2 ст. 199 УК РФ к штрафу в размере 300000 руб.; по ч.1 ст. 145.1 УК РФ к штрафу в размере 80000 руб. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний Кул-ку А.В. окончательно назначено наказание в виде штрафа в размере 360000 руб.

Нев-ова В.А., <данные изъяты>, ранее не судимая, осуждена по п. «а» ч.2 ст. 199 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 200000 руб. На основании п.п.9,12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов» Нев-рова В.А. от назначенного по данному приговору наказания освобождена со снятием с нее судимости.

Гражданский иск Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 6 по Алтайскому краю удовлетворен частично. В солидарном порядке с Кул-ка А.В. и Нев-ровой В.А. в пользу бюджета Российской Федерации взыскан ущерб в размере 11 539 239 руб.

Заслушав доклад судьи Кабуловой Э.И., выслушав осужденных Кул-ка А.В. и Нев-рову В.А., адвокатов Белых А.Б. и Ившина О.А., поддержавших доводы жалоб, прокуроров Ульянову Т.М., Горбунова Я.Ю., полагавших приговор суда оставить без изменения, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

Кул-к А.В. и Нев-рова В.А. осуждены за уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

Преступление совершено ими в период времени с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ в помещении ОАО «С.» в <адрес> при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Кроме того, Кул-к А.В. признан виновным в невыплате заработной платы, то есть частичной невыплате свыше трех месяцев заработной платы, совершенной из иной личной заинтересованности руководителем организации.

Это преступление совершено им в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ по вышеуказанному адресу при установленных судом обстоятельствах, приведенных в приговоре.

В судебном заседании Кул-к А.В. вину не признал. Нев-рова В.А. вину признала частично.

В апелляционной жалобе осужденный Кул-к А.В. ставит вопрос об отмене приговора, поскольку считает его незаконным и необоснованным. При этом указывает, что судом дана неправильная, с обвинительным уклоном оценка содержанию доказательств по делу. Не приведены мотивы, по которым суд отверг одни и положил в основу другие доказательства. Приговор постановлен на исключительно голословных, противоречивых показаниях Нев-ровой В.А. о совершении преступления в соучастии с ним (Кул-ком А.В.), мотивы и причины изменения которых, судом всесторонне не исследовались. Суд необоснованно расценил показания свидетелей Д. и О., как согласующиеся с показаниями Нез-овой В.А., поскольку очевидцами внесения искаженных сведений в налоговые декларации они не являлись. «Признаки агрессивного налогового планирования», отмеченные свидетелем Д., не могут прямо свидетельствовать о совершении умышленных действий главным бухгалтером в сговоре с руководителем. Версия о том, что искажения при формировании налоговых деклараций могли быть связаны с ошибкой пользователя программы при переносе сведений из одной программы в другую, судом была не проверена. Не соглашаясь с выводами суда, настаивает, что у Нев-ровой В.А. имелись основания к его оговору, которые перечисляет. Судом не приведено причин для критической оценки показаний свидетелей Ф., Ч. и З., оставлены без внимания и надлежащей оценки доказательства, полученные в ходе дополнительного осмотра в офисных помещениях ОАО «С.». Без достаточных оснований отвергнута версия о грубых халатных действиях Нев-ровой В.А. в процессе формирования подачи налоговой отчетности, скрываемых от руководителя по мотиву боязни и применения к ней дисциплинарных взысканий. По мнению автора жалобы, приговор не содержит доказательств наличия у него умысла на совершение преступления, предусмотренного ст. 145.1 УК РФ. Судом не было учтено, что ОАО «С.» в рассматриваемый период времени имело постоянный дефицит финансирования, в связи с чем он, как руководитель, не мог направить все поступавшие денежные средства на выплату заработной платы. Приведенные в приговоре доводы о наличии в действиях Кул-ка А.В. иной личной заинтересованности не основаны на конкретных доказательствах, в том числе на показаниях потерпевших, являются надуманными. Ссылка суда на нарушение порядка списания денежных средств, установленного ст. 855 ГК РФ, несостоятельна, поскольку является обязательной для банка и не распространяется на руководителя организации. При разрешении гражданского иска суд неправильно применил закон. Определением Арбитражного суда Алтайского края в отношении Кул-ка А.В. введена процедура реструктуризации долгов гражданина, что означает мораторий на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам. В связи с процедурой банкротства исковые требования к Кул-ку А.В., заявленные в уголовном деле, подлежали оставлению без рассмотрения.

В апелляционной жалобе адвокат Ившин О.А. просит отменить приговор суда в части гражданского иска. При этом ссылается, что судом не были приняты во внимание положения налогового законодательства, гражданского Кодекса РФ, правовые позиции Конституционного Суда РФ. Автор жалобы полагает, что в спорных правоотношениях неуплата налога была допущена со стороны юридического лица и не может квалифицироваться, как ущерб, причиненный действиями Кул-ка А.В. и Нев-ровой В.А. При указанных обстоятельствах у суда отсутствовали правовые основания для взыскания неуплаченных Обществом налогов в солидарном порядке с Кул-ка А.В. и Нев-ровой В.А. Кроме того, исковые требования истца – налогового органа заявлены только в отношении ответчика - генерального директора ОАО «С.» Кул-ка А.В. К Нев-ровой В.А. исковые требования не заявлялись. Поэтому взыскание суммы ущерба в солидарном порядке, в том числе с Нев-ровой В.А., является нарушением норм уголовно-процессуального законодательства.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Каменской межрайонной прокуратуры Алтайского края Горбунов Я.Ю. просит приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, имеющиеся возражения, суд апелляционной инстанции приходит к следующему решению.

Вина осужденных Кул-ка А.В. и Нев-ровой В.А. по факту уклонения от уплаты налогов подтверждается: показаниями Нев-ровой В.А., которая последовательно и категорически заявляла, что, являясь главным бухгалтером ОАО «С.», начиная с ДД.ММ.ГГ, по указанию генерального директора этого Общества Кул-ка А.В. вносила сообщенные им сведения к вычету по НДС и на ту же сумму уменьшала сумму налога к уплате в налоговых декларациях за 2, 3, 4 кварталы ДД.ММ.ГГ и 2, 3, 4 кварталы ДД.ММ.ГГ; показаниями начальника отдела выездных налоговых проверок Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 6 по Алтайскому краю Д. о том, что с ДД.ММ.ГГ ОАО «С.» стало применять агрессивные налоговое планирование и агрессивные схемы в части необоснованного получения выгоды взаимозависимой организацией АДК, которая осуществляла налоговые вычеты без счетов – фактур. В ОАО «С.» прослеживалось снижение налоговой нагрузки с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ годы почти в два раза, снижение по уровню рентабельности в четыре раза, удельный вес вычетов в ДД.ММ.ГГ и ДД.ММ.ГГ годах резко возрос. По данной организации было установлено шесть критериев риска, в связи с чем в управление были направлены предложения о включении в план проверок ОАО «С.». Все вопросы финансово-хозяйственной деятельности на предприятии решались только Кул-ком А.В., в том числе в ходе налоговых проверок, которые проводились ею (Д.). Кул-к А.В. никогда не был номинальным руководителем. На расчетном счете ОАО «С.» по состоянию на ДД.ММ.ГГ имелось 10 млн. руб., но, благодаря «усилиям» Кул-ка А.В., был осуществлен вывод 17370000 руб. в подконтрольную ему организацию; показаниями налогового инспектора Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 6 по Алтайскому краю О., проводившей налоговую проверку ОАО «С.», выявившую неоднократные нарушения по уплате НДС, очевидные для руководителя и главного бухгалтера, которые обсуждались с Кул-ком А.В., владевшим всей информацией о ходе и результатах налоговых проверок, принимающим все решения, касающиеся финансово-хозяйственной деятельности предприятия; показаниями оперуполномоченного К. о наличии у него оперативной информации о том, что руководство ОАО «С.» подало декларацию с заведомо ложными сведениями; актом выездной налоговой проверки, установившей неуплату обществом НДС в сумме 18217285 руб.; заключением налоговой судебной экспертизы, установившим сумму неисчисленного НДС в размере 11 539 239 руб., что составляет 47,77 % от суммы налогов, подлежащих уплате в бюджет за ДД.ММ.ГГ; аудиторским заключением, установившим отклонения между данными налоговых деклараций по НДС за ДД.ММ.ГГ и книг покупок ОАО «С.», несоответствие их бухгалтерскому учету Общества, в связи с чем аудиторы рекомендовали установить причину отклонений и внести исправления в налоговые декларации по НДС; актами сдачи-приемки выполненных услуг, подписанных Кул-ком А.В.; протоколами осмотра договоров за ДД.ММ.ГГ, которые подписаны со стороны ОАО «С.» генеральным директором Кул-ком А.В.; протоколами осмотра налоговой декларации за ДД.ММ.ГГ, на которой приклеен стикер с рукописной записью «сделать корректировку по вычету 1847380-07», другими письменными доказательствами.

Тщательно проанализировав данные доказательства, сопоставив их между собой, суд первой инстанции, вопреки аргументам осужденного Кул-ка А.В. в апелляционной жалобе, убедительно аргументировал в приговоре вывод о том, почему отдает им предпочтение, а доказательства, представленные стороной защиты, отвергает. Оснований не согласиться с оценкой суда первой инстанции исследованных в процессе судебного разбирательства доказательств, в том числе показаний Нев-ровой В.А., Д., О., суд апелляционной инстанции не находит.

Совокупность вышеприведенных доказательств позволила суду первой инстанции прийти к верному выводу, что Кул-к А.В. и Нев-рова В.А., предварительно договорившись между собой, умышленно уклонились от уплаты налогов путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений.

Суд первой инстанции правильно установил и, мотивируя вывод об умышленном характере действий Кул-ка А.В., верно указал в приговоре, что Кул-к А.В. в течение длительного времени руководил не только ОАО «С.», но и другими коммерческими организациями. Все вопросы финансово- хозяйственной деятельности ОАО «С.» решались исключительно генеральным директором Кул-ком А.В. Помимо руководства коммерческими организациями, Кул-к А.В. также являлся главой <адрес>, членом экспертной группы по защите прав налогоплательщиков Совета при Управлении Федеральной налоговой службы. А потому в силу характера занимаемых должностей и своей деятельности Кул-к А.В. бесспорно обладал необходимыми и достаточными знаниями налогового законодательства. По результатам проведенной аудиторской проверки были установлены отклонения между данными налоговых деклараций по НДС за ДД.ММ.ГГ и книг покупок ОАО «С.», несоответствие их бухгалтерскому учету Общества. Аудиторы рекомендовали установить причину отклонений и внести исправления в налоговые декларации по НДС, о чем Кул-у А.В. было достоверно известно, поскольку указанные акты были подписаны им лично. Аудиторское заключение с Кул-ком А.В. обсуждалось, однако, никаких рекомендованных исправлений в налоговые декларации внесено не было. Более того, решался вопрос не публиковать в официальных источниках информации данное заключение, с целью сокрытия выявленных нарушений. Недостоверные сведения вносились руководителем ОАО «С.» Кул-ком А.В. и главным бухгалтером Нев-ровой В.А. в налоговые декларации на протяжении двух лет, систематически, отдельно за каждый налоговый период.

Поэтому суд первой инстанции правильно критически, как вызванные желанием избежать уголовной ответственности, расценил показания Кул-ка А.В., что внесение недостоверных сведений в налоговые декларации Нев-ровой А.В. являлось результатом самостоятельной деятельности главного бухгалтера, о чем ему известно не было, с чем суд апелляционной инстанции полностью соглашается.

Вопреки аргументам осужденного Кул-ка А.В. в апелляционной жалобе, судом первой инстанции надлежащим образом проверялись все выдвинутые стороной защитой версии ( в том числе о «намеренной» организации его уголовного преследования с целью устранения возможности баллотироваться в депутаты <данные изъяты> и на должность главы <адрес>; об искажениях при формировании налоговых деклараций, по небрежности допущенных главным бухгалтером Нев-ровой В.А. при работе с программой 1 с – Бухгалтерия; о вынужденном на основании приказа внесении Нев-ровой В.А. искажений в налоговые декларации; о недозволенных методах воздействия в отношении Нев-ровой В.А. на предварительном следствии; о фальсификации материалов уголовного дела ), которые обоснованно отвергнуты как несостоятельные, опровергающиеся собранными и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Суд первой инстанции сделал правильный вывод об отсутствии у Нев-ровой В.А. мотивов к оговору Кул-ка А.В. При этом доводы стороны защиты, приведенные в процессе судебного разбирательства (о конфликтном характере Нев-ровой В.А.; многочисленных нарушениях трудовой дисциплины, допускаемых Нев-ровой В.А. во время работы в ОАО «С.»; о ненадлежащем исполнении Нев-ровой В.А. должностных обязанностей, в том числе в части ведения бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности), судом первой инстанции были должным образом исследованы, однако, своего подтверждения не нашли.

Судом первой инстанции выяснено, что каких-либо серьезных претензий при проведении налоговых проверок в период, предшествующий уклонению от уплаты налогов, к ОАО «С.» не возникало. К дисциплинарной ответственности Кул-к А.В. Нев-рову В.А. никогда не привлекал, вопроса об ее увольнении не ставил. Никто из допрошенных потерпевших и свидетелей - бывших работников ОАО «С.» не показал, чтобы у генерального директора Кул-ка А.В. и главного бухгалтера Нев-ровой В.А. сложились отношения, выходящие за рамки нормальных рабочих.

Напротив, многие из числа допрошенных в судебном заседании, в частности, потерпевший С., свидетели Л.М., М. охарактеризовали Нев-рову В.А. с положительной стороны (хороший, уверенный в себе человек и грамотный специалист). Притом Нев-рова В.А. позитивно отзывалась о руководителе Кул-ке А.В., с которым у нее сложились доверительные отношения. И даже свидетель защиты Ф., на которого осужденный Кул-к А.В. ссылается в апелляционной жалобе, охарактеризовал Нев-рову В.А. как «крепкого бухгалтера».

Показания М. и Н.С. о «конфликтном», «неуправляемом» характере Нев-ровой В.А., приведенные в приговоре, суд первой инстанции правильно не расценил, как доказательства порочности изобличающих Кул-ка А.В. показаний Нев-ровой В.А.

Из показаний М., Н.С., Л.М. усматривается, что происходившие у них (М., Н.С., Л.М. с Нев-ровой В.А.) «стычки» являлись нечастыми, то есть, фактически не носили характер конфликтов, были вызваны рабочими моментами и объяснялись требовательностью главного бухгалтера к исполнительской дисциплине.

Что касается показаний свидетелей защиты Ф. и Ч. «об ошибке главного бухгалтера Нев-ровой В.А.» при составлении налоговых деклараций, на которых акцентирует внимание осужденный Кул-к А.В. в апелляционной жалобе, суд первой инстанции верно расценил их критически, как вызванные стремлением помочь ему уйти от справедливого уголовного наказания за содеянное.

Давая такую оценку показаниям названных свидетелей, суд первой инстанции обоснованно исходил из характера сложившихся между Кул-ком А.В. и свидетелями Ф. и Ч. отношений, формат которых устанавливался в ходе судебного следствия. Так, в ходе судебного следствия выяснено, что Ф. и Кул-к А.В. знакомы с ДД.ММ.ГГ, поддерживают дружеские отношения. Свидетель Ч. в свою очередь ранее работала в ОАО «В.», где Кул-к А.В. является генеральным директором. Из дополнительно представленных в суд апелляционной инстанции материалов дела следует, что Ф. и Ч. зарегистрированы соучредителями ООО «З.» в равных долях. А, свидетель Ч., кроме того, с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ возглавляла <адрес> городскую территориальную избирательную комиссию. В период с ДД.ММ.ГГ по настоящее время Ч. является председателем избирательной комиссии муниципального образования <адрес>, главой которого с ДД.ММ.ГГ продолжает оставаться Кул-к А.В.

Показания свидетеля З. о том, что следователь по делу «угрожал Нев-ровой В.А.» не подтверждаются самой Нев-ровой В.А.

Показания этого свидетеля в данной части также продиктованы желанием опорочить показания Нев-ровой В.А. и помочь Кул-ку А.В., который длительное время являлся его работодателем, а с ДД.ММ.ГГ, как следует из дополнительно представленных в суд апелляционной инстанции материалов, вместо него (Кул-ка А.В.) возглавил ОАО «С.». Поэтому ссылки Кул-ка А.В. в апелляционной жалобе на ненадлежащую оценку судом первой инстанции показаний упомянутого свидетеля суд апелляционной инстанции не может признать состоятельными.

С учетом добытых доказательств действия Кул-ка А.В. и Нев-ровой В.А. судом первой инстанции правильно квалифицированы по п. «а» ч.2 ст. 199 УК РФ как уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере группой лиц по предварительному сговору.

Выводы суда первой инстанции о виновности Кул-ка А.В. по факту невыплаты заработной платы подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, анализ которых подробно приведен в приговоре, в частности: показаниями потерпевших – работников ОАО « С.» В.И., Е.Э., Ш., А.А., Н.В., Г., О.Н.В., С., А.А., С.Н. о невыплате им заработной платы в полном объеме; показаниями свидетеля – кассира ОАО «С.» Л.М. о частичной выплате заработной платы работникам предприятия в последние годы его существования по решению руководителя Кул-ка А.В.; заключением судебной бухгалтерской экспертизы о конкретных суммах задолженности ОАО «С.» по заработной плате перед потерпевшими по состоянию на ДД.ММ.ГГ, общая сумма которой составила 517316 руб. 94 коп.; заключением судебной бухгалтерской экспертизы о размере денежных средств, поступавших в кассу и на расчетный счет ОАО « С.» со статьями их расходов и списания в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ; протоколом осмотра оптического диска, содержащего выписку по движению денег на счете ОАО «С.», открытом в ООО КБ «<данные изъяты>», за период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ; трудовыми книжками работников ОАО « С.» и другими доказательствами.

Показания потерпевших В.И., Е.Э., Ш., А.А., Н.В., Г., О.Н.В., С., А.А., С.Н., свидетеля Л.М., заключения судебных бухгалтерских экспертиз согласуются между собой, с иными письменными доказательствами, исследованными в ходе судебного разбирательства. Поэтому суд первой инстанции правильно признал их достоверными и положил в основу обвинительного приговора.

Суд первой инстанции верно квалифицировал действия Кул-ка А.В. по этому эпизоду преступной деятельности по ч.1 ст. 145.1 УК РФ как невыплата заработной платы, то есть частичная невыплата свыше трех месяцев заработной платы, совершенная из личной заинтересованности руководителем организации.

Вопреки доводам осужденного Кул-ка А.В. в апелляционной жалобе об отсутствии у него прямого умысла на совершение преступления, предусмотренного ст. 145.1 УК РФ, суд первой инстанции правильно констатировал, что его действия по невыплате заработной плате работникам Общества, руководителем которого он являлся, носили умышленный характер.

Суд первой инстанции достоверно установил, что решения о частичной выплате заработной платы принимались Кул-ком А.В., как руководителем. Игнорируя обращения работников Общества с просьбами выплатить заработную плату, Кул-к А.В. безусловно был осведомлен о наличии задолженности перед ними свыше трех месяцев. Эти обстоятельства не оспариваются и самим Кул-ком А.В. в апелляционной жалобе, соглашается с ними и суд апелляционной инстанции.

Системный характер действий Кул-ка А.В. по невыплате работникам по трудовым договорам заработной платы с очевидностью свидетельствует, что его действия являлись умышленными. Кул-к А.В. отчетливо осознавал, что невыплата заработной платы на протяжении длительного периода времени (пятнадцать месяцев) нарушает законные права и интересы работников Общества (на достойное вознаграждение труда, на материальную поддержку) и желал наступления именно таких последствий.

Вопреки аргументам Кул-ка А.В. в апелляционной жалобе, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что осужденный имел реальную финансовую возможность для исполнения возложенных на него международно-правовыми актами, Конституций РФ и трудовым законодательством обязательств по выплате причитающейся работникам Общества заработной платы в полном объеме.

При этом суд первой инстанции, разрешая вопрос о достаточности у Общества денежных средств на погашение задолженности работников по заработной плате, определяя содержание и направленность умысла Кул-ка А.В. на ее невыплату свыше трех месяцев, правильно, исходя из аналогии закона, аргументировал свои выводы требованиями ст. 855 ГК РФ. Установленную данной нормой гражданского Кодекса последовательность списания денежных средств со счета организации банком суд первой инстанции обоснованно счел применимыми в правоприменительной практике для действий руководителя по распоряжению денежными средствами организации. А нарушение очередности удовлетворения денежных обязательств руководителем – работодателем для расчетов по оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору (контракту), обоснованно счел свидетельствующим о наличии у него прямого умысла на совершение вышеназванного уголовно-правового деяния.

Тщательно проанализировав заключение бухгалтерской экспертизы, с которой осужденный полностью согласился, в том числе и в апелляционной жалобе, суд первой инстанции правильно констатировал, что в период, относящийся к невыплате заработной платы, Общество располагало значительными денежными средствами, поступавшими, как на его расчетный счет, так и в кассу. Сопоставляя объем денежных поступлений с размером задолженности по заработной плате, суд первой инстанции пришел к верному выводу, что данной денежной массы было достаточно для выплаты заработной платы работникам в полном объеме.

Однако, являясь единоличным распорядителем денежных средств Общества, руководитель Кул-к А.В., вопреки требованиям ст. 855 ГК РФ, намеренно отдавал приоритет иным расчетам, в том числе тем, на которых акцентирует внимание в апелляционной жалобе (в, частности, расчеты с поставщиками, по договорам займа, с кредиторами, общехозяйственные расходы, погашение кредитов и прочие выплаты). При этом указанные расчеты и платежи вышеупомянутой нормой закона отнесены к четвертой и пятой очередям, тогда как заработная плата по очередности стоит в третьей очереди.

А при таких обстоятельствах доводы Кул-ка А.В. о функционировании Общества в условиях постоянного дефицита финансирования, что, по мнению осужденного, говорит об отсутствии у него возможности производить необходимые выплаты работникам в полном объеме, суд апелляционной инстанции, как и суд первой инстанции, не может признать заслуживающими внимания.

Ссылки осужденного Кул-ка А.В. в апелляционной жалобе об отсутствии у него иной личной заинтересованности, что исключает уголовную ответственность по ст. 145.1 УК РФ, суд апелляционной инстанции находит безосновательными.

Суд первой инстанции верно установил, что мотивом противоправных действий Кул-ка А.В. по невыплате заработной платы явилась его личная заинтересованность, заключающаяся в стремлении приукрасить действительное финансово-хозяйственное положение Общества, генеральным директором которого он являлся, заручиться поддержкой руководителей иных предприятий, организаций и учреждений для улучшения финансово-хозяйственной деятельности Общества.

Оснований не согласиться с этим выводом суд апелляционной инстанции не находит.

Вопреки доводам осужденного в апелляционной жалобе, из показаний самого Кул-ка А.В., приведенных в приговоре, следует, что он стремился «вывести предприятие на рельсы», закончить строительство объектов по контрактам без каких-либо санкций, рассчитаться с кредиторами. Однако, предприятие впоследствии обанкротилось.

По убеждению Кул-ка А.В. он не мог повести себя, как «недальновидный руководитель», «позволив все поступавшие на счет денежные средства направлять на выплату заработной платы», о чем осужденный указал в апелляционной жалобе.

Такие же обстоятельства усматриваются и из показаний Нев-ровой В.А. на предварительном следствии, которые она подтвердила в суде. В своих показаниях на следствии Нев-рова В.А. заявляла, что для сохранения предприятия необходимо было рассчитываться с контрагентами, платить налоги, гасить кредиты. Вместе с тем, несмотря на предпринятые меры, предприятие обанкротилось.

Судом первой инстанции выяснено, что с заявлением о признании ОАО «С.» банкротом в Арбитражный суд Алтайского края обратился не сам Кул-к А.В., как руководитель, на которого Федеральным законом от 26 октября 2002 года № 127 –ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (с изменениями и дополнениями ) возложена такая обязанность, а иное юридическое лицо. Этот факт, в числе прочего, подтверждает вывод суда первой инстанции, что Кул-к А.В. стремился приукрасить действительное финансово- хозяйственное положение руководимого им Общества. Притом, в ущерб конституционному праву работников данного Общества на своевременное получение в полном объеме вознаграждения за труд, являющемуся с точки зрения публичных интересов более значимым, чем сохранение финансово –несостоятельного хозяйствующего субъекта.

Факт внесения Кул-ком А.В. в исследуемый период времени в кассу Общества по договорам займа личных денежных средств, которые не были направлены на погашение задолженности по выплате заработной платы работникам в полном объеме, свидетельствует о наличии у него заинтересованности продемонстрировать финансовую жизнеспособность предприятия за счет имеющихся на счете и в кассе денежных средств.

Показания потерпевших о том, что действия Кул-ка А.В. по невыплате им заработной платы носили вынужденный характер, не были обусловлены каким – либо личным интересом работодателя, являются их субъективным мнением. Данное мнение сформировалось у потерпевших работников в связи с неоднократными объяснениями генерального директора Общества, сводящимися к тяжелому материальному положению предприятия, не позволяющему ему, как руководителю, рассчитаться с ними по заработной плате в полном объеме. То есть, под непосредственным влиянием Кул-ка А.В., который таким образом пытался в глазах работников оправдать свои преступные действия, нарушающие их конституционное право на получение вознаграждения за труд.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, суд апелляционной инстанции не усматривает. Судебное разбирательство проведено с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон, гарантированных ст. 15 УПК РФ. Ходатайство адвоката Белых А.Б. о назначении по делу комплексной судебно-почерковедческой экспертизы, а также экспертизы давности изготовления документа по изъятым в ходе дополнительного обыска в офисном помещении ОАО «С.» доказательствам судом первой инстанции правильно отклонено. Ходатайство разрешено судом первой инстанции в отдельном постановлении, где приведены убедительные мотивы отсутствия оснований для производства таких экспертиз, с чем суд апелляционной инстанции, вопреки доводам стороны защиты, полностью соглашается.

Приговор составлен в соответствии с требованиями главы 39 УПК РФ, в том числе ст. 307 УПК РФ, и постановлен на допустимых доказательствах, за исключением заключения психофизиологической судебной экспертизы с применением полиграфа №, результатов оперативно-розыскного мероприятия «опрос» - письменных объяснений Нев-ровой В.А., вещественного доказательства - оптического диска № с результатами оперативно-розыскного мероприятия «опрос», протокола осмотра предметов (оптического диска №) от ДД.ММ.ГГ, протокола осмотра предметов (оптического диска №) от ДД.ММ.ГГ, заключения комплексной психолого–лингвинистической экспертизы.

Так, обосновывая выводы о виновности осужденных в уклонении от уплаты налогов результатами оперативно-розыскного мероприятия «опрос», негласно фиксировавшегося на аудиозапись, и, в частности, письменными объяснениями Нев-ровой В.А., а также оптическим диском №, суд первой инстанции не учел следующее.

«Опрос» Нев-ровой В.А. был направлен, как следует из его содержания, на выявление, в том числе фактов и обстоятельств, изобличающих саму осужденную в преступлении. Нев-рова В.А. в процессе судебного разбирательства не подтвердила показания, изложенные ею в ходе «опроса», проведенного в отсутствие защитника.

Поэтому в силу требований ст. 75 УПК РФ вышеназванные результаты оперативно-розыскного мероприятия не могли быть использованы судом в качестве доказательств вины осужденных Нев-ровой В.А. и Кул-ка А.В., что влечет исключение их из приговора ввиду недопустимости.

Поскольку протокол осмотра предметов (оптического диска №) от ДД.ММ.ГГ, протокол осмотра предметов (оптического диска №) от ДД.ММ.ГГ, заключение комплексной психолого–лингвинистической экспертизы являются производными от вышеуказанных доказательств, данное обстоятельство также влечет недопустимость их использования судом в процессе обоснования выводов о виновности осужденных и, соответственно, исключение из приговора.

Приведя в качестве доказательства вины осужденных заключение психофизиологической экспертизы в отношении Нев-ровой В.А., суд первой инстанции не принял во внимание, что оно не соответствует требованиям, предъявляемым уголовно-процессуальным законом к заключениям экспертов. Психофизиологические исследования, имеющие своей целью выработку и проверку следственных версий, не относятся к доказательствам согласно ст. 74 УПК РФ.

Поэтому суд апелляционной инстанции также считает необходимым признать заключение психофизиологической экспертизы в отношении Нев-ровой В.А. не имеющим юридической силы и исключить из приговора.

Исключение из приговора вышеназванных доказательств не ставит под сомнение правильность выводов суда первой инстанции о доказанности вины Кул-ка А.В. и Нев-ровой В.А. и юридическую оценку их действий.

Наказание Кул-ку А.В. и Нев-ровой В.А. назначено согласно требованиям ст.ст.6, 43, 60 УК РФ, ст. 6 УПК РФ. В соответствии с п.п. 9, 12 акта об амнистии от 24 апреля 2015 года от назначенного наказания Нев-рова В.А. правильно освобождена со снятием с нее судимости.
    
Что касается решения суда первой инстанции в части гражданского иска Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 6 по Алтайскому краю суд апелляционной инстанции приходит к следующему решению.

Доводы авторов апелляционных жалоб о том, что в спорных правоотношениях неуплата допущена со стороны юридического лица и не может квалифицироваться как ущерб, причиненный действиями осужденных Кул-ка А.В. и Нев-ровой В.А., суд апелляционной инстанции находит безосновательными, поскольку они основаны на неверном толковании законоположений, регулирующих данные правоотношения.

Так, из правовых позиций Конституционного Суда РФ, выраженных в ряде определений (от 20 декабря 2005 года № 478-О, от 16 апреля 2009 года № 442-О-О, от 21 июня 2011 года № 852-О-О, от 19 ноября 2015 года № 2731-О), усматривается, что в результате совершения субъектами преступления, предусмотренного статьей 199 УК РФ, виновных действий имеет место фактическая неуплата налогов с организации в срок, установленный налоговым законодательством. При разрешении вопросов, связанных с возмещением вреда, причиненного преступлениями, предусмотренными статьями 198, 199, 199.1 и 199.2 УК РФ, в качестве ответчика законодателем допускается возможность привлечения, как физического лица, совершившего преступление, так юридического лица - организации, уклонение от уплаты налогов или сборов с которой ему вменяется. При этом статья 54 УПК РФ, являясь бланкетной, прямо отсылает к соответствующим положениям гражданского законодательства при разрешении вопросов, связанных с возмещением вреда, причиненного преступлением.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Исходя из собранных доказательств и материалов уголовного дела, суд первой инстанции правильно установил, что фактическая неуплата налога в сумме 11539239 руб., причинившая ущерб бюджету Российской Федерации, имела место в результате совершения виновных действий руководителем организации - налогоплательщика ОАО «С.» Кул-ком А.В. и главным бухгалтером Нев-ровой В.А.

Поэтому суд первой инстанции принял верное, основанное на приведенных в приговоре доказательствах, а также соответствующее правовым позициям Конституционного Суда РФ, нормам уголовного, уголовно-процессуального, гражданского, гражданско – процессуального закона, с учетом их официального толкования в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 года № 64, от 27 июня 2013 года № 19, решение о частичном в вышеуказанной сумме удовлетворении исковых требований налогового органа, заявленных непосредственно к Кул-ку А.В., как к физическому лицу, совершившему преступление.

Нельзя согласиться и с аргументами осужденного Кул-ка А.В. в апелляционной жалобе о том, что суд первой инстанции был не вправе разрешать исковые требования налогового органа по существу, в связи с введенной в отношении него определением Арбитражного суда Алтайского края от ДД.ММ.ГГ по делу № процедурой реструктуризации долгов гражданина.
    
По смыслу правовых позиций, сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 28 мая 1999 года № 9-П, от 21 марта 2007 года № 3-П и от 17 января 2008 года № 1-П, от 31 января 2011 года № 1-П, « федеральный законодатель - исходя из требований статей 46-53, 118, 120, 123 и 125-128 Конституции Российской Федерации - закрепляет способы и процедуры судебной защиты применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел, учитывая особенности соответствующих материальных правоотношений, характер рассматриваемых дел, существо и значимость вводимых санкций и правовые последствия их применения. Одним из правовых средств, предназначенных в уголовном судопроизводстве для защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (статья 52 Конституции Российской Федерации, пункт 1 части первой статьи 6 УПК Российской Федерации), является гражданский иск в уголовном деле о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением. Такой иск вправе предъявить потерпевший по уголовному делу, который признается гражданским истцом в данном уголовном деле (часть первая статьи 44 УПК Российской Федерации), к лицам, которые в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации несут ответственность за вред, причиненный преступлением, и признаются гражданскими ответчиками (часть первая статьи 54 УПК Российской Федерации). Вместе с тем потерпевший может по своему усмотрению либо отказаться от подачи гражданского иска в рамках производства по уголовному делу, либо предъявить соответствующий иск к лицу, обязанному возместить вред, причиненный преступлением, в порядке гражданского судопроизводства с учетом установленной законом подведомственности дел в суд общей юрисдикции или в арбитражный суд».

В соответствии с п.27 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2012 года № 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве" и согласно п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 года № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» рассмотрение исковых заявлений, поданных во время любой процедуры банкротства, и принятие по ним решения по существу, само по себе не препятствует в дальнейшем включению соответствующего требования в реестр требований кредиторов и не является основанием для отказа в удовлетворении таких требований.

Из материалов уголовного дела следует, что исковое заявление налогового органа к Кул-ку А.В. поступило в орган следствия в рамках расследуемого уголовного дела ДД.ММ.ГГ. ДД.ММ.ГГ Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 6 по Алтайскому краю в лице начальника правового отдела П. признана гражданским истцом по уголовному делу. Постановлением следователя от ДД.ММ.ГГ Кул-к А.В. привлечен в качестве гражданского ответчика по данному делу и ему разъяснены процессуальные права, что соответствует правовым позициям Конституционного Суда РФ, выраженным в вышеуказанных постановлениях, а также требованиям ст.ст.44, 54 УПК РФ.

Таким образом, исковые требования налогового органа в рамках уголовного судопроизводства были заявлены к Кул-ку А.В. до вынесения Арбитражным судом Алтайского края ДД.ММ.ГГ решения о введении в отношении него процедуры реструктуризации долгов гражданина (дело №).

По смыслу закона и в соответствии с вышеназванными разъяснениями постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ введение моратория на удовлетворение требований кредиторов в связи с процедурой реструктуризации долгов гражданина не препятствует суду общей юрисдикции установить основания и размер возникшего обязательства в рамках уголовного судопроизводства. А это, в свою очередь, дает основание в дальнейшем для включения соответствующего требования в реестр кредиторов в рамках дела о банкротстве.

Материалы дела свидетельствуют, что налоговый орган не отказался от ранее заявленных к Кул-ку А.В. исковых требований в уголовном деле, в том числе и в процессе судебного разбирательства.

Исходя из вышеизложенного, в соответствии с вышеприведенными правовыми позициями Конституционного Суда РФ и предоставленными уголовно-процессуальным законом полномочиями, в целях эффективной защиты и скорейшего восстановления нарушенных прав потерпевшего, руководствуясь п. 1ч.1 ст. 299 УПК РФ, обязывающей при постановлении приговора разрешить вопросы, касающиеся гражданского иска, п.1 ч.1 ст. 309 УПК РФ, содержащей требование в резолютивной части приговора указать решение по гражданскому иску, суд первой инстанции правильно счел иск налогового органа подлежащим частичному удовлетворению и взыскал сумму причиненного преступлением вреда с Кул-ка А.В.

Вместе с тем приговор суда в части гражданского иска подлежит изменению ввиду нарушения норм процессуального закона, допущенного при разрешении гражданского иска.

Уголовно-процессуальный Кодекс РФ не содержит норм, регламентирующих вопросы взыскания судом материального ущерба с лица, признанного виновным в совершении преступления, при отсутствии предъявленных к нему гражданским истцом исковых требований.

Поэтому, исходя из общих принципов судопроизводства, применяя правила процессуальной аналогии, о допустимости применения которых многократно подчеркивал Конституционный Суд РФ в ряде постановлений (от 29 ноября 1996 года № 19-П, от 2 июля 1998 года № 20 –П, от 24 мая 2001 года № 8-П, от 3 июня 2004 года № 11-П, от 15 июня 2006 года № 6-П и от 5 апреля 2007 года № 5-П, от 25 марта 2008 года № 6-П, от 26 февраля 2010 года № 4-П), а также в определениях ( от 24 апреля 2002 года № 114-О, от 16 марта 2006 года № 76-О), суду первой инстанции следовало руководствоваться нормами гражданского Кодекса РФ и гражданского процессуального Кодекса РФ.

Согласно ч.1 ст. 323 ГК РФ при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.

В соответствии с ч.ч. 1, 3 ст. 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению. Суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы исковых требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Данные требования гражданского процессуального закона по настоящему делу судом первой инстанции надлежаще не выполнены.

Как справедливо указано в апелляционной жалобе адвоката Ившина О.А. и следует из материалов уголовного дела, в том числе протокола судебного заседания, налоговый орган не заявлял исковых требований о возмещении вреда, причиненного преступлением, к Нев-ровой В.А. Такие требования не были заявлены к ней в защиту интересов государства и органами прокуратуры в соответствии со ст. 44 УПК РФ.

Федеральный закон, который позволял бы взыскать денежную сумму в солидарном порядке с Нев-ровой В.А., к которой исковые требования не заявлялись, отсутствует.

А, следовательно, приговор в части взыскания с Нев-ровой В.А. денежных средств в пользу бюджета Российской Федерации в сумме 11539239 руб., противоречит требованиям ч.3 ст. 196 ГПК РФ. Поэтому в части гражданского иска приговор подлежит изменению.

Изменение решения в части гражданского иска не влечет ухудшения положения осужденных Нев-ровой В.А. и Кул-ка А.В. и не нарушает их права на защиту.

Оснований к отмене или изменению приговора, кроме вышеуказанного, в том числе по доводам авторов жалоб, суд апелляционной не находит.

Руководствуясь ст.ст.389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ОПРЕДЕЛИЛ:

Приговор Каменского городского суда Алтайского края от 6 декабря 2016 года в отношении Кул-ка А.В. и Нев-ровой В.А. изменить.

Исключить из приговора ссылки суда на заключение психофизиологической судебной экспертизы с применением полиграфа №, результаты оперативно-розыскного мероприятия «опрос» - письменные объяснения Нев-ровой В.А., вещественное доказательство - оптический диск №, протокол осмотра предметов (оптический диск №) от ДД.ММ.ГГ, протокол осмотра предметов ( оптический диск № ) от ДД.ММ.ГГ, заключение комплексной фоноскопическо - психолого –лингвистической экспертизы №( 76) –фпл, как доказательства.

Изложить решение суда в части гражданского иска Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 6 по Алтайскому краю в следующей редакции:

Гражданский иск Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 6 по Алтайскому краю удовлетворить частично. Взыскать с Кул-ка А.В. в пользу бюджета Российской Федерации ущерб в размере 11 539 239 (одиннадцать миллионов пятьсот тридцать девять тысяч двести тридцать девять) рублей.

В остальном приговор оставить без изменения.

Апелляционную жалобу адвоката Ившина О.А. удовлетворить частично, апелляционную жалобу осужденного Кул-ка А.В. оставить без удовлетворения.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Работаем на результат
Облако тегов
Формула защиты
Мы в соцсетях