Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Подписанные именно директором распорядительные письма о перечислении средств минуя счет предприятия в сумме не образует установленный для уголовного преследования размер. Апелляционное постановление Алтайского краевого суда от 19.02.2015 №22-669/15

Судья судебной коллегии по уголовным делам Алтайского краевого суда Мишина Е.В., при секретаре Соболевой О.Е., с участием прокурора Шаламовой И.В., адвоката Смирнова Н.А., оправданного З-ва Е.И., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению заместителя прокурора Центрального района г. Барнаула Воскубенко Н.В. на приговор Индустриального районного суда г. Барнаула Алтайского края от 03 декабря 2014 года, которым З-в Е. И., ДД.ММ.ГГ года рождения, уроженец <адрес>, <данные изъяты>, оправдан на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ.

Меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении постановлено отменить.

Разъяснено З-ву Е.И. право на реабилитацию, включающее в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах, причиненных в результате уголовного преследования.

Решена судьба вещественных доказательств.

Доложив содержание приговора суда первой инстанции, существо апелляционного представления, выслушав прокурора Шаламову И.В., поддержавшую доводы апелляционного представления и просившую об отмене приговора; оправданного З-ва Е.И. и адвоката Смирнова Н.А., просивших приговор оставить без изменения, как законный и обоснованный; судья

УСТАНОВИЛ:

Органом предварительного следствия З-в Е.И. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, при следующих обстоятельствах:

Общество с ограниченной ответственностью «А.» (далее по тексту – ООО «А.») учреждено и зарегистрировано ДД.ММ.ГГ по адресу: <адрес>, и состоит на налоговом учете в Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы России <данные изъяты>, расположенной по адресу: <адрес>. ООО «А.» присвоен идентификационный номер налогоплательщика (ИНН) ***.

Решением *** единственного учредителя (участника) ООО «А.» от ДД.ММ.ГГ З-в Е.И. назначен на должность Генерального директора ООО «А.» с ДД.ММ.ГГ на неопределенный срок. Являясь генеральным директором ООО «А.», З-в Е.И., согласно п. *** Устава ООО «А.», был уполномочен без доверенности от имени данного Общества представлять его интересы и совершать сделки во всех органах, учреждениях и организациях, самостоятельно распоряжаться имуществом ООО в пределах, установленных участником, Уставом и действующим законодательством, включая финансовые средства, совершать любого рода сделки и иные действия, имеющие юридическое значение, выдавать доверенности, открывать в учреждениях банков счета ООО «А.», организовывать бухгалтерский учет и отчетность Общества, а также принимать решения по другим вопросам, связанным с деятельностью ООО «А.». В соответствии с Федеральным законом «О бухгалтерском учете» на З-ва Е.И., как на руководителя организации, возлагалась ответственность за организацию бухгалтерского учета, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций и контроль за правильностью и своевременностью начисления и уплаты налогов и сборов ООО «А.».

ООО «А.», являясь организацией, на которую в соответствии с НК РФ, возложена обязанность уплачивать налоги и (или) сборы, в соответствии с п.п. 1 п. 1 ст. 23 НК РФ несло обязанность по уплате законно установленных налогов.

Так, по состоянию на ДД.ММ.ГГ ООО «А.» имело задолженность перед бюджетом и внебюджетными фондами по налогам и сборам в сумме <данные изъяты> руб.

В период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ задолженность ООО «А.» перед бюджетом и внебюджетными фондами по налогам и сбором возросла и составила <данные изъяты> руб. В связи с чем, межрайонной инспекцией ФНС России <данные изъяты> в адрес ООО «А.» были направлены требования об уплате недоимки по налогам и сборам, которые в добровольном порядке исполнены не были. Тогда межрайонной инспекцией ФНС России <данные изъяты>было принято решение о принудительном исполнении ООО «А.» обязанности по уплате налогов путем обращения взыскания на денежные средства налогоплательщика на счетах в банке.

Межрайонной инспекцией ФНС России <данные изъяты> были направлены инкассовые поручения на списание и перечисление в соответствующие бюджеты недоимки по налоговым платежам с расчетных счетов ООО «А.». Сумма неисполненных инкассовых поручений, выставленных межрайонной ИФНС России <данные изъяты> на бесспорное списание и перечисление денежных средств с расчетных счетов ООО «А.» в счет погашения задолженности по налогам и сборам, составила по состоянию на ДД.ММ.ГГ – <данные изъяты> руб.

Однако, у З-ва Е.И., не позднее ДД.ММ.ГГ, возник прямой преступный умысел, направленный на сокрытие денежных средств предприятия, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, в крупном размере.

Поскольку по инкассовым поручениям, направленным на расчетные счета ООО «А.», суммы налогов и сборов взысканы не были, решением налогового органа *** от ДД.ММ.ГГ действие указанный выше инкассовых поручений было приостановлено, имеющиеся материалы были приняты к исполнению службой Управления Федеральной службы судебных приставов по <данные изъяты>.

Службой судебных приставов (далее по тексту УФССП России по <данные изъяты>) на основании решения налогового органа *** от ДД.ММ.ГГвозбуждено сводное исполнительное производство №***. Предметом взыскания по указанному исполнительному производству, кроме прочего, явилась недоимка по налогам в сумме <данные изъяты> руб., в том числе ранее взыскиваемые суммы по решению налогового органа.

В связи с этим, сумма неисполненных инкассовых поручений, выставленных УФССП России по <данные изъяты> на бесспорное списание и перечисление денежных средств с расчетных счетов ООО «А.» в счет погашения задолженности по налогам и сборам (без учета пений и штрафов), составила по состоянию на ДД.ММ.ГГ – <данные изъяты>.

Таким образом, к ДД.ММ.ГГ межрайонной инспекцией ФНС России <данные изъяты> были приняты все, предусмотренные законодательством Российской Федерации, меры, направленные на обеспечение поступления недоимки ООО «А.» по налогам и сборам в бюджет.

Однако, в результате умышленных преступных действий Генерального директора ООО «А.» З-ва Е.И., направленных на сокрытие денежных средств организации, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, задолженность Общества по налоговым платежам перед бюджетом принятыми мерами в полном объеме погашена не была.

З-в Е.И., достоверно зная о направленных налоговым органом в адрес ООО «А.» требованиях об уплате налогов, о направленных на счета организации инкассовых поручениях, а также о решениях, принятых налоговым органом о взыскании налогов и сборов за счет имущества организации, осознавая, что при поступлении денежных средств на расчетные счета ООО «А.», последние будут автоматически перечисляться банковским учреждением на уплату задолженности по налогам и сборам в бюджет, не желая погашать недоимку организации по налогам и сборам, в целях воспрепятствования взысканию налогов и сборов за счет денежных средств, находящихся на счете ООО «А.», решил сокрыть денежные средства от принудительного взыскания.

Осуществляя свой преступный умысел, направленный на сокрытие денежных средств организации, за счет которых должно быть в порядке ст. 46 НК РФ произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, в нарушение Федерального закона «О бухгалтерском учете» от 21 ноября 1996 года № 129-ФЗ и ст.ст. 23, 45 НК РФ, используя свои полномочия руководителя по распоряжению денежными средствами ООО «А.», незаконно, в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ в адрес дебиторов направлял распорядительные письма о перечислении денежных средств в счет погашения задолженности перед ООО «А.» на расчетные счета третьих лиц (кредиторов), минуя расчетный счет ООО «А.».

Реализуя свой прямой преступный умысел З-в Е.И. в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ, находясь в помещении офиса ООО «А.», расположенного по адресу: <адрес>, осознавая противоправный характер своих действий, давал устные распоряжения и указания, которые являлись обязательными для исполнения, работникам бухгалтерии ООО «А.» о направлении в адрес контрагентов-дебиторов ООО «А.» распорядительных писем с просьбой перечислять денежные средства с расчетного счета предприятия на расчетные счета контрагентов-кредиторов ООО «А.», минуя расчетные счета ООО «А.». Указанные письма принимались контрагентами к исполнению и на их основании контрагенты перечисляли денежные средства на счета организаций, указанных в письмах, минуя расчетные счета ООО «А.».

Всего, согласно распорядительных писем, составленных по устному указанию Генерального директора ООО «А.» З-ва Е.И. и направленных в адрес контрагентов-дебиторов на расчетные счета контрагентов-кредиторов, минуя расчетные счета ООО «А.» в банках, в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ, было перечислено <данные изъяты> руб.

Таким образом, в период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ З-в Е.И., имея реальную возможность погашения недоимки по налогам и сборам за счет дебиторской задолженности, сокрыл денежные средства ООО «А.» в сумме <данные изъяты>., за счет которых в порядке, предусмотренном ст. 46 НК РФ, должно было быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам (которая на ДД.ММ.ГГ составила <данные изъяты> руб.), что превышает 1 500 000 руб. и является крупным размером.

Действия З-ва Е.И. органом предварительного следствия квалифицированы по ст. 199.2 УК РФ как сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, совершенное руководителем организации в крупном размере.

В судебном заседании З-в Е.И. виновным себя не признал.

Приговором суда З-в Е.И. по предъявленному ему обвинению оправдан, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. В обоснование оправдания суд указал на несоблюдение процедуры возбуждения уголовного дела по налоговому преступлению, а потому и на недопустимость полученных в ходе предварительного расследования доказательств. Также суд пришел к выводу о том, что З-в Е.И. являлся лишь формальным руководителем ООО «А.», а потому не является субъектом инкриминированного ему преступления; обвинялся в сокрытии имущества, на которое не могло быть обращено взыскание по налогам и сборам; сумма денежных средств по распорядительным письмам, подписанным З-вым Е.И., перечисленным на счета третьих лиц составила <данные изъяты> руб., что меньше установленного законодателем минимума в 1 500 000 рублей и не образует крупного размера, предусмотренного за указанное преступление; органами следствия достоверно не установлено, каков был размер дебиторской задолженности и имелась ли таковая вообще.

В апелляционном представлении заместитель прокурора <адрес> просит приговор суда в отношении З-ва Е.И. отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе. Полагает, что оправдательный приговор является незаконным, необоснованным и подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, что повлекло незаконное и необоснованное оправдание.

Указывает, что вопреки выводам суда, из показаний свидетелей К., Ю., М., К.1, Л. следует, что З-в Е.И. являлся не только формальным, но и фактическим руководителем ООО «А.», им отдавались распоряжения относительно финансово-хозяйственной деятельности организации, которые были обязательны для перечисленных свидетелей. Оспариваемый вывод суда фактически основан лишь на показаниях свидетеля Б., которые являются противоречивыми, и судом, в нарушение ст. 305 УПК РФ, не дана оценка показаниям данного свидетеля на следствии.

Также не соглашается с выводом суда о том, что З-в Е.И. не является субъектом инкриминируемого преступления ввиду отсутствия сведений о его переназначении на должность Генерального директора ООО «А.», при этом ссылается на материалы дела и показания свидетелей – сотрудников ООО «А.», согласно которым, З-в Е.И. выполнял функции руководителя организации, отдавал распоряжения относительно финансово-хозяйственной деятельности Общества, обязательные для подчиненных, имел право подписи, печать организации, представлял Общество в налоговых органах, открывал счета в банках в период, инкриминируемый ему органами следствия, следовательно являлся руководителем организации, а соответственно и субъектом преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ.

Полагает, что вывод суда о том, что З-в Е.И. обвинялся в сокрытии имущества, которое не предусмотрено ст. 47 НК РФ, не соответствует материалам дела, смыслу уголовного закона, сложившейся судебной практике. З-в Е.И. обвинялся органами следствия в сокрытии именно денежных средств, которые должны были поступить на счета ООО «А.» и автоматически списаться в счет погашения задолженности по налогам и сборам, но в результате преступных действий З-ва Е.И., были проведены в обход счетов организации.

Также указывает, что при возбуждении уголовного дела нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих признание постановления о возбуждении уголовного дела незаконным, не допущено. Оперативно-розыскные мероприятия, рассекреченные в установленном законом порядке и представленные органу следствия для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, были проведены до вступления в законную силу ФЗ «О полиции», на который ссылается суд в обоснование своих выводов. На момент возбуждения уголовного дела ДД.ММ.ГГ и проведения доследственной проверки, часть 1 ст. 140 УПК РФ не предусматривала в качестве обязательного повода для возбуждения уголовного дела о налоговом преступлении материалов, направленных налоговым органом в соответствии с законодательством о налогах и сборах. С учетом изложенного, вывод суда о незаконности постановления о возбуждении уголовного дела и недопустимости всех полученных в ходе предварительного расследования доказательств, является необоснованным.

Полагает необоснованным вывод суда, что общая сумма платежей, которая была произведена ООО «Б.» за ООО «А.» по письмам, подписанным З-вым Е.И. составляет <данные изъяты> рублей, что меньше установленного законодателем минимума и исключает уголовную ответственность. Так, допрошенные в ходе следствия свидетели К., К.1, Ю.1, Л. утверждали, что подписывали по указанию З-ва Е.И. письма от его имени, когда его не было на месте, при этом все письма направлялись только по указанию З-ва Е.И., как руководителя организации. Эти показания согласуются друг с другом, оснований не доверять им не установлено, как не установлено и оснований для оговора свидетелями З-ва Е.И. Указания последнего, как руководителя ООО «А.» и непосредственного руководителя указанных свидетелей, являлись обязательными для исполнения. Согласно заключению комиссионной судебно-бухгалтерской экспертизы общая сумма оплаты, произведенная ООО «Б.» за ООО «А.» по всем письмам ООО «А.» за инкриминируемый период составила <данные изъяты> рублей, что превышает установленный законом размер, необходимый для наличия состава преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ.

Кроме того, выражает несогласие с выводом суда о том, что не установлено за счет каких средств – своих собственных или предназначавшихся в качестве расчета с ООО «А.», ООО «Б.» производило оплату с третьими лицами за ООО «А.». Полагает, что делая такой вывод, судом не дана оценка показаниям свидетеля Б. на предварительном следствии, согласно которым между ним и руководством ООО «А.» имелась договоренность о том, что ООО «Б.» будет осуществлять расчеты с ООО «Х.» путем перечисления денежных средств в адрес поставщиков ООО «А.»; данные платежи будут осуществляться за услуги и продукцию, поставленные ООО «А.» в адрес ООО «Б.»; денежные средства, предназначенные ООО «А.» перечислялись по реквизитам, указанным в письмах. Полагает, что вышеуказанные показания в совокупности с показаниями свидетелей С., А. о содержании данных писем и платежных поручений, которым также на дана оценка в приговоре судом, прямо указывают на то, что оправданный сокрыл денежные средства, которыми с ООО «А.» как с кредитором рассчиталось ООО «Б.».

Считает, что приговор, не содержит выводов о том, какие из показаний свидетелей Б., Ю.1, К.1, К., Л., которые давали показания на предварительном следствии и в судебных заседаниях, при наличии противоречий в них, приняты судом за основу, какие отвергнуты, не приведены мотивы принятия такого решения, что является существенный нарушением норм уголовно-процессуального закона.

Указывает, что допущенные судом вышеизложенные нарушения закона повлекли необоснованное оправдание З-ва Е.И.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, судья апелляционной инстанции принимает следующее решение.

В соответствии с ч.4 ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного заседания виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

В силу ч.2 ст. 302 УПК РФ оправдательный приговор постановляется, если не установлено событие преступления, подсудимый не причастен к совершению преступления, в деянии подсудимого отсутствует состав преступления.

Согласно ст.305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются существо предъявленного обвинения, обстоятельства, установленные судом, основания оправдания подсудимого и подтверждающие их доказательства, мотивы, по которым суд отвергает представленные стороной обвинения доказательства.

По настоящему делу данные требования закона судом соблюдены.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, характеризуется только прямым умыслом, что предполагает осознание лицом того, что он скрывает денежные средства или имущество, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, осознает их крупный характер и желает этого.

Способом совершения преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, являются, наряду с иными, расчеты с кредиторами путем договоренности руководителя организации и дачи им финансовых поручений дебиторам произвести оплату, минуя расчетный счет организации в банке, то есть непосредственно кредитору, что и инкриминировалось З-ву Е.И.

Последний органами предварительного расследования обвинялся в сокрытии денежных средств, являвшихся дебиторской задолженностью организации, за счет которых имелась возможность погашения недоимки по налогам и сборам. Исходя из смысла и содержания обвинения дебитором ООО «А.» в инкриминируемый З-ву Е.И. период являлось ООО «Б.». Однако, вопреки доводам апелляционного представления, как верно указано судом первой инстанции, объективных доказательств того, что денежные средства, перечисленные ООО «Б.» на счета организаций-кредиторов ООО «А.» являются именно дебиторской задолженностью последнего, суду не представлено. Из показаний специалистов А. и С., данных в судебном заседании и подробно приведенных в приговоре, следует, что платежные поручения и распорядительные письма такими доказательствами не являются. Первичная бухгалтерская документация в материалах дела отсутствует, в ходе предварительного и судебного следствия получить ее не представилось возможным, а из имеющихся бухгалтерских документов, иных материалов уголовного дела, невозможно определить являлось ли в инкриминируемый З-ву Е.И. период ООО «Б.» дебитором по отношению к ООО «А.» или нет. Об этом же свидетельствует заключение судебной бухгалтерской экспертизы *** от ДД.ММ.ГГ года. Из показаний З-ва Е.И., а также свидетелей Ю.1, К., иных материалов следует, что в указанный период времени в ООО «А.» было тяжелое финансовое положение, организация была зависима от ООО «Б.» и являлось должником последнего. На эти обстоятельства, оценив приведенные доказательства в их совокупности, суд справедливо сослался в приговоре, обосновывая основания оправдывая З-ва Е.И. и трактуя все сомнения в виновности в пользу последнего.

При таких обстоятельствах, ссылка в апелляционном представлении на показания свидетеля Б., данные в ходе предварительного расследования, показания свидетелей С. и А. о содержании писем и платежных поручений, свидетельствующих, по мнению автора представления, о том, что ООО «Б.», перечисляя денежные средства на счета иных организаций, рассчиталось с ООО «А.» как с кредитором, является несостоятельной.

Вместе с тем, обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, является крупный размер сокрытых денежных средств или имущества, которым согласно примечанию к ст. 169 УК РФ признается сумма денежных средств или стоимость имущества, превышающая 1500000 рублей.

При этом из показаний З-ва Е.И. в судебном заседании следует, что в инкриминируемый ему период у ООО «А.», где он являлся генеральным директором, не было ни денег, ни имущества для уплаты недоимки по налогам и сборам. По состоянию на ДД.ММ.ГГ г. ООО «А.» постоянно являлось должником ООО «Б.». Поскольку ООО «Б.» было заинтересовано в функционировании ООО «А.», для поддержания деятельности предприятия стали практиковать написание писем в адрес ООО «Б.» с просьбой об оплате счетов предприятий-кредиторов. Он действительно давал указания сотрудникам бухгалтерии своего предприятия о написании писем в ООО «Б.» с просьбой оплатить счета, и подписывал эти письма, но не все из тех, которые указаны в обвинении. Он согласен только с теми письмами, подписи в которых подтверждены заключением почерковедческой экспертизы. Настаивает на том, что не давал поручений сотрудникам бухгалтерии подписывать письма от его имени. О существовании иных писем, которые он не подписывал, он не знал. Среди писем и платёжных поручений, вменённых ему в вину, имеется <данные изъяты> платежных поручений, оплаченных ООО «Б.» за ООО «Х.», а это совсем иная организация, а также платежи, произведенные ООО «Б.» за ООО «И.» и ООО «С.», к которым он никакого отношения не имеет. Вместе с тем факт направления писем с предложением оплаты за ООО «А.» не подтверждает сам платёж, необходимо наличие платежного документа.

Эти показания З-ва Е.И. не противоречат показаниям свидетеля Б. – руководителя ООО «Б.», пояснившего о том, что вопросы по оплате счетов за ООО «А.» он решал с его учредителем и собственником М. Показания Б. в указанной части согласуются с показаниями свидетеля Ю.1 Вместе с тем, свидетели Ю.1 и К.1, пояснили о том, что наряду с З-вым Е.И. распоряжения о написании писем давали и главный бухгалтер - К. или Л. в соответствующий период пребывания в этой должности. Последние, в свою очередь, наряду с Ю.1 и К.1, указали, что подписывал распорядительные письма, как непосредственно З-в Е.И., так и работники бухгалтерии. Оснований не доверять показаниям указанных свидетелей, у судьи апелляционной инстанции, как и у суда первой инстанции, не имеется. При этом кто именно подписывал письма от имени З-ва Е.И., в каком объеме, в отношении каких конкретно контрагентов и на какие суммы никто из перечисленных свидетелей пояснить не смог.

Вместе с тем, эти показания согласуются с имеющимися в материалах дела письменными доказательствами - распорядительными письмами, заключениями экспертов.

Так, согласно заключения почерковедческой судебной экспертизы *** от ДД.ММ.ГГ г., подписи от имени З-ва Е.И. в письмах ООО «А.» в адрес ООО «Б.» в <данные изъяты> случае выполнены З-вым Е.И., в <данные изъяты> случаях выполнены не З-вым Е.И., а другим лицом (лицами).

А из заключения комиссионной судебной бухгалтерской экспертизы *** от ДД.ММ.ГГ г., следует, что:

- сумма денежных средств, перечисленных ООО «Б.» по письмам ООО «А.» на счета третьих лиц за период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ г., согласно представленным документам, составляет <данные изъяты> рублей;

- письма ООО «А.» в адрес ООО «Б.» для оплаты третьим лицам за период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ направлены на общую сумму <данные изъяты>рублей;

- общая сумма оплаты была произведена ООО «Б.» за ООО «А.» по письмам ООО «А.» за период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ г., согласно представленным документам, в размере <данные изъяты> рублей;

- общая сумма платежей была произведена ООО «Б.» за ООО «А.» по письмам, подписанным З-вым Е.И., согласно заключению почерковедческой экспертизы, за период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ в размере <данные изъяты> рублей;

- общая сумма оплаты была произведена иными организациями ООО «Х.» за ООО «А.» третьим лицам по письмам (договорам, соглашениям) ООО «А.» за период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ в размере <данные изъяты> рублей. При этом согласно настоящего заключения сумма в размере <данные изъяты>рублей установлена на основании имеющихся в деле платежных поручений, не основанных на письмах, подписанных З-вым Е.И.

С учетом вышеприведенных доказательств, достоверно установленным и подтвержденным документально является факт осуществления платежей ООО «Б.» за ООО «А.» по письмам, подписанным З-вым Е.И., лишь на сумму <данные изъяты> рублей, что менее установленного законом крупного размера.

При этом, ссылка в апелляционном представлении на показания свидетелей – сотрудников бухгалтерии о подписании писем от имени З-ва Е.И. с его согласия и по его указанию, является необоснованной, поскольку последний отрицает этот факт, а объективными доказательствами в этой части показания свидетелей не подтверждены, они достоверно не свидетельствуют об осведомленности оправданного о наличии распорядительных писем на перечисление денежных средств в сумме большей, чем это установлено экспертными заключениями. В связи с чем суд обоснованно, как того требует ст.14 УПК РФ, все сомнения в виновности З-ва Е.И. истолковал в его пользу.

Вышеизложенные обстоятельства, как верно указано судом, свидетельствуют об отсутствии в действиях З-ва Е.И. состава инкриминируемого ему преступления. Обстоятельства, изложенные в обвинении, объективного подтверждения в ходе судебного разбирательства не нашли, совокупности доказательств, бесспорно свидетельствующих о его виновности, не имеется.

Выводы суда основаны на подробно исследованных в судебном заседании материалах дела, соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным судом, а потому доводы представления в этой части нельзя признать обоснованными.

Вместе с тем, вопреки доводам апелляционного представления, обжалуемый приговор соответствует требованиям ст. 305 УПК РФ, в приговоре отражено существо предъявленного обвинения, обстоятельства, установленные судом, подробно приведено содержание всех имеющихся доказательств, которым дан подробный анализ, приведены основания оправдания и мотивы принятия такого решения.

При этом, из содержания приговора следует, что фактически в его основу положены показания свидетеля Б. в судебном заседании, поскольку они в части отсутствия дебиторской задолженности ООО «Б.» перед ООО «А.» согласуются с иными исследованными доказательствами: показаниями свидетелей, специалистов, письменными доказательствами. Что касается показаний свидетелей Ю.1, К.1, К., Л., то их показания на предварительном следствии и в судебных заседаниях существенных противоречий, способных повлиять на правильность принимаемого решения, не содержат. Напротив, показания этих свидетелей на следствии и в судебных заседаниях взаимно дополняют друг друга, а имевшиеся противоречия устранены.

С учетом изложенного, в соответствии с положениями ст.49 Конституции РФ, ч.3 ст. 14 УПК РФ о том, что все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого, суд верно пришел к выводу об отсутствии в действиях З-ва Е.И. состава инкриминируемого преступления.

Доводы апелляционного представления о законности возбуждения уголовного дела, несогласии с выводом суда о том, что З-ва Е.И. не являлся фактическим руководителем, а соответственно и субъектом преступления, являются обоснованными, заслуживают внимания, однако при наличии указанных обстоятельств, на правильность принятого судом решения об оправдании З-ва Е.И. не влияют и безусловным основанием к отмене приговора не являются.

При таких обстоятельствах оснований для отмены приговора по доводам апелляционных представления не имеется.

Руководствуясь ст.389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судья апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Приговор Индустриального районного суда г. Барнаула Алтайского края от 03 декабря 2014 года в отношении З-ва Е. И. оставить без изменения, апелляционное представление - без удовлетворения.

Источник
По этому же делу Апелляционное постановление от 22.08.2013 
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты