Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Выгоды имущественного или неимущественного характера отсутствовали, т.к фиксированный размер оплаты труда не находился в прямой зависимости от доходов предприятия. Апелляционное постановление Тульского областного суда от 02.11.2016 № 22-2114//16

Судебная коллегия по уголовным делам Тульского областного суда в составе: председательствующего Поповой М.Р., судей: Бабкина В.Л. и Флегонтовой М.Р., при ведении протокола секретарем Карпухиной А.А., с участием прокурора отдела прокуратуры Тульской области Шмелева А.П., оправданного Ракунова Г.Л., защитника - адвоката Кольцовой Т.А., представившей удостоверение № от ДД.ММ.ГГГГ и ордер № от ДД.ММ.ГГГГ, рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению и дополнениям к нему государственного обвинителя Скрыльковой Е.В. на приговор Заокского районного суда Тульской области от 27 июля 2016 года, по которому Ракунов Г.Л., <данные изъяты>, признан невиновным по предъявленному ему обвинению и оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.199.1 УК РФ в виду отсутствия в его действиях состава преступления.

Мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведения отменена.

Признано за оправданным Ракуновым Г.Л. право на реабилитацию в порядке, установленном п.1 ч.2 ст.133 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Бабкина В.Л., изложившего содержание приговора, существо принесенного апелляционного представления и дополнений к нему, возражений на апелляционные представления, выслушав выступление оправданного Ракунова Г.Л. и его защитника – адвоката Кольцову Т.А., просивших приговор оставить без изменения, а так же выслушав мнение прокурора Шмелева А.П., поддержавшего доводы апелляционного представления и дополнений нему и просившего приговор суда отменить, судебная коллегия

установила:

по приговору Заокского районного суда Тульской области от 27 июля 2016 года Ракунов Г.Л. признан невиновным по предъявленному ему обвинению в неисполнении в личных интересах обязанностей налогового агента по перечислению налогов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, совершенном в особо крупном размере при следующих обстоятельствах:

<данные изъяты>, зарегистрированное 06.12.2004 года в государственном реестре юридических лиц за основным государственным регистрационным номером №, состоящее на налоговом учете в межрайонной ИФНС России <данные изъяты>, расположенное по адресу: <адрес>, имеющее свидетельство о внесении записи в Единый государственный реестр юридических лиц №, государственный регистрационный номер №, свидетельство о постановке на учет Российской организации в налоговом органе по месту нахождения на территории Российской Федерации № от 07.12.2004 года, <данные изъяты>, в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, является плательщиком установленных платежей и налоговым агентом по уплате налога на доходы физических лиц (далее НДФЛ), исчисляемого и удерживаемого с доходов работников предприятия.

Целью деятельности ЗАО <данные изъяты> является извлечение прибыли в результате деятельности Общества.

В соответствии с решением заседания совета директоров <данные изъяты> № от 06.10.2010 года и приказом о вступлении в должность директора общества № от 12.10.2010 года, генеральным директором <данные изъяты> с 12.10.2010 года по 11.10.2011 года был назначен Ракунов Г.Л.. В соответствии с решением заседания совета директоров <данные изъяты> № от 10.10.2011 года и приказом о вступлении в должность директора общества № от 12.10.2011 года, генеральным директором ЗАО <данные изъяты> с 12.10.2011 года по 11.10.2012 года был назначен Ракунов Г.Л., <данные изъяты>.

Занимая должность генерального директора <данные изъяты> Ракунов Г.Л. являлся руководителем организации, обладал организационно-распорядительными и административно-хозяйственными полномочиями, выполнял управленческие функции, имел полномочия по определению основных направлений финансово-хозяйственной деятельности и распределению денежных средств предприятия, был обязан нести ответственность за финансово-хозяйственную деятельность, соблюдение налогового законодательства, правильность исчисления и уплаты в соответствующие бюджеты и внебюджетные фонды налогов и страховых взносов.

Согласно Уставу <данные изъяты>, утвержденному единым акционером <данные изъяты> от 06.07.2005 года, акционер обязан исполнять требования Устава; оплачивать акции при их размещении в сроки, порядке и способами, предусмотренными законодательством, уставом общества и договором об их размещении; письменно извещать других акционеров общества и само общество о своем намерении продать свои акции третьему лицу с указанием цены и других условий продажи акций; исполнять иные обязанности, предусмотренные законом, уставом, а также решениями общего собрания акционеров, принятыми в соответствии с его компетенцией. Общества и решения органов управления и контроля Общества, вынесенных в пределах их компетенции (п. 4.2 Устава); уставный капитал Общества равен ... рублей и состоит из номинальной стоимости долей, приобретенных участниками Общества (п. 5.1 Устава); Общество вправе ежеквартально, раз в полгода или раз в год принимать решение о распределении своей чистой прибыли между участниками общества; решение об определении части прибыли общества, распределяемой между участниками общества, принимается общим собранием участников Общества (п. 12.1 Устава); часть прибыли Общества, предназначенная для распределения между его участниками, распределяется пропорционально их долям в уставном капитале общества (п. 12.2 Устава); часть прибыли общества, предназначенная для распределения между его участниками, выплачивается деньгами (п. 12.3 Устава); органами управления Общества являются: Общее собрание участников; Генеральный директор – единоличный исполнительный орган (п. 13.1 Устава), руководство текущей деятельностью Общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества – генеральным директором. Он подотчетен общему собранию Общества (п. 15.1 Устава); к компетенции единоличного исполнительного органа Общества – генерального директора относятся все вопросы руководства текущей деятельностью Общества, за исключением вопросов, отнесенных к исключительной компетенции общего собрания участников (п. 15.3 Устава); единоличный исполнительный орган общества без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки (п.15.3.1 Устава); единоличный исполнительный орган Общества – генеральный директор и управляющий при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах Общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении Общества добросовестно и разумно (п. 15.8 Устава); единоличный исполнительный орган Общества – генеральный директор и управляющий несут ответственность перед Обществом за убытки, причиненные Обществу их виновными действиями (бездействием) (п. 15.9 Устава); Общество в соответствии с действующим законодательством РФ осуществляет учет результатов своей деятельности, ведет оперативный, бухгалтерский, статистический учет и отчетность и несет ответственность за их достоверность; Общество обязано вести бухгалтерский учет и предоставлять финансовую отчетность в порядке, установленном правовыми актами РФ (п. 18.2 Устава); ответственность за организацию, состояние и достоверность бухгалтерского учета в Обществе, своевременное предоставление ежегодного отчета и другой финансовой отчетности в соответствующие органы, а так же сведений о деятельности Общества, представляемых участникам, кредиторам и в средства массовой информации, несет исполнительный орган Общества в соответствии с действующим законодательством и правовыми актами РФ, а так же Уставом Общества (п. 18.3 Устава); прибыль, остающаяся после уплаты налогов, поступает в полное его распоряжение и используется Обществом самостоятельно (п. 19.1 Устава).

В соответствии со статьями 6, 13, 17 Федерального закона "О бухгалтерском учете" от 21.11.1996 года № 129-ФЗ, руководитель организации несет ответственность за организацию бухгалтерского учета и соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций, подписывает вместе с главным бухгалтером бухгалтерскую отчетность, несет ответственность за организацию хранения учетных документов, регистров бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности.

Статья 7 Федерального закона «О бухгалтерском учете» от 21 ноября 1996 года № 129 - ФЗ предусматривает, что главный бухгалтер подчиняется непосредственно руководителю организации и несет ответственность за формирование учетной политики, ведение бухгалтерского учета, своевременное предоставление полной и достоверной бухгалтерской отчетности. Главный бухгалтер обеспечивает соответствие осуществляемых операций законодательству Российской Федерации, контроль за движением имущества и выполнением обязательств, в том числе и налоговых обязательств.

В соответствии со статьями 1, 8 Федерального закона «О бухгалтерском учете» от 21 ноября 1996 года № 129 - ФЗ одной из основных задач бухгалтерского учета является формирование полной и достоверной информации о деятельности организации, ее имущественном положении; бухгалтерский учет ведется организацией непрерывно, все хозяйственные операции подлежат своевременной регистрации на счетах бухгалтерского учета без каких-либо пропусков или изъятий.

В соответствии со статьей 9 Закона РФ «О бухгалтерском учете» от 21 ноября 1996 года № 129 - ФЗ все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами, которые служат первичными учетными документами и на основании которых ведется бухгалтерский учет. Первичный учетный документ должен быть составлен в момент совершения операции либо непосредственно после ее окончания.

В соответствии со ст. 57 Конституции РФ каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы.

В соответствии со статьей 8 Налогового кодекса РФ под налогом понимается обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств, в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований.

Согласно Постановлению Конституционного суда № 20-П от 17.12.1996 года, налог - необходимое условие существования государства, поэтому обязанность платить налоги, закрепленная в статье 57 Конституции Российской Федерации, распространяется на всех налогоплательщиков в качестве безусловного требования государства, налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну, и обязан регулярно перечислять эту сумму в пользу государства, так как иначе будут нарушены права и охраняемые законом интересы других лиц.

В соответствии с Налоговым кодексом РФ налогоплательщиками и плательщиками сборов признаются организации (статья 19); налогоплательщик обязан вести в установленном порядке учет своих доходов и расходов, представлять в налоговый орган по месту учета в установленном порядке налоговые декларации по тем налогам, которые они обязаны уплачивать, обеспечивать сохранность данных бухгалтерского учета и иных документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов (статья 23); налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога и сбора. Обязанность по уплате налога и сбора должна быть выполнена в срок, установленный законодательством о налогах и сборах (статья 45); обязанность по уплате конкретного налога или сбора возлагается на налогоплательщика с момента возникновения установленных законодательством о налогах и сборах обстоятельств, предусматривающих уплату данного налога (статья 44); уплата налогов производится в наличной или безналичной форме (статья 58); в случае неуплаты или неполной уплаты налогов и сборов в установленный срок обязанность по их уплате исполняется налоговым органом принудительно путем обращения взыскания на денежные средства налогоплательщика на счетах в банках (статья 46).

В соответствии со статьей 24 Налогового кодекса РФ налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с настоящим Кодексом возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд) налогов (часть 1); налоговые агенты имеют те же права, что и налогоплательщики, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом (часть 2); налоговые агенты обязаны правильно и своевременно исчислять, удерживать из средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующие налоги; вести учет выплаченных налогоплательщикам доходов, удержанных и перечисленных в бюджеты (внебюджетные фонды) налогов, в том числе персонально по каждому налогоплательщику; налоговые агенты перечисляют удержанные налоги в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом для уплаты налога налогоплательщиком (часть 3).

В соответствии с частью 1 статьи 223 Налогового кодекса РФ дата фактического получения дохода определяется как день выплаты дохода, в том числе перечисления дохода на счета налогоплательщика в банках, либо по его поручению на счета третьих лиц - при получении доходов в денежной форме либо передачи доходов в натуральной форме - при получении доходов в натуральной форме.

Налоговая ставка в соответствии со статьей 224 Налогового кодекса РФ устанавливается в размере 13 процентов.

Особенности исчисления налога налоговыми агентами, порядок и сроки уплаты налога налоговыми агентами определены статьей 226 Налогового кодекса РФ, которая определяет, что российские организации, индивидуальные предприниматели и постоянные представительства иностранных организаций в Российской Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 224 настоящего Кодекса с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей. Российские организации, индивидуальные предприниматели и постоянные представительства иностранных организаций, коллегии адвокатов, адвокатские бюро и юридические консультации в Российской Федерации именуются налоговыми агентами. Исчисление сумм и уплата налога производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент, за исключением доходов, в отношении которых исчисление и уплата налога осуществляются в соответствии со статьями 214.1, 214. 3, 214.4, 214.5, 227, 227.1 и 228 Налогового кодекса РФ с зачётом ранее удержанных сумм налога. Исчисление сумм налога производится налоговыми агентами нарастающим итогом с начала налогового периода по итогам каждого месяца применительно ко всем доходам, в отношении которых применяется налоговая ставка 13 %, начисленным налогоплательщику за данный период, с зачетом удержанной в предыдущие месяцы текущего налогового периода суммы налога. Сумма налога применительно к доходам, в отношении которых применяются иные налоговые ставки, исчисляется налоговым агентом отдельно по каждой сумме указанного дохода, начисленного налогоплательщику. Исчисление суммы налога производится без учета доходов, полученных налогоплательщиком от других налоговых агентов, и удержанных другими налоговыми агентами сумм налога. Налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате. Удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате указанных денежных средств налогоплательщику либо по его поручению третьим лицам. При этом удерживаемая сумма налога не может превышать 50 процентов суммы выплаты. Налоговые агенты обязаны перечислять суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также дня перечисления дохода со счетов налоговых агентов в банке на счета налогоплательщика либо по его поручению на счета третьих лиц в банках. В иных случаях налоговые агенты перечисляют суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня, следующего за днем фактического получения налогоплательщиком дохода, - для доходов, выплачиваемых в денежной форме, а также дня, следующего за днем фактического удержания исчисленной суммы налога, - для доходов, полученных налогоплательщиком в натуральной форме либо в виде материальной выгоды. Совокупная сумма налога, исчисленная и удержанная налоговым агентом у налогоплательщика, в отношении которого он признается источником дохода, уплачивается в бюджет по месту учета налогового агента в налоговом органе. Уплата налога за счет средств налоговых агентов не допускается.

В неустановленное следствием время у генерального директора <данные изъяты> Ракунова Г.Л., наделенного административно-хозяйственными полномочиями по распоряжению денежными средствами предприятия, достоверно знавшего о том, что <данные изъяты> имеет реальную возможность исчислять, удерживать и своевременно перечислять в полном объеме НДФЛ в соответствующие бюджеты, возник преступный умысел на неисполнение в личных интересах обязанностей налогового агента по перечислению налогов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, в особо крупном размере.

В период времени с 12.10.2010 года по 12.10.2012 года Ракунов Г.Л., реализуя свой преступный умысел, направленный на неисполнение обязанностей налогового агента, находясь в здании <данные изъяты>, расположенном по адресу: <адрес>, используя свои полномочия по распоряжению имуществом и финансовыми средствами <данные изъяты>, достоверно зная об обязанностях <данные изъяты> по исчислению, удержанию и перечислению в бюджет налога на доходы физических лиц, удержанного из заработной платы работников, преследуя свои личные интересы, действуя умышленно, ежемесячно давал указания главному бухгалтеру <данные изъяты> ФИО26, не осведомленной о преступных намерениях Ракунова Г.Л., о перечислении в бюджет не в полном объеме сумм указанного налога, который, согласно ст. 226 Налогового кодекса РФ должен быть перечислен в бюджет в течение дня, следующего за днем фактической выплаты.

Сумма исчисленного, удержанного, но не перечисленного по указанию Ракунова Г.Л. в бюджет налога на доходы физических лиц с фактически произведенных выплат работникам <данные изъяты> за период с 12.10.2010 года по 12.10.2012 года составила ..., что является особо крупным размером.

Процентное соотношение суммы не уплаченного <данные изъяты> в бюджет налога на доходы физических лиц с фактически выплаченной заработной платы за период с 12.10.2010 года по 12.10.2012 года к сумме налога на доходы физических лиц, подлежащего к уплате в бюджет за указанный период времени составило 70,07 %.

Таким образом, генеральный директор Ракунов Г.Л., достоверно зная об обязанности <данные изъяты>, являющегося налоговым агентом по исчислению, удержанию и перечислению в бюджет НДФЛ, в период с 12.10.2010 года по 12.10.2012 года, в силу своих должностных полномочий, ежемесячно осуществлял контроль за начислением и выплатой фактического дохода работникам <данные изъяты> в виде заработной платы, достоверно зная о начислении и удержании НДФЛ с указанных доходов и отражении указанных операций в бухгалтерском учете организации по счету 70 «расчеты с персоналом по оплате труда» и субсчету 68 «расчеты по НДФЛ», с целью неисполнения обязанности налогового агента, используя свои полномочия по распоряжению денежными средствами <данные изъяты> и являясь лицом, заинтересованным в первоочередном осуществлении расчетов по финансовым операциям <данные изъяты>, не связанным с исполнением бюджетных обязательств, в нарушение требований статьи 57 Конституции РФ, в соответствии с которой «каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы…», части 1 статьи 24, статьи 226 Налогового Кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона РФ от 23.12.2003 года № 185-ФЗ), Федерального закона РФ «О бухгалтерском учете» (в редакции Федеральных законов РФ от 10.01.2003 года № 8-ФЗ, от 30.06.2003 года № 86-ФЗ), пункта 3 Указания ЦБ России №360 от 12.11.1996 года «О первоочередных мерах по выполнению Указа Президента РФ от 18.08.1996 года № 1212 «О мерах по повышению собираемости налогов и других обязательных платежей и упорядочению наличного и безналичного денежного обращения», пункта 6.7 «Порядка ведения кассовых операций в РФ», утвержденного решением Совета директоров ЦБ РФ № 40 от 22.09.1993 года (в редакции 26.02.1996 года), пунктов 2.2, 2.7 Положения ЦБ РФ №14-П от 05.01.1998 года «О правилах организации наличного обращения на территории РФ», незаконно, умышленно, в личных интересах, выразившихся в уклонении от осуществления безвозмездных расходов по исполнению конституционной публично-правовой обязанности по уплате налогов, то есть расходов, не связанных с хозяйственной деятельностью возглавляемого им предприятия, которые, в соответствии со статьей 855 Гражданского Кодекса РФ, являются первоочередными платежами, и направлении высвобожденных таким образом денежных средств на нужды предприятия с целью получения прибыли, руководствуясь частными интересами предприятия, тем самым, увеличивая свой имущественный пай, экономя средства предприятия, повышая тем самым платежеспособность предприятия, его ликвидность, включая ликвидность стоимости пая предприятия, а также увеличивая размер своего заработка, находящегося в прямой зависимости от наличия денежных средств на расчетном счете предприятия, имея в распоряжении предприятия свободные средства в бюджет не перечислил, а распорядился свободными денежными средствами на нужды предприятия по своему усмотрению. При этом Ракунов Г.Л. действовал в личных интересах:

- с целью остаться в занимаемой должности максимально долгое время и пользоваться своими полномочиями по распоряжению имуществом и финансовыми средствами, а также получать заработную плату, премиальные и другие выплаты по должности «Генеральный директор»;

- с целью завоевать престиж, авторитет и социальный статус, то есть достичь определенного социально-руководящего положения, связанного с признанием личности в сфере профессиональной и общественной деятельности, а также осуществить успешную карьеру, обеспечивающую материальные блага;

- с целью сэкономить на оплате труда работников, путем уклонения от уплаты налогов, исчисленных из оплаты труда.

Генеральный директор организации <данные изъяты> Ракунов Г.Л., в нарушение статьи 226 Налогового кодекса РФ умышленно, а именно: зная о наличии денежных средств на банковских счетах и в кассе предприятия в общей сумме ... рублей ... копеек, не исполнил обязанности по перечислению сумм исчисленного и удержанного налога на доходы физических лиц в сумме ... рублей ... копеек не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также возложенную на организацию в соответствии со ст. 24 Налогового кодекса РФ обязанность по перечислению дохода со счетов предприятия в банке на счета налогоплательщика в банках за период с 12.10.2010 года по 12.10.2012 года.

Указанные действия Ракунова Г.Л. квалифицированы органами предварительного следствия как неисполнение в личных интересах обязанностей налогового агента по перечислению налогов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, совершенное в особо крупном размере, то есть как преступление, предусмотренное частью 2 статьи 199.1 Уголовного кодекса РФ.

Руководствуясь пунктом 21 статьи 1 Федерального закона от 03.07.2016 N 325-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации", согласно которому пункт 1 примечаний к статье 199 предусматривает, что крупным размером в настоящей статье, а также в статье 199.1 настоящего Кодекса признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более пяти миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 25 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая пятнадцать миллионов рублей, а особо крупным размером - сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более пятнадцати миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 50 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая сорок пять миллионов рублей" в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель Скрылькова Е.В. просила суд квалифицировать вышеуказанные действия Ракунова Г.Л. как преступление, предусмотренное частью 1 статьи 199.1 Уголовного кодекса РФ. Суд первой инстанции оправдал Ракунова Г.Л. по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

В апелляционном представлении и дополнении к нему государственный обвинитель Скрылькова Е.В. находит приговор суда подлежащим отмене на основании п.1 ст.389.15, ст.389.16 УПК РФ в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушением требований ст.305 УПК РФ.

Считает, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, указывает на наличии умысла у Ракунова Г.Л. на совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ именно в личных интересах о чем свидетельствуют показания Ракунова Г.Л., из которых следует, что несмотря на финансовые трудности на предприятии, невозможности его нормального функционирования из-за недостатка денежных средств, он продолжал осуществлять свои полномочия генерального директора, нарушая законодательство о налогах и сборах и используя данные денежные средства (налог НДФЛ) в качестве дополнительного источника финансирования хозяйственной деятельности.

Указывает, что <данные изъяты> являлось единственным учредителем <данные изъяты>. Решение финансовых проблем предприятия генеральным директором Ракуновым Г.Л. осуществлено путем не перечисления в бюджет НДФЛ, а не путем обращения за помощью к учредителю.

Полагает, что довод Ракунова Г.Л. о том, что учредителем умышленно не решался этот вопрос, материалами дела не подтвержден. Доказательств того, что компетенция Ракунова Г.Л., как генерального директора, юридически была ограничена учредителем предприятия, суду не предоставлено. Это, по мнению автора представления, свидетельствует о наличии мотива личной заинтересованности и желании приукрасить перед учредителем его финансово-призводственное положение, видимость успешной деятельности и компетентность в руководстве как с целью остаться в занимаемой должности, пользоваться своими полномочиями по распоряжению имуществом и финансовыми средствами, получать заработную плату и другие выплаты по должности, завоевать престиж, авторитет и социальный статус, то есть достичь определенного социально-руководящего положения, связанного с признанием личности в сфере профессиональной и общественной деятельности.

Считает, что данное обстоятельство подтверждается показаниями свидетелей: ФИО26, ФИО8 и других работников <данные изъяты>.

Полагает, что заключение эксперта № от 12.10.2013 подтверждает виновность Ракунова Г.Л. с учетом показаний эксперта ФИО9

Указывает, что о налоговой задолженности Ракунову Г.Л. было известно, однако он мер для устранения задолженности не предпринимал, при поступлении денежных средств не предприятие, направлял их на другие нужды предприятия.

Считает, что о наличии прямого умысла Ракунова Г.Л. указывают показания всех свидетелей по делу, согласно которым последнему постоянно сообщалось о необходимости перечисления налогов, однако он в первую очередь производил другие платежи.

Решение не перечислять соответствующий налог в бюджет и использовать его на нужды предприятия в своих личных интересах предпринималось генеральным директором Ракуновым Г.Л., что следует из решения налогового органа, финансовой отчетности, заключения экономической экспертизы, показаний свидетелей.

По мнению автора апелляционного представления и дополнений к нему виновность Ракунова Г.Л. подтверждается и показаниями свидетелей: ФИО26, ФИО10, ФИО11, ФИО8, ФИО12, ФИО13, ФИО14, ФИО15, ФИО16, ФИО17, эксперта ФИО9 и письменными материалами дела.

Ссылаясь на ст. ст. 207, 13, 209, п.1 ст.24, п.3 ст.24 НК РФ, указывает, что на генерального директора предприятия Ракунова Г.Л. была возложена обязанность налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению НДФЛ с дохода, выплаченного работниками предприятия.

Считает, что довод Ракунова Г.Л., что он не хотел оставаться в должности генерального директора <данные изъяты> ничем не подтвержден.

Полагает, что приговор суда не соответствует требованиям ст.297, п.2 ч.1 ст.306 УПК РФ, поскольку его резолютивная часть не содержит ссылку на основания его оправдания, предусмотренные ст.24 УПК РФ.

Просит приговор суда отменить, направить уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе.

В возражение на апелляционное представление оправданный Ракунов Г.Л. находит доводы апелляционного представления не основанными на законе и не соответствующими установленным по делу обстоятельствам.

Считает, что приговор по форме и содержанию в полной мере соответствует требованиям закона.

В обоснование своей невиновности приводит положения Постановления Конституционного Суда РФ от 27.05.2003 № 9П и ссылается на акт № от 07.12.2012 года.

Указывает, что он являясь генеральным директором предприятия надлежаще выполнял свои обязанности по информированию налогового органа о размере дохода, полученного физическими лицами и в сумме налога, подлежащей удержанию. <данные изъяты> где он был генеральным директором как налоговый агент надлежащим образом декларировала суммы, которые должны были удержать.

Указывает, что довод о том, что он экономил средства предприятия, повышая тем самым платежеспособность фабрики, не подтвержден материалами дела.

Отмечает, что из его показаний и показаний свидетеля ФИО26 следует, что имеющие на фабрике где он был генеральным директором средства направлялись на выплату заработной платы, погашение кредитов по государственному займу, на покупку средств производства, коммунальные и текущие платежи, обеспечивающие жизнедеятельность фабрики. Расходные операции по счетам фабрики не приостанавливались, и соответственно он не совершал действий, направленных на лишение налогового органа возможности принудительно взыскать в порядке ст.46 НК РФ сумму НДФЛ с фабрики. Все сведения о счетах находились в свободном доступе и были известны налоговому агенту.

Указывает на отсутствие его личного интереса к работе на фабрике, доказательств обратного в деле не представлено. Размер его заработной платы не находился в зависимости от наличных денежных средств, ему был установлен твердый размер оплаты, не предполагающий выплату премий и иных доплат.

Указывает, что фабрика находилась в крайне затруднительном финансовом положении, была обременена долгами, кредитами. Собственник <данные изъяты> утратил коммерческий интерес к развитию <данные изъяты>, с середины 2012 года перестал осуществлять заем денежных средств, запретил производить выплату долгов по кредитам, расчеты с поставщиками.

С учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ считает, что исходя из смысла предъявленного ему обвинения, в данном случае в его действиях нет состава преступления, предусмотренного ст.199.1 УК РФ.

Просит состоявшийся в отношении него приговор от 27 июля 2016 года оставить без изменения, апелляционное представление без удовлетворения.

В возражение на апелляционное представление адвокат Кольцова Т.А. выражает несогласие с доводами государственного обвинителя об отмене приговора суда, ссылаясь на то, что при новом рассмотрении данного уголовного дела в соответствии позицией Верховного Суда РФ и требованиям УПК РФ в отношении Ракунова Г.Л. предъявленное обвинение по ч.2 ст.199.1 УК РФ не нашло своего подтверждения и опровергается собранными по делу доказательствами.

Считает, что постановленный в отношении Ракунова Г.Л. оправдательный приговор соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Полагает, что государственный обвинитель неправильно истолковывает понятие личной заинтересованности и умысла в совершении преступления, приводя этому свои доводы.

Указывает, что показания свидетелей и Ракунова Г.Л. свидетельствуют о невиновности последнего в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.199.1 УК РФ, а выводы обвинения о том, что Ракунов Г.Л. желал приукрасить перед учредителем общества реальное финансово-производственное положение предприятия, пытался создать видимость успешной деятельности предприятия и показать себя компетентным, грамотным руководителем, обеспечить сохранение за собой должности генерального директора и заработной платы, являются не конкретизированными и не подкрепленными какими-либо доказательствами.

Считает, что заключение эксперта № от 31.10.2013 года не подтверждает вины Ракунова Г.Л. и является недопустимым доказательством в силу нарушений ст.198 УПК РФ и ст. 16 Федерального закона от 31.05.2001 №73-ФЗ «О государственной судебной экспертной деятельности в Российской Федерации».

Приводит в подтверждение отсутствия умысла у Ракунова Г.Л. в неуплате налогов и невиновности его в совершении инкриминируемого преступления собранные по делу доказательства.

Автор возражений на апелляционное представление – адвокат Кольцова Т.А. считает, что доказательства, подтверждающие вину Ракунова Г.Л. в преступлении, предусмотренном ст.199.1 УК РФ отсутствуют.

Просит оправдательный приговор в отношении Ракунова Г.Л. оставить без изменения, а апелляционное представление без удовлетворения.
Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления и дополнений к нему, а так же доводы приведенные сторонами в их выступлениях в суде апелляционной инстанции судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым и не усматривает оснований для его отмены или изменения.

Согласно положениям ст. ст. 305 и 306 УПК РФ при постановлении оправдательного приговора в его описательной части указывается сущность предъявленного обвинения, излагаются обстоятельства дела, как они установлены судом, анализируются доказательства, обосновывающие вывод суда о невиновности подсудимого, приводятся мотивы, по которым суд отверг доказательства, положенные в основу обвинения.

В соответствии со ст. 17 УПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанном на совокупности имеющихся в деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

Статьей 88 УПК РФ предусмотрено, что каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Судом первой инстанции указанные требования уголовно-процессуального закона соблюдены.

Суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела, сделал правильный вывод об оправдании Ракунова Г.Л. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Суд апелляционной инстанции считает, что вопреки доводам стороны обвинения, выводы суда первой инстанции об отсутствии в действиях Ракунова Г.Л. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ основаны на допустимых, полно, всесторонне, объективно исследованных и приведенных в приговоре доказательствах: показаниях оправданного Ракунова Г.Л., свидетелей, сведениях содержащихся в протоколах следственных действий и иных исследованных по делу документах, которым в совокупности судом первой инстанции дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Как следует из представленных материалов уголовного дела, оправданный Ракунов Г.Л. последовательно отрицал свою вину в совершении инкриминируемого ему преступления и показал в судебном заседании, что в период с 12 октября 2010 года по 12 октября 2012 года в порядке внешнего совместительства он работал в должности генерального директора <данные изъяты>, единственным учредителем которого является <данные изъяты>. В соответствии с уставными и учредительными документами генеральный директор действует в интересах работодателя и под его контролем. У него отсутствовало право на распоряжение денежными средствами <данные изъяты>. ФИО18, являясь членом совета директоров <данные изъяты> и генеральным директором <данные изъяты>, являлся единственным представителем учредителя <данные изъяты> ФИО19 на территории РФ с правом распоряжения денежными средствами. ФИО18 заключал договоры поручительства и договоры залога по обеспечению договоров кредитования между <данные изъяты> и <данные изъяты>. <данные изъяты> вообще не располагала свободными денежными средствами. Актом № налоговой проверки от 7 декабря 2012 года установлено, что начисление и удержание НДФЛ производилось в соответствии с НК РФ. Налоговыми органами не было выявлено нарушений по предоставлению сведений о доходах работников. Сведения о начислении и удержании НДФЛ не скрывались. <данные изъяты> ежегодно представляла в инспекцию сведения о выплаченных физическим лицам доходах, начисленных и удержанных суммах налога. Не перечисленная сумма НДФЛ могла быть взыскана с фабрики налоговым органом в принудительном порядке, предусмотренном ст. 46 НК РФ (даже без судебного решения). Полагает, что он (Ракунов) надлежащим образом выполнял свои обязанности по информированию налогового органа о размере дохода, полученного физическими лицами, и сумме налога, подлежащей удержанию. Налоговый орган располагал всей полнотой информации о том объеме средств, который должен поступить в бюджет, имел возможность взыскать недостающую сумму в бесспорном порядке без участия самого налогового агента. <данные изъяты> как налоговый агент, надлежащим образом декларирующий суммы, которые должна удержать и перечислить, не могла рассчитывать на то, что данная сумма не попадет в бюджет, даже если само предприятие из-за отсутствия средств не перечисляло НДФЛ. Он (Ракунов) объективно полагал, что сумма задолженности хотя и с задержкой, предусматривающей соответствующие санкции, но в любом случае будет взыскана налоговым органом. Расходные операции по счетам фабрики не приостанавливались, а он (Ракунов) не совершал действий, направленных на лишение налогового органа возможности принудительно взыскать в порядке ст. 46 НК РФ сумму НДФЛ.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что эти показания Ракунова Г.Л. в судебном заседании не опровергнуты. Судебная коллегия так же считает, что доказательства, представленные стороной обвинения в ходе судебного разбирательства, не опровергают эти показания Ракунова Г.Л.

Суд первой инстанции подробно привел в приговоре исследованные в судебном заседании доказательства:
показания свидетеля ФИО20, данные ею в ходе предварительного следствия о том, что в <данные изъяты> она работала в должности бригадира цеха. За выполненную работу она ежемесячно получала заработную плату, с которой был удержан НДФЛ. О задолженности по НДФЛ она ничего не знала. Считала, что НДФЛ руководством предприятия исчисляется и уплачивается в полном объеме (том №3 л.д. 115-117);

показания свидетеля ФИО21, данные ею в ходе предварительного следствия о том, что в <данные изъяты> она работала в должности <данные изъяты>. За выполненную работу она ежемесячно получала заработную плату, с которой был удержан НДФЛ. О задолженности по НДФЛ она ничего не знала. Считала, что НДФЛ руководством предприятия исчисляется и уплачивается в полном объеме (том №3 л.д. 118-120);

показания свидетеля ФИО22, данные им в ходе предварительного следствия о том, что в <данные изъяты> он работал в должности охранника. За выполненную работу он ежемесячно получал заработную плату, с которой был удержан НДФЛ. О задолженности по НДФЛ он ничего не знал. Считал, что НДФЛ руководством предприятия исчисляется и уплачивается в полном объеме (том №3 л.д. 121-123);

показания свидетеля ФИО23, данные ею в ходе предварительного следствия о том, что в <данные изъяты> она работала в должности начальника отдела кадров. За выполненную работу ежемесячно получала заработную плату, с которой был удержан НДФЛ. О задолженности по НДФЛ в тот момент она ничего не знала. Считала, что НДФЛ руководством предприятия исчисляется и уплачивается в полном объеме (том №3 л.д. 124-126);

показания свидетеля ФИО13, данные ею в ходе предварительного следствия, о том, что в <данные изъяты> она работала в должности инженера по технике безопасности. За выполненную работу ежемесячно получала заработную плату, с которой был удержан НДФЛ. О задолженности по НДФЛ в тот момент она ничего не знала. Считала, что НДФЛ руководством предприятия исчисляется и уплачивается в полном объеме (том №3 л.д. 127-129);

показания свидетеля ФИО14, данные ею в ходе предварительного следствия о том, что в <данные изъяты> она работала в должности заместителя главного бухгалтера. Обязанность по перечислению денежных средств и распределения денежных средств предприятия возложена на руководителя <данные изъяты> Ракунова Г.Л. Ею обязанности по начислению заработной платы и удержанию из нее НДФЛ исполнялись в полном объеме. Обязанность по перечислению НДФЛ в бюджет была возложена на <данные изъяты> как на налогового агента. Фактов не удержания у сотрудников общества из заработной платы НДФЛ не имелось. О задолженности по НДФЛ в тот момент она знала в связи с тем, что ею подготавливались отчеты в налоговую инспекцию. На ежедневных совещаниях, на которых распределялись денежные средства предприятия, она не присутствовала. Ей известно, что в период с 12.10.2010 года по 12.10.2012 года <данные изъяты> не в полном объеме перечисляло в бюджет, удержанный из заработной платы работников Общества налог, но в связи с чем, данный налог не в полном объеме перечислялся в бюджет ей было не известно (том №3 л.д. 130-132);

показания свидетеля ФИО26, данные ею в ходе предварительного следствия о том, что она работает в должности главного бухгалтера <данные изъяты> с 15.07.2005 г. по настоящее время. Генеральным директором общества с ноября 2010 года по ноябрь 2012 года являлся Ракунов Г.Л. <данные изъяты> состоит на налоговом учете в <данные изъяты>. Учредителем является <данные изъяты> с долей 100%. Расчетные счета <данные изъяты>открыты в <данные изъяты>, <данные изъяты>. В ее обязанности входит непосредственное подчинение руководителю организации и на нее возложена ответственность за формирование учетной политики, ведение бухгалтерского учета, своевременное представление полной и достоверной бухгалтерской отчетности. В период 2010г. по июль - август 2012 года заработная плата выплачивалась без задержек. Задолженности по выплате налогов и сборов были, но не значительные, которые погашались в кратчайшие сроки по мере поступления денежных средств на расчетные счета <данные изъяты>. Контрагентами <данные изъяты> входящими в состав <данные изъяты> является Банк <данные изъяты>, в котором открыт и обслуживается расчетный счет <данные изъяты>. В период руководства Ракунова Г.Л. осуществлялась закупка транспорта для перевозки <данные изъяты> в количестве 5 машин, автотрактора «<данные изъяты>». Три «Камаза <данные изъяты>» и автобус приобретены на кредиты, приобретались пять котельных блочного типа, крематор, оборудование для убойного цеха, производились строительные работы для установки котельных, реконструкции убойного цеха, административного здания, закупалась оргтехника и комплектующие для нее, мебель для административного корпуса. Также осуществлялись погашения по кредитам, полученным в <данные изъяты>. Основная часть денежных средств <данные изъяты>, поступивших на расчетные счета и кассу организации, направлялась на осуществление финансово-хозяйственной деятельности: расчеты с поставщиками и подрядчиками, расчеты с персоналом организации по оплате труда, расчеты с разными дебиторами и кредиторами, погашение кредитов банков и процентов по ним. Частично денежные средства использовались <данные изъяты> на нужды организации, ее сотрудников и иных лиц, направлялись в качестве возврата в <данные изъяты>, <данные изъяты> и <данные изъяты> за полученные ранее займы. Все решения о необходимости осуществления всех вышеперечисленных расходов принимались Ракуновым Г.Л. В конце 2012 года налоговым органом была проведена выездная налоговая проверка, по результатам которой было вынесено решение, согласно которого сумма доначислений по НДФЛ составила ... рублей без учета штрафов и пеней. Данное решение Обществом не обжаловалось. Так как ЗАО «<данные изъяты>» периодически получала процентные займы со стороны <данные изъяты> и <данные изъяты>, то соответственно у фабрики образовывалась кредиторская задолженность по выплате данных займов. Данные организации входили в состав <данные изъяты>. Документы проводились на фабрике по бухгалтерскому учету и хранились в бухгалтерии. НДФЛ исчислялся, удерживался, но не перечислялся в бюджет. О существующей задолженности по НДФЛ она постоянно докладывала Ракунову Г.Л., но данный факт оставался без внимания, никаких указаний по погашению задолженности им не давалось, перечислений по НДФЛ не производилось. В адрес Ракунова Г.Л. с расчетного счета <данные изъяты> в рамках возврата кредиторской задолженности в сумме около ...рублей осуществлялись перечисления денежных средств (том №3 л.д. 133-137);

показания свидетеля ФИО26, данные ею в ходе предварительного следствия в ходе дополнительного допроса, о том, что в день получения заработной платы работником, организация обязана перечислять в этот же день подоходный налог в федеральный бюджет. <данные изъяты> подоходный налог не перечислялся в федеральный бюджет. Это объяснялось тем, что данные средства шли на производственные нужды предприятия – обслуживание рабочего процесса: электроэнергию, газ, ГСМ, закупку корма, витаминов, проведение вакцинации и другие. Каждое утро она предоставляла генеральному директору <данные изъяты> Ракунову Г.Л. сведения о наличии денежных средств на расчетном счете и в кассе предприятия, на основании которых он составлял реестр платежей, в том числе и на оплату подоходного налога. Эти платежи Ракунов Г.Л. согласовывал с руководством <данные изъяты>, которая в свою очередь контролировала расходы и денежные потоки фабрики. Также Ракунов Г.Л. связывался с руководством <данные изъяты> по поводу выплаты подоходного налога, на что получал отрицательные ответы, так как в первую очередь, помимо производственных расходов, необходимо было уплачивать проценты по кредитам, ежемесячный процент по которым составлял более ... рублей. Она знала об этом, так как присутствовала при неоднократных разговорах между Ракуновым Г.Л. и ФИО18 по телефону. После этого Ракунов Г.Л. принимал решения на оплату первоочередных расходов, минуя перечисление подоходного налога в федеральный бюджет. Кроме этого, он рассчитывал на получение банковских кредитов для погашения задолженностей. Также Ракунов Г.Л. просил выделения денежных средств из <данные изъяты> на нужды предприятия, на что получал отрицательный ответ, так как у <данные изъяты> не имелось денежных средств для их выделения фабрике. В соответствии с уставом <данные изъяты>, Ракунов Г.Л. имел право первой подписи и совершение сделок на сумму не более ... рублей. Кроме того, в соответствии с Налоговым кодексом РФ, он был обязан перечислять подоходный налог в федеральный орган. Ею начислялась заработная плата работникам <данные изъяты>, с которой автоматически удерживались 13 процентов. Далее, она предоставляла данные сведения Ракунову Г.Л., и соответственно он знал об этих задолженностях по выплате подоходного налога. Но распределял денежные средства на первоочередные нужды. На каждый месяц в <данные изъяты> составлялся производственный план на месяц, в котором учитывались все доходы и расходы. Данный план являлся внутренним и не учитывался при составлении налоговой и бухгалтерской отчетности. Каждая служба фабрики, в ходе совещания, предоставляла Ракунову Г.Л. сведения о запланированных мероприятиях. Данные сведения он корректировал, после чего давал указания ФИО24, которая являлась директором по экономике предприятия, на формирование ежемесячного бюджета (плана) предприятия в денежном выражении. Данный план подписывался Ракуновым Г.Л., после чего направлялся для утверждения в <данные изъяты>. После утверждения, он возвращался в фабрику. Данное утверждение являлось контролем со стороны <данные изъяты> за производственной деятельностью фабрики. В <данные изъяты> поступали денежные средства от продажи продукции. Данные средства распределялись Ракуновым Г.Л. на производственные нужды, а также на погашение кредиторской задолженности». Начислением заработной платы работникам <данные изъяты> занималась ФИО25, являющаяся бухгалтером фабрики. Займы у фабрики перед предприятиями в <данные изъяты> имелись. Фабрика занимала у данных предприятий денежные средства, которые впоследствии частично возвращала путем перечисления денежных средств по расчетному счету в <данные изъяты> (том №3 л.д. 147-151);

показания свидетеля ФИО26, данные ею в ходе предварительного следствия в ходе дополнительного допроса, о том, что Ракунов Г.Л. являлся генеральным директором <данные изъяты> в период с октября 2010 года по октябрь 2012 года. В данный период работы ей выплачивалась заработная плата регулярно в соответствии со штатным расписанием, с учетом 50% премии, исходя из положения об оплате <данные изъяты>. Данные 50% засчитывались в сам оклад. Данную сумму работник <данные изъяты> получал постоянно, если только его не лишат определенных процентов премии от положения об оплате, за какой-либо проступок. Других премий работники <данные изъяты>, в период работы Ракунова Г.Л. в должности генерального директора, не получали. Ракунов Г.Л. получал заработную плату, премии он не получал. В период работы Ракунова Г.Л. в должности генерального директора <данные изъяты> НДФЛ не выплачивался (том №3 л.д. 206-225) ;

показания свидетеля ФИО18, данные им в ходе предварительного следствия о том, что в должности генеральный директор <данные изъяты> он состоит с декабря 2004 года. В 2005 году их кампанией была приобретена <данные изъяты> в <адрес>, в реконструкцию данной фабрики были вложены значительные денежные средства. После проведенной их компанией реконструкции в период до 2009 года фабрика работала прибыльно, но затем из-за кадровых и технологических вопросов возникли проблемы. Ракунов Г.Л., являлся куратором данного предприятия, будучи в должности первого заместителя генерального директора <данные изъяты>. В 2010 году ему было предложено возглавить <данные изъяты>. Ракунов Г.Л. находился в должности генерального директора данного предприятия до осени 2012 года. Ракунов Г.Л. являлся руководителем самостоятельного хозяйствующего субъекта, поэтому все решения в рамках, предусмотренных уставом предприятия, предпринимал самостоятельно. Сотрудники <данные изъяты> оказывали <данные изъяты>методическую и консультационную поддержку. По вопросам, требовавшим согласования Совета директоров или собрания акционеров, принимались соответствующие рения. Формирование налоговой задолженности в указанный период имело объективный характер (том № л.д. 138-140);

показания свидетеля ФИО18, данные им в ходе предварительного следствия в ходе дополнительного допроса о том, что в период с 12.10.2010 года по 11.10.2012 года Ракунов Г.Л. исполнял обязанности генерального директора <данные изъяты>. На данную должность он был назначен советом директоров. Помимо данной должности он одновременно занимал должность первого заместителя генерального директора <данные изъяты>. Его суммарная заработная плата составляла около ... рублей. Занимая должность генерального директора <данные изъяты>, на Ракунова Г.Л. как с его стороны, так и со стороны руководства <данные изъяты> никаких указаний по невыплатам задолженности по НДФЛ не давалось. Ракунов Г.Л., занимая вышеуказанную должность, принимал решения по финансовым и производственным вопросам сам. О задолженностях, в том числе и по НДФЛ, он знал из докладов Ракунова Г.Л. Также данные сведения ему были известны из предоставляемой <данные изъяты> отчетности. Руководством фабрики составлялись планы расходов в форме бюджетов. Данные бюджеты направлялись в <данные изъяты> по различным средствам связи. Далее данные бюджеты рассматривались и в случае необходимости со стороны <данные изъяты> выдавались рекомендации по корректировке тех или иных статей бюджета. Данный бюджет имел исключительно рекомендательный характер. <данные изъяты>, являясь самостоятельным юридическим лицом, могла и может распоряжаться имеющимися денежными средствами, не опираясь на данные <данные изъяты> рекомендациями. <данные изъяты> испытывала дефицит денежных средств. Почему Фабрика не погашала задолженность по НДФЛ, ему неизвестно. Фабрикой предоставлялась ежегодная, ежеквартальная форма бухгалтерской отчетности – бухгалтерский баланс с приложениями к ней. Также Фабрикой предоставлялась собственная форма производственного планирования и в соответствии с ними формы оперативной отчетности по различным средствам связи. С Ракуновым Г.Л. они созванивались регулярно, не реже раза в неделю. В телефонных разговорах с Ракуновым Г.Л. обсуждалось текущее состояние фабрики, ее производственное состояние, также ее производственные вопросы. Регулярно от Ракунова Г.Л. поступали просьбы об оказании финансовой помощи <данные изъяты>. Вопрос о погашении задолженности НДФЛ перед бюджетом Ракуновым Г.Л. не поднимался. Годовые планы рассматривались следующим образом: он приезжал на фабрику, где, с участием главных специалистов фабрики они рассматривали в первую очередь производственные планы. Месячные, они же оперативные планы, рассматривались в текущем режиме. Данные планы направлялись в <данные изъяты> по средствам связи, после чего анализировались специалистами в сфере экономики и направлялись в <данные изъяты>. Поскольку как ежегодные, так и оперативные планы носили для него исключительно информативный характер, то им они никак не подписывались. Их подписывал только генеральный директор <данные изъяты>, то есть Ракунов Г.Л. (том №3 л.д. 164-167);

показания свидетеля ФИО18, данные им в ходе предварительного следствия в ходе дополнительного допроса, о том, что Ракунов Г.Л. являлся генеральным директором <данные изъяты> в период с октября 2010 года по октябрь 2012 года. В данный период работы ему выплачивалась заработная плата полностью. Из положения об оплате <данные изъяты> следует, что каждому работнику выплачивается оклад плюс 50 процентов премии. Из этого следует, что каждый сотрудник <данные изъяты> получал премии с окладом постоянно. Ракунов Г.Л. получал заработную плату и премии в период с октября 2010 года по октябрь 2012 год, но каков их размер, ему не известно (том №3 л.д. 200-202) ;

показания свидетеля ФИО17, данные им в ходе предварительного следствия о том, что в <данные изъяты> была проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов. По результатам рассмотрения акта выездной налоговой проверки <данные изъяты> в отсутствие лица, в отношении которого проведена проверка, было вынесено решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. По данному решению налогоплательщиком никаких заявлений, возражений и апелляций не подавалось. <данные изъяты> является юридическим лицом, имеющем имущество в собственности, уплачивающим налоги в бюджет за счет собственных средств самостоятельно. Организация в проверяемом периоде в соответствии с гл. 23 НК РФ являлась налоговым агентом по уплате налога на доходы физических лиц. В нарушение п.6 ст.226 НК РФ не производилось полное и своевременное перечисление в бюджет удержанного налога на доходы физических лиц за ноябрь-декабрь 2009г., 2010- 2011г. и 10 месяц 2012г. Всего по результатам проверки установлено: удержан налоговым агентом, но не перечислен (не полностью перечислен) налог на доходы физических лиц в сумме ... рублей. По результатам проверки было предложено взыскать с <данные изъяты>задолженность перед бюджетом по налогу на доходы физических лиц в сумме -... рублей, пени за несвоевременную уплату или неуплату (несвоевременное перечисление или неперечисление) налогов (сборов). Внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета. Привлечь <данные изъяты> к налоговой ответственности. В случае несогласия с фактами, изложенными в акте выездной налоговой проверки № от 07 декабря 2012г., организациях, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций несут руководители организаций. Руководители организаций могут в зависимости от объема учетной работы: учредить бухгалтерскую службу как структурное подразделение, возглавляемое главным бухгалтером; ввести в штат должность бухгалтера; передать на договорных началах ведение бухгалтерского учета централизованной бухгалтерии, специализированной организации или бухгалтеру-специалисту; вести бухгалтерский учет лично. Принятая организацией учетная политика утверждается приказом или распоряжением лица, ответственного за организацию и состояние бухгалтерского учета. При этом утверждаются: рабочий план счетов бухгалтерского учета, содержащий синтетические и аналитические счета, необходимые для ведения бухгалтерского учета в соответствии с требованиями своевременности и полноты учета и отчетности; формы первичных учетных документов, применяемых для оформления хозяйственных операций, по которым не предусмотрены типовые формы первичных учетных документов, а также формы документов для внутренней бухгалтерской отчетности; порядок проведения инвентаризации и методы оценки видов имущества и обязательств. Главный бухгалтер (бухгалтер при отсутствии в штате должности главного бухгалтера) назначается на должность и освобождается от должности руководителем организации. Главный бухгалтер подчиняется непосредственно руководителю организации и несет ответственность за формирование учетной политики, ведение бухгалтерского учета, своевременное представление полной и достоверной бухгалтерской отчетности. Главный бухгалтер обеспечивает соответствие осуществляемых хозяйственных операций законодательству Российской Федерации контроль за движением имущества и выполнением обязательств. Требования главного бухгалтера по документальному оформлению хозяйственных операций и представлению в бухгалтерию необходимых документов и сведений обязательны для всех работников организации. Без подписи главного бухгалтера денежные и расчетные документы, финансовые и кредитные обязательства считаются недействительными и не должны приниматься к исполнению. В случае разногласий между руководителем организации и главным бухгалтером по осуществлению отдельных хозяйственных операций документы по ним могут быть приняты к исполнению с письменного распоряжения руководителя организации, который несет всю полноту ответственности за последствия осуществления таких операций. Таким образом, <данные изъяты> является обособленным юридическим лицом, самостоятельным налоговым агентом по исчислению, удержанию и выплате НДФЛ за сотрудником общества (том №3 л.д. 141-146);

показания свидетеля ФИО11, данные им в ходе предварительного следствия о том, что в <данные изъяты> он работает с 2004 года. Каждое утро, в периоды нормального функционирования фабрики проводилась планерка, на которой присутствовали все заместители и главные специалисты, а также Ракунов Г.Л. На данной планерке обсуждались вопросы, касающиеся работы всей фабрики в разных отраслях, а также то пункты, за которые необходимо внести в первую очередь оплату, для бесперебойной работы фабрики. Вопрос об уплате налогов, на сколько ему известно, на планерках никогда не обсуждался. В <данные изъяты> денежные средства от продажи продукции поступали. Дебиторских задолженностей не было, потому что клиенты осуществляли платежи в виде предоплаты либо сразу наличным расчетом, а соответственно не задерживали с оплатой продукции фабрики. Денежные средства фабрики распределялись Ракуновым Г.Л. на погашение кредиторской задолженности, закупку кормов, ГСМ, оплату электроэнергии, газа, а также зарплату рабочим и иные производственные нужды. Займы у фабрики перед предприятиями в <данные изъяты> имелись, но в каких суммах он пояснить не может (том №3 л.д. 152-155);

показания свидетеля ФИО15, данные ею в ходе предварительного следствия о том, что в <данные изъяты> она работала с 1989 по 09.12.2013 год. Каждое утро на фабрике проходила планерка, на которой присутствовали все заместители и главные специалисты, а также Ракунов Г.Л. На данной планерке обсуждались вопросы, касающиеся работы всей фабрики в разных отраслях, а также пункты, за которые необходимо внести в первую очередь оплату, для бесперебойной работы фабрики, из которых запчасти, корма для птицы, какие-либо иные расходные материалы. Про уплату налогов на планерках ничего никогда не обсуждалось. Ей известно, что фабрика была в плохом материальном состоянии, особенно в 2011-2012 году, когда цена на зерно выросла, а на яйцо упала, в связи с чем фабрика испытывала недостаток в денежных средствах. Фабрику в эти периоды спасали кредиторы и кредиты. В целях расчета Ракунову Г.Л. приходилось в первую очередь расплачиваться с кредитами, поскольку в противном случае счета фабрики блокировались. Денежные средства от продажи продукции в <данные изъяты> поступали. Данные средства распределялись Ракуновым Г.Л. на производственные нужды, а также на погашение кредиторских задолженностей и зарплату рабочим. Также у фабрики имелись займы перед <данные изъяты>, которые она частично возвращала путем перечисления денежных средств по расчетному счету <данные изъяты>, а также по банку <данные изъяты> (том №3 л.д. 156-159);

показания свидетеля ФИО12, данные ею в ходе предварительного следствия о том, что в день получения заработной платы работником, организация обязана перечислять в тот же день подоходный налог в федеральный бюджет. В <данные изъяты> подоходный налог не перечислялся в федеральный бюджет, хотя отчетность в налоговые и пенсионные органы за это предоставлялась вовремя. Это объяснялось тем, что данные средства шли на производственные нужды предприятия - обслуживание рабочего процесса: электроэнергию, газ, ГСМ, закупку корма, витаминов, проведение вакцинации и другие. Каждое утро она узнавала остаток денежных средств в кассе и на расчетных счетах предприятия. Данные сведения она предоставляла главному бухгалтеру ФИО26, после чего та предоставляла их генеральному директору <данные изъяты> Ракунову Г.Л., на основании которых он составлял реестр платежей, в том числе и на оплату подоходного налога. Эти платежи Ракунов Г.Л. согласовывал с руководством <данные изъяты>, которая в свою очередь контролировала расходы и денежные потоки фабрики, также вносила свои корректировки по платежам фабрики. Данное согласования осуществлялось по средствам телефонной связи. Ракунов Г.Л. рассчитывал на получение банковских кредитов для погашения задолженностей, однако не всегда данные кредиты одобрялись фабрике. Первоочередные платежи распределялись на оплату электроэнергии, газа, процентов в банки, ГСМ, на корма птицы и выплату ежемесячной заработной платы работникам фабрики, оплату расходных материалов и прочие расходы на нужды фабрики. В соответствии с уставом <данные изъяты>, Ракунов Г.Л. имел право первой подписи и совершение сделок на сумму не более ... рублей. Кроме того, в соответствии с Налоговым кодексом РФ, он был обязан перечислять подоходный налог в федеральный орган. Каждый месяц начислялась заработная плата работникам <данные изъяты>, с которой автоматически удерживались 13 процентов. Далее данные сведения предоставлялись Ракунову Г.Л., и соответственно он знал об этих задолженностях по выплате подоходного налога. Но для дальнейшей работы фабрики он распределял денежные средства на первоочередные нужды. На каждый месяц в <данные изъяты> составлялся производственный план на месяц, в котором учитывались все доходы и расходы. Данный план являлся внутренним и не учитывался при составлении налоговой и бухгалтерской отчетности. Каждая служба фабрики, в ходе совещания, предоставляла Ракунову Г.Л. сведения о запланированных мероприятиях. Данные сведения он корректировал, после чего давал указания ФИО24, которая являлась директором по экономике предприятия, на формирование ежемесячного бюджета (плана) предприятия в денежном выражении. Данный план подписывался Ракуновым Г.Л., после чего направлялся для утверждения в <данные изъяты>. После утверждения, он возвращался в фабрику. Данное утверждение являлось контролем со стороны <данные изъяты> за производственной деятельностью фабрики. В <данные изъяты> поступали денежные средства от продажи продукции. Данные средства распределялись Ракуновым Г.Л. на производственные нужды, а также на погашение кредиторской задолженности. Займы у фабрики перед предприятиями в <данные изъяты> имелись. Фабрика занимала у предприятий денежные средства, которые впоследствии частично возвращались путем перечисления денежных средств по расчетному счету в <данные изъяты>. Из положения об оплате <данные изъяты> следует, что каждому работнику выплачивается оклад плюс 50 процентов премии. Из этого следует, что каждый сотрудник <данные изъяты> получал премии с окладом постоянно. Ракунов Г.Л. получал заработную плату в размере ... рублей. Насколько ей известно, заработная плата Ракунова Г.Л. в 2012 году составляла около ... рублей, возможно чуть больше. О получении им премий ей неизвестно. В период работы Ракунова Г.Л. в должности генерального директора <данные изъяты> НДФЛ не выплачивался (том №3 л.д. 160-163, л.д. 197-199);

показания свидетеля ФИО16, данные ею в ходе предварительного следствия о том, что она работает в должности финансового директора <данные изъяты>. В данной должности состоит с января 2000 года. <данные изъяты> была приобретена <данные изъяты> в 2005 году. В модернизацию данной фабрики были вложены значительные финансовые средства, приобретено импортное оборудование для содержания птиц, автотранспорт, оборудование для убойного цеха, кормоцеха. Ракунова Г.Л. она знает около 15 лет. В 2004 году он стал работать в холдинговой компании, в должности первого заместителя генерального директора по вопросам <данные изъяты>, то есть до 2010 года он курировал как работу фабрики, так и ее хозяйственную деятельность и инвестиционные проекты. В октябре 2010 года Ракунову Г.Л. было предложено возглавить <данные изъяты>, на что он дал согласие и подписал трудовой договор - контракт. Перспективные годовые планы, планы на месяц <данные изъяты>, подписанные генеральным директором Ракуновым Г.Л., в которых предусматривалась уплата налогов, установленных законодательством РФ, направлялись на согласование руководству холдинга. Однако, решение всех хозяйственных и финансовых вопросов, в том числе уплата всех видов налогов, были отнесены к компетенции генерального директора <данные изъяты>Ракунова Г.Л., что предусмотрено не только контрактом директора, но и уставом предприятия. О том, что в ЗАО <данные изъяты> возникла задолженность перед налоговыми органами по уплате НДФЛ, ей стало известно в конце 2010 года от самого генерального директора Ракунова Г.Л., который ставил данный вопрос, как и другие вопросы об оплате кормов, увеличении производства, снижения кредиторской задолженности перед руководством холдинга. Ракунов Г.Л. требовал, просил руководство холдинга, например, выделить для фабрики на полгода ... рублей, чтобы он смог погасить кредиторскую задолженность и уплатить налоги предприятия - НДФЛ. Однако руководство холдинга в лице генерального директора ФИО18 не могло взять полностью на свой баланс все долги <данные изъяты>, так как <данные изъяты> являлась отдельным юридическим лицом. Тем не менее, по просьбе Ракунова Г.Л., возглавляемому им предприятию холдинговой кампанией в 2010-2012 г.г. выделялись средства в размере ... рублей на текущие расходы, что оформлялось договорами займа. Получив деньги в виде займа, Ракунов Г.Л. уже сам определял, куда и на что данные заемные денежные направлять, либо на уплату налогов, либо на хозяйственную деятельность. В 2011- 2012 г.г., будучи генеральным директором <данные изъяты> Ракунов Г.Л., не перечисляя удерживаемую из заработной платы работников предприятия сумму НДФЛ в налоговые органы, не желал получить какие-либо личные выгоды. Он как производственник, желал поддержать производство возглавляемого предприятия, надеясь в будущем, когда финансовое положение фабрики будет стабильно, уплатить всю образовавшуюся задолженность перед кредиторами и налоговыми органами (том №3 л.д. 168-188) ;

показания свидетеля ФИО8, данные им в ходе предварительного следствия о том, что в ЗАО <данные изъяты> он работает с ноября 1984 года. Каждое утро, в периоды нормального функционирования фабрики проводилась планерка, на которой присутствовали все заместители и главные специалисты, а также Ракунов Г.Л. На данной планерке обсуждались вопросы, касающиеся работы всей фабрики в разных отраслях, то есть план работы, а также пункты, за которые необходимо внести в первую очередь оплату, для бесперебойной работы фабрики. Каждый главный специалист докладывал о необходимости оплаты за деятельность фабрики в своей сфере. Из этих пунктов в настоящее время он может перечислить: корма для птицы, запчасти, какие-либо иные расходные материалы. Главный бухгалтер ФИО26 ставила вопросы по поводу оплаты налогов. Данный вопрос, насколько ему известно, решал Ракунов Г.Л., возможно согласовывая с вышестоящим руководством, то есть с руководством <данные изъяты>. В соответствии с уставом <данные изъяты>, Ракунов Г.Л. имел право первой подписи. Он не имел права на подпись платежных документов, в связи с чем данные документы не подписывал. Это право было только у Ракунова Г.Л. и главного бухгалтера. Каждый месяц их знакомили с итогами работы фабрики, по которым она всегда работала в убыток. От продажи продукции в <данные изъяты> поступали денежные средства. Данные средства распределялись Ракуновым Г.Л. на производственные нужды фабрики, то есть бензин, газ. Также денежные средства распределялись и в другие сферы деятельности фабрики, но ему о них точно ничего не известно, поскольку данным вопросом занимался Ракунов Г.Л. Оплату нужд фабрики он согласовывал с ФИО18 Согласование расходов проходило по средствам телефонной связи. Никакой бумажной документации при этом не составлялось. С октября 2010 года по октябрь 2012 года ему выплачивалась заработная плата полностью. Из положения об оплате <данные изъяты> следует, что каждому работнику выплачивается оклад плюс 50 процентов премии. Из этого следует, что каждый сотрудник <данные изъяты> получал премии с окладом постоянно (том №3 л.д. 194-196, л.д. 203-205);

заключение эксперта № от 12 октября 2013 года (том №4 л.д. 44-84), которым установлены следующие обстоятельства финансовой деятельности <данные изъяты> с 01.11.2010 года по 30.09.2012 года:

обществ в указанный период произвело уплату НДФЛ в бюджет в сумме ... рублей;

сумма налога на доходы физических лиц, исчисленная, удержанная, но не перечисленная обществом с фактически выплаченной заработной платы составляет ... рублей;

процентное соотношение суммы не уплаченного обществом в бюджет налога на доходы физических лиц с фактически выплаченной заработной платы к сумме налога на доходы физических лиц, подлежащего уплате в бюджет, - 70,07 %.

в кассу и на все расчетные счета общества, без учета внутреннего перемещения денежных средств между счетами № поступили денежные счета в общей сумме ... рублей;

из кассы и на всех расчетных счетах общества, без учета внутреннего перемещения денежных средств, израсходованы денежные счета в общей сумме ... рублей

процентное соотношение исчисленного, удержанного, но не уплаченного обществом в бюджет НДФЛ с фактически выплаченной заработной платы, к общей сумме произведенных расходов денежных средств на нужды, не связанные с выплатой заработной платы, а также уплатой в бюджет и в государственные внебюджетные фонды налогов и сборов составляет 0,80%.

процентное соотношение исчисленного, удержанного, но не уплаченного обществом в бюджет НДФЛ с фактически выплаченной заработной платы, к сумме произведенных обществом расходов денежных средств на оплату: кредитов и займов, процентов и комиссий, приобретение оргтехники и комплектующих, мебели, оборудования, и ввод его в эксплуатацию, оплатой за другие организации, приобретение транспортных средств, оплату страховых услуг имущества, оплату работ и строительства, возврат кредиторской задолженности Ракунову Г.Л., а также иным организациям, оплата аренды, проведение оценки, согласно данным расчетных счетов и кассы организации составляет 1,89 % ;

трудовой договор с генеральным директором <данные изъяты> Ракуновым Г.Л., который был заключен 12.10.2010 года из которого следует, что генеральный директор осуществляет руководство текущей деятельностью Общества (п. 1.2), работа в Обществе является для генерального директора работой по совместительству (п. 1.4). Генеральный директор обязан обеспечивать выполнение утвержденных тек5ущих и перспективных планов, программ, проектов развития Общества (п. 3.1.4), организовывать ведение в Обществе бухгалтерского учета и своевременность уплаты налогов и других обязательных платежей (п. 3.1.9) (Том №3 л.д. 107-111);

приказ № от 12.10.2010, из которого следует, что Ракунов Г.Л. приступил к исполнению обязанностей в качестве генерального директора <данные изъяты> в период с 12 октября 2010 года по 11 октября 2010 года (том №3 л.д. 44).

протокол № заседания совета директоров <данные изъяты> от 10.10.2011 года, из которого следует, что полномочия генерального директора <данные изъяты> Ракунова Г.Л. продлены на один год с 12 октября 2011 года по 11 октября 2012 года (Том №3 л.д. 112);

приказ № от 12.10.2011 года из которого следует, что Ракунов Г.Л. приступил к исполнению обязанностей в качестве генерального директора <данные изъяты> в период с 12 октября 2011 года по 11 октября 2012 года (Том №3 л.д. 44).

устав <данные изъяты>, утвержденный решением № от 06.07.2005 года, из которого следует:

органами управления общества являются общее собрание акционеров, совет директоров, единоличный исполнительный орган (генеральный директор, управляющая организация, управляющий), что отражено в п. 12.1 устава.

п/ п 15 п. 13.2 устава предусматривает, что в компетенцию общего собрания акционеров входит решение вопросов утверждения годовых отчетов, годовой бухгалтерской отчетности, в том числе отчетов о прибылях и убытках (счетов прибылей и убытков) общества, а так же распределение прибыли, в том числе выплата (объявление) дивидендов, за исключением прибыли, распределенной в качестве дивидендов по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года) и убытков общества по результатам финансового года,

п. 14.1 устава предусматривает, что совет директоров общества осуществляет общее руководство деятельностью общества, за исключением решения вопросов, отнесенных федеральными законами и уставом к компетенции общего собрания акционеров, согласно п/п 5 п. 14.2 устава к компетенции совета директоров относится вопрос предварительного утверждения годовых отчетов общества; п/п 29 п. 14.2 устава предусмотрено, что к компетенции совета директоров относятся вопросы одобрения сделок, связанных с получением обществом кредитов и займов независимо от суммы сделки;

согласно п. 15.1 устава руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества – генеральным директором

в силу п. 17.1 контроль за финансово-хозяйственной деятельностью общества осуществляется ревизионной комиссией (ревизором). П. 17.7 устава предусмотрено, что по итогам проверки финансов – хозяйственной деятельности общества ревизионная комиссия (ревизор) общества или аудитор общества составляет заключение, в котором должна содержаться в числе прочих информация о фактах нарушения установленных правовыми актами РФ порядка ведения бухгалтерского учета и представления финансовой отчетности, а так же правовых актов РФ при осуществлении финансово-хозяйственной деятельности. Проверка (ревизия) финансово – хозяйственной деятельности общества осуществляется по итогам деятельности общества за год, а так же во всякое время по инициативе ревизионной комиссии (ревизора) общества, решению общего собрания акционеров, совета директоров общества или по требованию акционера (акционеров) общества, владеющего в совокупности не менее чем 10 процентами голосующих акций общества.

п. 18.3 устава предусмотрено, что ответственность за организацию, состояние и достоверность бухгалтерского учета в обществе, своевременное представление ежегодного отчета и другой финансовой отчетности в соответствующие органы, а так же сведений о деятельности общества, представляемых акционерам, кредиторам и в средства массовой информации, несет исполнительный орган общества в соответствии с Федеральным законом «Об акционерных обществах», иными правовыми актами РФ и настоящим уставом (том №4 л.д. 90-118).

Суд апелляционной инстанции считает, что всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам по данному уголовному делу, в том числе и показаниям Ракунова Г.Л., данным им в судебном заседании, показаниям свидетелей: ФИО8, ФИО16, ФИО12,  ФИО15, ФИО18, ФИО11, ФИО27, ФИО26, ФИО14, ФИО13, ФИО22, ФИО21, ФИО20, данным ими в ходе предварительного следствия, заключению эксперта № от 12 октября 2013 года (т-4 л.д. 44-84) суд дал в приговоре надлежащую оценку относительно их допустимости и достоверности, подробно проанализировав их в приговоре, с приведением в приговоре убедительных мотивов принятого решения.

Приведенные выше показания оправданного Ракунова Г.Л., свидетелей были получены с соблюдением требований УПК РФ.

Исследованная судом первой инстанции экспертиза (т-4 л.д. 44-84) по данному делу была проведена в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, каких-либо противоречий выводы этой экспертизы не содержат, поэтому оснований не доверять им у суда не имелось.

Согласно протоколу судебного заседания, судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 273 - 291 УПК РФ, всесторонне, полно и объективно.

Доводы апелляционного представления с дополнениями сводятся к иной оценке исследованных судом доказательств, которые, по мнению его автора, в достаточной степени подтверждают причастность Ракунова Г.Л. к совершению преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ. Однако с такими доводами стороны обвинения судебная коллегия согласиться не может.

Вопреки доводам стороны обвинения, судебная коллегия считает, что суд первой инстанции пришел к правильному вводу о том, что совокупность показаний свидетелей, исследованных в судебном заседании не подтверждает факт наличия у <данные изъяты> реальной финансовой возможности по перечислению в бюджет НДФЛ в размере ... рублей и не свидетельствует о личной заинтересованности Ракунова Г.Л. в уклонении от обязанностей налогового агента в период замещения должности генерального директора общества.

Судебная коллегия считает, что данные, содержащиеся в письменных документах, исследованных судом первой инстанции носят исключительно общий характер, в них не имеется каких-либо конкретных данных, указывающих на совершение Ракуновым Г.Л. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том исследованные судом первой инстанции доказательства, представленные стороной обвинения не подтверждают обстоятельства, указанные в качестве фактических обстоятельств преступления, в совершении которого обвиняется Ракунов Г.Л., а именно: о наличии у <данные изъяты> реальной финансовой возможности своевременно перечислить НДФЛ в размере ... рублей, о преследовании Ракуновым Г.Л. личных интересов в связи с неисполнением обязанностей налогового агента, об умышленном характере его действий, обусловленным стремлением к распоряжению денежными средствами предприятия, увеличением собственного пая, об экономии средств предприятия, увеличении собственного заработка.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции пришел к правильным выводам о том, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 199.1 УК РФ, может быть физическое лицо, имеющее статус индивидуального предпринимателя, а также лицо, на которое в соответствии с его должностным или служебным положением возложена обязанность по исчислению, удержанию или перечислению налогов (руководитель или главный (старший) бухгалтер организации, иной сотрудник организации, специально уполномоченный на совершение таких действий, либо лицо, фактически выполняющее обязанности руководителя или главного (старшего) бухгалтера).

Преступление является оконченным с момента неперечисления налоговым агентом в личных интересах в порядке и сроки, установленные налоговым законодательством, в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд) сумм налогов и (или) сборов в крупном или особо крупном размере, которые он должен был исчислить и удержать у налогоплательщика.

Личный интерес как мотив преступления может выражаться в стремлении извлечь выгоду имущественного, а также неимущественного характера, обусловленную такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т.п.

В силу этого неисполнение налоговым агентом обязанностей по правильному и своевременному исчислению, удержанию и перечислению в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующих налогов, предусмотренных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, не связанное с личными интересами, состава преступления, предусмотренного ст.199.1 УК РФ, не образует и в тех случаях, когда такие действия были совершены им в крупном или особо крупном размере.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что доводы обвинения о том, что личные интересы Ракунова Г.Л. выражались в его намерении остаться в занимаемой должности генерального директора «общества» максимально долгое время и пользоваться своими полномочиями по распоряжению имуществом и финансовыми средствами, а также получать заработную плату, премиальные и другие выплаты по должности генерального директора, завоевать престиж, авторитет и социальный статус, то есть достичь определенного социально-руководящего положения, связанного с признанием личности в сфере профессиональной и общественной деятельности, а также осуществить успешную карьеру, обеспечивающую материальные блага; сэкономить на оплате труда работников, путем уклонения от уплаты налогов, исчисленных из оплаты труда - не подтверждаются исследованными судом доказательствами.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно отметил, что доводы обвинения о том, что «Ракунов Г.Л. извлек из нарушения задолженности по уплате НДФЛ в сумме ... рублей – для себя какие-либо конкретные выгоды имущественного характера, либо неимущественного характера являются несостоятельными, поскольку Ракунов Г.Л. являясь пенсионером по старости, имел основное постоянное место работы в <адрес>, фиксированный размер оплаты труда, не находятся в прямой зависимости от дохода предприятия, был назначен на должность по инициативе и решению совета директоров и будучи им подконтролен».

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции исследовав все доказательства в их совокупности пришел к правильному выводу о том, что доказательств получения Ракуновым Г.Л. прибыли, выгод имущественного и неимущественного характера в связи с занимаемой должностью генерального директора <данные изъяты> в условиях наличия у общества задолженности по уплате НДФЛ в сумме ... рублей стороной обвинения суду не представлено.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что доводы обвинения о том, что Ракунов Г.Л. имел реальную возможность своевременно перечислить в бюджет налог на доходы физических лиц в полном объеме и умышленно в личных интересах не исполнял обязанность налогового агента в период времени с 12.10.2010 года по 12.10.2012 года в сумме <данные изъяты> рублей не подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами.

Судебная коллегия считает, что доводы автора апелляционного представления с дополнениями, о наличии у Ракунова Г.Л. мотива личной заинтересованности и желании приукрасить перед учредителем его финансово - производственное положение, создать видимость успешной деятельности и компетентность в руководстве как с целью остаться в занимаемой должности, пользоваться своими полномочиями по распоряжению имуществом и финансовыми средствами, получать заработную плату и другие выплаты по должности, завоевать престиж, авторитет и социальный статус, то есть достичь определенного социально-руководящего положения, связанного с признанием личности в сфере профессиональной и общественной деятельности - основаны на предположениях.

В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Наличие неустранимых сомнений в исследованных доказательствах, суд первой инстанции исходя из принципа презумпции невиновности, закрепленного в ст. 49 Конституции Российской Федерации и в ст. 14 УПК РФ, правильно истолковал в пользу подсудимого Ракунова Г.Л.

Судебная коллегия считает, что в доказательствах, исследованных в судебном заседании не содержится существенных противоречий, которые бы могли повлиять на законность и обоснованность итогового решения по делу.

Суд апелляционной инстанции не может согласиться с доводами апелляционного представления с дополнениями о том, что суд не дал в приговоре оценки исследованным в судебном заседании доказательствам, не привел в приговоре мотивы, по которым отверг доказательства, положенные в основу обвинения.

Таким образом суд апелляционной инстанции считает, что все приведенные выше доводы, изложенные государственным обвинителем Скрыльниковой Е.В. в апелляционном представлении с дополнениями к нему судом первой инстанции проверялись, получили надлежащую оценку в приговоре. Они обоснованно были признаны судом первой инстанции несостоятельными.

Судебная коллегия отмечает, что при рассмотрении уголовного дела в соответствии с положениями ст. 15 УПК РФ, суд первой инстанции создал сторонам все необходимые условия для участия в исследовании обстоятельств дела и обосновании своих позиций. Все представленные суду доказательства были исследованы, а заявленные сторонами ходатайства - рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Каких-либо данных об отказе стороне в исследовании допустимых доказательств, имеющих существенное значение для исхода дела, или необоснованного исключения их из разбирательства, не имеется.

Ходатайства, заявленные сторонами в ходе судебного разбирательства, судом разрешены в соответствии с требованиями закона, по ним судом приняты решения с учетом положений ст. ст. 73, 252 УПК РФ, каких-либо сведений о нарушении принципов равенства и состязательности сторон, предвзятом отношении председательствующего к той или иной стороне протокол судебного заседания не содержит.

Материалы дела не содержат фактов, свидетельствующих о том, что государственный обвинитель был ограничены в праве представлять доказательства вины подсудимого. Не приведены такие доводы и в апелляционном представлении.

Противоречий в выводах суда относительно оценки доказательств, которые бы поставили под сомнение обоснованность оправдательного приговора, не имеется. Утверждения государственного обвинителя в апелляционном представлении с дополнениями о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, судебная коллегия признает необоснованными.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции тщательно оценив и сопоставив исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности пришел к правильному выводу о том, что в действиях Ракунова Г.Л. отсутствует состав преступления, предусмотренного частью 1 статьи 199.1 УК РФ (с учетом положений пункта 21 статьи 1 Федерального закона от 03.07.2016 N 325-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации", изложившей в новой редакции пункт 1 примечаний к статье 199 УК РФ), поскольку судом достоверно установлено, что неисполнение Ракуновым Г.Л. в период с 12.10.2010 года по 12.10.2012 года в должности генерального директора <данные изъяты> обязанности налогового агента по правильному и своевременному перечислению в бюджет налога на доходы физических лиц в размере ...рублей, не было связано с личными интересами Ракунова Г.Л.- о чем мотивированно изложено в приговоре.

Суд апелляционной инстанции считает, что существенных нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона, при расследовании уголовного дела и его рассмотрении судом, допущено не было. Неуказание судом в приговоре на основание оправдания, предусмотренные ст. 24 УПК РФ на законность оправдательного приговора не влияет, так как в резолютивной части приговора указано, что Ракунов Г.Л. оправдан по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ за отсутствием в его действиях состава указанного преступления.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о лишении или ограничении гарантированных УПК РФ прав участников судопроизводства, несоблюдении процедуры судопроизводства или иных обстоятельств, которые повлияли либо могли повлиять на постановление законного и справедливого приговора, при рассмотрении дела в апелляционном порядке также не выявлено.

По мнению суда апелляционной инстанции, приговор является законным, обоснованным и мотивированным, отвечающим требованиям ст. 302 - 306 УПК РФ, а оснований для отмены оправдательного приговора и направления дела на новое судебное разбирательство по доводам, изложенным в апелляционном представлении с дополнениями, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Заокского районного суда Тульской области от 27 июля 2016 года в отношении Ракунова Г.Л. оставить без изменения, а апелляционное представление с дополнениями к нему государственного обвинителя Скрыльковой Е.В. – без удовлетворения.

Данное апелляционное определение может быть обжаловано в кассационную инстанцию Тульского областного суда в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
Формула защиты
Мы в соцсетях