Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Действия по обращению в ИФНС с заявлением о возмещении НДС, по которому принято решение о его возврате за фиктивные хозяйственные отношения, признаны мошенничеством. Апелляционное определение Архангельского областного суда от 13.10.2017 № 22-2723/17

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда в составе председательствующего Клочкова М.А., судей Хандусенко М.В. и Сека Ю.А., при секретаре Петрушиной Е.В., с участием прокурора Лапшина М.В., осужденного Вол-ва, защитника осужденного – адвоката Палкина А.В., представителя потерпевшего (гражданского истца) ФИО11 рассмотрела в судебном заседании 13 октября 2017 года в г.Архангельске апелляционное представление государственного обвинителя Сбродова Н.П., апелляционные жалобы осужденного Вол-в и адвоката Палкина А.В. на приговор Коряжемского городского суда Архангельской области от 17 августа 2017 года, которым Вол-в, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, несудимый, осужден:

- по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ (в редакции ФЗ от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ и ФЗ от 28 декабря 2013 года № 431-ФЗ) к штрафу в размере 450 000 рублей;

- по ч.3 ст.159 УК РФ (в редакции ФЗ от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ и ФЗ от 28 декабря 2013 года № 431-ФЗ) к штрафу в размере 400 000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание в виде штрафа в размере 750 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Сека Ю.А. по материалам дела, выступления осужденного Вол-в и адвоката Палкина А.В., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, представителя потерпевшего (гражданского истца) ФИО11, просившей оставить приговор без изменения, и прокурора Лапшина М.В., поддержавшего апелляционное представление, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Вол-в признан виновным в уклонении от уплаты налогов с организации в особо крупном размере путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, а также в хищении чужого имущества в крупном размере путем обмана, с использованием своего служебного положения.

Указанные преступления совершены в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционной жалобе осужденный Вол-в считает приговор незаконным, необоснованным ввиду существенного нарушения норм уголовного и уголовно-процессуального закона. Полагает, что указанные в обвинении взаимоотношения ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» уже являлись предметом рассмотрения арбитражного дела, и их реальность установлена решением Арбитражного суда Архангельской области от ДД.ММ.ГГГГ, где указано, что ООО «<данные изъяты>» осуществляло хозяйственную деятельность – имела необходимые материально-технические ресурсы, заключала договоры, нанимала работников, перечисляла налоги на доходы физических лиц, оказывала услуги ООО «<данные изъяты>», в подтверждение чего в материалах дела представлены доказательства осуществления такой деятельности, а именно: сведения по форме 2-НДФЛ, договоры по оказанию услуг, документы о наличии материально-технических ресурсов, земельных участков. Не согласен с данной судом оценкой показаниям свидетелей Свидетель №36, Свидетель №37, Свидетель №25, подтвердивших, как он полагает, реальность осуществления хозяйственной деятельности ООО «<данные изъяты>». 

Ставит под сомнение доказательства, представленные стороной обвинения, а именно: показания Свидетель №27, ставшего генеральным директором ООО «<данные изъяты>» с ДД.ММ.ГГГГ, и результаты почерковедческой экспертизы, показания работников указанного общества, которые работали по 2-3 месяца в исследуемый период. Считает, что доказательств, указывающих на совершение возглавляемой им организацией налоговых правонарушений в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, а также транзитности перечисления денежных средств от ООО «<данные изъяты>» в деле не имеется, поскольку, несмотря на отсутствие договоров займа, Свидетель №25 ему переводились деньги в счет исполнения заемных обязательств. Ссылается на Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 N 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления", показания директора ООО «<данные изъяты>» Свидетель №25 об уплате Обществом налогов и сборов и отсутствии претензий со стороны ФНС. 

Полагает, что утверждение налогового органа о перечислении ООО «<данные изъяты>» всех денежных средств, поступивших от него, на счета организаций и индивидуальных предпринимателей, фактических оказывавших услуги, ничем не подтверждено, а схема ухода от налогов, которая вменена ему, как и довод следствия о возврате денежных средств от контрагента ООО «<данные изъяты>» и их дальнейшим обналичивании, являются надуманными. Дает свою оценку показаниям свидетелей - работников ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>», полагая, что они не могли знать и видеть работников компании ООО «<данные изъяты>» на объектах, поскольку контроль за работами осуществлялся сотрудниками его общества Свидетель №4 и Свидетель №34, так же как и не могли своими силами и средствами без привлечения ООО «<данные изъяты>» выполнить значительный объем работ по переработке груза. Добросовестно полагая о наличии права на возврат НДС, указывает на отсутствие умысла на совершение преступлений. 

Анализирует работу компании ООО «<данные изъяты>», которая работала с 2006 года, являлась добросовестным налогоплательщиком, стабильно увеличивала финансовые обороты и расширяла границы своей деятельности, которая была завершена с момента вынесения налоговым органом решения об уплате недоимки в размере 20 млн. рублей. Считает обвинение, в котором не указано, в какие декларации внесены заведомо ложные сведения, когда они были изготовлены и кем представлены в ФНС, не конкретизированным, а следственные действия – допросы свидетелей, а также выемка и осмотр документов, проведенные сотрудниками полиции, получены с нарушениями норм уголовно-процессуального закона. Указывает о нахождении у него на иждивении престарелой матери, нуждающейся в уходе. Просит приговор отменить и вынести оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Палкин А.В. в интересах осужденного Вол-ва считает приговор незаконным и необоснованным, а выводы суда о доказанности вины в совершении вмененных осужденному преступлений – противоречивыми, не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, по мотивам и основаниям, аналогичным изложенным в жалобе Вол-ва. 

Ссылаясь на постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 N 55 "О судебном приговоре", считает, что суд вышел за рамки предъявленного обвинения, не мотивировал выводы о наличии прямого умысла в действиях осужденного. Указывает на отсутствие договоров между ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» в период с ДД.ММ.ГГГГ. Полагает, что суд первой инстанции незаконно изменил обвинение, указав о заключении Вол-вым с ООО «<данные изъяты>» договора №02-2009 от 14 января 2009 года, носящего формальный характер, расходы по исполнению которого незаконно отражались в налоговых декларациях, поскольку в обвинении ему вменялось заключение в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ фиктивных сделок с ООО «<данные изъяты>», которые, как установлено в суде, в указанный период не заключались. 

Утверждает, что первичные документы и счета-фактуры по отношениям между указанными Обществами не исследовались в судебном заседании, вопрос их противоречивости и недостоверности не рассматривался, а потому они, как и решение Арбитражного суда от ДД.ММ.ГГГГ, не могут иметь преюдициального значения. Считает, что сведения по оплате арендных платежей ООО «<данные изъяты>» в пользу ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>», показания директора указанных Обществ Свидетель №6, работников Свидетель №38, ФИО57 и Свидетель №41, а также документы о поступлении и переработке грузов, выписки по лицевым счетам о перечислении денежных средств от ООО «<данные изъяты>» в пользу ООО «<данные изъяты>», акты сверок между Обществами, которым суд первой инстанции оценки не дал, оставив без внимания и показания самого осужденного, подтверждают наличие реальной хозяйственной деятельности по исполнению договорных обязательств. 

Полагает, что суммы, перечисленные ООО «<данные изъяты>», исключены арбитражным судом из состава расходов организации ООО «<данные изъяты>», как оформленные с нарушением, исключительно в целях налогообложения. Не оспаривая факт отсутствия у ООО «<данные изъяты>» основных средств для самостоятельного выполнения работ, усматривает противоречия в приговоре в части указания на выполнение работ силами самого ООО «<данные изъяты>» и с привлечением иных лиц. При описании действий осужденного в части квалификации по ч. 3 ст. 159 УК РФ установленный период его совершения с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ находит неверным, поскольку деньги по решению ИФНС о возврате суммы в счет переплаты НДС на счет общества поступили только ДД.ММ.ГГГГ. 

Усматривает нарушения норм уголовно-процессуального закона при производстве выемки документов ДД.ММ.ГГГГ, их осмотре ДД.ММ.ГГГГ и исследовании специалистом, поскольку следователь в постановлении о назначении исследования документов до их выемки указал о предоставлении специалисту 5 коробок с документами, считая указанные доказательства недопустимыми. Полагает, что суд незаконно привел содержание заключения специалиста, в котором имеется ссылка на пояснения Свидетель №27, данные им в ходе налоговой проверки, поскольку данный свидетель в суде не допрашивался, его показания не оглашались. Обращает внимание на отсутствие подлинников налоговых деклараций, полагая, что по представленным специалистом ФИО58 электронным копиям невозможно установить, кем и в какой орган они представлялись, где и каким образом были изъяты, считая указанные документы и показания специалиста ФИО59 недопустимыми доказательствами. 

Считает, что с учетом изменений, внесенных в ст.199 УК РФ Федеральным законом от 29.07.2017 №250-ФЗ, необходимо провести расчет доли неуплаченных налогов с учетом подлежащих уплате сумм налогов, сборов, страховых взносов в совокупности. Не согласен с признанием налогового органа в качестве потерпевшего и гражданского истца, поскольку ст.44 УПК РФ определяет прокурора в качестве единственного лица, уполномоченного обращаться с гражданским иском в интересах государства. Просит приговор отменить и вынести в отношении Вол-ва оправдательный приговор.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Сбродов Н.П. ставит вопрос об изменении приговора вследствие его несправедливости и чрезмерной мягкости назначенного Вол-ву наказания, просит назначить Вол-ву наказание в виде лишения свободы, как за каждое преступление, так и по их совокупности.

В возражениях осужденный Вол-в просит представление государственного обвинителя оставить без удовлетворения.

В возражениях представитель потерпевшего и государственный обвинитель просят апелляционные жалобы осужденного Вол-ва и защитника Палкина А.В. оставить без удовлетворения.

Заслушав мнения участников судебного разбирательства, проверив материалы дела и обсудив доводы сторон, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора.

Суд первой инстанции, исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства, пришел к обоснованному выводу о виновности Вол-ва в действиях, направленных на уклонение от уплаты налогов с организации в особо крупном размере путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, а также в хищении чужого имущества путем обмана (мошенничестве) в крупном размере с использованием своего служебного положения, который подтверждается достаточной совокупностью допустимых и достоверных доказательств, собранных на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании с участием сторон, и подробно изложенных в приговоре, проверенных и оцененных судом в соответствии с требованиями ст.ст. 17, 88 УПК РФ.

Так, вина осужденного подтверждается:

- показаниями свидетеля Свидетель №33 о том, что по результатам выездной налоговой проверки в отношении ООО «<данные изъяты>» налоговый орган пришел к выводу, что реальных хозяйственных операций между указанным Обществом и ООО «<данные изъяты>» не осуществлялось, а само ООО «<данные изъяты>» фактически использовалось для формирования цепочки расчетов, дальнейшего обналичивания и возврата части денежных средств на лицевой счет ФИО1, являющегося директором ООО «<данные изъяты>» (т.6 л.д.178-184);

- показаниями свидетеля Свидетель №5 о том, что в период с 2010-2012 год ООО «<данные изъяты>», которым он руководил, оказывало услуги ООО «<данные изъяты>» по хранению оборудования для газовой промышленности, предоставляло специализированную технику, которую вместе с работниками получало от ООО «<данные изъяты>», и территорию, на которой осуществлялись работы с использованием техники и складировалось оборудование, расположенную в <адрес>. Руководителем ООО «<данные изъяты>» являлся Вол-в, а непосредственное руководство работами осуществлял Свидетель №34 - сотрудник указанной организации, которая давала заявки на проведение работ и поставку технического оборудования, (т.6 л.д.75-77, т.12 л.д.23-24);

- показаниями свидетеля директора ООО «<данные изъяты>» Свидетель №6 о том, что между его организацией и ООО «<данные изъяты>» финансово-хозяйственных отношений не было, однако был заключен договор субаренды земельного участка с ООО «<данные изъяты>», на котором ООО «<данные изъяты>» с использованием их техники и работников выполняло работы, но для кого, пояснить не смог, уточнив, что директоры ООО «<данные изъяты>» Свидетель №25 и Свидетель №30ему незнакомы (т.6 л.д.118-120);

- показаниями свидетеля ФИО60, сотрудника ООО «<данные изъяты>», о том, что ООО «<данные изъяты>», представителями которого являлись Вол-в и Свидетель №34, хранило часть грузов на территории, принадлежащей ООО «<данные изъяты>», и пользовалось железнодорожным тупиком. Своими силами они осуществляли работы по переработке грузов, поступающих для ООО «<данные изъяты>». Об ООО «<данные изъяты>» он впервые услышал в 2011 году, однако его представителей и работников при выполнении работ для ООО «<данные изъяты>» никогда не видел (т.6 л.д.127-129, т.12 л.д.24-25);

- показаниями сотрудника ООО «<данные изъяты>» Свидетель №41, пояснившего, что ООО «<данные изъяты>» на арендованном у его общества участке на <адрес>занималось разгрузкой и перевозкой труб, арендуя специализированную технику у ООО «<данные изъяты>». ООО «<данные изъяты>» являлось конкурентом ООО «<данные изъяты>» и также арендовало площадку. Он, со своей стороны, оказывал помощь указанным организациям в поиске сторожей;

- показаниями сотрудников ООО «<данные изъяты>» Свидетель №8, Свидетель №35, Свидетель №9, Свидетель №10, Свидетель №11, Свидетель №18 (машинистов и водителей специализированной техники), ФИО61 (мастера) о том, что они в 2010-2012 годах осуществляли работы для ООО «<данные изъяты>» по разгрузке нефтепроводных и газовых труб, по содержанию площадок, используемых для складирования и хранения труб. Работами руководили Свидетель №4 и Свидетель №34, которые, как и стропальщики, являлись работниками заказчика ООО «<данные изъяты>», подписывали путевые листы. ООО «<данные изъяты>» им не знакомо и работников указанной организации на площадках они не видели (т.6 л.д. 84-95, 98-100, 104-106, 110-112, т.12 л.д.25-29, 44-45, );

- показаниями свидетелей Свидетель №13, Свидетель №14, Свидетель №15, Свидетель №17, ФИО63 и Свидетель №16 о том, что по предложению Свидетель №41работали сторожами на промплощадке, на которой ООО «<данные изъяты>» велись работы по переработке грузов, при производстве которых присутствовали Свидетель №4или Свидетель №34. При этом Свидетель №14, Свидетель №15 и Свидетель №16 считали, что работают в ООО «<данные изъяты>», которое выплачивало им заработную плату, а ФИО64 уточнил, что зарплату ему выдавали Вол-в, Свидетель №4 либо Свидетель №34. Об ООО «<данные изъяты>» никогда не слышали и в этой организации никогда не работали (т.7 л.д.96-97, 101-103, 107-109, 113-114, т. 11 л.д.162, т.12 л.д.30-32);

- показаниями свидетеля Свидетель №19 о том, что в 2010-2012 годах она работала в ООО «<данные изъяты>» заведующей хозяйством и принимала вагоны, приходившие в адрес ООО «<данные изъяты>», представителем которого являлся Свидетель №34, присутствовавший при разгрузке вагонов. Свидетель №34 ее познакомил ФИО1 – директор указанного общества. ООО «<данные изъяты>» ей не знакомо, иных лиц, кроме Свидетель №34, осуществлявших операции с грузами ООО «<данные изъяты>», она на площадках не видела (т.6 л.д.115-117, т.12 л.д.36-37);

- показаниями руководителя ООО «<данные изъяты> ФИО48 о том, что в 2009 году между его организацией и ООО «<данные изъяты>» в лице Вол-ва был заключен договор, по которому ООО «<данные изъяты>+», том числе и в период 2010-2012 годов, предоставляло для ООО «<данные изъяты>» грузовой транспорт для перевозки труб и оборудования. Работы осуществлялись в <адрес>, стропальщиками являлись работники ООО «<данные изъяты>», всеми работами руководили представители ООО «<данные изъяты>» Свидетель №4 и Свидетель №34, эти же лица подписывали хозяйственные документы. С руководством ООО «<данные изъяты>» он не знаком, для него указанное Общество и ООО «<данные изъяты>» были одним и тем же юридическим лицом, поскольку документооборот с ООО «<данные изъяты>», которая оплачивала работы, был инициирован представителями ООО «<данные изъяты>» для которого в реальности эти работы и выполнялись. Это же ему подтверждали Свидетель №4 и Свидетель №34. В 2010 году один раз для подписания документов приезжал представитель ООО «<данные изъяты>» Свидетель №30, однако работами он не руководил, производственные вопросы не решал, после его визита сотрудников указанного Общества он не видел. Все финансово-хозяйственные документы по взаимоотношениям с ООО «<данные изъяты>» им передавались сотрудникам ООО «<данные изъяты>» (т.6 л.д.71-74, т.12 л.д.35-36);

- сотрудники ООО «<данные изъяты>+» Свидетель №22 и Свидетель №21, осуществляющие работы для ООО «<данные изъяты>», подтвердили показания ФИО48(т.6 л.д.78-80, 124-126, т.12 л.д.37-38);

- аналогичные показания дали индивидуальные предприниматели Свидетель №1, Свидетель №23 и ФИО48, предоставлявшие ООО «<данные изъяты>» свой специализированный автотранспорт для перевозки труб. При этом Свидетель №23 и ФИО48 уточнили, что для работ их привлек сотрудник ООО «<данные изъяты>» Свидетель №4, сообщивший, что оплата будет поступать от ООО «<данные изъяты>», с которой и предложил заключить договор. Всеми работами руководил Свидетель №4, который забирал все документы для расчетов. Представителей и работников ООО «<данные изъяты>» они никогда не видели (т.6 л.д.26-28, 81-83, 140-143, т.12 л.д.40-41, 52);

- показаниями свидетеля Свидетель №36 о том, что она предоставляла услуги проживания и питания работникам, которыми руководил Свидетель №4, представившийся сотрудником ООО «<данные изъяты>», с которым был заключен договор. Все документы по договору, подпись в котором от лица директора ООО «<данные изъяты>» Свидетель №27 была выполнена с помощью клише, а также оплата наличными, передавались через Свидетель №4 (т.6 л.д.132-134, т.12 л.д.46-47);

- показаниями свидетелей Свидетель №3 и ФИО6, работавших в ООО «<данные изъяты>» стропальщиками при разгрузке труб на базе <адрес> в <адрес>. Работами руководили Свидетель №4 и Свидетель №34, которые выдавали заработную плату. При этом Свидетель №3 уточнил, что об ООО «<данные изъяты>» он никогда не слышал, иных работников, кроме тех, что прибыли из <адрес> и <адрес>, не было, а ФИО47 пояснил, что Свидетель №4 и Свидетель №34 подчинялись Вол-ву, заключенный с ним договор от лица ООО «<данные изъяты>» являлся формальным, поскольку все работы выполнялись для организации, где работали Свидетель №4 и Свидетель №34 (т.6 л.д.20-25.ю 30-33);

- показаниями свидетеля Свидетель №4 о том, что в 2010-2012 годах он работал водителем в ООО «<данные изъяты>» и неоднократно ездил на <адрес>, где находилась площадка по обработке грузов ООО «<данные изъяты>». Работы выполнялись силами ООО «<данные изъяты>», он встречался с представителями ООО «<данные изъяты>», обменивался с ними хозяйственными документами. Об ООО «<данные изъяты>» слышал от ФИО1, но представителей и работников этой организации никогда на площадке не видел (т.6 л.д.185-187);

- показаниями свидетеля Свидетель №29, бухгалтера ООО «<данные изъяты>», о том, что деятельностью Общества руководил Вол-в, который издавал приказы, распоряжения, подписывал бухгалтерскую и налоговую отчетность, которую она до 2012 года распечатывала и передавала Вол-ву для сдачи в ФНС, а затем стала передавать отчетность в электронном виде. Счета от ООО «<данные изъяты>», представителей которого она никогда не видела, ей передавал ФИО1. Уточнила, что в штате ООО «<данные изъяты>» находилось 5 человек, в том числе Свидетель №4 и Свидетель №34 (т.6 л.д.173-177);

- показаниями учредителя ООО «<данные изъяты>» Свидетель №25, о том, что его общество занималось различными сферами деятельности - консультативными, лизинговыми, оказанием услуг по переработке груза. В 2009 году им был заключен договор с ООО «<данные изъяты>» на переработку груза и организацию его хранения, однако пояснить, каков штат его Общества, какие работники осуществляли работы для ООО «<данные изъяты>», где и какие именно, конкретно пояснить не смог. Подтвердил, что перечислял Вол-ву денежные средства для обеспечения личных бытовых нужд, проведения расчетов с контрагентами (т.6л.д.52-57);

- показаниями свидетеля Свидетель №26 – генерального директора ООО «<данные изъяты>», - который подтвердил наличие договора об оказании услуг для ООО «<данные изъяты>», однако также не смог пояснить, какие именно работы и где выполнялись для указанного Общества, заявив, что этими вопросами занимался Свидетель №25, который все переговоры вел непосредственно с Вол-вым. Также он сообщил, что по указанию Свидетель №25 неоднократно перечислял денежные средства, полученные от последнего, на карточный счет Вол-ва (т.6 л.д.42-46);

- показаниями главного бухгалтера ООО «<данные изъяты>» Свидетель №28 которая также не смогла пояснить о хозяйственных взаимоотношениях с ООО «<данные изъяты>», уточнив, что об указанном Обществе ей было известно со слов Свидетель №25 и из представляемых им финансовых документов. Штат ООО «<данные изъяты>» составлял 8-10 человек (т.6 л.д.58-60);

- показаниями коммерческого директора ООО «<данные изъяты>» Свидетель №30 о том, что в 2010 году он ездил в <адрес> с целью контроля переработки грузов для ООО «<данные изъяты>», однако пояснил, что работников он не нанимал, кто осуществлял работы на площадках и кто их контролировал, ему не известно. Также уточнил, что передавал документы ООО «<данные изъяты>» Вол-ву, а также неоднократно по указанию Свидетель №25 перечислял денежные средства на карточный счет Вол-ва (т.6 л.д.49-51, т.12 л.д.49-50);

- показаниями свидетеля Свидетель №37, ФИО65 и Свидетель №32, также подтвердивших факты перечислений денежных средств по указанию Свидетель №25 на карточный счет Вол-ва (т.6л.д.47-48, 61-64);

- материалами налоговой проверки ООО «<данные изъяты>», по результатам которой ООО «<данные изъяты>» привлечено к ответственности за налоговое правонарушение и Обществу доначислены налоги (НДС и налог на прибыль) за период 2010-2012 годов в размере 20 809 268 рублей (т.1 л.д.144-232, т.2 л.д.47-159);

- заключением специалиста, из которого следует, что ответственным за финансово-хозяйственную деятельность ООО «<данные изъяты>» являлся Вол-в. В 2010-2012 годах общество указывало услуги ООО «<данные изъяты>» и ОАО «<данные изъяты>» по транспортной обработке грузов, включающую, согласно первичной документации, подачу и уборку ж/д вагонов, полувагонов, платформ, переработку грузов механизированным способом, услуги автокрана, автомобиля «Камаз», хранение МТР на площадках и складах хранения. Привлечение ООО «<данные изъяты>», которая не имела необходимых мощностей для осуществления заявленных работ, создавало лишь видимость осуществления финансово-хозяйственных операций, то есть документооборот с участием данного Общества создавался исключительно для получения налоговой выгоды за счет вычетов по НДС и уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль. Индивидуальные предприниматели, представители юридических лиц, работники организаций <адрес> не подтвердили трудовых, хозяйственных взаимоотношений с ООО «<данные изъяты>», при этом указанные лица фактически осуществляли все работы для ООО «<данные изъяты>», контрагентами которого они одновременно и являлись. В результате установленных нарушений неуплата налога на добавленную стоимость составила 9 252 174 руб., а налога на прибыль – 11 389 072 руб.

Сумма доначисленных налогов (НДС и налога на прибыль) в пределах трех финансовых лет подряд (2010-2012 гг.) составила 20 641 246 руб., т.е. более 10 млн. руб., при этом доля неуплаченных налогов к подлежащим уплате составила 57,77%, что составляет особо крупный размер, установленный для ст.199 УК РФ.

Кроме того, на основании решения ИФНС от 16.07.2012, принятого по заявлению Вол-ва о возврате суммы налога на добавленную стоимость за 4 квартал 2010 года и 2 квартал 2011 года, на счет ООО «<данные изъяты>» были перечислены денежные средства в сумме 743 792 руб. 63 коп (т.7 л.д.26-121).

Специалист ФИО66 подтвердила свои выводы, дополнив, что фактически ООО «<данные изъяты>» услуг и работ ООО «<данные изъяты>» не оказывало, денежные средства, поступавшие от ООО «<данные изъяты>» в адрес ООО «<данные изъяты>», направлялись последними на счета индивидуальных предпринимателей и организаций, которые реально оказывали услуги по погрузке и разгрузке, транспортной переработке и ответственном хранении грузов в адрес ООО «<данные изъяты>», а часть денежных средств, поступающих от ООО «<данные изъяты>», переводились на расчетные или карточные счета Свидетель №25 и в дальнейшем обналичивалась. «Цепочка» перечисления платежей выглядела следующим образом: ООО «<данные изъяты>» - ООО «<данные изъяты>» - ООО «<данные изъяты>» - индивидуальные предприниматели и организации <адрес>, либо организации, осуществлявшие деятельность на станции <адрес>, не являющиеся плательщиками НДС. ООО «<данные изъяты>», у которого, по информации ИФНС, отсутствовали имущество, техника и работники, в деятельность было вовлечено искусственно.

Указанные выводы также подтверждаются и решением Арбитражного суда Архангельской области от 22 июня 2015 года, которым установлено, что представленные документы по операциям между ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» не могут быть приняты в качестве доказательств правомерности понесенных расходов, учитываться при исчислении налога на прибыль и являться основанием для применения налоговых вычетов по НДС ввиду отсутствия реальных хозяйственных операций, недостоверности и противоречивости сведений, содержащихся в представленных документах, которые оформлены вне связи с реальным осуществлением деятельности и фактически представляют собой формальный документооборот для получения Обществом необоснованной налоговой выгоды (т.7 л.д.240-249, т.9 л.д.184-191);

- письменными материалами дела, в том числе: протоколами обследования жилых помещений, выемок и осмотра документов финансово-хозяйственной деятельности ООО «<данные изъяты>»; выпиской о движении денежных средств по счету ООО «<данные изъяты>»; договорами между ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>», ОАО «<данные изъяты>» по оказанию услуг, связанных с перевозкой и погрузочно-разгрузочных работ материально-технических ресурсов; налоговыми декларациями по НДП с налогу на прибыль, представленными Волоковым в ИФНС; договором на выполнение аналогичных работ между ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» от ДД.ММ.ГГГГ; решениями ИФНС России № по <адрес> и Ненецкому автономному округу о возмещении ООО «<данные изъяты>» налога на добавленную стоимость в сумме 743 792 руб., 63 коп., которая была перечислена на счет ООО «<данные изъяты>» ДД.ММ.ГГГГ.

Доводы осужденного об отсутствии у него умысла на уклонение от уплаты налогов и незаконного возврата НДС из бюджета, а также его утверждения о реальности хозяйственных взаимоотношений между ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» и фактическом исполнении последним договорных обязательств, являлись предметом исследования суда первой инстанции и были мотивированно отвергнуты.

Как установлено в ходе проведения налоговой проверки и в судебном заседании, ООО «<данные изъяты>» как и ООО «<данные изъяты>» не имели необходимых материальных ресурсов, производственных мощностей, специализированной техники и штата работников для выполнения работ по транспортной обработке грузов, а целью искусственного вовлечения Вол-вым указанного Общества в цепочку финансово-хозяйственных отношений являлось получение необоснованной налоговой выгоды за счет вычета по НДС и уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль, что также подтверждается и решением Арбитражного суда от ДД.ММ.ГГГГ, которое оценено судом первой инстанции в совокупности с другими достоверными доказательствами, а потому необходимости в установлении факта исполнения обязательств по уплате налогов со стороны ООО «<данные изъяты>» не имелось.

Оснований не доверять показаниям свидетелей – работникам юридических лиц <адрес>, индивидуальных предпринимателей - фактически выполнявшим работы для ООО «<данные изъяты>», у суда не имелось. Их показания последовательны, логичны, подтверждаются совокупностью исследованных судом и приведенных в приговоре доказательств. Перед допросами они предупреждались об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и их показания подтверждаются совокупностью достоверных доказательств.

Суд обоснованно отверг показания свидетелей Свидетель №25, ФИО7, ФИО6, Свидетель №38, Свидетель №41, Свидетель №37 и Свидетель №4, данные ими в судебном заседании, поскольку эти показания противоречат совокупности других доказательств по делу, и принял за основу показания свидетелей Свидетель №4 и ФИО6 на предварительном следствии, как подтверждающие установленные фактические обстоятельства, мотивировав свое решение.

Ссылка Вол-ва и его адвоката Палкина А.В. на решение Арбитражного суда Архангельской области от 10 января 2012 года, как подтверждающее факт взаимоотношений ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>», не состоятельна, поскольку указанное решение относится к иному периоду проверки ООО «<данные изъяты>» налоговыми органами, а именно к периоду 2007-2009 гг., а решения Арбитражных судов по другим делам, на которые ссылается Вол-в, для данного уголовного дела преюдициального значения не имеют.

Представленные стороной защиты доказательства, а именно сведения о поступлении и переработке грузов, выписки по лицевому счету, акты сверок между ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» (т.10 л.д.1-158), выводы суда о виновности Вол-ва не опровергают, поскольку материалами уголовного дела, в том числе и заключением специалиста, установлен факт отсутствия реальных хозяйственных операций между ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>», недостоверности и противоречивости сведений, содержащихся в финансово-хозяйственных документах, которые оформлены вне связи с реальным осуществлением деятельности и фактически представляют собой формальный документооборот. Оснований не доверять заключению, как и ставить под сомнение компетентность специалиста ФИО67, имеющей соответствующее высшее образование в области экономики и стаж работы по специальности, и ее показаниям, у суда не имелось.

Нельзя согласиться с мнением защиты о незаконности ссылки в приговоре на выводы специалиста, в которых имеется указание на пояснения директора ООО «<данные изъяты>» Свидетель №27 о своей непричастности к деятельности Общества, поскольку эти показания, как свидетельствующие о противоречивости и недостоверности первичных документов Общества, приведены и в решении Арбитражного суда от ДД.ММ.ГГГГ.

Оспариваемые стороной защиты следственные действия по изъятию документов, имеющих значение для дела, а также по их осмотру, проведены с соблюдением требований УПК РФ, на основании постановления суда и поручения следователя, с участием понятых и заинтересованных лиц, от которых замечаний по порядку их проведения и содержанию протоколов не поступало, а потому оснований для признания указанных следственных действий недопустимыми доказательствами не имеется.

Налоговые декларации, электронные копии которых представила в судебном заседании специалист ФИО68, изъяты в ходе выемки и осмотрены следователем. Ходатайств об ознакомлении с изъятыми в ходе предварительного следствия документами в судебном заседании от защиты не поступало.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании, каких-либо нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне и объективно, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке.

Вопреки утверждениям защиты, суд обоснованно признал ИФНС гражданским истцом по делу, признание же указанного органа в качестве потерпевшего по делу не нарушает прав осужденного.

Судом верно установлено время, место, мотив и другие обстоятельства совершения осужденным преступлений. Надлежащим образом мотивировано и наличие у осужденного умысла на уклонение от уплаты налогов с организации в особо крупном размере и на хищение денежных средств путем обмана в крупном размере с использованием своего служебного положения.

Не может согласиться суд апелляционной инстанции и с утверждением защиты о том, что суд вышел за пределы предъявленного обвинения. Как верно установил суд, ФИО1, являясь директором ООО <данные изъяты>», осуществляя транспортную обработку грузов и ответственное хранение грузов на внутреннем рынке в адрес ООО «<данные изъяты>» и в адрес ОАО «<данные изъяты>», в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ с целью уклонения от уплаты налогов, искусственно, с целью создания формального документооборота и видимости произведенных расходов, искусственно вовлек в хозяйственные отношения ООО «<данные изъяты>», с которым был заключен фиктивный договор от ДД.ММ.ГГГГ, и именно на основании указанного соглашения и фиктивных первичных документов от ООО «<данные изъяты>» в бухгалтерском и налоговом учете своего Общества осужденный отражал ложные сведения о реальных суммах дохода, полученных от реализации услуг по транспортной обработке грузов, в то время как фактически указанные услуги данной организацией для ООО «<данные изъяты>» не выполнялись, а выполнялись силами работников ООО «<данные изъяты>» с привлеченными индивидуальных предпринимателей и и организации <адрес>, не являющихся плательщиками НДС, то есть отражал расходы, фактически не понесенные ООО «<данные изъяты>» и являющиеся необоснованными, увеличивающими расходы предприятия, а, следовательно, и уменьшающие его прибыль, являющуюся объектом налогообложения по налогу на прибыль, предъявив к налоговому вычету суммы НДС, фактически неуплаченные этой организации по приобретенным услугам, вследствие чего ООО «<данные изъяты>» не уплатило налог на прибыль и НДС за период 2010-2012 года в особо крупном размере на общую сумму 20 641 246 рублей.

Также правильно установлено, что Вол-в в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с целью хищения денежных средств из бюджета РФ в виде незаконно возмещенных Обществом сумм налога на добавленную стоимость, включив в декларации по НДС за 4 квартал 2010 года и 2 квартал 2011 года заведомо ложные сведения о хозяйственных отношениях с ООО «<данные изъяты>», обратился в ИФНС с заявлением о возмещении налога на добавленную стоимость, на основании которого инспекцией ДД.ММ.ГГГГ было принято решение о возврате Вол-ву суммы налога на добавленную стоимость в счет переплаты по НДС за фиктивные хозяйственные отношения с ООО «<данные изъяты>» в размере 743 792 рубля 63 копейки, то есть в крупном размере, которая ДД.ММ.ГГГГ поступила на расчетный счет ООО «<данные изъяты>». При этом, вопреки утверждению адвоката Палкина А.В., время поступления денежных средств на счет Общества на квалификацию деяния не влияет, поскольку осужденный все зависящие от него действия, направленные на хищение денежных средств путем обмана, выполнил.

В соответствии с действующими нормами гражданского законодательства, Законами об обществах с ограниченной ответственностью и бухгалтерском учете, будучи руководителем ООО «<данные изъяты>», Вол-в являлся лицом, ответственным как за составление и сдачу в налоговый орган налоговой отчетности, так и за достоверность сведений, указанных в соответствующих документах, что подтвердила и бухгалтер Общества Свидетель №29, составлявшая на основании передаваемых Вол-вым первичных документов бухгалтерскую и налоговую отчетность, которую осужденный представлял в налоговую инспекцию.

Вопреки мнению защитника, внесенные Федеральным законом №250-ФЗ от 29.07.2017 в статью 199 УК РФ изменения положение осужденного не улучшают, поскольку названный закон, наряду с ответственностью за уклонение от уплаты налогов и сборов, ввел уголовную ответственность и за уклонение от уплаты страховых взносов, так как в связи с отменой в 2009 году единого социального налога институт страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, не являющихся налоговыми платежами, оказался исключен из сферы правового регулирования статей 198-199.2 УК РФ.

Оценив указанные доказательства, суд правильно квалифицировал действия осужденного по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ (в редакции ФЗ от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ и ФЗ от 28.12.2013 года № 431-ФЗ), ч. 3 ст. 159 УКРФ (в редакции ФЗ от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ и ФЗ от 28.12.2013 года № 431-ФЗ). Оснований для изменения квалификации не имеется.

При назначении наказания Вол-ву за совершенные преступления суд руководствовался положениями ст.ст.6, 43, 60, 61 УК РФ и учел характер и степень общественной опасности преступлений, данные о личности осужденного, обстоятельства, смягчающие наказание, в том числе и те, на которые указывает в апелляционной жалобе осужденный. Отягчающих наказание обстоятельств суд не усмотрел.

Назначенное Вол-ву наказание, как за каждое из преступлений, так и по их совокупности, определенное в пределах санкции соответствующих статей Особенной части УК РФ, чрезмерно мягким признать нельзя, оно является справедливым и соразмерным содеянному. Все обстоятельства, имеющие значение для правильного определения вида и размера наказания, учтены судом в полной мере, в связи с чем нельзя согласиться с доводами государственного обвинителя об обратном.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, судом не допущено.

Руководствуясь ст.ст.389.13, 389.20 и 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Коряжемского городского суда Архангельской области от 17 августа 2017 года в отношении Вол-ва оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя Сбродова Н.П., апелляционные жалобы осужденного Вол-в и адвоката Палкина А.В. – без удовлетворения.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
    • stenkin
    • 05-04-2018, 10:03
    • : 10:03
    • Пользователь offline
    Нельзя согласиться с выводами суда о том, что изменения в закон не улучают положение обвиняемого. 
    Согласно пункту 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 № 64 сейчас проценты/пропорции высчитываются так: недоимка делится на сумму недоимки, уплаченных налогов, уплаченных сборов и уплаченных страховых взносов за 3 года умноженное на 100 ((Нд/Нд+н+с+св) х 100), где Нд – недоимка, н – все уплаченные налоги за 3 года, с – все уплаченные сборы за 3 года, св - все уплаченные страховые взносы за 3 года). 
    До 10.08.2017 страховые взнося в эту формулу не входили. 
    Очевидно, что увеличение значения знаменателя дроби уменьшает размер процентного соотношения. 
    • stenkin
    • 05-04-2018, 09:42
    • : 09:42
    • Пользователь offline
    Аргументы для защиты при квалификации налоговых правоотношений как мошенничество. 

    Выводы суда не учитывают природу НДС как косвенного налога. Налогом облагается только добавленная к товару в процессе производства, обмена или перепродажи стоимость. Этот налог не является прямым, первоначально не выражается в абсолютных цифрах, а представляет собой сальдо, баланс между тем, что нужно уплатить, и что нужно вычесть (зачесть, возместить). И только после того, как это сальдо определено, можно считать, что в рамках одного налогового периода (для НДС это квартал) налог сформирован (и то не полностью) и подлежит перечислению в казну. 
    Так, согласно п. 1 ст. 173 НК РФ «сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода, как уменьшенная на сумму налоговых вычетов... общая сумма налогов».
    В соответствии со ст. 163 НК РФ налоговый период для НДС устанавливается как квартал.
    Уплата НДС должна была производиться по итогам каждого налогового периода не позднее 25-го числа месяца (ранее 20-го числа), следующего за истекшим налоговым периодом. 
    В этой связи определяющее значение имеет момент заявления налогоплательщиком вычетов (зачетов, возмещений) - до 25 числа или после, поскольку на основании ст. 8 НК РФ под налогом понимается часть собственности организации, и, соответственно, пока этот налог не сформирован и не уплачен, эта собственность государству не перешла. Об этом, в частности, указывается в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2016 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», что моментом окончания преступления следует считать фактическую неуплату налогов в срок, установленный налоговым законодательством. 
    Верховный Суд РФ в своих решениях по конкретным делам определил, что одним из главных отличий налогового преступления от хищения является использование не ведущих самостоятельной предпринимательской деятельности фирм, когда организации создаются и используются не для хозяйственных операций, а для изъятия НДС из бюджета (Апелляционное определение от 10.04.2014 № 30-АПУ14-5, Кассационное определение от 05.10.2011 № 52-О11-11, Кассационное определение от 14.04.2011 № 5-О11-58). 
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты