Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Неуплата налогов не является положительным результатом работы, в связи с чем утверждение о наличии личного интереса в карьеристских целях безосновательно. Апелляционное постановление суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 08.12.2016 № 22-1074/16

Судебная коллегия по уголовным делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа в составе: председательствующего судьи Белоуса К.В., судей Калинкина С.В. и Трумма А.Р., при секретаре Умниковой Е.А., рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя С. на приговор Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 28 октября 2016 года, по которому К.1, родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, не судимый, оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199.1 УК РФ в связи с отсутствием в его деянии состава указанного преступления.

Приговором разрешен вопрос о мере пресечения, вещественных доказательствах, снят арест с автомобиля, принадлежащего оправданному, за К.1 признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Белоуса К.В., изложившего содержание приговора и доводы апелляционного представления, выступления прокурора Х., поддержавшей доводы представления, мнение оправданного, а также его защитника П.об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

К.1 оправдан по обвинению в том, что в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, работая в должности директора муниципального предприятия «Салехардремстрой» муниципального образования город Салехард, уклонялся от исполнения возложенных на возглавляемую им организацию обязанностей налогового агента по перечислению исчисленного и удержанного у сотрудников данной организации налога на доходы физических лиц (НДФЛ), в результате чего в бюджетную систему РФ не поступили денежные средства - <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек, что составляет 72, 6 % от общей суммы данного вида налога, и соответствует особо крупному размеру.

В ходе судебного заседания К.1 виновным себя не признавал.

Оправдывая К.1 суд указал об отсутствии доказательств личного интереса в уклонении от исполнения обязанностей налогового агента.

В апелляционном представлении государственный обвинитель С. просит приговор в отношении К.1 отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд. Считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Ссылаясь на разъяснения Верховного Суда РФ, автор представления не согласен с выводами об отсутствии у К.1 личного интереса. Считает, что К.1 был лично заинтересован в неперечислении налога, поскольку желал избежать привлечения к дисциплинарной ответственности и дальнейшего увольнения, что лишило бы его премиальных выплат и заработной платы. С этой целью он создавал видимость успешной работы перед администрацией г. Салехарда, от которой он находился в зависимом положении.

Ссылается на показания главы администрации МО г. Салехард К.2 сообщавшего, что в случае ненадлежащего выполнения производственных функций К.1 мог быть привлечён к дисциплинарной ответственности и уволен. Государственный обвинитель считает, что личный интерес К.1 выразился в стремлении оставаться в занимаемой должности директора, для чего и создавал видимость успешной работы.

Из трудовых договоров, заключенных с К.1, следует, что заработная плата директора МП «Салехардремстрой» состоит, в числе прочего, из вознаграждения, выплачиваемого по результатам финансово-хозяйственной деятельности предприятия по итогам работы за квартал. В соответствии с п. 4.4. дополнительного соглашения к трудовому договору от 24 декабря 2013 года, указанное вознаграждение, а также ежемесячная премия не выплачиваются, либо выплачиваются в меньшем размере в случае ухудшения технико-экономических и финансовых показателей предприятия.

Не перечисляя НДФЛ, К.1 «не допускал убыточности предприятия», в связи с чем стабильно получал вознаграждение и ежемесячную премию.

Заработная плата К.1 выплачивается из фонда оплаты труда, увеличение которого производилось в том числе и за счет не уплаты НДФЛ, что также позволяло К.1 получать стабильно заработную плату.

Считает надуманными выводы суда о том, что целью противоправной деятельности К.1 являлось увеличение оборотных средств муниципального предприятия и обеспечение его нормальной работы, выполнение социально-ориентированных функций. Ссылается на заключение эксперта № 27 от 29 июля 2016 года, в соответствии с которым в период с 12 марта 2013 года по 14 сентября 2015 года на расчётные счета МП «Салехардремстрой» поступили денежные средства в сумме <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек, из них <данные изъяты> <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек направлено на выплату заработной платы работникам, <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копейка - на расчёты с поставщиками и подрядчиками, <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек - оплата за обеспечение заявок и контрактов, за участие в торгах.

Таким образом, сумма НДФЛ, удержанного из заработной платы, не играла значительной роли для выполнения социально-ориентированных функций предприятия, поскольку, она более чем в 9 раз меньше суммы, направленной К.1 на хозяйственную деятельность, то есть, в случае перечисления удержанного налога на доходы физических лиц в бюджет, МП «Салехардремстрой» имело реальную возможность выполнять социально-ориентированные функции. К.1 направлял имеющиеся в распоряжении денежные средства, образовавшиеся в результате удержания НДФЛ, на расчёты с поставщиками и подрядчиками, на погашение долгов по кредитным договорам, не желая улучшать финансовые показатели предприятия законными способами.

Кроме того, судом правильно установлено, что К.1 имел возможность изыскать ресурсы для перечисления в бюджет удерживаемого у сотрудников налога на доходы физических лиц, подробно мотивировав данный вывод.

Полагает, что, принимая решение не перечислять налог, К.1 действовал не по мотиву преданности своему делу и необходимости выполнения социально-ориентированных функций, а стремился улучшить технико-экономические и финансовые показатели предприятия, что гарантировало ему сохранение занимаемой должности и получение соответствующего денежного вознаграждения.

Не согласен с выводом суда о том, что К.1 не пытался приукрасить реального положения вещей и не создавал видимости успешной работы, поскольку, предоставлял в администрацию города отчёты с расшифровкой кредиторской задолженности. Наличие кредиторской задолженности не сказывалось на прибыльности работы предприятия, в связи с чем не оценивалось администрацией города с отрицательной стороны, о чём свидетельствует продление срока полномочий К.1 в должности директора данного предприятия.

Бывший главный бухгалтер МП «Салехардремстрой» А. пояснила, что выплата работникам предприятия премий зависела от результатов финансово-хозяйственной деятельности предприятия. Между тем, в то время, как МП «Салехардремстрой» являлось убыточным предприятием и не осуществляло перечисление НДФЛ, работники по распоряжению К.1 стабильно получали премии. Данными действиями К.1 формировал видимость успешного руководителя среди работников, что последние и подтвердили в судебном заседании.

Считает, что выводы, к которым пришёл суд первой инстанции, не подтверждаются исследованными доказательствами, содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о невиновности оправданного и на правильность применения уголовного закона.

Просит приговор отменить ввиду не соответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, передать дело на новое рассмотрение в тот же суд на новое разбирательство со стадии подготовки к судебному заседанию.

В возражениях на апелляционное представление оправданный К.1 и защитник П. полагают доводы апелляционного представления безосновательными, просят приговор оставить без изменения, представление - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и возражений на него, судебная коллегия не находит оснований для отмены либо изменения приговора по доводам апелляционного представления.

Суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела на основе объективной оценки совокупности исследованных в судебном разбирательстве дела доказательств, содержание и подробный анализ которых приведены в приговоре.

В полном соответствии с представленными доказательствами, судом сделан верный вывод о том, что в инкриминируемый период МП «Салехардремстрой» не исполнило обязанности налогового агента по перечислению исчисленного и удержанного у сотрудников данной организации налога на доходы физических лиц на общую сумму 49 657 413 рублей 29 копеек.

Также судом обоснованно указано о том, что наступление данных последствий произошло в результате действий К.1 единолично руководившего в 2013-2015 годах деятельностью МП «Салехардремстрой».

Указанный вывод подробно изложен в приговоре, полностью соответствует доказательствам, представленным как стороной обвинения, так и стороной защиты. Вывод не оспаривается оправданным, и не противоречит доводам апелляционного представления.

Вместе с этим, судебная коллегия находит обоснованным вывод о том, что по делу не установлено личного интереса К.1 в допущенном неисполнении руководимой им организацией обязанностей налогового агента.

Судом дана оценка показаниям главного бухгалтера А., а также заключению эксперта № 27 от 29 июля 2016 года, (на которое ссылается автор апелляционного представления), которые согласуются между собой, и из которых следует, что уже в 2013 году финансовое положение МП «Салехардремстрой» уже было сложным, имелись задолженности как по налогам, так и перед поставщиками. В дальнейший период, несмотря на проведенную оптимизацию расходов, в том числе и сокращение числа работников, финансовая ситуация улучшилась, но не стала кардинально другой - оборотных средств на покрытие всех расходов также не хватало. Именно в связи с этим оплата удержанного у работников НДФЛ производилась по остаточному принципу - оплачивалась не вся удержанная у работников сумма, а лишь оставшаяся после выплаты средств на другие потребности - перечисления работникам предприятия заработной платы и иных обязательных платежей, выплат страховых сборов, расчётов с поставщиками и подрядчиками, производства оплаты по исполнительным листам.

Указанное не опровергается доводами апелляционного представления. Ссылка автора представления на то, что сумма неуплаченного НДФЛ значительно меньше общего объёма денежных средств, задействованного в обороте МП «Салехардремстрой», не является доводом, опровергающим обоснованность оправдания К.1. Судом первой инстанции обосновано указано, что в условиях, когда доходы предприятия были меньше его расходов, руководителю предприятия приходилось принимать решение о том, на какие цели потратить имеющееся средства, а какие оставить без оплаты. Так же по делу верно установлено, что, принимая решение не уплачивать исчисленный и удержанный налог на доходы физических лиц, К.1 нарушал требования налогового законодательства. Однако уголовная ответственность за такие действия не может наступить, когда они совершены не в личных интересах, а в каких-либо других. При этом отсутствие уголовной ответственности руководителя не снимает с организации обязанности налогового агента, в том числе и по уплате образовавшейся задолженности, а также возможных «санкционных» сборов, связанных с несвоевременным перечислением НДФЛ - пени, штрафы и т.д.

Как обоснованно указал суд первой инстанции, совершённое К.1 деяние по неисполнению обязанностей налогового агента обуславливалось исполнением обычной естественной функции руководителя предприятия, действующего в целях повышения эффективности его деятельности. Утверждение государственного обвинителя о том, что наличие кредиторской задолженности не сказывалось на прибыльности работы предприятия, противоречит здравому смыслу.

Довод государственного обвинителя о том, что, повышая эффективность деятельности МП «Салехардремстрой», К.1 повышал свой авторитет руководителя как перед работниками предприятия, выплачивая им заработную плату, так и перед учредителем - администрацией г. Салехарда, показывая себя эффективным менеджером и создавая впечатление благополучной финансовой ситуации, и именно в связи с этим К.1 не надлежащим образом исполнял обязанности налогового агента - также нельзя признать обоснованным.

Выплачивая заработную плату работникам предприятия, К.1 лишь выполнял обязанность работодателя перед своими работниками, что урегулировано трудовыми правоотношениями, и не является личным интересом К.1. Утверждение о том, что заработная плата выплачивается в целях увеличения авторитета руководителя, является надуманным.

Как верно установлено судом первой инстанции, К.1 не создавал впечатление благополучной финансовой ситуации в предприятии, не скрывал реального положения вещей, ежеквартально направлял учредителю - администрации г. Салехарда - финансовые отчёты, с отражением наличия кредиторской задолженности, в том числе и по налогам.

При этом, неуплата каких-либо видов налогов не может расцениваться как положительный результат работы руководителя, в связи с чем утверждение о наличии личного интереса в карьеристских целях, является также безосновательным. Получение осужденным заработной платы и поощрительных выплат также является вопросом его трудовых отношений, подразумевающих оплату проделанной работы, а также оценку представителями учредителя результатов его деятельности на основании всей совокупности сведений о проделанной работе и результатов деятельности предприятия. По настоящему делу не имеется данных о том, что производство данных выплат было каким-либо образом связано с неисполнением обязанностей налогового агента.

Судом подробно мотивировано в приговоре отсутствие у К.1 личного интереса в неисполнении обязанности налогового агента. Обоснованность данного вывода не вызывает сомнений у судебной коллегии.

Согласно ст. 8 УК РФ, основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации. Поскольку обязательным признаком инкриминируемого преступного деяния является личный интерес, вывод суда об оправдании К.1 в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199.1 УК РФ, является верным, основанным на правильном применении уголовного закона.

Из протокола судебного заседания и содержания приговора следует, что судом не допущено каких-либо действий, которые бы свидетельствовали о предвзятости суда, его заинтересованности в исходе дела либо необъективности при оценке доказательств. Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по данному делу не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.24, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 28 октября 2016 года в отношении К.1 оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя С. - без удовлетворения.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты