Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Оправданный не избегал взыскания недоимки, он сохранял рабочие места, производство, предотвращал негативные последствия в виде прекращения деятельности. Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 20.01.2017 № 22-71/17

Суд апелляционной инстанции Алтайского краевого суда в составе: председательствующего Ярыгиной Н.В., при секретаре Янушкевиче А.В.,
с участием: прокурора Носачевой Н.А., адвоката Чумакова В.В.

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Мошляк О.А. на приговор Родинского районного суда Алтайского края от 26 октября 2016 года, которым

Кот-нов Ю. Г., <данные изъяты> оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.199.2 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления. За Кот-новым Ю.Г. признано право на реабилитацию.

Изложив содержание обжалуемого приговора, существо апелляционного представления, выслушав пояснения прокурора Носачевой Н.А., поддержавшей доводы представления, мнение адвоката Чумакова В.В. об оставлении приговора без изменения, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

органами предварительного следствия Кот-нов Ю.Г. обвинялся в сокрытии денежных средств ОАО « <данные изъяты>» <адрес>, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам в сумме <данные изъяты> рублей, совершенное в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ руководителем организации, либо иным лицом, выполняющим управленческие функции в этой организации, в крупном размере.

Приговором Кот-нов Ю.Г. по предъявленному обвинению оправдан в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, на основании п. 2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

В судебном заседании Кот-нов Ю.Г. вину в предъявленном обвинении не признал.

В апелляционном представлении и дополнительном апелляционном представлении государственный обвинитель Мошляк О.А. просит приговор отменить в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, необоснованным оправданием Кот-нова Ю.Г., уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе. Ссылается на необоснованность выводов суда о том, что в обвинительном заключении не указан налоговый период, установленный Налоговым кодексом РФ для неуплаченных налогов, а также дата окончания налогового периода по уплате НДФЛ, не конкретизирована сумма задолженности налога –НДФЛ, подлежащего уплате за календарный год, в общей массе составляющая <данные изъяты> рублей; не указан период образования и сроки погашения задолженности по налогам в размере <данные изъяты> рублей, образовавшейся до ДД.ММ.ГГ в соответствии с решением Арбитражного суда Алтайского края от ДД.ММ.ГГ; не указаны сроки уплаты налогов за период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ с разбивкой по годам, а также наступил ли по этим налогам срок оплаты с учетом налогового периода, были ли получены ОАО « <данные изъяты>» требования об уплате налогов и какие сроки при этом установлены; не указаны нормы гражданского и налогового законодательства, в силу которых денежные средства подлежали списанию в бесспорном порядке, и в какой очередности, а имеющиеся в обвинительном заключении ссылки на общие нормы законодательства не отражают в полной мере порядок взыскания недоимки по налогам и сборам, сроки уплаты конкретного налога и сбора, не содержат сведений о редакции закона, подлежащего применению. Считает, что в обвинительном заключении указаны все предусмотренные законом сведения, в том числе, изложено существо обвинения, установлены место и время совершения преступления, способ, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для дела, указана формулировка предъявленного обвинения с указанием статьи УК РФ, предусматривающей ответственность за данное преступление. При этом, в обвинительном заключении содержатся ссылки на нормы налогового законодательства, нарушенные обвиняемым, (ч.1 ст.23, ч.2 ст.44, ч.1 ст.45, ч.6 ст.226 НК РФ), сведения о сроке уплаты ОАО «<данные изъяты>» налога НДФЛ, размере задолженности по налогу НДФЛ, размере сокрытых Кот-новым Ю.Г. денежных средств, за счет которых должно было производиться взыскание недоимки по налогу, описана объективная сторона преступления, которая выражалась в действиях Кот-нова Ю.Г., направленных на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам в крупном размере. Полагает излишним дополнительное отражение в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого установленного законом периода и срока добровольной уплаты налога на доходы физических лиц, поскольку задолженность по налогам не являлась текущей, была установлена по результатам налоговой проверки, и юридическое значение для квалификации действий лица по ст.199.2 УК РФ имеет выяснение того, истек ли установленный налоговым органом срок для перечисление ОАО « <данные изъяты>» в бюджет задолженности по НДФЛ, а не даты, когда обязанность по уплате данного вида налога подлежала исполнению обществом самостоятельно. С учетом указанных обстоятельств, Кот-нову было предъявлено обвинение в том, что после истечения ДД.ММ.ГГ срока уплаты налога на доходы физических лиц у ОАО «<данные изъяты>» сформировалась задолженность по НДФЛ в сумме <данные изъяты> рублей (без учета пеней и штрафов) и МРИ ФНС России №8 по АК РФ выставлены инкассовые поручения на расчетные счета ОАО «<данные изъяты>» для ее взыскания. Кроме того, ссылается на апелляционное постановление апелляционной инстанции Алтайского краевого суда от 24 июля 2016 года, в котором указано, что при составлении обвинительного заключения не допущено нарушений ст. 220 УПК РФ. Выражает несогласие с выводами суда о том, что Кот-нов Ю.Г. не был наделен полномочиями руководителя ОАО «<данные изъяты>», не занимал должность заместителя генерального директора по производству, в связи с чем признаны недопустимыми доказательствами: должностная инструкция заместителя генерального директора по производству ОАО «<данные изъяты>», утвержденная ДД.ММ.ГГ; приказ *** от ДД.ММ.ГГ о назначении Кот-нова Ю.Г. заместителем генерального директора ОАО «<данные изъяты>» по производству; Приказ генерального директора ОАО « <данные изъяты>» К. *** от ДД.ММ.ГГ о делегировании Кот-нову Ю.Г. полномочий генерального директора данного общества; копия доверенности, выданная генеральным директором ОАО «<данные изъяты>» К. от ДД.ММ.ГГ на имя Кот-нова Ю.Г. Считает, что указанные документы, а также показания свидетелей С1, С2, К., С3, С8, С4, С5, С6, С7, и показания Кот-нова Ю.Г., данные им на предварительном следствии, подтверждают, что в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ Кот-нов Ю.Г. являлся лицом, фактически выполняющим управленческие функции в ОАО «<данные изъяты>», поскольку совершал от имени общества сделки по распоряжению имуществом, денежными средствами, осуществлял прием и увольнение работников, его указания были для них обязательны и т.д. Ссылаясь на положения ст.16 ТК РФ, согласно которой трудовые отношения между работником и работодателем возникают на основе фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или уполномоченного на это представителя, в случае, когда трудовой договор не был надлежаще оформлен, считает, что в указанный в обвинении период времени Кот-нов Ю.Г. фактически осуществлял полномочия руководителя ОАО « <данные изъяты>» с ведома работодателя - ТУ Росимущества в Алтайском крае, что следует, по мнению прокурора, и из показаний свидетеля С10, пояснившего, что ТУ Росимущества в АК было известно о том, что в отсутствие генерального директора ОАО « <данные изъяты>» вопросами текущей деятельности (выплата заработной платы, совершение сделок от имени общества, недопущение падежа скота,) занимался Кот-нов Ю.Г.

Кроме того, судом указано, что в инкриминируемый Кот-нову Ю.Г. период времени совершения преступления на должность генерального директора ОАО «<данные изъяты>» в установленном законом порядке на основании распоряжения *** ТУ Росимущества в АК от ДД.ММ.ГГ был назначен С8, в связи с чем, с ДД.ММ.ГГ Кот-нов Ю.Г. не должен нести обязательства по исполнению ОАО « <данные изъяты>» требований налогового законодательства. Не соглашаясь с данными выводами суда, прокурор приводит показания свидетеля С8, согласно которым он приступил к обязанностям в конце ДД.ММ.ГГ с момента получения трудового договора, и указывает, что судом допущены противоречия в выводах, не дано надлежащей оценки фактическому допущению с ведома работодателя ТУ Росимущества в АК Кот-нова Ю.Г. к обязанностям руководителя ОАО « <данные изъяты>», в силу исполнения которых он, согласно требованиям п.16.1 ст.16 Устава ОАО « <данные изъяты>», п.3 ст.24, п.6 ст.226 НК РФ, отвечал за деятельность предприятия, в том числе за исполнение обществом обязанностей налогового агента по удержанию и перечислению НДФЛ. Фактически осуществляя полномочия руководителя и зная о наличии у предприятия недоимки по налогам и сборам, Кот-нов Ю.Г. давал поручения контрагентам произвести оплату, минуя расчетные счета организации в банках, то есть умышленно сокрыл денежные средства ОАО « <данные изъяты>», за счет которых должно было быть произведено взыскание недоимки. Однако, суд данные обстоятельства не принял во внимание, а необоснованно расценил письма, направленные контрагентам за подписью Кот-нова Ю.Г., как необязательные для исполнения. Вместе с тем, как следует из показаний контрагентов – свидетелей С9, С5, С7, письма были оформлены надлежащим образом, с печатью ОАО « <данные изъяты>», подписью Кот-нова Ю.Г., который исполнял обязанности руководителя ОАО « <данные изъяты>», в связи с чем денежные средства контрагентами по договорам с ОАО « <данные изъяты>» направлялись на расчетные счета ООО « <данные изъяты>». Кроме того, в приговоре не указано, в счет погашения текущих расходов какой именно организации Кот-нов направлял полученные от продажи сельхозпродукции ОАО « <данные изъяты>» денежные средства. Стороной защиты не представлено доказательств, подтверждающих, что поступающие в ООО « <данные изъяты>» от контрагентов ОАО « <данные изъяты>» денежные средства Кот-нов расходовал на выплату заработной платы работникам ОАО «<данные изъяты>», оплату кредитов и беспроцентных займов ОАО «<данные изъяты>», оплату ГСМ и электроэнергии за предприятие. Кроме того, обращает внимание, что действующее налоговое законодательство предоставляет налоговым органам право на принудительное взыскание недоимки по налогам, как за счет денежных средств налогоплательщика (ст.46 НК РФ), так и иного его имущества (ст.47 НК РФ), при этом очередность и последовательность их применения не установлена, в связи с чем налоговые органы вправе самостоятельно избирать порядок взыскания недоимки по налогам, ограничиться одним из указанных способов либо применять их одновременно; и непринятие налоговой инспекцией мер по реализации имущества ОАО « <данные изъяты>» в счет погашения имеющихся долгов по уплате налогов и сборов не является основанием для освобождения от уголовной ответственности руководителя организации по ст.199.2 УК РФ. Считает, что выводы суда о том, что действия Кот-нова Ю.Г. не были направлены на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам, т.к. последний не имел каких-либо законных оснований для представления интересов ОАО «<данные изъяты>», в том числе по распоряжению его имуществом, направлял открыто вышеуказанные письма контрагентам для оплаты за поставленную сельхозпродукцию через третьих лиц, не имел цели избежать взыскания недоимки с учетом характера платежей, не подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами. Указывает, что действующим законодательством не запрещен такой порядок расчетов, однако, в рассматриваемом случае рассылка подобных писем является уголовно-наказуемым действием, поскольку при их направлении Кот-нов осознавал, что в случае поступления денежных средств на расчетные счета они будут в бесспорном порядке списаны банком на основании выставленных инкассовых поручений в порядке очередности, при этом в одну очередь ( третья) отнесены платежи, предусматривающие выдачу денежных средств для расчетов по оплате с лицами, работающими по трудовому договору, а также по поручениям налоговых органов на списание и перечисление задолженности по уплате налогов и сборов. До ДД.ММ.ГГ (дата выставления инкассовых поручений) требования, связанные с оплатой труда, имеющие приоритетный характер не предъявлялись. С учетом изложенного, выводы суда о том, что расчеты по оплате труда, а также платежи организации по текущим расходам (подлежащие учету в 5 очереди), имели более приоритетное значение, нежели платежи по налогу, не основан на нормах действующего законодательства.

Ссылаясь на разъяснения Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28 декабря 2006 года № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», указывает, что Кот-нов Ю.Г. является субъектом преступления, предусмотренного ст.199.2 УК РФ, и исследованные в судебном заседании доказательства подтверждают его вину. Установленные обстоятельства позволяли суду, по мнению прокурора, исключить из фабулы обвинения указание на совершение преступления «руководителем организации», признав доказанным совершение Кот-новым Ю.Г. преступления, как иным лицом, выполняющим управленческие функции в организации.

Кроме того ссылается на нарушение ч.7 ст.241 УПК РФ о провозглашении приговора в открытом судебном заседании, указывая, что ДД.ММ.ГГ председательствующим было объявлено о провозглашении приговора ДД.ММ.ГГ в <данные изъяты> часов, однако ДД.ММ.ГГ приговор по делу Кот-нова Ю.Г. не был провозглашен до конца рабочего дня. В списке дел, назначенных к рассмотрению в Родинском районном суде, провозглашение приговора по данному делу на ДД.ММ.ГГ и ДД.ММ.ГГ не указано, в связи с чем, сторона обвинения не была уведомлена о дате и времени провозглашения приговора и не располагает сведениями о том, когда и при каких обстоятельствах он был провозглашен.

В возражениях адвокат Чумаков В.В. просит приговор оставить без изменения, апелляционное представление – без удовлетворения.

Проверив материалы дела, суд апелляционной инстанции принимает следующее решение.

Согласно ч.2 ст.389.24 УПК РФ оправдательный приговор суда первой инстанции может быть отменен судом апелляционной инстанции и направлен на новое судебное разбирательство не иначе, как по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей на незаконность и необоснованность оправдания подсудимого.

Суд апелляционной инстанции не может согласиться с доводами апелляционного представления о незаконности оправдательного приговора в отношении Кот-нова Ю.Г., поскольку описательно-мотивировочная часть приговора в полном соответствии с требованиями ст.305 УПК РФ содержит изложение существа предъявленного обвинения, обстоятельства уголовного дела, установленные судом, мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения. Кроме этого, в полном соответствии с требованиями закона суд указал основания оправдания Кот-нова Ю.Г. и сослался на доказательства, их подтверждающие.

В соответствии с ч.4 ст.302 УПК РФ не может быть основан на предположениях обвинительный приговор, который постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств, что соответствует положениям статьи 49 Конституции Российской Федерации и ст. 14 УПК РФ о толковании неустранимых сомнений в виновности лица в пользу обвиняемого.

Требования ст.ст.305, 306 УПК РФ судом соблюдены, в приговоре приведены все доказательства, представленные стороной обвинения, они проанализированы, проверены и оценены в соответствии со ст.88 УПК РФ. На основании этой оценки сделан обоснованный вывод о необходимости оправдания Кот-нова Ю.Г. по предъявленному обвинению, поскольку его вина в совершении инкриминируемого деяния не нашла своего подтверждения.

Действительно, статьей 199.2 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, совершенное собственником или руководителем организации либо иным лицом, выполняющим управленческие функции в этой организации, или индивидуальным предпринимателем в крупном размере.

При этом, субъектом преступления, предусмотренного статьей 199.2 УК РФ, может быть физическое лицо, имеющее статус индивидуального предпринимателя, собственник имущества организации, руководитель организации либо лицо, выполняющее управленческие функции в этой организации, связанные с распоряжением ее имуществом.

Проанализировав представленные доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что Кот-нов Ю.Г. в период времени, инкриминируемый органами предварительного следствия, не являлся руководителем ОАО «<данные изъяты>» и не выполнял управленческие функции в этой организации, связанные с распоряжением ее имуществом.

Так, согласно п.1.2 Устава ОАО «<данные изъяты>» учредителем Общества является Российская Федерация в лице Федерального агентства по управлению государственным имуществом.

В соответствии с п.16.1 Устава ОАО «<данные изъяты>» - руководство текущей деятельностью Общества осуществляется генеральным директором Общества (единоличный исполнительный орган), который подотчетен совету директоров и общему собранию акционеров Общества. В случае, если генеральный директор Общества не может исполнять свои обязанности совет директоров вправе принять решение об образовании временного единоличного исполнительного органа Общества и о проведении внеочередного общего собрания акционеров для решения вопроса о досрочном прекращении полномочий генерального директора и об образовании нового единоличного исполнительного органа Общества. Согласно изученных в судебном заседании копий штатного расписания ОАО «<данные изъяты>» за ДД.ММ.ГГ и ДД.ММ.ГГ год (инкриминируемый период) Кот-нов Ю.Г. занимал должность заместителя директора с обязанностями главного зоотехника.

Данные обстоятельства в судебном заседании были подтверждены как материалами уголовного дела, так и показаниями допрошенного в судебном заседании в качестве свидетеля С10, являющегося заместителем руководителя ТУ Росимущества в Алтайском крае.

Также в судебном заседании было установлено и подтверждено показаниями вышеуказанного свидетеля, что должностная инструкция заместителя генерального директора по производству ОАО «<данные изъяты>» от ДД.ММ.ГГ, на которую ссылается сторона обвинения, как на дающую Кот-нову Ю.Г.определенные права и возлагающую на него определенные обязанности, была отменена в связи с изданием новой должностной инструкции от ДД.ММ.ГГ, которая не содержит ранее предоставленных Кот-нову Ю.Г. должностной инструкцией от ДД.ММ.ГГ прав, в том числе права второй первой подписи. В связи с этим, суд признал должностную инструкцию от ДД.ММ.ГГ недопустимым доказательством.

Не признал суд допустимыми доказательствами по делу и приказ *** от ДД.ММ.ГГ о назначении Кот-нова Ю.Г. заместителем генерального директора ОАО «<данные изъяты>» по производству с предоставлением ему права второй первой подписи банковских и иных финансовых документов, а также приказ генерального директора ОАО «<данные изъяты>» К. *** от ДД.ММ.ГГ о предоставлении Кот-нову Ю.Г. права подписи руководителя организации по осуществлению оперативным руководством в деятельности общества, внутренних документов, включая приказы, накладные, счета-фактуры, и иные финансовые документы общества, так как они были изданы с нарушением требований ст.69 Федерального закона «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 года №208-ФЗ, Постановления Правительства РФ от 03.12.2004 года №738 «Об управлении находящимися в федеральной собственности акциями акционерных обществ и использовании специального права на участие РФ в управлении акционерными обществами, приказа Росимущества от 26.07.2005 года №228 «Об упорядочении деятельности Федерального агентства по управлению федеральным имуществом в сфере корпоративного управления», приказа Росимущества от 07.11.2012 года №250 «Об организации деятельности по отбору профессиональных директоров» (действовал в указанный период времени), п.п.8 п.14.1, п.14.3, пп.19 п.15.2, п.16.5 Устава ОАО «<данные изъяты>», а значит, не могут порождать никаких юридически значимых последствий.

Давая оценку, как доказательству по рассматриваемому делу, копии доверенности, на которую ссылается сторона обвинения, выданной генеральным директором ОАО «<данные изъяты>» К. на имя Кот-нова Ю.Г. от ДД.ММ.ГГ сроком действия на 3 года, которой уполномочил последнего осуществлять оперативное руководство деятельностью Общества, заключать договоры и совершать иные сделки, в порядке, предусмотренном Федеральным законом «Об акционерных обществах» и Уставом Общества, представлять интересы ОАО «<данные изъяты>» перед любыми физическими и юридическими лицами Российской Федерации по всем вопросам, связанным с заключением договоров, составлять и подписывать любые документы, представлять интересы ОАО «<данные изъяты>» с правом подписи во всех учреждениях и организациях, в том числе налоговой инспекции, то суд признал её недопустимым доказательством по данному делу исходя из того, что оригинал доверенности от ДД.ММ.ГГ в материалах дела отсутствует, и установить его местонахождение не представилось возможным, копия ее снята с копии, ни кем не заверенной. При этом, в материалах дела имеются несколько копий доверенностей, выданных генеральным директором ОАО «<данные изъяты>» К. на имя Кот-нова Ю.Г. от ДД.ММ.ГГ со сроками действия как на 1 год, так и на 3 года, а также с различными сроками окончания их действия - ДД.ММ.ГГ (срок действия 3 года Том 7 л.д.160); ДД.ММ.ГГ (срок действия 3 года Том 4 л.д.173-174) и ДД.ММ.ГГ (срок действия 1 год Том 7 л.д.). В соответствии с ч.1 ст.186 ГК РФ, если в доверенности не указан срок ее действия, она сохраняет силу в течение года со дня ее совершения. В связи с указанными обстоятельствами суд правильно применил общие положения гражданского законодательства и посчитал срок действия вышеуказанной доверенности 1 год, а значит, на период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ (перечисление контрагентами денежных средств в счет задолженности перед ОАО «<данные изъяты>» на счет ООО «<данные изъяты>») срок ее действия истек.

Таким образом, доводы стороны обвинения о том, что Кот-нов Ю.Г. с ДД.ММ.ГГ, при отсутствии генерального директора ОАО «<данные изъяты>» имея полномочия в соответствии с вышеуказанными приказом *** от ДД.ММ.ГГ, п.1.4 должностной инструкции заместителя генерального директора по производству ОАО «<данные изъяты>» от ДД.ММ.ГГ, п.16.1 ст.16 Устава ОАО «<данные изъяты>», приказом генерального директора ОАО «<данные изъяты>» К. *** от ДД.ММ.ГГ, доверенностью выданной генеральным директором ОАО «<данные изъяты>» К. на имя Кот-нова Ю.Г. от ДД.ММ.ГГ со сроком действия 3 года, выполнял его обязанности и пользовался всеми правами, был наделен управленческими функциями в ОАО «<данные изъяты>», являлся единоличным исполнительным органом, выполнял на постоянной основе организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции суд признал недоказанными в судебном заседании по обстоятельствам, указанным выше, с чем соглашается и суд апелляционной инстанции.

К данному выводу суд пришел также исходя из изученных в судебном заседании копии письма председателя совета директоров ОАО «<данные изъяты>» Б. от ДД.ММ.ГГ на имя руководителя ТУ Росимущества по АК, в котором он просит приостановить полномочия зам. Генерального директора Кот-нова Ю.Г., отменить действие доверенности от ДД.ММ.ГГ, приказа *** от ДД.ММ.ГГ, как вынесенные с превышением полномочий, признать недействительными сделки, заключенные от имени ОАО «<данные изъяты>» на основании вышеуказанной доверенности, провести проверку финансово-хозяйственной деятельности ОАО «<данные изъяты>», запретить реализацию с/х животных до принятия решения совета директоров, а также прочего имущества без согласования с советом директоров, рассмотреть вопрос о назначении вр. ио. единоличного исполнительного органа в кратчайшие сроки; заключения ревизионной комиссии ОАО «<данные изъяты>» от ДД.ММ.ГГ; копии письма ТУ Росимущества от ДД.ММ.ГГ на имя заместителя руководителя Федерального агентства по управлению государственным имуществом А.; письма и.о. руководителя Территориального управления Росимущества в Алтайском крае А2. на имя и.о. начальника управления реструктуризации государственных организаций и управления приватизируемыми активами С. Федерального агентства по управлению государственным имуществом от ДД.ММ.ГГ об отзыве документов, направленных на согласование кандидатуры Кот-нова Ю.Г. на должность генерального директора ОАО «<данные изъяты>»; постановления от отказе в возбуждении уголовного дела от ДД.ММ.ГГ в отношении Кот-нова Ю.Г. по п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в его действиях составов преступлений предусмотренных ст.ст.159,160,201,285,286 УК РФ, а также показаний допрошенного в судебном заседании в качестве свидетеля С10

Кроме того, суд справедливо принял во внимание, что на основании распоряжения *** ТУ Росимущества в АК от ДД.ММ.ГГ, то есть в инкриминируемый Кот-нову Ю.Г. период совершения преступления, на должность генерального директора ОАО «<данные изъяты>» был назначен С8, что также исключает ответственность Кот-нова Ю.Г., поскольку в соответствии с Уставом ОАО «<данные изъяты>» только генеральный директор Общества (единоличный исполнительный орган) либо временный единоличный исполнительный орган, назначенный советом директоров, коим Кот-нов Ю.Г. не являлся никогда, обязан обеспечить внесение установленных законодательством Российской Федерации налогов и других обязательных платежей в бюджеты.

Таким образом, по мнению суда, при указанных обстоятельствах, каких-либо обязанностей по уплате налогов на Кот-нова Ю.Г. возложено не было, так как он не являлся лицом, надлежаще уполномоченным представлять интересы ОАО «<данные изъяты>», в том числе и по распоряжению имуществом последнего, с чем у суда апелляционной инстанции не имеется оснований не согласиться.

Вопреки доводам апелляционного представления, суд обоснованно не принял показания свидетелей обвинения С1, С2, К., С3, С8, С4, С5, С6, С7 в подтверждение того, что подсудимый Кот-нов Ю.Г. в инкриминируемые ему период времени выполнял управленческие функции в ОАО «<данные изъяты>» и распоряжался его имуществом, по обстоятельствам, указанным выше, а также в связи с тем, что последние добросовестно заблуждались относительно законности полномочий Кот-нова Ю.Г. по управлению ОАО «<данные изъяты>», в том числе, и по распоряжению его имуществом.

Доводы представления о том, что Кот-нов Ю.Г. в соответствии со ст.16 ТК РФ фактически был допущен к работе с согласия работодателя, что является заключением трудового договора и свидетельствует о выполнении им управленческих функций, суд апелляционной инстанции признает несостоятельными, поскольку, во-первых, он в этой организации работал на основании приказа о приеме на работу( а не по фактическому допущению), что подтверждается записью в трудовой книжке, и выполнял свои должностные обязанности (заместителя директора с правами зоотехника) в соответствии с должностной инструкцией, во-вторых, согласно абз.3 ч.3 ст.69 ФЗ « Об акционерных обществах» положения трудового законодательства РФ распространяются на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом и (или) членами коллегиального исполнительного органа общества лишь в части, не противоречащей положениям указанного Федерального закона.

Кроме того, судом верно констатировано, что субъективная сторона преступления, предусмотренного ст.199.2 УК РФ, характеризуется только прямым умыслом, что предполагает осознание лицом того, что он скрывает денежные средства или имущество, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, осознает их крупный характер и желает воспрепятствовать принудительному взысканию налоговой недоимки.

Суд посчитал недоказанным, что Кот-нов, направляя письма контрагентам с просьбой о перечислении денежных средств на счет ООО «<данные изъяты>», преследовал цель воспрепятствования взысканию недоимки. Как было установлено в судебном заседании и подтверждено показаниями допрошенной в судебном заседании свидетеля С11, являющейся главным налоговым инспектором МРИ ФНС №8 по Алтайскому краю, у ОАО «<данные изъяты>» имелось имущество, которое могло быть реализовано для погашения долгов, однако взыскатель (МРИ ФНС №8 по АК) не предприняло никаких мер по реализации данного имущества с целью погашения имеющихся долгов у ОАО «<данные изъяты>» по уплате налогов и сборов. Данные обстоятельства подтверждаются также и приобщенным в судебном заседании решением *** от ДД.ММ.ГГ, вынесенным начальником Межрайонной ИФНС России №8 по АК, согласно которого были приняты обеспечительные меры в виде заперта на отчуждение (передачу в залог) без согласия налогового органа недвижимого имущества ОАО «<данные изъяты>» на общую сумму <данные изъяты> рублей.

Суд пришел к обоснованному выводу, что стороной обвинения не представлено доказательств того, что Кот-нов Ю.Г., подписывая письма в адрес контрагентов с просьбой производить расчеты с ООО « <данные изъяты>» через счета ООО « <данные изъяты>», которые для них не являлись обязательными, а также, направляя полученные от продажи сельхозпродукции ОАО «<данные изъяты>» денежные средства в счет погашения текущих расходов организации (выплата заработной платы, оплата кредитов, беспроцентных займов, оплата за ГСМ и электроэнергию), преследовал цель скрыть данные денежные средства от МРИ ФНС России № 8 по Алтайскому краю. Согласно ответа на запрос конкурсного управляющего ОАО «<данные изъяты>» П. с приложением от ДД.ММ.ГГ на ДД.ММ.ГГ, задолженность по заработной плате в ОАО «<данные изъяты>» составляла <данные изъяты> рубля. В ДД.ММ.ГГ указанная задолженность и текущая заработная плата были полностью выплачены.

Таким образом, действия Кот-нова Ю.Г., по мнению суда, не были направлены на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам. Несмотря на то, что последний не имел каких-либо законных оснований для представления интересов ОАО «<данные изъяты>», в том числе и по распоряжению его имуществом, направляя открыто вышеуказанные письма контрагентам для оплаты за поставленную сельхоз продукцию через третьих лиц, не имел цели избежать взыскания недоимки с учетом характера платежей; его действия были направлены лишь на сохранение рабочих мест, производственной базы Общества, предотвращение наступления негативных последствий в виде прекращения основных видов деятельности.

Показания Кот-нова Ю.Г., данные им в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого и обвиняемого, суд оценил в совокупности с иными доказательствами.

По мнению суда апелляционной инстанции, материалы дела в судебном заседании исследованы с достаточной полнотой и в дополнительной проверке не нуждаются. Все доказательства, представленные стороной обвинения, были исследованы в судебном заседании, ни одно из них не осталось без оценки, данной в соответствии с требованиями закона, и с которой следует согласиться. В апелляционном представлении фактически предлагается по иному оценить все установленные в судебном заседании доказательства в отношении оправданного, что при отсутствии нарушения правил их оценки, недопустимо.

Выводы суда об отсутствии в действиях Кот-нова Ю.Г. состава преступления, предусмотренного ст.199.2 УК РФ, являются правильными, а доводы представления о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, необоснованны.

Суд апелляционной инстанции не усматривает в приговоре каких-либо существенных противоречий, а также формулировок, ставящих под сомнение сам факт невиновности оправданного.

Иные доводы, на которые обращено внимание в апелляционном представлении, не влияют в целом на законность и обоснованность состоявшегося судебного решения, поэтому отклоняются, как несостоятельные.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о лишении или ограничении гарантированных УПК РФ прав участников судопроизводства, несоблюдении процедуры судопроизводства или иных обстоятельств, которые повлияли либо могли повлиять на постановление законного и справедливого приговора, при рассмотрении дела не допущено.

Несостоятельны и доводы апелляционного представления о нарушении положений уголовно-процессуального законодательства о провозглашении приговора в открытом судебном заседании и о том, что прокуратура не была уведомлена о времени его провозглашения, поскольку они опровергаются протоколом судебного заседания, замечания на который были удостоверены председательствующим по делу, а также телефонограммой (т.10, л.д.3), согласно которой секретарем с/з Ш. ДД.ММ.ГГ в <данные изъяты> заместителю прокурора района Мошляк О.А. было передано сообщение, что приговор по делу Кот-нова Ю.Г. будет провозглашен в <данные изъяты> часов ДД.ММ.ГГ, на что прокурор пояснила, что не желает присутствовать при этом, результат узнает по телефону.

При изложенных обстоятельствах, суд апелляционной инстанции полагает, что приговор является законным и обоснованным, а оснований для отмены оправдательного приговора и направления дела на новое судебное разбирательство по доводам, изложенным в апелляционном представлении государственного обвинителя, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

приговор Родинского районного суда Алтайского края от 26 октября 2016 года в отношении Кот-нова Ю. Г. оставить без изменения, апелляционное представление прокурора - без удовлетворения.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты