Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Не указан способ передачи требования об уплате налога - не установлено значимое основание для ответственности по ст. 199.2 УК РФ. Апелляционное постановление Суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры от 22.06.2017 № 22-1054/17

Суд апелляционной инстанции Суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в составе председательствующего - судьи Бузаева В.В., при секретаре Постоваловой Т.П., с участием прокурора Бондаренко А.А., защитника-адвоката Донцовой О.Н., и осужденного (ФИО)22 рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам защитников - адвокатов Федорец В.С. и (ФИО)17 в защиту интересов осужденного (ФИО)1 на приговор Ханты-Мансийского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 12 апреля 2017 года, которым: (ФИО)1, родившийся (дата) в (адрес), гражданин РФ, женатый, имеющий высшее образование, работающий директором ООО «Ханты-Мансийское строительное управление», проживающий по адресу: Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, (адрес), не судимый, осужден по ст. 199.2 УК РФ к штрафу в размере 250 000 рублей.

От назначенного наказания (ФИО)1 освобожден вследствие акта амнистии на основании п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» от 24 апреля 2015 года, со снятием судимости.

Гражданский иск прокурора в интересах РФ к (ФИО)1 оставлен без рассмотрения, оставлено за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска, с передачей его в порядке гражданского судопроизводства.

Арест на имущество (ФИО)1 оставлен до возмещения ущерба.
    
Разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

у с т а н о в и л:

Приговором суда (ФИО)1 признан виновным в том, что он, являясь генеральным директором (адрес) сокрыл денежные средства, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, в крупном размере на сумму <данные изъяты> рублей.

Преступление совершено в период с (дата) по (дата) в (адрес) при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании (ФИО)1 виновным себя не признал.

В апелляционной жалобе защитник - адвокат Федорец В.С. просит отменить приговор суда в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, существенным нарушением уголовно-процессуального закона и наличием обстоятельств, указанных в ч. 1 и п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, и вынести в отношении (ФИО)1 оправдательный приговор.

Указывает, что выводы суда о виновности (ФИО)1 в инкриминируемом ему преступлении не подтверждены доказательствами, исследованными в суде первой инстанции, и суд не дал надлежащую оценку доказательствам с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и в приговоре не указано, по каким основаниям, при наличии противоречивых доказательств, суд принял одни из них и отверг другие.

Считает, что вывод суда, о том, что акт исследования бухгалтерских документов <данные изъяты> от 21 апреля 2014 года установил размеры неуплаченных налогов и периоды возникновения задолженности, не соответствуют действительности и нормам закона.

Указывает, что, согласно обвинительному заключению, налогоплательщик <данные изъяты> имело задолженность по уплате налогов и сборов в бюджет в сумме <данные изъяты> рублей, однако отсутствуют сведения о сроках, в которые этот долг образовался, и времени (налогового периода) определенном законодательством для уплаты задолженности, а также времени, до которого налогоплательщик обязан был данную задолженность ликвидировать.

Считает, что содержащееся в налоговом законодательстве понятие недоимки не является идентичным задолженности, поскольку в нее могут быть включены не только суммы, не уплаченных в срок налогов и сборов, но и штрафы, и пени. Стороной обвинения не представлено доказательств наличия у налогоплательщика <данные изъяты> недоимки по налогам и сборам, отсутствуют соответствующие расчеты, документы налоговых органов, заключения экспертов и специалистов, определяющих наличие недоимки, ее размер, и сроки возникновения.

По мнению автора жалобы, сокрытие денежных средств предполагает, что они уже поступили на счет или в кассу предприятия и налогоплательщик может их скрывать, а доказательств тому, что (ФИО)1 каким-либо образом изымал денежные средства со счетов <данные изъяты> и утаивал их, скрывал наличные средства, либо иное имущество, не представлено и не инкриминируется.

Указывает, что на счетах в банке <данные изъяты> имелись безналичные денежные средства, подлежащие списанию в бюджет, и руководитель налогового органа свидетель (ФИО)6 располагал сведениями о поступлении денежных средств в период принудительного взыскания и приостановления операции по счетам, поскольку при подаче заявления о возбуждении уголовного дела представил выписку, в которой отражены поступления. На счета <данные изъяты> в ПАО «Ханты-Мансийский банк Открытие» за период с (дата) по (дата) из (адрес) Тюменской области поступали денежные средства в сумме <данные изъяты> рубля, часть из которых <данные изъяты> рублей списана в погашение задолженности перед Пенсионным фондом РФ, что подтверждено справкой Пенсионного фонда РФ, платежными поручениями и договором, представленными суду, и показаниями свидетеля (ФИО)7 Согласно показаниям (ФИО)6 и (ФИО)8 налоговая инспекция инкассовые поручения в ПАО «Ханты-Мансийский банк Открытие» на счета (адрес) не направляла, наличие средств по своей халатности не проверила.

Также по мнению автора жалобы, в ходе судебного разбирательства подтверждено, что на счета налогоплательщика (адрес) в период с (дата) по (дата) в «Запсибкомбанке» и «Ханты-Мансийском банке» поступили денежные средства, значительно превышающие сумму задолженности по налогам, но, несмотря на решение налогового органа о приостановлении операций по счетам, не были списаны в бюджет, поскольку налоговым органом не выставлялись инкассовые поручения. Препятствий для принудительного взыскания недоимки по налогам с данных денежных средств со стороны (ФИО)1 не было, а у налогового органа имелась реальная возможность принудительного взыскания недоимки по налогам.

Считает необоснованным утверждение суда о том, что актом исследования бухгалтерских и иных документов от 21 апреля 2014 года установлен и подтверждён факт наличия недоимки <данные изъяты> по уплате налогов, установлены периоды времени образования задолженности, сумма недоимки на момент начала и окончания преступных действий (ФИО)1, поскольку налоговым кодексом не предусмотрен данный вид проверки и признаков налогового правонарушения у (ФИО)1 данным актом не установлено. Также считает, что данный акт является незаконным доказательством, поскольку должностными лицами, проводившими исследование бухгалтерских документов, не указано какими нормативно-правовыми актами они руководствовались, акт не содержит исследовательской части, и перечень документов, которые исследовались, он не является заключением эксперта или специалиста, и иным документом. В связи с тем, что исследование проведено до возбуждения уголовного дела, данный акт не имеет юридической силы, и не может являться доказательством.

Также считает, что отсутствие в действиях (ФИО)1 признаков преступления подтверждаются свидетелями: (ФИО)9, (ФИО)19, (ФИО)8, (ФИО)6, (ФИО)10, (ФИО)11, (ФИО)12 (ФИО)13, (ФИО)14, (ФИО)15 и эксперта (ФИО)16

По мнению автора жалобы, показаниям (ФИО)13, (ФИО)11 и (ФИО)16 суд дал необъективную и ненадлежащую оценку.

Ссылается на то, что (ФИО)1, как руководитель <данные изъяты> не совершал сокрытия денежных средств, а лишь направил письма распорядительного характера, которыми просил руководство окружного фонда развития жилищного строительства «<данные изъяты> и <данные изъяты> в счет погашения задолженности перед <данные изъяты> минуя расчетные счета предприятия, перечислить денежные средства в адрес третьих лиц, то есть поручил дебитору произвести расчет с кредиторами предприятия.

Считает, что в судебном заседании подтверждено, что все средства были направлены на производственные цели, связанные с деятельностью предприятия, связанные со строительством объектов долевого строительства, что подтверждено бухгалтерскими документами, показаниями работников, а действующим законодательством не предусмотрен запрет на перечисление дебиторской задолженности на счет третьих лиц, в том числе, в условиях, когда на расчетный счет налогоплательщика налоговым органом выставлены инкассовые поручения. Тем самым все денежные операции и расчеты <данные изъяты> в том числе и с подрядчиками, носили законный характер, а (ФИО)1 принимал меры по оплате задолженности <данные изъяты> внесению иных денежных средств, поиск контрактов для выполнения работ и получения прибыли.

Указывает, что вопреки требованиям ч. 1.1 ст. 140, ч. 1 ст. 146 УПК РФ нарушена процедура возбуждения уголовного дела данной категории, поскольку материалы налоговой проверки направляются в следственные органы, если требование об уплате налога направлено налогоплательщику на основании решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, а актов о проведении камеральной или выездной налоговой проверки налоговыми органами в <данные изъяты> по результатам работы в 2013 году (с (дата) по (дата)), решений руководителей налоговых органов о привлечении <данные изъяты> к ответственности за совершение налогового правонарушения, суду не представлено. Судом установлено, что налоговый орган передавал в правоохранительные органы информацию и документы о предполагаемых нарушениях уголовного закона, а не об установленных в соответствии с законодательством о налогах и сборах налоговых правонарушениях для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, то есть законных оснований для возбуждения уголовного дела, не имелось.

По мнению автора жалобы, судом проигнорированы требования УПК РФ по проверке всех доводов стороны защиты и выполнения требований ст. 73 УПК РФ, и приговор не мотивирован, основан на недопустимых доказательствах, и судом не добыто доказательств причастности (ФИО)1 к преступлению, предусмотренному ст. 199.2 УК РФ.

В апелляционной жалобе защитник - адвокат Донцова О.Н. просит приговор суда отменить, производство по делу прекратить.

Считает приговор подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, и в действиях (ФИО)1 отсутствует событие преступления.

Указывает, что в материалах уголовного дела содержатся противоречивые документы и указаны разные суммы задолженности. Так, из акта исследования бухгалтерских и иных документов следует, что недоимка составила <данные изъяты> рублей (за какой период времени и какую дату не указано), и в письме начальника налогового органа указано <данные изъяты> рублей, налоговым органом выставлена сумма <данные изъяты> руб., а итоговая сумма требований составляет <данные изъяты> руб.

Также считает, что в ходе предварительного и судебного следствия факт недоимки не установлен достоверными доказательствами, и не установлены периоды времени образования недоимки, а также ее сумма. Показаниям свидетелей и письменным доказательствам не дана надлежащая оценка, не устранены возникшие противоречия, что не позволило установить фактические обстоятельства дела, указанные в обвинении. Отсутствуют доказательства, характеризующую объективную и субъективную сторону преступления, в том числе, наличие у (ФИО)1 прямого умысла на сокрытие денежных средств. Представленные копии решений начальника МРИ ФНС России (номер) по ХМАО-Югре содержат периоды, не относящиеся к обвинению (ФИО)1, и данные решения налогоплательщику <данные изъяты> не известны. Многочисленные судебно-бухгалтерские экспертизы не подтверждают вину (ФИО)1 Осуществление законной хозяйственной деятельности (расчетов с подрядными организациями, поставщиками строительных материалов, оплата услуг, транспорт, коммунальных платежей), которая предполагает обоснованный переход прав на имущество или денежные средства третьему лицу, не может расцениваться как сокрытие в виде воспрепятствования принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам.

Считает, что вложение (ФИО)1 личных денежных средств, оформление кредитных обязательств на свое имя под залог своего имущества для погашения задолженности предприятия перед кредиторами, и выплата зарплаты работникам могло быть учтено смягчающими вину обстоятельствами.

В возражениях на апелляционные жалобы защитников - адвокатов Федорец В.С. и Донцовой О.Н. государственный обвинитель - старший помощник Ханты-Мансийского межрайонного прокурора Миненко Ю.Б. просит приговор суда оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения. Считает, что выводы суда о виновности (ФИО)1 основаны на достаточной совокупности относимых, допустимых и достоверных доказательствах, а назначенное наказание является справедливым.

Изучив материалы уголовного дела, доводы апелляционных жалоб и возражения на них, проверив законность и обоснованность приговора, выслушав мнение прокурора Бондаренко А.А. об оставлении приговора суда без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, выступление осужденного (ФИО)1 и защитника - адвоката Донцовой О.Н., поддержавших доводы апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции полагает необходимым приговор суда отменить с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

Согласно требованиям ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

В соответствии со ст. 297 УПК Российской Федерации приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии с требованиями ст. 73 УК РФ, при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в том числе, событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления).

Положениями ст. 307 УПК РФ предусмотрено, что описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать: описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления; доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Указанные требования закона судом первой инстанции не соблюдены и выразились в следующем.

Так, согласно п. 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 года №64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» уголовная ответственность по ст. 199.2 УК РФ может наступить после истечения срока, установленного в полученном требовании об уплате налога и (или) сбора (ст. 69 НК РФ).

Согласно ст. 69 Налогового кодекса РФ, действующей на момент инкриминируемого (ФИО)1 преступления, требование об уплате налога может быть передано руководителю организации (ее законному или уполномоченному представителю) или физическому лицу (его законному или уполномоченному представителю) лично под расписку, направлено по почте заказным письмом или передано в электронной форме по телекоммуникационным каналам связи. В случае направления указанного требования по почте заказным письмом оно считается полученным по истечении шести дней с даты направления заказного письма.

Требование об уплате налога должно содержать сведения о сумме задолженности по налогу, размере пеней, начисленных на момент направления требования, сроке уплаты налога, установленного законодательством о налогах и сборах, сроке исполнения требования, а также мерах по взысканию налога и обеспечению исполнения обязанности по уплате налога, которые применяются в случае неисполнения требования налогоплательщиком.

То есть, при описании преступного деяния необходимо указать способ передачи или направления руководителю организации требования об уплате налога, содержащее сумму задолженности и срок ее уплаты.

Однако суд в приговоре лишь указал, что с целью взыскания недоимки по налогам и сборам Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы (номер) по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре в период с (дата) по (дата) были предъявлены требования об уплате налогов и сборов, а (ФИО)1, обладая достоверной информацией из органов МРИ ФНС России (номер) по ХМАО-Югре и из бухгалтерской отчетности предприятия об имеющейся недоимке по налогам и сборам на общую сумму <данные изъяты> рублей в указанный в требованиях срок денежные средства в бюджет Российской Федерации в качестве погашения задолженности по налогам и сборам не внес.

Кроме того, при изложении письменных доказательств, сославшись на копии Требований МРИ ФНС (номер) по ХМАО-Югре об уплате налога (номер), <данные изъяты> суд указал, что данных о вручении требований налогоплательщику или направления требования заказным письмом не содержится.

Тем самым, описательно-мотивировочная часть приговора не содержит вывода о способе передачи требования об уплате налога, предусмотренного ст. 69 Налогового кодекса РФ, поскольку он в должной мере судом не выяснен, то есть не установлено значимое обстоятельство, являющееся основанием для уголовной ответственности по ст. 199.2 УК РФ.

Также при описании преступного деяния суд указал, что ОАО «ХМСУ» по состоянию на (дата) имело задолженность по уплате налогов и сборов в бюджет в размере <данные изъяты> рублей, и далее следует, что согласно требованию об уплате налогов и сборов от (дата) (номер) задолженность составила <данные изъяты> рублей.

То есть, описание преступного деяния содержит противоречие, которому не дана оценка и оно судом не устранено.

При этом, согласно требованию от (дата) (номер) общая задолженность составила <данные изъяты> рублей (том 2, л.д.126).

Вопреки положениям ч. 2 ст. 307 УПК РФ суд в должной мере не привел доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении (ФИО)1, и мотивы, по которым отверг другие доказательства.

Так, после описания преступного деяния, суд изложил показания подсудимого, свидетелей и письменные материалы уголовного дела, а затем мотивировал свои выводы о доказанности виновности (ФИО)1 в инкриминируемом преступлении.

При этом суд лишь дал оценку показаниям свидетелей (ФИО)19, (ФИО)8, (ФИО)6, (ФИО)20, которые признал достоверными, и не дал никакой оценки показаниям других свидетелей.

В частности, суд не дал никакой оценки показаниям подсудимого (ФИО)1, показаниям свидетелей (ФИО)10 и (ФИО)11, из совокупности которых следует, что предприятие <данные изъяты> от уплаты налогов не уклонялось и имело на банковском счете достаточные средства для взыскания налогов.

Кроме того, суд, мотивируя свои выводы, сослался на письменные доказательства: материалы налогового органа; письма <данные изъяты>»; инкассовые поручения, платежные поручения, заключения судебно-почерковедческих и судебно-бухгалтерских экспертиз.

При этом, вопреки положениям ч. 1 ст. 88 УПК РФ, не дал им оценки с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Также суд не указал, какие конкретно доказательства подтверждают обстоятельства, образующие состав преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, ограничившись общим перечислением доказательств.

С учетом вышеприведенных обстоятельств суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что судом первой инстанции при постановлении обжалуемого приговора были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, неустранимые в суде апелляционной инстанции, и полагает необходимым данный приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство, в ином составе суда.

Учитывая, что приговор отменяется ввиду нарушения требований уголовно-процессуального закона с направлением материалов дела на новое судебное разбирательство, суд апелляционной инстанции не входит в обсуждение иных доводов, изложенных в апелляционных жалобах защитников - адвокатов Федорец В.С. и Донцовой О.Н., которые подлежат удовлетворению частично в связи с их просьбой об отмене приговора.

При новом разбирательстве дела суду первой инстанции необходимо с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, общих условий судебного разбирательства принять по делу законное, обоснованное и справедливое решение.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.12, 389.13, 389.14, 389.20, 389.28, и 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции,

п о с т а н о в и л:

Приговор Ханты-Мансийского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 12 апреля 2017 года в отношении осужденного (ФИО)1 - отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в Ханты-Мансийский районный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры со стадии судебного разбирательства, в ином составе суда.

Апелляционные жалобы защитников - адвокатов Федорец В.С. и Донцовой О.Н. - удовлетворить частично.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в Президиум Суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, согласно главе 47.1 УПК РФ.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
Формула защиты
Мы в соцсетях