Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Авансовые платежи не являлись ни денежными средствами, ни имуществом ООО, в связи с чем не могли быть сокрыты в качестве такового. Апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 11.08.2016 № 22-4296/16

Кемеровский областной суд в составе: председательствующего - судьи Першиной Т.Ю., при секретаре Евтушенко В.А., с участием: прокурора Лебедевой Т.А., адвоката Котова А.Б., представителя Межрайонной Инспекции ФНС России <данные изъяты> К. рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу осужденной Г.., апелляционную жалобу и дополнение к жалобе адвоката Котова А.Б. в защиту интересов осужденной Г. на приговор <данные изъяты> от 27.05.2016 года, которым Г., <данные изъяты> осуждена по ст.199.2 УК РФ к штрафу в размере <данные изъяты>.
    
Постановлено в соответствии с п. 9,12 Постановления ГД ФС РФ от 24.04.2015г. № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», освободить Г. от наказания, сняв с неё судимость.    
    
Гражданский иск Межрайонной Инспекции ФНС России <данные изъяты> к Г. постановлено удовлетворить и взыскать с Г. в доход федерального бюджета в счет возмещения ущерба, причиненного преступлением, денежные средства в размере <данные изъяты>.
    
Постановлено отменить арест, наложенный постановлением судьи <данные изъяты> от 21 августа 2014г. на имущество, принадлежащее <данные изъяты>
    
В приговоре также разрешен вопрос с вещественными доказательствами.

Заслушав доклад судьи Першиной Т.Ю., выступление адвоката Котова А.Б., поддержавшего доводы апелляционных жалоб, мнение представителя Межрайонной Инспекции ФНС России <данные изъяты> К. и выступление прокурора Лебедевой Т.А., полагавших приговор суда оставить без изменения, апелляционные жалобы – без удовлетворения, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л:

Г. осуждена за сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, совершенное лицом, выполняющим управленческие функции в этой организации, в крупном размере.

Преступление совершено в период с 16.09.2013 года по 16.12.2013 года на территории <данные изъяты>, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
    
В апелляционной жалобе осужденная Г. выражает несогласие с приговором, считает его незаконным, необоснованным по мотивам несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, обстоятельствам дела, а также в связи с неправильным применение норм материального и процессуального права. Просит приговор отменить, дело прекратить за отсутствием состава преступления. В удовлетворении исковых требований ИФНС <данные изъяты> отказать.

Полагает, что состав преступления, предусмотренный ст. 199.2 УК РФ, в ее действиях отсутствует, что подтверждается исследованными доказательствами по делу. Однако судом в этой части дана неверная оценка ее действиям и не учтены существенные обстоятельства по делу, влияющие на квалификацию содеянного.

Указывает, что в основу обвинения по ст.199.2 УК РФ положено то обстоятельство, что ею получены требования об уплате налогов за период с 01.01.2013 г. по 31.12.2013 г. на общую сумму <данные изъяты> рубля, исполнено требований за указанный период на сумму <данные изъяты> рубль (частично уменьшены суммы по требованиям по заключению на зачет, уменьшено по уточненным декларациям, взысканы денежные средства со счетов), сумма неисполненным требованиям, инкассовым поручениям в период с 16.09.2013г. по 16.12.2013г. составила <данные изъяты> рубль, умышленно не исполнила данные требования, воспрепятствовала принудительному взысканию недоимки. Однако, ни в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, ни в обвинительном заключении не указано, какие же конкретно умышленные действия она совершила, чтобы скрыть денежные средства <данные изъяты> лишь, что ею были написаны письма на перечисление денежных средств через счета третьих лиц не связанные с уплатой налогов и сборов, однако не указав, какая норма налогового законодательства ею нарушена.

Считает, что судом не установлены факты сокрытия информации, вся информация была предоставлена налоговым органам, судебным приставам, в налоговых и бухгалтерских регистрах отражено полно и достоверно, что подтверждено выводами независимого эксперта Е. в своем заключении.

Указывает, что действий, направленных на сокрытие информации о наличии такой задолженности не совершалось и более того, как установлено судом, ею все сведения, в том числе и сведения о дебиторской задолженности <данные изъяты> предоставлены судебному приставу исполнителю С. которая в свою очередь своим Постановлением о наложении ареста на дебиторскую задолженность от 15.11.2013г., вынесенным после рассмотрения материалов исполнительного производства от 25.09.2013 г. №<данные изъяты>, возбужденного на основании исполнительного документа Постановление №3079 от 16.09.2013г., выданного органом: МИФНС <данные изъяты>. Иных постановлений о наложении ареста па дебиторскую задолженность до 16.12.2013г. ей не предоставлялось. После получения указанного постановления, т.е. после 18.11.2013 г. ею было прекращено подписание и направление дебиторам писем с просьбой о перечислении денежных средств третьим лицам.

Указывает, что в ходе следствия не установлено, каков был размер дебиторской задолженности, когда эта задолженность образовалась. В связи с чем считает, что при таких обстоятельствах у суда нет оснований полагать, что ею направлялись в <данные изъяты> и <данные изъяты> письма с просьбой об оплате задолженности скрывая тем самым денежные средства якобы предназначенные для погашения задолженностей по налогам и сборам.

Считает, что доводы об отсутствии в ее действиях умысла на сокрытие денежных средств, в данном случае ни чем не опровергнуты. Наличие в ее действиях прямого умысла, сокрытие денежных средств не нашло своего подтверждения, а это свидетельствует об отсутствии в ее действиях умысла на совершение преступления, предусмотренного ст. 199.2УКРФ. В обоснование своих доводов ссылается на показания свидетелей С.1 П. К.1 В.

Указывает, что судом ей вменяется сокрытие денежных средств в сумме <данные изъяты> рублей, что является крупным размером, однако суд не разобрался в назначении производственных платежей.

Считает, что сумму в размере <данные изъяты> рублей необходимо исключить из предъявленного обвинения, так как выше указанная сумма не является дебиторской задолженностью <данные изъяты>, а это исполнение договора цессии <данные изъяты> - это имущество, на которое <данные изъяты> не имела право претендовать, что было подтверждено в судебном заседании от 24 февраля 2016г. экспертом Е.1 излагает содержание показаний эксперта.

Указывает, что на основании договора переработки угля <данные изъяты> от 01.08.2013 г., приложение №1 (т.3 л.д.256), где ООО «<данные изъяты>» является Исполнителем, а ООО «<данные изъяты>» является Заказчиком, расходы исполнителя в виде штрафов предъявленных ОАО «<данные изъяты>» на основании договора, не включается в стоимость услуг по переработке, оплачиваются Заказчиком на основании выставленных Исполнителем счетов-фактур с предоставлением документов, подтверждающих расходы Исполнителя. Следовательно штрафные санкции в сумме <данные изъяты> рублей, оплаченные Заказчиком 14.11.13 г. по письму от 05.11.13г., не являются дебиторской задолженностью ООО «<данные изъяты>», а являются обязательством ООО «<данные изъяты>». Таким образом фактически сумма дебиторской задолженности, за счет которой были произведены расчеты по письмам, составляет <данные изъяты> рублей, но указанная сумма не является окончательной для предъявления обвинения, считает необходимым вычесть суммы оплаченные по письму <данные изъяты> от 23.09.2013 г. в адрес ООО «<данные изъяты>» с просьбой о перечислении денежных средств в размере <данные изъяты> рублей, в адрес ООО «<данные изъяты>» оплата за электроэнергию, оплачено платежным поручением <данные изъяты> от 26.09.2013г. Считает, что сумму в размере <данные изъяты> рублей необходимо исключить из предъявленного обвинения, признать совершенным в состоянии крайней необходимости, исключающем уголовную ответственность (ст. 39 УК РФ). Ссылается на показания свидетелей К.2 К.3 и излагает их содержание.

Считает, что сумма <данные изъяты> рублей - оплата услуг ОАО <данные изъяты>, направленная ООО «<данные изъяты>», оплачено платежным поручением <данные изъяты> от 04.10.13 г., также необходимо исключить из предъявленного обвинения, признать совершенным в состоянии крайней необходимости, исключающем уголовную ответственность (ст. 39 УК РФ).

Указывает, что она не обладала такими полномочиями и не могла осуществлять производственный процесс предприятия для получении выручки, данная обязанность была закреплена Уставом Общества за единоличным исполнительным органом председателем правления и возложено па директора по производству. По законv председатель правления ООО «<данные изъяты>» Н. являлся руководителем, на которого возложена ответственность за своевременные расчеты с бюджетом. Только руководитель, действующий на основании Устава, без доверенности мог принимать решения о написании писем с просьбой об отсрочке платежей, так как только ему известно, когда предприятие сможет начать работать и рассчитываться по своим обязательствам.

Указывает, что фактическим единоличным руководителем ООО «<данные изъяты>» являлся председатель правления Н. до 19.12.20 13 г., что подтверждается выпиской ЕГРЮЛ, показаниями свидетелей С.1, В. В., М. К.1.. Что также подтверждает, что она не могла самостоятельно принимать решения по распоряжению имуществом предприятия. Окончательное решение оплачивать или нет задолженности указанные в распорядительных письмах принимало руководство ООО «<данные изъяты>» - это председатель правления и совет директоров ООО «<данные изъяты>». Она же, как финансовый директор, к данной категории лиц не относилась. В ее обязанности входило достоверное отражение в бухгалтерском и налоговом учете операций, контроль формирования отчетности предприятия правильность начисления налогов и сборов и своевременное информирование председателя правления общества о наличии кредиторской задолженности. О наличии задолженности по налогам и сборам она сообщала руководству ООО «<данные изъяты>» своевременно и систематически. Однако задолженность по налогам и сборам не была погашена. Своих собственных средств для погашения задолженности предприятие тогда не имело. Требования налоговой инспекции о погашении недоимки не были удовлетворены в связи с тем, что производственная деятельность была приостановлена предписанием «<данные изъяты>», в связи с отсутствием объёмов переработки угля денежных средств было недостаточно. Умысла па сокрытие денежных средств у нее не было.

Считает, что показания свидетелей подтверждают, что она действовала во исполнение обязательных для нее приказов, и распоряжении, как в письменной, так и в устной форме его прямого руководителя Н., а так же новых собственников предприятия С.2 и В.

Указывает, что оплата третьими лицами не является нарушением закона до тех пор, пока па дебиторскую задолженность не обращено изыскание на основании ст.75.76 ФЗ «Об исполнительном производстве». Постановление о наложении ареста па дебиторскую задолженность ООО «<данные изъяты>» вынесено <данные изъяты> 15.11.13г., получено должником 18.11.13г., зарегистрировано за входящим номером <данные изъяты> Полагает, что до 18.11.2013 г. должнику ничего не препятствовало распоряжаться имуществом и виде дебиторский задолженности любыми не запрещенными Законом способами, тем более на расчетном счете Банка <данные изъяты>, единственным счетом, которым она могла распоряжаться па основании доверенности от председателя правления Н. никаких ограничений в виде инкассовых поручений от Межрайонной ИФНС <данные изъяты> до 17 декабря 2013г. не было. Все письма написаны и направлены ООО «<данные изъяты>» до 15 ноября 2013 г. (до наложения ареста па дебиторскую задолженность). После наложения ареста на дебиторскую задолженность письма ею не писались и дебиторам не направлялись.

Указывает, что на основании Закона об исполнительном производстве ответственность за неисполнение требований судебного-пристава исполнителя возлагается на лицо, нарушившие Закон, в данном случае контрагент должника ООО «<данные изъяты>» после наложения ареста на дебиторскую задолженность, по ранее полученным письмам от 01.11.13г. самостоятельно произвел оплату 06.12.13г. на сумму <данные изъяты> рублей и 11.12.13г. на сумм <данные изъяты> рублей, повторных писем об оплате ею не направлялось, ООО «<данные изъяты>» неправомерно воспользовался письмами от 05 ноября 2013г. для оплаты.

Считает, что судом не приняты во внимание и расценены критически ее показания, хотя предоставленная ею информация соответствуют показаниям свидетелей, в том числе налоговыми инспекторами Н.1 Д. М. Ею было заявлено, что она не владела информацией о выставленных инкассовых поручениях на расчетные счета в банке <данные изъяты> и ОАО «<данные изъяты>» в силу того, что полномочия предоставленные ей на совершение банковских операций закончились 08 августа 2013т и 29 сентября 2013г. и в связи с чем у нее не было доступа к расчетным счетам. Выше указанные свидетели подтверждают информацию о том, что по электронном каналам связи налогоплательщикам направляются только требования об уплате недоимки, что ею и не отрицалось. Однако Решения о приостановлении операций на банковских счетах и постановления о взыскании налогов и сборов направляются налогоплательщикам только почтой, инкассовые поручения отправлялись только в банки посредством канала <данные изъяты>, как это предусмотрено налоговым законодательством. Данная информация не опровергнута судом, так как не исследован факт получения Решений о приостановлении операций по счетам налогоплательщиком ООО «<данные изъяты>». Следствием подтвержден факт направления ИФНС решений о приостановлении операция по счетам налогоплательщика, но не установлен факт получения этих решений налогоплательщиком ООО «<данные изъяты>». Указывает, что ее показания также подтверждаются показаниями работников банка Д.1 А.

Считает, что нарушен порядок возбуждения уголовного дела и приводит свои доводы, аналогичные доводам адвоката.

Указывает, что Решением Арбитражного суда <данные изъяты> от 06 февраля 2015 года общество с ограниченной ответственностью «<данные изъяты>» признано банкротом и открыто конкурсное производство сроком на шесть месяцев - до 03 августа 2015 года. Указывает, поскольку до окончания формирования конкурсной массы и завершения расчетов с кредиторами определить, размер ответственности определить невозможно, то исковые требовании ИФНС <данные изъяты> необоснованны и не подлежащими удовлетворению.
    
В основной и дополнительной апелляционной жалобе адвокат Котов А.Б. в защиту интересов осужденной Г. считает приговор незаконным, необоснованным, в связи с несоответствием выводов суда, изложенным в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, а также в связи с неправильным применением норм материального и процессуального права. Просит приговор отменить, производство по делу прекратить за отсутствием состава преступления. Указывает, что судом дана неверная оценка действиям Г. и не учтены существенные обстоятельства по делу, влияющие на квалификацию содеянного. Указывает, что сумма <данные изъяты> рублей, подлежит исключению из предъявленного Г. обвинения, поскольку она не являются денежными средствами (имуществом) <данные изъяты>» за счет которых могли быть взысканы налоги и сборы.

Указывает, что суд, исключая из объема обвинения Г. написание писем в адрес ТД «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» на сумму - <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп., фактически в описательно-мотивировочной части приговора пришел к выводу об отсутствии в действиях Г. состава преступления, поскольку под крупным размером следует понимать стоимость сокрытого имущества в сумме, которая необходима для погашения задолженности превышающей - <данные изъяты> рублей. В данном случае, учитывая необходимость исключения суммы - <данные изъяты> коп. из объема предъявленного обвинения, сумма, которая могла быть вменена Г. составляет - <данные изъяты> руб., что не влечет уголовную ответственность по ст. 199.2 УК РФ.

Указывает, что в предъявленном обвинении не разграничено, в каком соотношении следует учитывать во вмененной Г. сумме - <данные изъяты> руб. произведенную оплату фирмами ТД «<данные изъяты>» и 000 «<данные изъяты>», за счет которых могло быть произведено взыскание налогов и сборов. В связи с изложенным, невозможно определение соотношения учета этих сумм в обвинении, невозможно произвести расчеты конкретных сумм сокрытия денежных средств (имущества) от взыскания налогов и сборов, что свидетельствует об отсутствии состава преступления в действиях Г. поскольку все неустранимые сомнения в соответствии с положениями ст. 14 УПК РФ толкуются в пользу осужденной. Указывает, что данное обстоятельство является значимым для правой оценки действий Г. поскольку в постановлении о привлечении в качестве обвиняемой, обвинительном заключении не указано, за счет конкретно каких перечислений по письмам нанесен ущерб в виде сокрытия денежных средств от налогообложения.

Считает, что при отсутствии указания в обвинении разграничено-конкретных сумм вмененных Г. - <данные изъяты> рублей представляется ошибочным вывод суда о том, что она сокрыла денежные средства (имущество) в сумме - <данные изъяты>., являющиеся дебиторской задолженность 000 <данные изъяты> перед ТД «<данные изъяты>». Таким образом, суд фактически вышел за рамки предъявленного обвинения, пришел в этой части к взаимоисключающим выводам, разграничил вмененные суммы произвольно и немотивированно вменил Г.указанную сумму - <данные изъяты> коп., не исключив из обвинения сумму- <данные изъяты> руб., которая, по мнению суда, вменена также необоснованно.

Указывает, что судом не учтено, что суммы, перечисленные по письмам <данные изъяты> от 05.11.2013 г. на сумму - <данные изъяты> и <данные изъяты> от 04.10.2013 г. на сумму - <данные изъяты> руб. в адрес <данные изъяты>» подлежат также исключению из предъявленного Г. обвинению, поскольку не являются дебиторской задолженностью ООО <данные изъяты>за счет которых могло быть произведено взыскание налогов и сборов. Указывает, что суд учитывает договор цессии, но немотивированно не исключает из суммы предъявленного обвинения - <данные изъяты> рублей, так как договор влияет на общую задолженность между ООО <данные изъяты> и ТД <данные изъяты> и его исполнение уменьшило дебиторскую задолженность ООО <данные изъяты> Считает, что сумма <данные изъяты> рублей также подлежит исключению из предъявленного обвинения Г. поскольку на основании договора переработки угля, имеющегося в материалах дела <данные изъяты> г., приложение № 1 (т.3, л.д.256) ООО <данные изъяты> является исполнителем, а ООО <данные изъяты> является заказчиком, расходы исполнителя в виде штрафов предъявленных ОАО <данные изъяты> на основании договора, не включаются в стоимость услуг по переработке и оплачиваются заказчиком на основании выставленных счетов-фактур с предоставлением документов, подтверждающих расходы исполнителя. Следовательно, штрафные санкции в сумме - <данные изъяты> рублей оплаченные заказчиком 14.11.2013 г. по письму от 05.11.2013 г. не являются дебиторской задолженностью ООО <данные изъяты> а являются обязательствами ТД <данные изъяты>

Считает, что судом не учтено, что был нарушен порядок возбуждения уголовного дела. Из материалов дела видно, что поводом для возбуждения уголовного дела по факту совершения преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, послужил рапорт оперуполномоченного <данные изъяты> <данные изъяты>, а основанием, указывающим на признаки преступления, содержащегося в материалах проверки, представлены выписки, материалы ОРД, справки <данные изъяты> по исследованию материалов в отношении ООО <данные изъяты>проведенная стажером по должности специалист-ревизор <данные изъяты>. В нарушение закона, акты о проведении выездной и камеральной проверки представлены не были. Кроме этого, в постановлении о возбуждении уголовного дела от 30 апреля 2014 года следователя <данные изъяты> <данные изъяты> С.3 не содержится ссылка на повод возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ в связи с отсутствием материалов налоговой проверки. На момент возбуждения дела - 30.04.2014 г. уголовные дела могли возбуждаться не иначе как по материалам, поступающим из налоговых инспекций. Однако таковые в материалах дела отсутствуют. Указывает, что законные основания для возбуждения уголовного дела отсутствовали, так как выводы о наличии недоимки по налогам и сборам были основаны на расчетах, которые были проведены в рамках ОРМ и произведенных ненадлежащим органом - специалистом-ревизором <данные изъяты>.

Считает, что вывод суда о том, что состав преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, образует не сокрытие имущества, о сокрытие информации о нем, которое Г. не допускала, ошибочен и не основан на законе. Как следует из материалов дела, все финансово-хозяйственные операции между ООО «<данные изъяты> 000 <данные изъяты> 000 <данные изъяты> были отражены в данных бухгалтерского учета полно и достоверно и были «прозрачны» для налоговой проверки. Из заключения судебно-бухгалтерской экспертизы следует, что в период с 16.09.2013 г. по 16.12.2013 г. в бухгалтерском учете 000 <данные изъяты> сведения о задолженности 000 <данные изъяты> и 000 <данные изъяты> отражены полно и достоверно. Постановление о наложении ареста на дебиторскую задолженность ООО <данные изъяты> вынесено <данные изъяты> 15.11.2013 г., получено должником - 18.11.2013 г. До этого времени должнику ничего не препятствовало распоряжаться имуществом в виде дебиторской задолженности любыми не запрещенными законом способами, тем более что на расчетом счете Банка <данные изъяты>» единственным счетом котором могла распоряжаться Г. никаких ограничений <данные изъяты> в виде инкассовых поручений не было до 17 декабря 2013 года. Распоряжаться расчетными счетами в ОАО «<данные изъяты> и КБ <данные изъяты> Г. в силу отсутствия полномочий не могла и соответственно не знала, что в период с 16.09.2013 г. по 16.12.2013 г. были выставлены <данные изъяты> инкассовые поручения на расчетных счетах в этих банках. В счет уменьшения дебиторской задолженности Г. было направлено фирме ТД <данные изъяты> четыре письма на сумму - <данные изъяты> рубля. Все письма подготовлены и направлены ООО <данные изъяты> до 15 ноября 2013 года до решения о наложении ареста на дебиторскую задолженность судебными приставами-исполнителями. После наложения ареста на дебиторскую задолженность Г. письма с просьбой о расчете за ООО <данные изъяты> в адрес ТД <данные изъяты> не писала и дебитору не направляла. Указывает, что исходя из положений ФЗ «Об исполнительном производстве» ответственность за неисполнение требований судебного пристава-исполнителя возлагается на лицо, нарушившее Закон, в данному случае контрагент должника - ООО <данные изъяты> после наложения ареста на дебиторскую задолженность по ранее полученным письмам от 05.11.2013 г. самостоятельно произвел оплату Об декабря 2013 г. на сумму - <данные изъяты> и 11 декабря 2013 г. на сумму - <данные изъяты> рублей. Считает, что при имеющихся обстоятельствах сумма <данные изъяты> руб. и <данные изъяты> рублей Г. вменена необоснованно и подлежит исключению из предъявленного обвинения.

Указывает, что состав преступления, предусмотренный ст.199.2 УК РФ заключается не в сокрытии имущества как такового, а в сокрытии информации о нем, Г. каких-либо действий, связанных с сокрытием информации об имуществе <данные изъяты>» за счет которого должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам не скрывала и не намеревалась этого делать, что свидетельствует об отсутствии объективной стороны и умысла подсудимой на совершения инкриминируемого деяния.

Считает, что дебиторской задолженностью «ОФ Прокопьевская» в сумме -3.607.226 руб. 79 коп. в период с 16.09.2013 г. по 16.12.2013 г. могла распоряжаться законно и самостоятельно, в том числе путем направления писем в адрес ТД <данные изъяты> с просьбой о расчете с третьими лицами, являющимися контрагентами ОФ <данные изъяты> поскольку на дебиторскую задолженность был наложен арест судебными приставами только 18.11.2013 г., что подтверждается соответствующим постановлением судебного пристава-исполнителя, имеющегося в материалах дела.

Указывает, что у ОФ <данные изъяты> отсутствовали какие-либо препятствия для производства расчетов подобным образом, поскольку ограничения на расчетные операции налоговых органов и судебных приставов отсутствовали, что не препятствовало производить расчеты ТД <данные изъяты> за ОФ <данные изъяты> по письмам с третьими лицами, что не противоречит действующему законодательству. На ОФ <данные изъяты> в силу закона не возложена обязанность проводить подобные платежи - путем направления писем контрагентам именно через расчетные счета организации. Таким образом, дебиторской задолженностью в сумме - <данные изъяты> ОФ «<данные изъяты>» могла распоряжаться без каких-либо ограничений, не нарушая норм налогового, гражданского и уголовного кодекса в части оплаты недоимок по налогам и сборам.

Считает, что неисполнение направленных в адрес налогоплательщика требований об оплате налогов не имеют в данном случае правового значения, так как на момент их предъявления и исполнения требования не были связаны с наличием либо отсутствием дебиторской задолженности 000 <данные изъяты>

Указывает, что в действия <данные изъяты> отсутствует умысел на сокрытие денежных средств. Оплата контрагентами ОФ <данные изъяты> третьим лицам не противоречит закону и не запрещено.

Указывает, что органами предварительного расследования не учтено, что она не являлась распорядителем денежных средств предприятия, поскольку в <данные изъяты> филиале банка ОАО "<данные изъяты>" ее полномочия были прекращены председателем правления Н. - 08.08.2013 г. Электронная цифровая подпись была также изъята у Г. и оформлена на М.1, который являлся распорядителем расчетного счета предприятия с 08.08.2013 г. В период, когда Г. не была распорядителем расчетных счетов, были выставлены инкассовые поручения на сумму - <данные изъяты> руб., которое было выставлено на расчетный счет- 28.08.2013 г. тое есть не в период, который вменяется Г.. Также Г. не была распорядителем счета предприятия открытого в ОАО "<данные изъяты>" в период с 29.09.2013 г. по 16.12.2013 г.

Указывает, что в банке «<данные изъяты>» инкассовые поручения ИФНС <данные изъяты> не выставлялись. Следует отменить, что это был единственный расчетный счет, которым могла распоряжаться Г. в периоде 16.09.2013 г. по 16.12.2013 г. За указанный период времени были выставлены инкассовые платежные поручения № <данные изъяты> от 23.10.2013 г. на сумму - <данные изъяты> руб., № <данные изъяты> от 25.11.2013 г. на сумму -<данные изъяты> руб. всего на сумму - <данные изъяты> руб. Итого по расчетным счетам в банке ОАО "<данные изъяты> и ОАО <данные изъяты> Г. необоснованно вменена сумма - <данные изъяты> руб., поскольку распорядителем счетов она не являлась, доступа к информации о движении по расчетным счетам не имела, о наличии инкассовых платежных поручений узнала на следствии, исполнить перечисленные инкассовые поручения не могла в силу вышеизложенных причин. Соответственно, выводы в приговоре об умышленном неисполнении Г. инкассовых платежных поручений противоречат доказательствам, исследованным в судебном заседании.

Обращает внимание, что в приговоре суд по существу не мотивирует наличие крайней необходимости в действиях Г.. Однако приходит к выводу о том, что все платежи были вынужденной мерой, направлены на поддержание жизнедеятельности предприятия, все расходы были экономически обоснованными. Между тем, в материалах дела имеются письма от Администрации <данные изъяты> о срочном и бесспорном погашении заработной платы во избежание митингов и прочих волнений, также представлены письма от энергосбытовой компании о срочном погашении задолженности за элетроэнергию во избежание отключения производственных мощностей, имеется предписание «<данные изъяты>» о приостановлении деятельности предприятия. Следует также учитывать, что на предприятии ООО <данные изъяты> имеется значительный штат сотрудников на 2013 год около 250 человек.     

В возражениях на апелляционную жалобу осуждённой Г. апелляционной жалобы и дополнении к жалобе адвоката Котова А.Б., представитель ИФНС <данные изъяты> Ч. просит приговор оставить без изменения, а доводы жалоб – без удовлетворения.

В возражениях на апелляционную жалобу осуждённой Г. апелляционной жалобы и дополнении к жалобе адвоката Котова А.Б., государственный обвинитель Тятенкова А.В. просит приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, заслушав выступления сторон, суд апелляционной инстанции полагает, что приговор подлежит изменению в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции и несправедливостью приговора (п.1 и п.4 ст.389.15, п.1 и п.2 ст.389.16, ч.2 ст.389.18 УПК РФ) по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности Г. в совершении вмененного преступления правильны, основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании и приведённых в приговоре, и соответствуют материалам дела.

Суд обоснованно в подтверждение вины Г. положил в основу приговора показания самой подсудимой, которая не отрицала факт осведомленности об имеющейся у ООО «<данные изъяты>» недоимки по налогам, о решении налогового органа о взыскании налогов и сборов за счет денежных средств на счетах ООО «<данные изъяты>» в банках, а так же подтвердила, что направляла распорядительные письма в организации ООО «<данные изъяты>» и ООО <данные изъяты>» с требованиями перечисления денежных средств не на расчетные счета ООО «<данные изъяты>», а на расчетные счета контрагентов ООО «<данные изъяты>»; показания представителя гражданского истца, показания свидетелей в судебном заседании либо на предварительном следствии, оглашенные в судебном заседании в соответствии с требованиями п.1 ч.2 ст.281 УПК РФ, которые, как правильно следует из приговора, указали на осведомленность Г. о необходимости уплаты налогов, об осведомленности ею выставленной картотеке инкассовых поручений на расчетных счетах ООО <данные изъяты> в банках, а также в части указания целей и мотивов совершения преступления, способа совершения преступления, показания эксперта Е.., кроме объективно подтверждается письменными материалами по делу: личной карточкой работника Г. должностной инструкцией директора по финансам № <данные изъяты> от 28.09.2009 года; протоколами обыска; протоколами выемки; протоколами осмотров предметов и документов; письмами ООО <данные изъяты> подписанными директором по финансам Г. в адрес ООО <данные изъяты> с просьбой о перечислении денежных средств за оказание услуги на счета третьих лиц, с приложением соответствующих платежных поручений, заключениями судебно-бухгалтерских экспертиз и другими.

Содержание всех доказательств подробно изложено судом в приговоре, в строгом соответствии с содержанием показаний в протоколе судебного заседания либо в протоколе допроса на предварительном следствии, и им дан полный анализ, приведший суд к обоснованной оценке каждого исследованного в судебном заседании доказательства.

Судом дана полная и мотивированная оценка всех доказательств по делу, с которой нет оснований не согласиться у судебной коллегии.

Так, доводы жалобы подсудимой о том, что показания свидетелей К.3 и К.2 являются неосновательными, судебная коллегия находит несостоятельными, и полагает, что суд обоснованно признал показания данных свидетелей достоверными и положил данные показания в основу приговора, поскольку показания получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, причин оговора свидетелем подсудимой не усматривается, не указывает на это и подсудимая в жалобе, и, как правильно указал суд, показания согласованны с показаниями других свидетелей, подтверждаются объективными данными – письменными материалами дела.

Поэтому, по мнению судебной коллегии, оценив всю совокупность доказательств, представленных стороной обвинения и стороной защиты, суд обоснованно, в соответствии с требованиями ст.88 УПК РФ, дал им оценку, признал указанные доказательства допустимыми и достоверными и пришел к правильному выводу о достаточности доказательств, а также правильно установив фактические обстоятельства дела, суд объективно и обоснованно пришёл к выводу о виновности подсудимой Г. в совершении в период с 16.09.2013 года по 16.12.2013 года преступления – сокрытия денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, совершенное лицом, выполняющим управленческие функции в этой организации – директор по финансам ООО «<данные изъяты>, в крупном размере.

При этом суд обоснованно посчитал правовую оценку действий подсудимой, изложенную им и его защитником, как способ защиты, верно указав, что указанные Г. обстоятельства, при которых он допустил не поступление денежных средств на расчетные счета фабрики, оплата которых должна была пойти на погашение недоимки по налогам, фактически и образуют состав вмененного преступления, предусмотренного ст.199.2 УК РФ. Все доводы адвоката и подсудимой были предметом обсуждения судом, выводы суда по доводам стороны защиты подробно изложены в приговоре суда, и не вызывают сомнений у суда апелляционной инстанции.

Вопреки доводам жалоб адвоката и подсудимой об отсутствии умысла у Г. на сокрытие денежных средств организации, считаю, что в ходе судебного следствия достоверно установлено, что Г. будучи осведомленной, о наличии значительной недоимки у Обогатительной Фабрики, по налогам на основании письменных уведомлений налогового органа, а также на основании выставленных инкассовых поручений по расчетным счетам для принудительного взыскания налогов, являясь распорядителем денежных средств Общества, имея реальную возможность погасить указанную недоимку за счет денежных средств, поступающих по договорам с ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>», в нарушение действующего законодательства направляла в адрес вышеуказанных организаций распорядительные письма с просьбой о перечислении денежных средств, причитающихся ООО «<данные изъяты>» на расчетные счета иных предприятий, с целью избежания их инкассации на расчетных счетах, расходные операции по которым были приостановлены, тем самым намеренно сокрыла денежные средства, за счет которых должно было произведено взыскание недоимки по налогам и сборам. Перечисленные по распорядительными письмам Г. денежные средства, которые поступили не на рассчетный счет ООО «<данные изъяты>», а на расчетные счета иных организаций, являлись денежными средствами за оказание услуг ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» по договору, и в случае поступления данных денежных средств на расчетный счет ООО «<данные изъяты>», они были бы автоматически списаны в счет имевшейся недоимки. Таким образом, довод адвоката и осужденной о том, что по данному уголовному делу нет доказательств вины Г. в совершении преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, является необоснованным. Оснований для оправдания Г. как просит в жалобах сторона защиты, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Так, сокрытие предполагает любой способ воспрепятствования принудительному взысканию. И в той ситуации, когда направление руководителем данного Общества писем, фактическое содержание которых сводится к недопущению факта зачисления денежных средств на счёт Общества, правильно расценены судом как умышленные действия, направленные на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам, поскольку письма были изготовлены и подписаны при наличии неисполненных требований об уплате налога, направленных в порядке ст.69 НК РФ. После истечения срока, указанного в полученных требования наступает уголовная ответственность по ст.199.2 УК РФ.

В судебном заседании достоверно установлено, что подсудимая Г. являясь финансовым директором, в период сентября 2013 года - декабрь 2013 года направляла в ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» письма, в которых высказывала просьбу об осуществлении расчётов со своими контрагентами через их счета, оплачивая электроэнергию, грузоперевозки и другие платежи, не являющиеся в первой очереди списания. Действия, связанные с направлением распорядительных писем, носили неоднократный, систематический характер, и осуществлялись в течение всего вмененного периода времени.

Так, в распорядительных письмах Г. высказывая вышеизложенную просьбу, указывала реквизиты получателя, конкретную сумму, подлежащую перечислению, ссылаясь на то, что оплату за ООО «<данные изъяты>» она просит произвести в счет предоставления услуг по переработке сырья, то есть в счет погашения задолженности ООО «<данные изъяты>» или ООО «<данные изъяты>» по договору №<данные изъяты> от 01.08.2013 года. Таким образом, исполняя просьбы подсудимой, денежные средства со счета ООО «<данные изъяты>» или ООО «<данные изъяты>» перечислялись в адрес контрагентов, что опровергает довод подсудимой о том, что ООО «<данные изъяты> производило эти платежи по собственной инициативе и за счет собственных средств.

То обстоятельство, что в 2013 году на предприятии сложилась тяжелая экономическая ситуация, неуплата денежных средств кредиторам могла повлечь остановку предприятия и, как следствие, негативные социальные последствия, не свидетельствуют о возникновении условий крайней необходимости. Состояние крайней необходимости возникает в случае реальной и непосредственной опасности для охраняемых законом ценностей и интересов. Опасность должна быть реальной, а не кажущейся, наличной, а не ожидающейся в будущем. Таких обстоятельств в рассматриваемом деле обоснованно судом не установлено. Ссылка в жалобе подсудимой на показания свидетелей (С.1, П. К.1, В.) не вызывает сомнений в обоснованности выводов суда о наличии у Г. умысла на сокрытие денежных средств организации, а также о том, что угроза правам ООО «<данные изъяты>» возможной остановкой её работы могла быть устранена и законными способами, а следовательно об отсутствии оснований для признания Г. действующей в состоянии крайней необходимости. Как верно указано в возражении государственного обвинителя, частный интерес хозяйствующего субъекта не может быть признан более значимым, нежели интерес общественный или государственный, поскольку поступающие в качестве налогов и сборов денежные средства являются важной составляющей доходной части бюджета государства, и данные денежные средства необходимы для выполнения государством, в том числе, и социальных обязательств перед гражданами страны. В связи с чем суд обоснованно не исключил из обвинения денежные средства в сумме <данные изъяты> руб. по письму №<данные изъяты> от 23.09.2013 года в адрес ООО «<данные изъяты>» с просьбой о перечислении денежных средств в адрес ООО «<данные изъяты>» оплата за электроэнергию, оплачено платежным поручением <данные изъяты> от 26.09.2013г.; а также денежные средства в сумме <данные изъяты> руб. – оплата услуг ОАО <данные изъяты>, письмо направлено ООО «<данные изъяты>», оплачено платежным поручением <данные изъяты> от 04.10.201333 года, на что указано в жалобе.

Доводы жалоб о необходимости исключения из обвинения суммы <данные изъяты> рублей не подлежат удовлетворению. При исследовании данного вопроса в судебном заседании, в том числе путем допроса эксперта Е. в суде первой инстанции, на что указано в жалобах, суд верно все имеющиеся по делу доказательства, в том числе заключение эксперта № <данные изъяты> от 12.10.2015 года (том №11 л.д.7-45) анализировал и оценивал с учетом показаний эксперта в судебном заседании о том, что из Главной книги, оборотно-сальдовых ведомостей по счетам, платежного поручения видно исполнение договора цессии №<данные изъяты> от 01.19.2013 года в сумме <данные изъяты> руб.; исследованные документы достоверно отражают операцию по договору уступки права требования, что уменьшило дебиторскую задолженность ООО «<данные изъяты>»; ОФ «<данные изъяты>» по состоянию на 16.12.2013 года задолженность не оплатила, увеличилась кредитная задолженность «<данные изъяты>» фирме «<данные изъяты>», с учетом этого изменились и выводы по экспертизе; в период с 16.09.2013 года по 16.12.2013 года ООО «<данные изъяты>» перечислил по письмам ОФ «<данные изъяты>» в пользу третьих лиц денежные средства в размере <данные изъяты> руб. в том числе <данные изъяты> руб. за счет собственных средств ООО «<данные изъяты>», и <данные изъяты> руб. за счет кредиторской задолженности фирмы «<данные изъяты>», ОФ «<данные изъяты>» частично распоряжалась дебиторской задолженностью, в том числе в указанной сумме <данные изъяты> руб., а на денежные средства в сумме <данные изъяты> руб. ОФ «<данные изъяты>» имела право претендовать (том №12 л.д.67-70).

В связи с чем суд обоснованно отказал стороне защиты в исключении <данные изъяты> руб. из суммы обвинения, исключив в тоже время из обвинения сумму <данные изъяты> руб., признав данные денежные средства <данные изъяты> руб., которые входят в денежные средства в сумме <данные изъяты> руб., имуществом, на которое по договору цессии ООО «<данные изъяты>» имела право претендовать. При мотивировке довода жалоб об исключении <данные изъяты> руб. из суммы обвинения сторона защиты ссылается на показания эксперта, что <данные изъяты> руб. относится к имуществу, на которое по договору цессии ООО «<данные изъяты>» не имела право претендовать, то есть в жалобах искажено содержание показаний эксперта, которые указаны в приговоре и апелляционном определении в строгом соответствии с протоколом судебного заседания суда первой инстанции, замечания на который в соответствии с требованиями ст.259, 260 УПК РФ стороной защиты не принесены.

В тоже время суд обоснованно исключил из объема предъявленного органами следствия Г. обвинения указание на написание подсудимой ряда писем, верно мотивируя, что перечисленные по этим письмам денежные средства являлись авансовыми платежами, то есть не являлись согласно заключению эксперта и показаниям эксперта в судебном заседании, ни денежными средствами, ни имуществом ООО «<данные изъяты>», в связи с чем не могли быть сокрыты в качестве такового, либо по этим письмам денежные средства направлены на счета третьих лиц – контрагентов, согласно платежным поручениям, после 16.12.2013 года, то есть за пределами вмененного периода. В связи с чем сумма сокрытия денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, снижена до <данные изъяты> руб.

Суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения доводов жалобы адвоката о том, что суд, исключая из объема обвинения Г. написание писем в адрес ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» на сумму - <данные изъяты> коп., фактически оставляет <данные изъяты> руб., что не влечет уголовную ответственность по ст. 199.2 УК РФ. Поскольку согласно предъявленного Г. обвинения, она в период с 16.09.2013 года по 16.12.2013 года изготовила, подписала и направила в адрес ООО «<данные изъяты>» и ООО <данные изъяты> распорядительные письма, согласно которым перечислены с расчетных счетов ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> на расчетные счета контрагентов ООО «<данные изъяты>» денежные средства в сумме <данные изъяты> руб. Поэтому при исключении из обвинения написание писем в адрес ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» на сумму <данные изъяты> руб., суд первой инстанции правильно посчитал сумму, оставшуюся в обвинении Г. (<данные изъяты>.)=<данные изъяты> руб.

Вместе с тем, при проверке оценки всех исследованных судом первой инстанции доказательств, с учетом показаний эксперта Е. в судебном заседании суда апелляционной инстанции, суд апелляционной инстанции считает необходимым исключить из вмененного по приговору обвинения сокрытие денежных средств в сумме <данные изъяты> руб., как штрафные санкции, предъявленные ОАО «<данные изъяты>» к ООО «<данные изъяты>», и выплаченные ООО «<данные изъяты>» за ООО «<данные изъяты>» по письму Г. №<данные изъяты>06.11.2013 года платежным поручении ем <данные изъяты> от 14.11.2013 года по договору переработки угля №<данные изъяты> от 01.08.2013 года, поскольку, как следует из показаний эксперта и указанных письменных материалов дела, данные денежные средства дебиторской задолженностью ООО «<данные изъяты>» не являются, а являются обязательствами по договору ООО «<данные изъяты>» и не подлежат налогообложению. В связи с чем сумму денежных средств по вмененному по приговору обвинению следует уменьшить до <данные изъяты>руб.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании, влекущих отмену либо изменение судебного решения в апелляционном порядке, не усматривается.

В частности, доводы жалоб о нарушении порядка возбуждения уголовного дела, не нашли своего подтверждения по материалам дела, в связи с чем удовлетворению о прекращении уголовного дела не подлежат. Постановлением от 30.04.2014 года возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст.199.2 УК РФ, по факту сокрытия денежных средств, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание по налогам и сборам в сумме более <данные изъяты> рублей, при усмотрении указанного состава преступления в действиях руководства ООО «<данные изъяты>». Постановление вынесено с соблюдением требований ч.7 и ч.8 ст.144 УПК РФ, что подтверждается письмом <данные изъяты> и прилегающим районам начальнику МИ ФНС РФ <данные изъяты> от 06.02.2014 года о предоставлении информации в отношении ООО «<данные изъяты>» в связи с проведением оперативно-розыскных мероприятий в рамках материла <данные изъяты> в том числе копии актов камеральных, выездных налоговых проверок, проведенных в отношении деятельности налогоплательщика и решений, принятых по ним, в результате чего образовалась недоимка по состоянию на 31.12.2014 года. В связи с чем была МИФНС России <данные изъяты> предоставлена в Следственное управление <данные изъяты> истребуемая информация, в том числе акт выездной налоговой проверки ООО «<данные изъяты>» от 18.01.2013 года, проведенной комиссией, в том числе <данные изъяты> налоговым инспектором МРИ ФНС <данные изъяты>, <данные изъяты>. Проверка, результаты которой явились поводом и основанием дли возбуждении уголовного дела, проведена на законных основаниях. Следовательно, вопреки доводам жалоб, порядок возбуждения уголовного дела не нарушен.

Является несостоятельным довод адвоката и осужденного об отсутствии правовых оснований для взыскании с Г. исковых требований, поскольку судом законно и обоснованно удовлетворен гражданский иск Межрайонной Инспекции ФНС России <данные изъяты>, и с Г. взыскан вред, причиненный ею преступлением в виде не уплаченных в бюджет налогов. Вместе с тем, поскольку изменена сумма неуплаченных налогов, то взысканию подлежит сумма в размере <данные изъяты> рублей, поскольку именно действиями Г. причинен ущерб в виде неуплаченного в бюджет налога, соответственно сумма фактического ущерба и фактическое обязательство по налогам должно быть обращено именно к В. как к физическому лицу, исходя из положений ст. 1064 ГК РФ, ст. 15 ГК РФ.

В соответствии с п.3 статьи 1083 ГК РФ суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключена случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно. Однако материалами дела доказано, что Г. являясь финансовым директором, совершая противоправные действия по сокрытию денежных средств, действовала с преступным умыслом. Таким образом, положения статьи 1083 ГК РФ не применимы по настоящему делу.

По мнению суда апелляционной инстанции, правила ст.ст.60, 61 УК РФ при назначении наказания строго соблюдены. При назначении наказания Г. судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о её личности, все имеющиеся по делу смягчающие наказание обстоятельства, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление осуждённого и на условия жизни его семьи. Указанные судом смягчающие обстоятельства обоснованно не признаны судом исключительными обстоятельствами, в порядке ст. 64 УК РФ, а применение ст.64 УК РФ является правом, а не обязанностью суда. Судом обоснованно не установлены основания для применения ч.6 ст.15 УК РФ. Следовательно, наказание подсудимой Г. назначено с соблюдением судом требований ч.2 ст.43 УК РФ в виде штрафа, что обоснованно повлекло в соответствии с п.9 постановления ГД РФ от 24.04.2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной Войне 1941-1945г.» освобождение от наказания и снятие судимости в соответствии с п.12 данного Постановления. Однако, в связи с уменьшением объема предъявленного Г. обвинения, следует снизить размер назначенного штрафа, что не влияет на выводы суда в части применения амнистии.
Таким образом, суд апелляционной инстанции полагает, что приговор в отношении Г. подлежит изхменению в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции и несправедливостью приговора (п.1 и п.4 ст.389.15, п.1 и п.2 ст.389.16, ч.2 ст.389.18 УПК РФ). А доводы жалоб о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях Г. состава преступления – необоснованны и удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь ст. 389.13, п.1 и п.4 ст.389.15, п.1 и п.2 ст.389.16, ч.2 ст.389.18, п.9 ч.1 ст.389.20, ст.389.28, ст.389.35 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Приговор <данные изъяты> от 27.05.2016 года в отношении Г. изменить.

Исключить из обвинения Г. сокрытие денежных средств в сумме <данные изъяты> рублей и снизить сумму сокрытия с <данные изъяты> до <данные изъяты> и апелляционную жалобу подсудимой Г. апелляционную жалобу подсудимой Г. и апелляционную жалобу и дополнение к жалобе адвоката Котова А.Б. – удовлетворить частично.

Снизить назначенное Г. по ст.199.2 УК РФ наказание в виде штрафа с <данные изъяты> рублей до <данные изъяты> рублей.

Снизить сумму денежных средств, взысканных с Г. в пользу Межрайонной Инспекции ФНС России <данные изъяты> с <данные изъяты> рублей до <данные изъяты> рублей.

В остальной части приговор оставить без изменения, доводы апелляционной жалобы подсудимой Г., апелляционную жалобу и дополнение к жалобе адвоката Котова А.Б. – без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке, установленном главами 47.1 и 48.1 УПК РФ, в президиум Кемеровского областного суда.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты