Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Хищение денежных средств в форме возмещения налога на добавленную стоимость. Апелляционное определение Архангельского областного суда от 19.04.2017 № 22-719/17

Суд апелляционной инстанции Астраханского областного суда в составе председательствующего судьи Тагировой А.Ш., судей Чуб Л.В., Санжаровой С.Р., при ведении протокола секретарем Барковой Ю.С., с участием государственного обвинителя Плотниковой О.Н., адвоката Родина В.Л., действующего в интересах осужденного Саб-вой А.Р., адвоката Синенковой М.В., действующей в интересах осужденного Сид-ва Д.В., осужденных Саб-вой А.Р., Сид-ва Д.В., 

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Сид-ва Д.В. на постановление об отклонении замечаний на протокол судебного заседания от 15 марта 2017г., по апелляционным жалобам осужденного Сид-ва Д.В., адвокатов Лебедевой И.Г., Родина В.Л. на приговор Кировского районного суда г. Астрахани от 21 ноября 2016г., которым: 

Саб-ва А.Р., ДД.ММ.ГГГГг. рождения, уроженка г. <адрес> не судимая, осуждена по - п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 199 УК Российской Федерации (далее УК РФ) к 2 годам лишения свободы; -ч. 4 ст. 159 УК РФ (хищение на сумму 1 080403 рубля) к 3 годам лишения свободы; -ч. 3 ст. 159 УК РФ (хищение на сумму 19655 рублей) к 2 годам лишения свободы; - ст. 196 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; 

Сид-в Д.В., ДД.ММ.ГГГГг. рождения, уроженец <адрес> <адрес>, осужден по - п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ к 2 годам лишения свободы; -ч. 4 ст. 159 УК РФ (хищение на сумму 1 080403 рубля) к 3 годам лишения свободы; -ч. 3 ст. 159 УК РФ (хищение на сумму 19655 рублей) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы; - ст. 196 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Санжаровой С.Р. по обстоятельствам дела, содержанию приговора, постановления суда, доводам апелляционных жалоб осужденного Сид-ва Д.В., адвокатов Лебедевой И.Н., Родина В.Л., выслушав осужденных Саб-ву А.Р., Сид-ва Д.В., адвокатов Родина В.Л., Синенкову И.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение государственного обвинителя Плотниковой О.Н., полагавшей приговор законным и обоснованным, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

Приговором суда Саб-ва А.Р. и Сид-в Д.В. признаны виновными в уклонении от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере, совершенном период сДД.ММ.ГГГГг. по ДД.ММ.ГГГГг.; в мошенничестве группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения в особо крупном размере, совершенном в период с ДД.ММ.ГГГГг. по ДД.ММ.ГГГГг.; в мошенничестве группой лиц по предварительному сговору с использованием своего служебного положения, совершенном в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГг.; в преднамеренном банкротстве, то есть в совершении руководителем и участником юридического лица действий, заведомо влекущих неспособность юридического лица в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обстоятельствам, если эти действия причинили крупный ущерб, совершенном в период сДД.ММ.ГГГГг. по ДД.ММ.ГГГГг.

Преступления совершены в <адрес>, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Саб-ва А.Р. и Сид-в Д.В. вину по предъявленному обвинению не признали.

Постановлением от 15 марта 2017г. отклонены замечания, поданные на протокол судебного заседания осужденным Сид-вым Д.В.

В апелляционной жалобе адвокат Родин В.Л., действуя в интересах осужденной Саб-вой А.Р., не оспаривая доказанность виновности и квалификацию действий подзащитной, просит приговор изменить, применив отсрочку отбывания наказания до достижения ее сыном ФИО 23ДД.ММ.ГГГГг. рождения, четырнадцатилетнего возраста. Указывает, что Саб-ва А.Р. частично признала вину, частично погасила ущерб от преступлений, потерпевшие претензий к Саб-вой не имеют. Кроме того, Саб-ва ранее не судима, по месту жительства и работы характеризуется положительно, неоднократно поощрялась благодарственными письмами.

Осужденный Сид-в Д.В., адвокат Лебедева И.Г. в апелляционных жалобах просят приговор отменить, направить дело на новое рассмотрение в то же суд в ином составе. В дополнении к жалобе осужденный Сид-в Д.В. просит оправдать его и прекратить уголовное преследование.

В обоснование апелляционных жалоб указывают, что Сид-в не являлся руководителем, либо главным бухгалтером ООО «<данные изъяты>», с ДД.ММ.ГГГГг. он принят лишь на должность менеджера, а обязанности главного бухгалтера возложены на Саб-ву А.Р. Осуждённый также указывает, что оригинал приказа Саб-вой о наделении его административно- хозяйственными функциями в ходе предварительного следствия демонстрировался ему следователем, в дальнейшем, когда потребовали провести экспертизу о его подлинности, оригинал исчез, в связи с чем, просит признать копию приказа недопустимым доказательством.

Адвокат Лебедева И.Г. также указывает, то в материалах дела отсутствуют доказательства сговора Сид-ва и Саб-вой на совершение преступлений, что подтверждается показаниями Саб-вой о том, что бухгалтерскую и налоговую документацию готовили бухгалтера.

Осужденный Сид-в Д.В. также указывает на отсутствие по делу доказательств его виновности. Отмечает, что уголовное дело возбуждено на основании акта № 11-24/1 от 26 января 2015г. и решения № 11-24/1 от 13 марта 2015г. ИФНС России по <адрес>, с которыми его, несмотря на неоднократные ходатайства в орган следствия, ознакомили при выполнении требований ст. 217 УПК Российской Федерации (далее УПК РФ) соответственно он не мог их оспорить, в то время как данные документы вступают в силу по истечении 1 месяца с их вручения, что сделано не было, соответственно они не вступили в силу, в связи с чем эти документы являются недопустимыми доказательствами и не могут быть положены в основу обвинения и подлежат исключению из него, просит исключить их из объёма доказательств.

Наряду с этим отмечает, что с постановлениями о назначении экспертиз № 20/11 от 10 ноября 2014г., 24/2015 от 28 сентября 2015г., № 2/2 от 26 февраля 2016г., ознакомлен после их фактического проведения и при выполнении требований ст. 217 УПК РФ, в связи с чем, у него не имелось возможности защищаться от предъявленного обвинение и эти заключения являются недопустимыми доказательствами. Выводы суда, что это не препятствовало поставит дополнительные вопросы по экспертизам опровергаются заявленными им и защитником Лебедевой И.Г. ходатайствам о нарушении закона при назначении экспертизы и направлением жалобы в порядке ст. 123-124 УПК РФ прокурору Астраханской области, просит исключить их из объёма доказательств.

Утверждает, что имел электронную цифровую подпись (ЭЦП), которую 27 июля 2012г. переоформил на ООО «<данные изъяты>», информирование о движении денежных средств по дате последней операции по счету 18 сентября 2014г. поступило на номер, принадлежащий Саб-вой А.Р. Согласно приложению в использованию ЭЦП, ее начали использовать 4 апреля 2012г. по 18 сентября 2014г., а уволен он 1 июля 2014г. Более того, в период с 27 апреля по 6 мая, с 21 июня по 29 июня 2013г., а также в другие периоды 2012г., отсутствовал в г. Астрахани, что подтверждается копией заграничного паспорта, однако сведениями из банка ЭЦП и в это время продолжали использовать. Это возможно было подтвердить направлением запроса в авиакомпании «Аэрофлот» и «Сибирь», о чем он заявил ходатайство, оно удовлетворено судом, но ответ на него не был получен на момент постановления приговора.

Полагает, что утверждение суда о снятии с расчетного счета и не предоставлении отчета о расходовании 7 841 876 рублей не основаны на материалах дела, не принято во внимание, что снятые им деньги переданы в кассу предприятия, откуда затем выданы на заработную плату и в подотчет сотрудникам ООО «<данные изъяты> За эти денежные средств он предоставил авансовый отчет на сумму 1 2376772 рубля, а на расчетный счет 000 «<данные изъяты>» возвращено подотчетных сумм в размере 3 563 500 рублей. Несмотря на поданный конкурсным управляющим иск, суд отказал в его удовлетворении, что подтверждается решением Советского районного суда г. Астрахани от 15 апреля 2015г. Все это в совокупности подтверждает то, что он полностью отчитался по полученным денежным средствам.

Выводы суда о переводе с его ведома с расчетного света 000 «<данные изъяты>» 278 000 рублей противоречат показаниям Саб-вой, что по данному вопросу она консультировалась с экономистами и юристами. Согласно акту сверок между ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» задолженность последнего составила 91185,47 рублей и 5 155 364, 87 рублей, а задолженность ОАО «<данные изъяты> 10 765 370, 20 рублей.

В ходе процедуры банкротства сумма задолженности снизилась, но при этом сумма ущерба, установленная судом, не уменьшилась. Ходатайство об истребовании сведений о результатах банкротства было удовлетворено судом, но до настоящего времени не исполнено.

Настаивает на том, что суд ограничился переложением текста обвинительного заключения, не оценив все имеющиеся в деле доказательства.

Судебное следствие было закончено 18 ноября 2016г., а 16, 17 и 18 ноября 2016г. конвойная служба доставляла его в следственный изолятор после 22 часов, в связи с чем, он не располагал временем для подготовки к прениям сторон, о чём завил суду, но ходатайство оставлено без удовлетворения, чем нарушено его право на защиту.

Наряду с изложенным осужденный Сид-в Д.В. просит отменить постановление Кировского районного суда г. Астрахани от 15 марта 2017г. об отклонении замечаний на протокол судебного заседания, поскольку в своих замечаниях он изложил фактические обстоятельства, имевшие место в судебном заседании, отражение которых в протоколе имеет существенное значение для правильного разрешения данного дела.

Проверив материалы дела, изучив доводы апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции находит приговор подлежащим изменению.
Выводы суда о виновности Саб-вой А.Р. и Сид-ва Д.В. в совершении вышеуказанных преступлений, основаны на имеющихся и приведенных в приговоре суда доказательствах, проверенных и исследованных в судебном заседании в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона., полный и подробный анализ которых содержится в приговоре.

Так, решением ИФНС России по <адрес> от 13 марта 2015г. по результатам рассмотрения акта выездной налоговой проверки от 26 января 2015г. Общества с ограниченной ответственностью « <данные изъяты>», выявившей неполную уплату налога на добавленную стоимость в сумме 10437015 руб., неполную уплату налога на прибыль организаций в сумме 10985289 руб., завышение налога на добавленную стоимость, излишне возмещенного из бюджета, за 4 квартал 2012г. в сумме 1080403руб., за 1 квартал 2013г. в размере 19666руб., ООО « <данные изъяты>» было привлечено к налоговой ответственности.

Согласно заключения судебной экономической экспертизы от 28 сентября 2015г. в результате отнесения на налоговые вычеты сумм НДС, предъявленных ООО «<данные изъяты>» за налоговые периоды с 01.04.2012 по 31.12.2013 уменьшен к уплате в бюджет НДС ООО <данные изъяты>» на 10 146 714 рублей, увеличен к возмещению НДС из бюджета ООО «<данные изъяты>» на 1 100 378 рублей, в результате включения ООО «<данные изъяты> в состав расходов, затрат по сделкам с ООО «<данные изъяты>» уменьшена к доплате сумма налога на прибыль ООО «<данные изъяты>» на 9 500 426 рублей.

Представитель потерпевшего ФИО 7 в судебном заседании пояснила, что выездной налоговой проверкой в отношении ООО « <данные изъяты>» была выявлена неуплата налога на прибыль, завышение расходов по контрагенту ООО « <данные изъяты>», с которым у ООО «<данные изъяты>» не было хозяйственной деятельности, ООО «<данные изъяты>» является фирмой однодневкой. ООО «<данные изъяты>» были представлены налоговые декларации с заниженной налоговой базой на сумму налогового вычета по НДС по счетам-фактурам выставленным от ООО «<данные изъяты>», были заявлены требования о возмещении НДС по сделкам с ООО «<данные изъяты>», которые были удовлетворены и на счет ООО «<данные изъяты>» были перечислены денежные средства.

Из показаний свидетеля ФИО 8 следует, что на основании поданных документов ООО «<данные изъяты>», отдел камеральных проверок провел проверочные мероприятия, после чего было принято решение о возмещение НДС, она произвела перечисление части заявленной к возмещению суммы на расчетный счет ООО «<данные изъяты> а часть пошла на погашение налога на прибыль.

Согласно показаниям свидетеля ФИО 9, в апреле 2014 г. она проводила выездную налоговую проверку в отношении ООО «<данные изъяты>», в ходе проверки было установлено, что представленные ООО «<данные изъяты>» сведения об аренде техники и приобретении стройматериалов у ООО «<данные изъяты>» не соответствовали действительности, расходы ООО « <данные изъяты>» были завышены. Было установлено, ООО «<данные изъяты> никакой техники и имущества не имеет, в обществе числится один человек-руководитель, ФИО10, который отрицал свое участие в руководстве какой -либо фирмы, а также в взаимоотношениях с ООО « <данные изъяты>». По результатам проверки ООО « <данные изъяты>» установили неполную уплату налогов на прибыль, добавленную стоимость, доходы физических лиц, транспорт и необоснованное возмещение налога на добавленную стоимость. Также было выявлено снятие Сид-вым Д.В. и Саб-вой А.Р. со счета ООО «<данные изъяты>» крупных денежных сумм, при этом ими не были представлены расходные документы, несмотря на неоднократные требования. Сид-в и Саб-вой ею опрашивались, в ходе опроса сотрудников общества было установлено, что Сид-в Д.В. фактически осуществлял руководство ООО «<данные изъяты>».

Из показаний свидетеля ФИО10 следует, что он за денежное вознаграждение по предложению незнакомого лица зарегистрировал на своё имя организацию, фактически он никогда руководителем никакой организации не являлся, договоров не заключал, ООО «<данные изъяты>» ему незнакомо.

Согласно показаниям свидетеля ФИО11, он с 2010 г. работает контролером в ООО «<данные изъяты>» в административном здании по адресу: <адрес>, в этом здании ООО « <данные изъяты>» никогда не располагалось.

Из выводов почерковедческой экспертизы следует, что подписи от имени ФИО10 в договорах выполнения работ по монтажу временной железобетонной площадки и подъездных путей для гусеничного крана Либхер LR1350, поставки №15 от 25.04.2012, аренды строительной техники и в актах о приемке выполненных работ, счет-фактурах, товарных накладных выполнены, вероятно, одним лицом, вероятно не ФИО10, а другим лицом с подражанием подписи ФИО10 Краткий рукописный текст: «ФИО10» в актах о приемке выполненных работ, в счет-фактурах, товарных накладных выполнен не ФИО10, а другим лицом.

Согласно показаниям свидетелей ФИО12, ФИО13, ФИО14, они, а также ФИО 24, ФИО 25, ФИО 26, двое парней ФИО 27 и ФИО 28 в марте 2013г. производили работы по укладке дорожных плит для транспортных средств на территории судостроительного завода « <данные изъяты>» в <адрес>. Сид-в Д. обозначал им объемы работ и контролировал выполнение работ. За работу было заплачено 150000 руб., договора не заключались, за получение денег не расписывались.

Из показаний свидетеля ФИО 29 следует, что им в марте 2013г. ООО « <данные изъяты> были предоставлены в аренду каток ДМ 58 и автомашина МАЗ-трал модель 64 22 для производства монтажно-строительных работ на территории ОАО ССЗ «<данные изъяты>».

Так, суд первой инстанции, оценив вышеизложенные доказательства, пришел к правильному выводу о том, что сделки между ООО « <данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» носили явно мнимый характер, ООО « <данные изъяты>» хозяйственную деятельность не осуществляло, работы по монтажу временной железобетонной площадки и подъездных путей для гусеничного крана по договору, заключенному между заказчиком ООО «<данные изъяты>» и исполнителем «<данные изъяты>», были выполнены иными лицами, не являющихся сотрудниками ООО «<данные изъяты>».

Доводы адвоката Лебедевой И.Г. и осужденного Сид-ва Д.В., изложенные в апелляционной жалобе, о том, что Сид-в Д.В. не осуществлял фактическое руководство ООО « <данные изъяты>» и не контролировал его финансово-хозяйственную деятельность, тщательно проверялись судом первой инстанции и своего подтверждения не нашли, поэтому обоснованно отвергнуты, как несостоятельные.

Так, судом достоверно установлено, что Сид-в Д.В. наряду с Саб-вой А.Р. осуществляли фактическое руководство ООО « <данные изъяты>».

Данные обстоятельства установлены из показаний свидетелей, данных ими как на предварительном следствии, так и в судебном заседании.

Свидетель ФИО 15 в ходе предварительного следствия и в судебном заседании пояснила, что она с 2012г. работала в должности главного бухгалтера в ООО «<данные изъяты>», руководителями организации являлись Сид-в и Саб-ва. О сделках ООО «<данные изъяты>» с ООО «<данные изъяты>» она узнала только из представленных ей Саб-вой А.Р. и Сид-вым Д.В. для проведения по бухгалтерскому учету пакета документов, ей не известно являлся ли ООО «<данные изъяты>» фактическим контрагентом, продавцом материалов и арендодателем грузоподъемной техники, при этом фактически товара от ООО «<данные изъяты>» она не видела и где складировался данный товар не знает, склада в организации не было. Все расчеты с контрагентами производил лично Сид-в Д.В., он оплачивал счета, программой « Банк-клиент» занимался Сид-в, у его была флэшка, логин и пароль, без этой флэшки иное лицо не имело возможности воспользоваться программой, как производились платежи ООО « <данные изъяты>» и оплачивались ей не известно. Сведения необходимые для составления налоговой отчетности были представлены ей Сид-вым Д.В. При составлении декларации сделки, совершенные между 000 «<данные изъяты>» и 000 «<данные изъяты>» учитывались. Документы налоговой отчётности формировались ею на рабочем компьютере, который установлен в офисе, утверждалась налоговая отчетность Саб-вой А.Р. После того как документы были составлены, она оставляла компьютер в рабочем состоянии и Сид-в Д.В. совместно с Саб-вой А.Р. проверяли всю сформированную документацию. После того как документы были проверены, Саб-ва А.Р. подписывала декларацию. Налоговая декларация в налоговый орган предоставлялась электронным способом либо лично. При поступлении денег от контрагентов « КНРГ» и « <данные изъяты>», они обналичивались Саб-вой и Сид-вым, на какие нужды расходуются денежные средства они не поясняли, деньги в подотчет Сид-ву Д.В. из кассы 000 «<данные изъяты>» никто не выдавал, поэтому первичные документы по кассе не оформлялись, снятие денег Сид-вым Д.В. производилось по расчетной книжке с расчетного счета 000 «<данные изъяты>» в Банке «<данные изъяты>» в крупных размерах.

Из показаний свидетелей ФИО 16, ФИО 17, ФИО 17, ФИО 30., сотрудников 000 «<данные изъяты>», также следует, что в организации были два фактических руководителя: Сид-в и Саб-ва, которыми давались указания подчиненным лицам.

В соответствии с приказом за №1 от 01.04.2012 000 «<данные изъяты>» генеральным директором Саб-вой А.Р. Сид-в Д.В. наделен необходимыми полномочиями с правом административно-хозяйственного, оперативно-распределительного и контрольно-ревизионного характера для заключения договоров и сопутствующих документов с правом собственноручного по нижеперечисленным вопросам и направлением: договорных отношений, первичной бухгалтерской документации (счет-фактура; товарная накладная; акт о выполнение работ), банковских документов (чековая книжка, платежное поручение), делопроизводство.

Согласно генеральной доверенности от 24.05.2013, генеральный директор 000 «<данные изъяты>» Саб-вой А.Р. доверяет Коммерческому директору Сид-ву Д.В. представлять интересы ООО «<данные изъяты>» во всех учреждениях, организациях, в том числе кредитных организациях. Заключать и расторгать договора и подписывать все сопутствующие документы. Право подписей всей документации, в том числе финансовой и бухгалтерской, связанной с деятельностью ООО «<данные изъяты>».

В судебном заседании подсудимая Саб-ва А.Р. пояснила, что приказом №1, который был изготовлен Сид-вым, она наделила его практическим всеми полномочиями, в том числе ведением хозяйственной деятельностью, кассовыми операциями, заключением договоров, контролем за бухгалтерской документацией, у него имелся электронный ключ от «Банк-клиент». Она лично с руководством 000 «<данные изъяты>» не встречалась и не общалась, работа с 000 «<данные изъяты>» находилась в компетенции Сид-ва, именно с ним были оговорены условия взаимоотношений, она лишь подписала договор, который ей представил Сид-в, который производил все расчеты с ООО «<данные изъяты>», он же контролировал счета-фактуры, акты выполненных работ, он знал об всем происходящим.

Судом первой инстанции установлено правильно, что Сид-в Д.В. и Саб-ва А.Р. будучи фактическими руководителями ООО «<данные изъяты>», обладая организационно-распорядительными полномочиями, заведомо зная о том, что ООО «<данные изъяты>» хозяйственной деятельности не осуществляло, в аренду технику не сдавала и товары не поставляла ООО « <данные изъяты>», тем не менее представили в налоговый орган заведомо ложные сведения о финансово-хозяйственных взаимоотношениях с ООО «<данные изъяты>» с целью занижения налогооблагаемой базы и уклонения от уплаты налога на прибыли и НДС, а так же с целью возмещения налога на добавленную стоимость.

Данные выводы суда также подтверждаются исследованными в суде первой инстанции следующими доказательствами: - заявлением на возврат излишне уплаченного налога за 4 квартал 2012г. в сумме 1 080 403 руб. генерального директора ООО « <данные изъяты>» Саб-вой А.Р.; - решением о возврате№ 17006 от 18.09.2013, согласно которого налоговым органом принято решение о возврате переплаты по НДС на товары производимые на территории РФ налогоплательщику ООО « <данные изъяты>» в сумме 1 063849 руб. 01 коп.; - решением о зачете № 27136 от 18.09.2013, которым налоговым органом принято решение о зачете переплаты по НДС на товары производимые на территории РФ налогоплательщику ООО « <данные изъяты>» в сумме 1655руб.99 коп.; - справкой №98 по судебной экономической экспертизе от 28 сентября 2015 г. ООО « <данные изъяты>» о том, что налоги, исчисленные по результатам судебной экономической экспертизы ООО « <данные изъяты>» в сумме 20 747 518 руб., составляют 100 % от суммы налогов подлежащих уплате в бюджет за 2012-2014 г.г.; - справкой №134 по акту выездной налоговой проверки ООО « <данные изъяты>», из которой следует, что сумма неуплаченных ООО « <данные изъяты>» НДС, налога на прибыль, транспортного налога, НДФЛ за 2012-2013 г.г в размере 25 070 249руб., доначисленных по акту от 26.01.2015 составляют 100%.

Суд первой инстанции также пришел к правильному выводу, что действиями Сид-ва Д.В. и Саб-вой А.Р., путем перечисления денежных средств ООО «<данные изъяты>», фактический не осуществлявшему финансово-хозяйственную деятельность, и необоснованного снятия наличных денежных средства с расчетного счета ООО « <данные изъяты>», из состава активов общества были изъяты 36 500 000 руб., что повлекло к неспособности ООО « <данные изъяты>» в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам.

Данные выводы суда подтверждаются как вышеизложенными доказательствами, так и показаниями потерпевших, свидетелей, письменными документами дела и другими доказательствами, исследованными и надлежаще оцененными судом.

Так, из показаний потерпевшего ФИО 18, свидетеля ФИО 19 следует, что ООО «<данные изъяты>» в 2012г. арендовало ООО « <данные изъяты>» технику, в последующем возникли финансовые проблемы, не производилась оплата, ООО «<данные изъяты>» причинен ущерб на сумму 22 миллиона рублей. При обращении ООО «<данные изъяты>» с заявлением о признании ООО «<данные изъяты>» банкротом, выяснилось, что 17 миллионов рублей Сид-вым и Саб-вой были сняты со счета.

Первоначально переговоры по поставке технике велись с Сид-вым, который представлялся коммерческим директором. Саб-ва также владела информацией.

Согласно показаниям потерпевшего ФИО20, между ООО «<данные изъяты>» и 000 «<данные изъяты>» заключен договор, по условиям которого 000 «<данные изъяты>» оказывало услуги машинами механизмами, а 000 «<данные изъяты>» оказанные услуги обязался принять и оплатить, однако 000 «<данные изъяты>» оказанные услуги оплатила частично, в результате чего образовалась задолженность в размере 4 639 600, 00 руб.

В судебном заседании потерпевший ФИО21 пояснил, что ОАО «<данные изъяты>» поставил в адрес 000 «ЮСК» товар на общую сумму 1 724 670, 70 руб., однако 000 «<данные изъяты>» договорные обязательства по оплате товара не выполнило.

Из показаний потерпевшего ФИО 1 следует, что им в аренду 000 «<данные изъяты>» был сдан автокран «XCMG-25K» грузоподъемностью 25 тонн, однако оплату за его аренду ему не произвели, в результате чего образовалась задолженность 000 «<данные изъяты>» в сумме 800 400 рублей.

Согласно показаниям потерпевшего ФИО 2, что между 000 «<данные изъяты>» и 000 «<данные изъяты>» был заключен договор аренды принадлежащей 000 «<данные изъяты>» техники, переговоры по заключению указанного договора велись с представителем 000 «<данные изъяты>» Сид-вым Д.В., все акты приёма работ подписывались Сид-вым Д.В. Однако 000 <данные изъяты>» стоимость аренды техники выплатила частично, в связи с чем образовалась задолженность в размере 1 479 139 рублей. В последующим между ним и 000 «<данные изъяты>» был заключен договор уступки прав требования, по условиям которого права требования 000 «<данные изъяты>» к 000 «<данные изъяты>» в данной сумме перешли к нему.

Из показаний потерпевших ФИО 3, ФИО 4, ФИО 5, представителя потерпевшего ФИО 6 следует, что 000 « <данные изъяты>» не оплачивало услуги по представленными в аренду техники, в результате чего образовалась задолженность 000 « <данные изъяты>», определением арбитражного суда Астраханской области они включены в третью очередь реестра требований кредиторов 000 «<данные изъяты>».

Свидетель ФИО 21 в судебном заседании и в ходе предварительного следствия пояснил, что он является конкурсным управляющим 000 «<данные изъяты>». Генеральным директором 000 «<данные изъяты>» Саб-вой А.Р. ему были переданы бухгалтерские документы не в полном объёме, не были предоставлены документы, подтверждающие расходы, в связи со снятием денежных средств с расчетного счета общества на хозяйственные нужды, при этом Саб-ва А.Р. пояснила, что таких документов нет. В суммы, снятые Саб-вой и Сид-вым, не вошли денежные средства, снятые с расчетного счета общества по основанию «на выплату заработной платы». Также установлено, что Сид-в Д.В. и Саб-ва А.Р. осуществляли перечисление денежных средств, принадлежащих 000 «<данные изъяты>», с расчётного счёта в адрес контрагента 000 «<данные изъяты> который фактически не осуществлял реальную хозяйственную деятельность по поставке в адрес 000 «<данные изъяты>» товаров, работ и услуг. Сумма денежных средств перечисленная в адрес 000 «<данные изъяты>», в размере 34 514 176 рублей является неправомерным отчуждением денежных средств из состава активов 000 « <данные изъяты>». В рамках анализа деятельности 000 «<данные изъяты>» было установлены кредиторы с совокупной суммой требований к 000 «ЮСК» свыше 30 000 000 рублей: Считает, что выведенные из состава активов ООО « <данные изъяты>» денежные средства покрывали текущую сумму задолженности в 2013г. в полном объеме, и в случае, если бы контролирующие лица должника действовали добросовестно и разумно при осуществлении хозяйственной деятельности ООО «<данные изъяты>», то несостоятельности должника бы не возникло. Саб-ва А.Р. и Сид-в Д.В. не были заинтересованы в погашении имеющейся задолженности, однако имели реальную возможность её погасить. В связи с чем, умышленное неудовлетворение требований кредиторов привело к банкротству ООО «<данные изъяты>». Решением Арбитражного суда Астраханской области от 26.01.2015 ООО « <данные изъяты>» признано несостоятельным (банкротом), в отношении общества открыта процедура конкурсного производства.

Согласно анализа финансового состояния ООО «<данные изъяты>», проведенного временным управляющим ООО «<данные изъяты>» ФИО 21 предприятие находится в глубоком финансовом кризисе. Размер кредиторской задолженности велик, оно не в состоянии расплатиться по своим обязательствам. Финансовая устойчивость предприятия практически полностью утеряна. Значение показателя рентабельность собственного капитала не позволяет надеяться на улучшение. Степень кризиса предприятия столь глубока, что вероятность улучшения ситуации, даже в случае коренного изменения финансово-хозяйственной деятельности не высока.

Предприятие не имеет возможности восстановить свою платежеспособность, как при введении финансового оздоровления, так и введения внешнего управления. Внутренних ресурсов для осуществления расчетов с кредиторами при заключении мирового соглашения в ближайшее время не имеется.

Из справки №37 по результатам исследования документов в отношении общества с ограниченной ответственностью «<данные изъяты>» от 14.02.2014 следует, что из анализа представленной к исследованию выписки о движении денежных средств по расчётному счёту ООО «<данные изъяты>» № в Ф. ЗАО АКБ «ЭКСПРЕСС-ВОЛГА» следует, что за период с 04.07.2012г. по 23.12.2013г. ООО «<данные изъяты>» сняты наличными с расчётного счёта денежные средства в сумме 17 079 099 руб.

Согласно заключения финансово- аналитической судебной экспертизы, признаки банкротства ООО «<данные изъяты>» первоначально проявились в 3 квартале 2013 г., в 4 квартале 2013 г. приобрели массовый характер, затем имели место в 1-2 квартале 2014г. и в период с 01.07.2014 г. по 25.09.2014 г. Необоснованные: перечисление денежных средств с расчётного счёта ООО «<данные изъяты>» на расчётный счёт ООО «<данные изъяты>» в размере 34 514 176,00 руб., снятие наличных денежных средств с расчётного счёта ООО «<данные изъяты>» под отчёт Сид-вым Д.В. без предоставления отчёта об их расходовании или полного погашения задолженности в размере 7 841 876,00 руб., снятие наличных денежных средств с расчётного счёта ООО «<данные изъяты>» под отчёт Саб-вой А.Р. без предоставления отчёта об их расходовании или полного погашения задолженности в размере 4 481 738,20 руб., перечисление денежных средств с расчётного счёта ООО «<данные изъяты>» на банковский счёт Саб-вой А.Р. без предоставления отчёта об их расходовании или полного погашения задолженности в размере 278 000,00 руб., всего в размере 47 115 790,20 руб., повлекли неспособность ООО «<данные изъяты>» в полном объёме исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в размере 31.547.431,68 руб.

Кроме того, по результатам проверки временным управляющим ООО «<данные изъяты>» ФИО 21 и генеральным директором 000 « <данные изъяты>» ФИО 22составлено заключение о наличии (отсутствии) признаков фиктивного или преднамеренного банкротства 000 «<данные изъяты>», исследованное также судом первой инстанции, из выводов которого следует, что установлено наличие признаков преднамеренного банкротства 000 «<данные изъяты>». Ущерб, нанесенный 000 «<данные изъяты>», составил (по предварительным оценкам временного управляющего) 50 728 466 руб.04 коп. Основания для проведения проверки наличии признаков фиктивного банкротства отсутствуют.

Суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что доводы жалоб об отсутствии в действиях Сид-ва Д.В. составов указанных выше преступлений и что обвинительный приговор не соответствует требованиям статей 73, 297, 307 УПК Российской Федерации и подлежит отмене, несостоятельны и не основаны на законе.

Суд полно, всесторонне и объективно исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку собранным по делу доказательствам, как отдельно каждому, так и в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о виновности Сид-ва Д.В. и Саб-вой А.Р. в совершенных преступлениях.

В судебном заседании все доводы осужденных и стороны защиты проверены, обсуждены надлежаще оценены и в приговоре приведены. Все выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела и в приговоре мотивированы достаточно полно.

Суд правильно признал показания потерпевших, свидетелей правдивыми, отражающими фактические обстоятельства дела, допустимыми доказательствами, поскольку из материалов дела не усматривается оснований, по которым свидетели могли оговорить осуждённого.

Не имеется оснований для признания недопустимыми и иных исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе заключений экспертиз, поскольку экспертизы были назначены в порядке, установленном законом, и проводились компетентными и объективными специалистами. Также не соответствует действительности утверждение осужденного о том, что он не ознакомлен с постановлениями о назначении экспертиз, поскольку такое ознакомление было проведено. То же, что ознакомление с постановлениями о назначении экспертиз осуществлялось по прошествии определенного времени, не является основанием для признания подготовленных экспертами заключений недопустимыми доказательствами.

Доводы жалоб Сид-ва Д.В. и адвоката Лебедевой И.Г. об исключении из числа доказательств копии приказа №1, в связи с отсутствием его оригинала, и акта выездной налоговой проверки, решения налогового органа о привлечении к ответственности 000 « <данные изъяты>», поскольку они Сид-ву Д.В. не были вручены, с ними он был ознакомлен только при выполнении ст. 217 УПК РФ, суд апелляционной инстанции считает необоснованными.

В судебном заседании Саб-ва пояснила, что ею был подписан приказ№1, который был подготовлен Сид-вым Д.В.

Из материалов дела следует, что содержание копии данного приказа о наделении Сид-ва Д.В. административно-хозяйственными, оперативно-распределительными и контрольно-ревизионными полномочиями согласуются с вышеизложенными показаниями потерпевших и свидетелей, пояснивших о непосредственном руководстве Сид-ва Д.В. ООО «<данные изъяты>».

Согласно показаниям ФИО 7 и ФИО 9 копии акта выездной налоговой проверки и решения о привлечении к ответственности были направлены непосредственно руководителю 000 « <данные изъяты>».

Кроме того, как следует из показаний свидетеля ФИО 9 в ходе проверки ею был произведен опрос также Сид-ва Д.В., в том числе по вопросам заключения договоров с 000 « <данные изъяты>», а также необоснованного снятия им денежных средства со счета 000 «<данные изъяты>».

Таким образом, Сид-в Д.В. был осведомлен о нарушениях в 000 «<данные изъяты>», выявленных в ходе выездной налоговой проверки.

Доводы жалобы Сид-ва Д.В. о том, что ответственность за преступления, указанные выше, он нести не может, поскольку в период с 24 апреля по 5 мая, с 21 по 29 июня 2013г., а также в другие периоды отсутствовал в г. Астрахани, он отношения к изготовлению и подаче налоговой декларации не имеет, суд апелляционной считает необоснованными, поскольку в связи с возложенными на него полномочиями, он наряду с Саб-вой контролировал бухгалтерско-налоговую отчетность, все значимые бухгалтерские документы либо данные для них исходили именно от Сид-ва Д.В., который знал о фиктивном характере договоров 000 « <данные изъяты>» и 000 « <данные изъяты>», сведения для внесения в налоговые декларации главному бухгалтеру ФИО 15 передавал Сид-в, налоговые декларации сдавались в налоговый орган ФИО 15, все расчеты с контрагентами производил лично Сид-в Д.В., он оплачивал счета, у него имелся электронный ключ к программе «Банк-клиент».

Суд апелляционной инстанции, исследовав в судебном заседания сведения, представленные авиакомпаниями « Аэрофлот» и « Сибирь» о приобретении и использовании авиабилетов гр. Сид-вым Д.В. в период с 01.01.2012 по 31.12.2013, в том числе на рейс SU 1175 Астрахань-Москва 21.06.2013 и на рейс Р1175 Астрахань-Москва 26.04.2013, приходит к выводу, что Сид-вым Д.В. были сняты деньги с расчетного счета 000 « <данные изъяты>» также в указанные дни.

Доводы жалоб осужденного Сид-ва Д.В. о снятии им денежных средств на хозяйственные нужды, суд апелляционной инстанции, находит необоснованными, ввиду отсутствия документов, обосновывающих снятие им и Саб-вой А.Р. денег с расчетного счета 000 « <данные изъяты>», не предоставления отчета об их расходовании, что подтверждается вышеизложенными доказательствами, в том числе и показаниями свидетелей ФИО 9, ФИО 15, ФИО 21, пояснившего также о том, что в суммы, снятые Саб-вой и Сид-вым, не вошли денежные средства, снятые с расчетного счета общества по основанию «на выплату заработной платы».

Как видно из материалов дела, все ходатайства сторон рассмотрены органом следствия и судом в соответствии с действующим законодательством, принятые по ходатайствам решения судом мотивированы.

Доводы Сид-ва Д.В. о том, что было нарушено его право на защиту в связи с тем, что ему не было предоставлено время на подготовку к прениям, не соответствует материалам дела.

Как видно из протокола судебного заседания, 17 ноября 2016г. в 13.00 ч. председательствующий сообщил о необходимости подготовки к судебным прениям. 18 ноября 2016г. в 12.00 часов судебное заседание было продолжено, после исследования дополнительных сведений, характеризующих личность Саб-вой, председательствующий объявил об окончании судебного следствия и о переходе к прениям сторон. После прений государственного обвинителя по ходатайству Сид-в Д.В. был объявлен перерыв, после чего Сид-в Д.В. выступил в прениях. По окончании прений заявлений от осужденного Сид-ва Д.В. о предоставлении ему времени для подготовки к последнему слову не поступило.

Проанализировав исследованные в судебном заседании доказательства с точки зрения их относимости, допустимости и достаточности, суд пришел к правильному и обоснованному выводу о квалификации действий Сид-ва Д.В. и Саб-вой А.Р. по ч. 4 ст. 159 УК Российской Федерации - как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, и по ч.3 ст. 159 УК Российской Федерации - как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения.

Выводы суда о хищениях Сид-вым Д.В. и Саб-вой А.Р. из бюджета Российской Федерации денежных средств в форме возмещения налога на добавленную стоимость основаны на совокупности доказательств, положенных судом в основу приговора.

Доводы стороны защиты о том, что Сид-в Д.В. не имеет отношение к хищению данных денежных средств, поскольку не осуществлял непосредственное руководство ООО « <данные изъяты>», также тщательно проверялись судом первой инстанции, и своего подтверждения не нашли.

Вопреки доводам жалоб Сид-ва Д.В. и адвоката Лебедевой И.Г., о наличии предварительного сговора между Сид-вым Д.В. и Саб-вой А.Р. на совершение хищений денежных средств путем мошенничества свидетельствует характер их совместных и согласованных, взаимно дополняющих действий.

Таким образом, судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о том, что преступления совершены осужденными группой лиц по предварительному сговору, с чем суд апелляционной инстанции соглашается и не усматривает оснований для исключения каких-либо квалифицирующих признаков преступлений.

Действия Саб-вой А.Р. и Сид-ва Д.В. судом первой инстанции также правильно квалифицированы по п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 199 УК Российской Федерации - уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии квалифицирующего признака «в особо крупном размере», поскольку Саб-ва А.Р. и Сид-в Д.В. уклонились от уплаты налогов с организаций на общую сумму 19 647 140 руб., составляющую 100 процентов от суммы налогов подлежащих уплате в бюджет за 2012-2014г.г., что в соответствие с примечанием к ст. 199 УК Российской Федерации, с учетом внесенных изменений Федеральным законом от 3 июля 2016г. N 325-ФЗ, образует особо крупный размер, поскольку таковым признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более пятнадцати миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 50 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая сорок пять миллионов рублей.

Вопреки доводам жалобы Сид-ва Д.В., по смыслу закона, к субъектам преступления, предусмотренного статьей 199 УК Российской Федерации, могут быть отнесены как руководитель организации-налогоплательщика, также лицо, фактически выполнявшее обязанности руководителя, каковым являлся Сид-в Д.В.

Судом установлено верно, что Саб-ва и Сид-ва заранее договорились о совместном совершении действий, направленных на уклонение от уплаты налогов с организации-налогоплательщика.

Действия Саб-вой А.Р. и Сид-ва Д.В. судом первой инстанции верно квалифицированы и по ст. 196 УК Российской Федерации - преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем и участником юридического лица действий, заведомо влекущих неспособность юридического лица в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, если эти действия причинили крупный ущерб.

Вопреки доводам осужденного Сид-ва Д.В., последующее частичное погашение требований кредиторов не влияют на выводы суда о виновности Сид-ва Д.В. и Саб-вой А.Р. и квалификации их действий по ст. 196 УК Российской Федерации.

Разрешая вопрос о наказании, суд пришел к обоснованному выводу о необходимости назначения Сид-ву Д.В. и Саб-вой А.Р. наказания именно в виде реального лишения свободы. Выводы суда в данной части также должным образом мотивированы, суд апелляционной инстанции находит их основанными на законе.

При назначении вида и размера наказания суд учитывал характер и степень общественной опасности содеянного, обстоятельства совершенных преступлений, данные о личности осужденных, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных.
Обстоятельствами смягчающими наказание Саб-вой А.Р. и Сид-ву Д.В. суд признал положительные характеристики, а в отношении Саб-вой А.Р. также наличие на иждивении <данные изъяты>, добровольное возмещение ущерба по преступлению, предусмотренному ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Обстоятельств отягчающих наказание судом не установлено.

Суд обоснованно не установил оснований для применения ст. 73 УК Российской Федерации, а также не усмотрел оснований для изменения категории преступлений в соответствии с положениями ч. 6 ст. 15 УК Российской Федерации. Не усматривает таких оснований и суд апелляционной инстанции.

Вопреки доводам жалобы адвоката Родина В.Л. правовых оснований для применения положений ч. 1 ст. 82 УК Российской Федерации и отсрочке Саб-вой А.Р. реального отбывания наказания до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста не имеется.

В соответствии с требованиями п. "б" ч. 1 ст. 58 УК Российской Федерации суд обоснованно назначил местом отбывания наказания колонию общего режима

Вопреки доводам осужденного Сид-ва Д.В. протоколы судебных заседаний соответствуют требованиям ст. 259 УПК Российской Федерации.

Замечания осужденного о неполноте протоколов судебных заседаний и неправильном изложении в них хода судебных заседаний, рассмотрены председательствующим в соответствии со ст. 260 УПК Российской Федерации и обосновано отклонены.

Суд апелляционной инстанции считает, что оснований для признания постановления председательствующего от 15 марта 2017г., вынесенного по результатам рассмотрения указанных замечаний, незаконным и необоснованным не имеется.

Каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора и постановления суда, допущено не было.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 60 УК Российской Федерации, при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Как усматривается из приговора, при решении вопроса о назначении наказания Саб-вой А.Р. по преступлению, предусмотренному ч.3 ст. 159 УК Российской Федерации, суд признал обстоятельством смягчающим наказание добровольное возмещение ущерба, предусмотренное п. "к" ч. 1 ст. 61 УК Российской Федерации.

Согласно ч. 1 ст. 62 УК Российской Федерации, при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. "к" ч. 1 ст. 61 УК Российской Федерации, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ.

Установив наличие смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. "к" ч. 1 ст. 61 УК Российской Федерации, отсутствия отягчающих обстоятельств, суд, в нарушение требований ч. 4 ст. 307 УПК Российской Федерации в описательно-мотивировочной части приговора при назначении наказания по ч.3 ст. 159 УК Российской Федерации не указал о применении ч. 1 ст. 62 УК Российской Федерации, ограничивающей верхний предел наказания в виде лишения свободы, применение которой, исходя из общих правил назначения наказания, является обязательным.

Отсутствие в приговоре ссылки на ч. 1 ст. 62 УК Российской Федерации при назначении наказания по ч.3 ст. 159 УК Российской Федерации свидетельствует о том, что суд назначил осужденному наказание без учета данной нормы закона.

В связи с этим суд апелляционной инстанции считает необходимым применить ч. 1 ст. 62 УК Российской Федерации и смягчить назначенное Саб-вой А.Р. наказание как по ч.3 ст. 159 УК Российской Федерации, так и по ч.3 ст. 69 УК Российской Федерации.

Иных оснований для изменения приговора, в том числе по доводам жалоб осужденного и адвокатов, суд апелляционной инстанции не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.20, 398.28, 389.33 УПК Российской Федерации, суд апелляционной инстанции

ОПРЕДЕЛИЛ:

Приговор Кировского районного суда г. Астрахани от 21 ноября 2016г. в отношении Саб-вой А.Р. изменить.

Смягчить наказание, назначенное Саб-вой А.Р. по ч.3 ст. 159 УК Российской Федерации, с учетом ч.1 ст. 62 УК Российской Федерации, до 1 года 10 месяцев лишения свободы.

На основании ч.3 ст. 69 УК Российской Федерации по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б» ч.3 ст. 199, ч.4 ст. 159, ч.3 ст. 159, ст. 196 УК Российской Федерации, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить Саб-вой А.Р. 3 года 4 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор в отношении Саб-вой А.Р., а также этот же приговор в отношении Сид-ва Д.В. и постановление Кировского районного суда г. Астрахани от 15 марта 2017г. оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного Сид-ва Д.В., адвокатов Лебедевой И.Г., Родина В.Л. оставить без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу с момента провозглашения и может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
    • stenkin
    • 05-04-2018, 09:45
    • : 09:45
    • Пользователь offline
    Аргументы для защиты при квалификации налоговых правоотношений как мошенничество. 

    Выводы суда не учитывают природу НДС как косвенного налога. Налогом облагается только добавленная к товару в процессе производства, обмена или перепродажи стоимость. Этот налог не является прямым, первоначально не выражается в абсолютных цифрах, а представляет собой сальдо, баланс между тем, что нужно уплатить, и что нужно вычесть (зачесть, возместить). И только после того, как это сальдо определено, можно считать, что в рамках одного налогового периода (для НДС это квартал) налог сформирован (и то не полностью) и подлежит перечислению в казну. 
    Так, согласно п. 1 ст. 173 НК РФ «сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода, как уменьшенная на сумму налоговых вычетов... общая сумма налогов».
    В соответствии со ст. 163 НК РФ налоговый период для НДС устанавливается как квартал.
    Уплата НДС должна была производиться по итогам каждого налогового периода не позднее 25-го числа месяца (ранее 20-го числа), следующего за истекшим налоговым периодом. 
    В этой связи определяющее значение имеет момент заявления налогоплательщиком вычетов (зачетов, возмещений) - до 25 числа или после, поскольку на основании ст. 8 НК РФ под налогом понимается часть собственности организации, и, соответственно, пока этот налог не сформирован и не уплачен, эта собственность государству не перешла. Об этом, в частности, указывается в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2016 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», что моментом окончания преступления следует считать фактическую неуплату налогов в срок, установленный налоговым законодательством. 
    Верховный Суд РФ в своих решениях по конкретным делам определил, что одним из главных отличий налогового преступления от хищения является использование не ведущих самостоятельной предпринимательской деятельности фирм, когда организации создаются и используются не для хозяйственных операций, а для изъятия НДС из бюджета (Апелляционное определение от 10.04.2014 № 30-АПУ14-5, Кассационное определение от 05.10.2011 № 52-О11-11, Кассационное определение от 14.04.2011 № 5-О11-58). 
    Если предприятие хозяйственной деятельностью занималось, в  штате имело персонал, осуществляло налогооблагаемые операции, не было использовано исключительно для безвозвратного изъятия НДС из бюджета, а связано с налоговой минимизацией, то критерии, указанные Верховным Судом РФ, отсутствуют. 
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты