Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

В обвинении не приведены мотивы деяний (корысть, стечение тяжелых жизненных обстоятельств либо иное), что явилось одним из оснований для возвращения дела прокурору. Апелляционное постановление Тульского областного суда от 30.01.2017 № 22-182/17

Тульский областной суд в составе: председательствующего судьи Лубкова С.В., при ведении протокола секретарем Ильенко А.В., с участием прокурора Воронцовой У.В., адвоката Салихова Э.С., представившего удостоверение № от ДД.ММ.ГГГГ и ордер № от ДД.ММ.ГГГГ, представителя потерпевшего – <данные изъяты> по доверенности ФИО7, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционное представление прокурора г.Щекино Тульской области Тимакова О.Н. на постановление Щекинского районного суда Тульской области от 14 декабря 2016 года, которым уголовное дело в отношении ФИО1, <данные изъяты>, возращено прокурору в порядке ст.237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.
    
Мера пресечения в отношении ФИО1 в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставлена без изменения,

установил:

в Щекинский районный суд г.Тулы поступило уголовное дело в отношении ФИО1, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ.

При проведении предварительного слушания на обсуждение сторон судом был поставлен вопрос о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Постановлением от 14 декабря 2016 года суд, выслушав участников уголовного судопроизводства, проверив материалы дела, возвратил уголовное дело по обвинению ФИО1 прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В апелляционном представлении прокурор Тимаков О.Н. выражает несогласие с постановлением суда, считает его незаконным и подлежащим отмене в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона.

Указывает, что, возвращая уголовное дело прокурору, суд пришел к выводу о нарушении на стадии предварительного расследования положений п.3 ч.1 ст.72 УПК РФ, согласно которым защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого.

Отмечает, что защитник ФИО1 принимает участие по данному уголовному делу по соглашению с обвиняемым. Суд счел, что интересы свидетеля обвинения ФИО10 как лица, в силу своего процессуального статуса содействующего расследованию и разрешению уголовного дела путем дачи показаний, уличающих обвиняемого, никак не могут совпадать с интересами самого обвиняемого как участника уголовного судопроизводства со стороны защиты. В связи с изложенным, суд пришел к выводу о нарушении права обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи и на защиту от предъявленного обвинения на досудебной стадии производства по делу.

Считает, что указанный вывод сделан не исходя из фактического содержания показаний свидетеля ФИО8 и их оценки на предмет противоречия интересам обвиняемого, а лишь из процессуального статуса. Утверждает, что противоречий между показаниями свидетеля ФИО8 и показаниями ФИО1, данными на предварительном следствии, не имеется, поэтому указанное решение в данной части не является объективным и не соответствует фактическим обстоятельствам, так как оценка показаниям свидетеля ФИО8 не дана и не установлено имеют ли данные показания какое-либо значение для доказывания. В том числе судом не учтены и обстоятельства того, что доказательства, а именно показания указанного свидетеля не подлежали оценке при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства, а при рассмотрении в общем порядке могли быть исключены, в том числе и стороной государственного обвинения.

Полагает, что суд, фактически давая оценку доказательствам по делу на стадии предварительного слушания, при решении вопроса о наличии препятствий для его рассмотрения, вышел за рамки своих полномочий.

Указывает, что уклонение от уплаты налогов и (или) сборов возможно только с прямым умыслом с целью полной или частичной их неуплаты. В тоже время в обвинении указано, что ФИО1 совершил данное преступление с целью уклонения от уплаты налогов и, желая уклониться от их уплаты, с осуществляемой им предпринимательской деятельности получил в свое распоряжение фиктивные документы. При этом цели совершения преступления по ст.199 УК РФ прямо характеризуют мотив преступления с учетом диспозиции статьи, а также содержания предъявленного ФИО1 обвинения.

Полагает, что при таких обстоятельствах у суда отсутствовали неустранимые препятствия для рассмотрения уголовного дела по существу и оснований, предусмотренных в ст.237 УПК РФ, для возвращения дела прокурору не имелось.
Кроме того, ссылается на то, что возвращение дела по изложенным в постановлении суда основаниям повлекло за собой существенное нарушение прав участников уголовного судопроизводства на доступ к правосудию и на разумный срок уголовного судопроизводства, закрепленный в ч.1 ст.6.1 УПК РФ.

Просит постановление суда отменить, дело возвратить в тот же суд на рассмотрение.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции прокурор Воронцова У.В. поддержала апелляционное представление, просила постановление отменить, уголовное дело вернуть на новое судебное разбирательство в тот же суд, но иным составом.

Адвокат Салихов Э.С. и представитель потерпевшего – ФИО7 не возражали против удовлетворения апелляционного представления прокурора.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционного представления, суд апелляционной инстанции пришел к следующему.

В соответствии с требованиями пп. 1, 5 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований уголовно-процессуального Кодекса РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

Согласно п.3 ч.1 ст.72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого.

Как видно из материалов уголовного дела, в ходе предварительного следствия адвокат Салихов Э.С. осуществлял защиту обвиняемого ФИО1 на основании соглашения об оказании юридической помощи с 23 августа 2016 года. В присутствии данного защитника 19 сентября 2016 года ФИО1 было предъявлено обвинение в окончательной редакции, проведен допрос обвиняемого, а 17 октября 2016 года обвиняемый и защитник Салихов Э.С. ознакомились с материалами уголовного дела, затем обвиняемому были разъяснены положения ч.5 ст.217 УПК РФ, после чего ФИО1 заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства.

С 5 июля 2016 года адвокат Салихов Э.С. в рамках этого же уголовного дела стал представлять интересы свидетеля ФИО8 в соответствии с соглашением об оказании ему юридической помощи. 6 июля 2016 года ФИО8 был допрошен в качестве свидетеля в присутствии данного адвоката.

Поскольку адвокат Салихов Э.С. ранее оказывал юридическую помощь свидетелю ФИО8, показания которого зафиксированы в протоколе допроса от 6 июля 2016 года и приведены в обвинительном заключении в качестве одного из доказательств обвинения, он не вправе был участвовать в производстве по настоящему уголовному делу в качестве защитника обвиняемого ФИО1

При этом судом сделан правильный вывод, что интересы свидетеля обвинения как лица, в силу своего процессуального статуса содействующего расследованию и разрешению уголовного дела путем дачи показаний, уличающих обвиняемого, никак не могут совпадать с интересами самого обвиняемого, как участника уголовного судопроизводства со стороны защиты.

А, вопреки доводам представления, дать оценку фактическому содержанию показаний свидетелей и обвиняемого суд может лишь по итогам рассмотрения дела по существу. На стадии же предварительного слушания давать такую оценку показаниям допрошенных по делу лиц суд не должен.

Таким образом, суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о существенном нарушении гарантированного законом права обвиняемого на защиту.

Кроме того, в силу п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь указывает существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

Как следует из содержания обвинительного заключения, инкриминируемое ему деяние ФИО1 совершил путем разработки и применения определенной схемы с целью завышения расходов по налогу на прибыль организации и необоснованного применения завышенных налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, желая таким образом уклониться от уплаты налогов с осуществляемой им предпринимательской деятельности.

Суд первой инстанции обоснованно указал, что в обвинительном заключении не приведены мотивы совершения указанных деяний (корысть, стечение тяжелых жизненных обстоятельств либо иное).

Таким образом, суд пришел к обоснованному выводу, что имеющееся в деле обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ.

Данные нарушения обоснованно были признаны судом существенными, исключающими возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения, поскольку определение существа обвинения и указание в нем всех фактических данных, подлежащих обязательному доказыванию на стадии досудебного производства, относится к исключительной компетенции стороны обвинения. Неконкретизированность предъявленного обвинения препятствует определению точных пределов судебного разбирательства применительно к требованиям ст.252 УПК РФ и ущемляет гарантированное обвиняемому право знать, в чем он конкретно обвиняется, а также осуществлять свою защиту от предъявленного обвинения (ст.47 УПК РФ).

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что уголовное дело подлежит возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Вывод суда о необходимости оставить без изменения меру пресечения в отношении ФИО1 надлежаще мотивирован.

Решение суда о признании потерпевшим по делу <данные изъяты> является законным и обоснованным.

При этом нарушений требований уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену или изменение судебного решения, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:
    
постановление Щекинского районного суда Тульской области от 14 декабря 2016 года, которым уголовное дело в отношении ФИО1 возвращено прокурору в порядке ст.237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом оставить без изменения, а апелляционное представление прокурора Тимакова О.Н. – без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ, в президиум Тульского областного суда.

Источник

По этому делу смотри также Апелляционное определение от 18.09.2017
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
Формула защиты
Мы в соцсетях