Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Довод о том, что дебиторская задолженность не является денежными средствами, а является имущественным правом, то есть самостоятельным объектом гражданских прав, не принят. Апелляционное постановление Калужского областного суда от 23.09.2016 № 22-1350/16

Калужский областной суд в составе председательствующего судьи Кирсанова Д.А., при секретаре Солдатовой А.В., рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя – Островой М.А. и апелляционной жалобе осужденного Сел-ова А.В. на приговор Жуковского районного суда Калужской области от 27 июля 2016 года, которым Сел-ов А.В., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, гражданин Российской Федерации, несудимый, осужден по ст. 199.2 УК РФ к штрафу в размере 200 000 рублей. 

На основании пунктов 9 и 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД Сел-ов А.В. от назначенного наказания освобожден со снятием судимости.

С осужденного Сел-ова А.В. в пользу Российской Федерации в возмещение вреда, причиненного преступлением, взыскано <данные изъяты> рубль.

Приговором разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Изучив материалы уголовного дела, выслушав прокурора Иконникову Ю.И., представителей гражданского истца МИФНС № по <адрес> ФИО6 и ФИО7 поддержавших апелляционное представление, объяснения осужденного Сел-ова А.В. и его защитника – адвоката Гасникова А.Н., просивших отменить обвинительный и вынести оправдательный приговор, суд

У С Т А Н О В И Л:

Сел-ов А.В. осужден за сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, совершенное руководителем организации в крупном размере.

Преступление совершено в период с 21 июня 2013 года по 13 ноября 2013 года в <адрес> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В судебном заседании осужденный Сел-тов А.В. вину не признал.
    
В апелляционном представлении государственным обвинителем Островой М.А. ставится вопрос об отмене приговора суда в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в нем, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

По мнению автора апелляционного представления, суд необоснованно исключил из обвинения Сел-ова А.В. факт сокрытия им денежных средств путем заключения сделки взаимозачета с ООО «<данные изъяты>» на сумму <данные изъяты> рублей, а также необоснованно уменьшил размер подлежащих взысканию с осужденного денежных средств, поскольку обоснованность, предъявленных налоговым органом исковых требований, полностью подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами.

В возражениях на апелляционное представление осужденный Сел-ов А.В. выражает несогласие с доводами государственного обвинителя. Указывая на отсутствие события преступления, считает, что в удовлетворении гражданского иска налогового органа должно быть отказано в силу требований ч. 2 ст. 306 УПК РФ.

В апелляционной жалобе осужденный Сел-ов А.В. просит приговор суда отменить и прекратить в отношении него уголовное преследование в связи с отсутствием события преступления.

Считает, что в материалах уголовного дела нет доказательств, подтверждающих совершение им сделок взаимозачета между ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>». При этом указывает, что дебиторская задолженность не является денежными средствами, а является имущественным правом, то есть самостоятельным объектом гражданских прав.

Суд в приговоре не обосновал свой вывод о том, по какой причине денежные средства, перечисленные ООО «<данные изъяты>» кредиторам, принадлежат ООО «<данные изъяты>». Этот вывод противоречит материалам уголовного дела, из которых следует, что ООО «<данные изъяты>» осуществлял платежи в собственном экономическом интересе.

Необоснован вывод суда и о том, что он знал о приостановлении операций по счетам ООО «<данные изъяты>», о решении налогового органа от 21 июня 2013 года, об инкассировании счетов и о наложении ареста на право требования к ООО «<данные изъяты>», так как согласно исследованным судом доказательствам ни он, ни ООО «<данные изъяты>» письма налогового органа не получали.

Ссылаясь на диспозицию ст. 199.2 УК РФ, анализируя положения ГК РФ, НК РФ, ФЗ РФ «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах», разъяснения постановлений Пленума Верховного Суда РФ, позицию Конституционного Суда РФ, считает, что суд необоснованно признал его виновным в сокрытии денежных средств. Указывает, что в судебном заседании достоверно установлен факт отсутствия у ООО «<данные изъяты>» наличных и безналичных денежных средств. Доказательств предоставления денежных средств третьим лицам, не имеется. При этом в сокрытии иного имущества он не обвинялся. Кроме того, учитывая, что налоговым органом арест на дебиторскую задолженность организации не накладывался, событие сокрытия этого имущественного права (дебиторской задолженности) отсутствует.

Отрицая свою причастность и заинтересованность в осуществлении платежей ООО «<данные изъяты>» за ООО «<данные изъяты>», указывает, что письмо № от 29.10.2013 в адрес ЗАОр «<данные изъяты>» он не подписывал. При этом сам факт подписания этого письма не является преступлением, так как его содержание не свидетельствует о переводе денежных средств, принадлежащих ООО «<данные изъяты>». Общий объем перечисленных в ЗАОр «<данные изъяты>» денежных средств не образует состава преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ. Также в деле отсутствуют доказательства того, что денежные средства ООО «<данные изъяты>» должны были поступать на счета ООО «<данные изъяты>». Учитывая, что 23 октября 2013 года в отношении ООО «<данные изъяты>» введена процедура наблюдения, в силу положений ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» произведенные ООО «<данные изъяты>» за свой счет платежи не повлекли для налогового органа негативные последствия.

Также в деле отсутствуют доказательства того, что ООО «<данные изъяты>» действовал в интересах ООО «<данные изъяты>» и по его (Сел-ова) инициативе. Напротив свидетели ФИО9, ФИО24, ФИО10 показали, что оплата кредиторам производилась за счет собственных средств и в целях собственного потребления энергоресурсов, услуг и товаров. Иначе деятельность ООО «<данные изъяты>» была бы парализована.

При этом платежи в адрес ООО «<данные изъяты>» в размере <данные изъяты> рублей и ОАО «<данные изъяты>» в размере <данные изъяты> рубля не были связаны с прекращением имущественных обязательств ООО «<данные изъяты>», а были направлены на возникновение обязательств у поставщиков газа и электроэнергии, так как денежные средства перечислялись в качестве предоплаты. Эти суммы подлежат исключению из обвинения.

Обвинение в совершении взаимозачетов с ООО «<данные изъяты>» считает незаконным, так как доказательств существования указанных сделок суду не представлено. Распечатки счетов № и № доказательством не являются, так как не являются официальными документами. Его подпись на них отсутствует. При этом свидетель ФИО11 показала, что он не имел навыков работы с программой 1С, а конкурсный управляющий ООО «<данные изъяты>» ФИО12 не подтвердил существование документов, свидетельствующих о совершении взаимозачетов с ООО «<данные изъяты>». Установленный судом размер сокрытия денежных средств путем заключения сделки по взаимозачету не доказан, так как экспертным путем рыночная стоимость дебиторской задолженности не установлена.

Учитывая, что уголовное дело подлежит прекращению в связи с отсутствием события преступления, в удовлетворении гражданского иска налогового органа должно быть отказано в силу требований ч. 2 ст. 306 УПК РФ.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Острова М.А. указывает на необоснованность приведенных в ней доводов и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционных представлении и жалобе, суд находит вывод суда о виновности Сел-ова А.В. в совершении инкриминируемого ему преступления основанным на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые в полной мере отвечают требованиям относимости, допустимости и достоверности и в своей совокупности являются достаточными для постановления обвинительного приговора.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, суд пришел к обоснованному выводу о том, что Сел-ов А.В., являясь генеральным директором ООО «<данные изъяты>», то есть лицом, постоянно выполняющим административно-хозяйственные и организационно-распорядительные функции в коммерческой организации, в том числе являясь единоличным распорядителем финансовых средств, достоверно знал об имеющейся у Общества задолженности по уплате в бюджет налогов в крупном размере, которая была установлена 27 февраля 2012 года по результатам выездной налоговой проверки межрайонной инспекцией ФНС России № по <адрес>.

При этом, имея возможность получать денежные средства от дебиторов на расчетные счета общества, зная о принятом налоговым органом 21 июня 2013 года решении о взыскании с ООО «<данные изъяты>» недоимки по налогам в размере <данные изъяты> рублей за счет денежных средств, находящихся на счетах в банках, операции по которым приостановлены и обременены инкассовыми поручениями, Сел-ов А.В. в период с 21 июня 2013 года по 13 ноября 2013 года умышленно, с целью не допустить взыскание задолженности за счет денежных средств организации, на основании изготовленных им распорядительных писем, используя расчетные счета третьих лиц, осуществил расчеты с кредиторами Общества на общую сумму <данные изъяты> рублей <данные изъяты> коп., а также инициировал и осуществил сделку взаимозачета с подконтрольным ему ООО «<данные изъяты>» на общую сумму <данные изъяты> рубля <данные изъяты> коп.

Тем самым Сел-ов А.В. сокрыл денежные средства организации в сумме <данные изъяты> рублей <данные изъяты> коп, то есть в крупном размере, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно было быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам в размере <данные изъяты>рублей.

Вывод суда о виновности Сел-ова А.В. в совершении инкриминируемого ему преступления, в частности, подтверждается:

- показаниями свидетелей – сотрудников МИФНС России № по <адрес> ФИО7, ФИО14, ФИО15, ФИО16, ФИО6, ФИО17, ФИО18 о том, что в отношении ООО «<данные изъяты>» в 2012 году инспекцией проводилась проверка, по результатам которой выявлены нарушения налогового законодательства. В адрес указанного ООО было направлено требование об уплате налогов. Это решение директором Общества было обжаловано вышестоящему должностному лицу ИФНС и в <адрес> арбитражный суд. В итоге размер недоимки пересчитан и составил <данные изъяты> рубля. В связи с тем, что ООО «<данные изъяты>» в добровольном порядке задолженность по налогам не погасило, 21 июня 2013 года были вынесены решения о принудительном взыскании задолженности по налогам и о приостановлении операций по банковским счетам организации, а также выставлены инкассовые поручения. Об этом руководитель ООО «<данные изъяты>» был проинформирован заказным письмом. Несмотря на это, в период после 21 июня 2013 года ООО «<данные изъяты>» вело активную хозяйственную деятельность, но платежи осуществлялись через счета сторонних организаций. Также был заключен ряд сделок взаимозачета. Тем самым на арестованные счета денежные средства не поступали, недоимка по налогам не погашалась;

- показаниями свидетеля ФИО10 о том, что до 31 мая 2013 года она работала бухгалтером ООО «<данные изъяты>». Всей финансовой деятельностью организации занимался Селивертов А.В. Он же единолично принимал решения о перечислении денежных средств и подписании актов взаимозачетов с контрагентами. После ареста счетов, расчеты с поставщиками велись через другие организации;
- показаниями свидетеля ФИО20 о том, что с 2010 года ООО «<данные изъяты>» по договору купли-продажи приобретало продукцию у ООО «<данные изъяты>». В период с 12 августа по 7 октября 2013 года оплату продукции за ООО «<данные изъяты>» оплачивало ООО «<данные изъяты>». В накладных расписывался ФИО9 по доверенности от ООО «<данные изъяты>»;

- показаниями свидетелей ФИО21, ФИО22, ФИО23, ФИО24 о том, что в 2013 году между ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» были договорные отношения. Расчеты производились путем составления актов взаимозачета, которые подписывались руководителями организаций. Так, в 2013 году был подписал акт взаимозачета № от 30 июня 2013 года, который был включен в бухгалтерскую отчетность ООО «<данные изъяты>» за 2 квартал 2013 года. При этом экземпляр данного акта взаимозачета был утерян, а осталась только копия. Поэтому, когда ему в 2014 году предложили представить в полицию указанный акт взаимозачета, директор ООО «<данные изъяты>» Сел-ов подписал его еще раз;

- показаниями свидетеля ФИО9, из которых следует, что, являясь директором ООО «<данные изъяты>», он в 2013 году заключил с ООО «<данные изъяты>» договор аренды оборудования по производству молочной продукции. С момента начала производственной деятельности расчеты с поставщиками и монопольными организациями осуществлялись через счета ООО «<данные изъяты>» с пометкой «за ООО «<данные изъяты>», так как отдельные договоры с этими организациями не заключались;

- показаниями свидетелей ФИО25, ФИО26, ФИО27, ФИО28, ФИО29 о том, что по договорам об оказании информационных услуг, поставки оборудования, газа и электроэнергии, заключенным с ООО «<данные изъяты>», в период с августа по декабрь 2013 года оплату за ООО «<данные изъяты>» производили сторонние организации, в том числе ООО «<данные изъяты>» на основании распорядительных писем директора ООО «<данные изъяты>» Сел-ова А.В.;

- показаниями свидетеля ФИО30, согласно которым при исследовании документов финансово-хозяйственной деятельности ООО «<данные изъяты>» в них отражены факты заключения сделок взаимозачета от 30 июня 2013 года с ООО «<данные изъяты>» на сумму <данные изъяты> рублей <данные изъяты> коп. от 10 июля 2013 года и 01 октября 2013 года с ООО «<данные изъяты>» на общую сумму <данные изъяты> рубля <данные изъяты> коп., от 18 октября 2013 года с ЗАО «<данные изъяты>» на сумму <данные изъяты> рублей <данные изъяты> коп., от 18 октября 2013 года с <данные изъяты> на сумму <данные изъяты> рубля;

- заключением судебной бухгалтерской экспертизы от 19 сентября 2014 года, согласно которому в период с 21 июня по 13 ноября 2013 года на основании распорядительных писем и платежных поручений с пометкой «за ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>» через свой банковский счет произвел платежи в адрес кредиторов ООО «<данные изъяты>» в размере <данные изъяты> рублей <данные изъяты> коп.;

- материалами выездной налоговой проверки от 27 февраля 2014 года, согласно которым выявлена неуплата ООО «<данные изъяты>» в 2008-2010 годах налога на добавленную стоимость, налога на прибыль, транспортного налога, водного налога и единого социального налога в размере <данные изъяты> рубля;

- решением начальника Межрайонной ИФНС России № по <адрес> от 26 марта 2012 года, которым ООО «<данные изъяты>» привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения и предложено уплатить недоимку по налогам в размере <данные изъяты> рублей, а также требованием об уплате налога, сбора, пени, штрафа от 9 июня 2012 года в срок до 2 июля 2012 года;

- решением руководителя межрайонной ИФНС России № по <адрес> № от 21 июня 2013 года о взыскании с ООО «<данные изъяты>» налога, сбора, пени, штрафа, процентов за счет денежных средств на счетах налогоплатильщика в размере <данные изъяты> рублей;

- решениями руководителя межрайонной ИФНС России № по <адрес> от 21 июня 2013 года о приостановлении операций по счетам ООО «<данные изъяты>» в банках и инкассовым поручением на сумму недоимки по налогам;

- протоколами выемок у представителей ООО «<данные изъяты>», ЗАОр «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ОАО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ОАО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>» и протоколом обыска, произведенного в помещениях ООО «<данные изъяты>», в ходе которых были изъяты финансовые документы, содержащие сведения о поставках ООО «<данные изъяты>» товаров и услуг в период с 21 июня 2013 года по 13 ноября 2013 года и об их оплате через счета ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>»;

- письмами за подписью директора ООО «<данные изъяты>» Сел-ова А.В., адресованными руководителям ООО «<данные изъяты>», <адрес> отделения <данные изъяты>, ЗАОр «<данные изъяты>», ОАО «<данные изъяты>», содержащими просьбу об исполнении обязательств по договорам за ООО «<данные изъяты>» третьими лицами;

- данными счетов № и №, а также ответом конкурсного управляющего ООО «<данные изъяты>» о том, что 10 июля 2013 года и 1 октября 2013 года произведен зачет взаимных требований с ООО «<данные изъяты>» на сумму <данные изъяты> рубля <данные изъяты> коп.;

- заключением почерковедческой судебной экспертизы от 7 ноября 2014 года о том, что распорядительное письмо в адрес ЗАОр «<данные изъяты>» и акт взаимозачета с ООО «<данные изъяты>» от 30 июня 2013 года подписаны Сел-овым А.В.;

- выписками из ЕГРЮЛ и учредительными документами, согласно которым Сел-ов А.В. являлся руководителем ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» и единолично распоряжался денежными средствами этих организаций; иными письменными материалами уголовного дела, полно и правильно приведенными в приговоре.

Совокупность приведенных в приговоре доказательств была проверена и исследована в ходе судебного следствия, суд дал им оценку и привел мотивы, по которым признал их достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела, а показания осужденного счел несостоятельными. Не согласиться с приведенной в приговоре оценкой доказательств у суда апелляционной инстанции оснований не имеется.

Доводы стороны защиты о невиновности Сел-ова А.В. в инкриминируемом преступлении в связи с отсутствием события преступления, аналогичные приведенным осужденным в апелляционной жалобе, опровергаются доказательствами, анализ которых свидетельствует о том, что Сел-ов А.В., будучи осведомлен о наличии у ООО «<данные изъяты>» недоимки перед бюджетом по налогам и о предпринятых налоговым органом мерах по принудительному взысканию образовавшееся недоимки, имея умысел на сокрытие денежных средств организации, передал в ООО «<данные изъяты>» все производственное оборудование организации, после чего создал условия для незачисления денежных средств на расчетные счета возглавляемой им организации посредством направления кредиторам и руководителю ООО «<данные изъяты>» писем о перечислении денежных средств непосредственно на расчетные счета контрагентов общества, минуя заблокированные расчетные счета ООО «<данные изъяты>», а также инициировал и осуществил сделку взаимозачета с подконтрольным ему ООО «<данные изъяты>».

Суждения осужденного Сел-ова А.В. об отсутствии события преступления, в связи с тем, что сокрытие дебиторской задолженности не образует состав преступления, а также об отсутствии правовых норм, запрещающих осуществление операций по зачету взаимных требований с контрагентами, суд апелляционной инстанции не принимает, поскольку они основаны на неверном толковании закона.

При этом суд апелляционной инстанции считает необходимым отметить, что право требования к третьему лицу по оплате поставленных товаров, выполненных работ, оказанных услуг (дебиторская задолженность), относится к имуществу, за счет которого может быть взыскана налоговая задолженность. Поэтому сокрытие денежных средств, полученных по дебиторской задолженности, в период, когда налоговым органом принимаются принудительные меры по взысканию недоимки по налогам, свидетельствует об умышленном воспрепятствовании принудительному взысканию указанной недоимки.

Судом первой инстанции обоснованно отклонен довод осужденного Сел-ова А.В. о том, что о принятом налоговым органом 21 июня 2013 года решении он не был извещен, так как из материалов дела следует, что осужденный достоверно знал о решении, принятом по результатам выездной налоговой проверки, обжаловал данное решение вышестоящему должностному лицу и в суд, ему был разъяснен порядок принудительного взыскания недоимки по налогам, сотрудники ООО «<данные изъяты>» знали о приостановлении операций по счетам. При этом из материалов дела следует, что решения по взысканию недоимки по налогам направлялись в ООО «<данные изъяты>» по почте заказными письмами, а потому в силу ч. 6 ст. 46 УК РФ считаются полученными по истечении шести дней с даты их направления.

В приговоре приведена надлежащая оценка действиям налоговой инспекции, с чем суд апелляционной инстанции соглашается.

Утверждение осужденного о том, что при расчетах ООО «<данные изъяты>» действовал в личных экономических интересах и за счет собственных денежных средств, несостоятельны, поскольку противоречат показаниям свидетеля ФИО9 о наличии договорных отношений между ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>», а также данным платежных поручений, согласно которым расчеты с кредиторами производились с пометкой «за ООО «<данные изъяты>».

Ссылка в жалобе на то, что 23 октября 2013 года в отношении ООО «<данные изъяты>» введена процедура наблюдения, а потому произведенные ООО «<данные изъяты>» платежи не повлекли для налогового органа негативные последствия, является необоснованной, поскольку решение Арбитражного суда о признании ООО «<данные изъяты>» банкротом вынесено 25 апреля 2014 года, тогда как преступление совершено в 2013 году.

Иные доводы осужденного Сел-ова А.В., в которых он, по сути, указывает на свою непричастность к финансовым операциям третьих лиц, были предметом исследования в суде первой инстанции и обоснованно отвергнуты. Оснований для иной оценки этих доводов осужденного суд апелляционной инстанции не находит, так как они не содержат объективных данных, свидетельствующих о незаконности и необоснованности выводов суда о его виновности в совершении преступления.

Таким образом, суд апелляционной инстанции считает, что, правильно установив фактические обстоятельства по делу, суд первой инстанции дал верную юридическую оценку действиям осужденного Сел-ова А.В. по ст. 199.2 УК РФ.

Оснований для отмены приговора и оправдания Сел-ова А.В. суд апелляционной инстанции не усматривает.

Довод апелляционного представления о необоснованном исключении из обвинения Сел-ова А.В. эпизода сокрытия им денежных средств ООО «<данные изъяты>» путем заключения сделки взаимозачета с ООО «<данные изъяты>» на сумму <данные изъяты> рублей суд апелляционной инстанции находит заслуживающим внимания. Вместе с тем принятое судом решение по данному факту не опровергает выводы суда о виновности Силиверстова А.В. и не влияет на законность и обоснованность постановленного судом приговора, а потому удовлетворению не подлежит.

Назначенное Сел-ову А.В. наказание соответствует требованиям ст.ст. 6, 60 УК РФ, является справедливым и соразмерным содеянному.

Принятое судом решение об освобождении Сел-ова от назначенного наказания и о снятии судимости вследствие акта об амнистии в полной мере отвечает положениям ч. 8 ст. 302 УПК РФ и пп. 9 и 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов " от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД.

Вместе с тем довод апелляционного представления в части разрешения гражданского иска Межрайонной инспекции ФНС России № по <адрес> суд апелляционной инстанции находит подлежащим удовлетворению.

Согласно исковому заявлению Межрайонная инспекция ФНС России № по <адрес> просила взыскать с Сел-ова А.В. в счет возмещения вреда, причиненного преступлением, недоимку по налогам в размере <данные изъяты> рублей.

Судом исковые требования МИФНС удовлетворены частично, с осужденного Сел-ова А.В. в возмещение вреда, причиненного преступлением, взыскано <данные изъяты>рубль.

При этом свое решение о частичном удовлетворении исковых требований МИФНС суд мотивировал тем, что размер ущерба, причиненного Сел-овым А.В. в результате совершения преступления, составляет <данные изъяты> рублей, который состоит из недоимки по налогу на добавленную стоимость. Учитывая, что в октябре 2013 года ООО «<данные изъяты>» добровольно уплатило в бюджет недоимку по налогу на добавленную стоимость в размере <данные изъяты> рублей, размер вреда, подлежащего взысканию с осужденного в пользу Российской Федерации, составляет <данные изъяты> рубль.

В то же время, судом установлено, что на основании решения Межрайонной инспекций ФНС России № по <адрес> от 21 июня 2013 года с ООО «<данные изъяты>» подлежала взысканию недоимка по налогам в размере <данные изъяты> рублей.

Согласно справке от 6 апреля 2016 года, представленной представителем гражданского истца (т. 13, л.д. 200-201), размер недоимки по налогам ООО «<данные изъяты>» составляет <данные изъяты> рубля, из которых: <данные изъяты> рубля - недоимка по налогу на доходы физических лиц; <данные изъяты> рубля – недоимка по налогу на добавленную стоимость; <данные изъяты> рублей – недоимка по единому налогу в части ФСС; <данные изъяты> рублей – недоимка по транспортному налогу.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что в результате совершенного Сел-овым А.В. преступления размер ущерба, причиненного бюджету Российской Федерации, составляет <данные изъяты> рублей и складывается лишь из недоимки по налогу на добавленную стоимость, не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

В связи с этим приговор в части гражданского иска не может быть признан законным и обоснованным.

Поскольку необходимо произвести дополнительные расчеты, связанные с размером гражданского иска, которые не могут быть проведены при рассмотрении дела в апелляционной инстанции, то, согласно ч. 2 ст. 309 УПК РФ, вопрос о гражданском иске надлежит передать для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. Поэтому приговор в части гражданского иска подлежит отмене с передачей дела на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Каких-либо иных нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, при производстве предварительного следствия и в ходе судебного разбирательства по настоящему делу не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.15, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд

П О С Т А Н О В И Л:

приговор Жуковского районного суда Калужской области от 27 июля 2016 года в отношении Сел-ова А.В. в части разрешения гражданского иска Межрайонной ИФНС России №по <адрес> отменить, дело в этой части направить на новое рассмотрение в тот же суд в порядке гражданского судопроизводства.

В остальном приговор о нем оставить без изменения, а апелляционное представление и апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты