Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Для обвинения по ст.199.2 УК РФ нужно установить, какие конкретно финансовые операции с целью сокрытия средств и когда были совершены, в пользу каких организаций. Апелляционное определение Астраханского областного суда от 05.04.2016 № 22-544/16

Астраханский областной суд в составе председательствующего судьи Тагировой А.Ш., судей Минаевой Н.Е. и Санжаровой С.Р., при секретаре Калигиной В.В. с участием государственного обвинителя-прокурора отдела прокуратуры Астраханской области Исаевой И.М., адвоката Лосевой Е.А., представившей удостоверение № 247 и ордер № 04372 от 30.03.2016, осуждённых Тет-вой и Вл-вой, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных и их защитника - адвоката Лосевой Е.А. на приговор Ахтубинского районного суда Астраханской области от 11 декабря 2015 г., которым Тет-ва, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка <адрес> области, жительница <адрес> области, не судимая и Вл-ва, ДД.ММ.ГГГГ рождения, уроженка <адрес> <адрес>, жительница <адрес>, не судимая осуждены каждая по ч. <данные изъяты> УК РФ к двум годам шести месяцам лишения свободы с лишением права занимать руководящие должности в налоговой системе на срок один год шесть месяцев, по ч. 5 ст. 33, ст. 199.2 УК РФ к одному году трем месяцам лишения свободы с лишением права занимать руководящие должности в налоговой системе на срок один год шесть месяцев, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено лишение свободы на срок три года в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать руководящие должности в налоговой системе на срок два года.

Заслушав доклад судьи Минаевой Н.Е. по обстоятельствам дела и доводам апелляционных жалоб, выслушав пояснения адвоката Лосевой Е.А., осуждённых Тет-вой и Вл-вой, поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Исаевой И.М., полагавшей приговор отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

Приговором суда Тет-ва и Вл-ва признаны виновными в злоупотреблении должностными полномочиями вопреки интересам службы, совершенном из иной личной заинтересованности, повлекшем существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства и тяжкие последствия, а также, в оказании пособничества в сокрытии денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание <данные изъяты> недоимки по налогам, совершенное руководителем организации в крупном размере, путем устранения препятствий.

Преступления совершено в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> <адрес> при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В суде первой инстанции Тет-ва и Вл-ва виновными себя не признали.

В апелляционной жалобе адвокат Лосева Е.А. указывает о несогласии с приговором в виду существенного нарушения уголовно-процессуального закона, допущенного при рассмотрении дела, несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, неправильного применения уголовного закона, несправедливости приговора. Считает, что судом необоснованно отказано в возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ по тем основаниям, что, как установлено в судебном заседании, постановления о привлечении в качестве обвиняемых Вл-вой и Тет-вой, имеющиеся в материалах уголовного дела, не совпадают по тексту с этими же постановлениями, полученными Вл-вой и Тет-вой от следователя. Кроме того, основанием для возвращения дела прокурору, по мнению защитника, являлось не конкретизация обвинения, однако суд не дал оценки всем доводам ходатайства защиты и отказал в удовлетворении ходатайства о возврате дела прокурору.

Указывает, что суд вышел за пределы обвинения, изменив его текст по сравнению с тем, что содержится в обвинительном заключении. В то же время в приговоре скопировано обвинение по двум статьям одним и тем же текстом, при этом, описывая преступление по ч. <данные изъяты> УК РФ суд указывает о реализации подсудимыми умысла на совершение должностного преступления, а не на преступление в сфере налогового законодательства. Обращает внимание, что прокурор не поддержал обвинение по ч. <данные изъяты> УК РФ, указав, что оно совершено при аналогичных обстоятельствах, тем не менее, суд не прекратил дело в этой части.

Указывает, что приговор основан на доказательствах, которые не исследовались в судебном заседании: требованиях об уплате налогов, инкассовых поручениях. Судом не установлено кем и когда выносились решения о взыскании денежных средств налогоплательщика <данные изъяты> Эти вещественные доказательств не были осмотрены судом, что является нарушением права на защиту. Указывает, что судом в приговоре исключены из требований об уплате налогов суммы пени и штрафов и оставлена только сумма недоимки, однако, сумма ущерба в приговоре не снижена.

Также, суд в приговоре не указал наличие задолженности по налогам у <данные изъяты> на какую - либо дату 2012 года, не установлен вид налога, по которому имелась задолженность, и период за который она имелась. Считает, что выводы суда о перечислении денежных средств в сумме <данные изъяты> руб. на расчетный счет <данные изъяты>» не подтверждается материалами дела. Указывает, что судом не принято во внимание то обстоятельство, что Тет-ва не исполняла обязанности <данные изъяты> в течение всего вмененного ей период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. Обращает внимание, что из 14 требований об уплате налога, только одно № по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ подписано Тет-вой в период исполнения обязанностей <данные изъяты>, кроме того, сумма, указанная суммарно в требованиях, не соответствует сумме предъявленного материального ущерба. Также, из приговора и текста обвинения не усматривается, из чего складывается сумма <данные изъяты> рублей, не указан период образования данной задолженности и по каким налогам, не конкретизирована и сумма <данные изъяты> рублей. Указывает, что отсутствовали основания для возбуждения уголовного дела, поскольку на момент его возбуждения от ДД.ММ.ГГГГ имелась задолженность в сумме <данные изъяты> рубля, что подтверждено материалами рассмотрения <данные изъяты> представлениях Ахтубинской городской прокуратуры, приобщенной к материалам уголовного дела.

Считает, что в ходе следствия нарушены требования ст. 140 УПК РФ тем, что уголовное дело возбуждено по рапорту следователя ФИО1 при отсутствии материалов налоговых проверок. Считает, что в обвинительном заключении и приговоре не указаны действия Тет-вой и Вл-вой, направленные на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам. Указывает, что в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Тет-ва не исполняла обязанности <данные изъяты>, а потому не принимала никаких решений о взыскании недоимки и решений о приостановки операций по счетам, не давала указаний Вл-вой, поскольку <данные изъяты> ФИО6 находилась на работе, а действия аналитического отдела координируются начальником <данные изъяты> в соответствии с должностным регламентом. 

Указывает, что недоимка в сумме <данные изъяты> рублей выявлена ДД.ММ.ГГГГ, требование о взыскании задолженности вынесено ДД.ММ.ГГГГ и оплачено частично на ДД.ММ.ГГГГ, полностью ДД.ММ.ГГГГ Считает, что судом не взяты во внимание показания ФИО2 о том, что он не просил не о чем Тет-ву, Вл-ву вообще не знает, что подтверждается протоколом рассмотрения материалов выездной налоговой проверки от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которого Вл-ва в этой проверке не участвовала. Считает, что обвинение строится только на противоречивых показаниях ФИО3, которая не раз изменяла их относительно даты высказывания ФИО2 просьбы не закрывать счет в <данные изъяты>, и ее показания опровергаются материалами выездной налоговой проверки, показаниями ФИО2, материалами уголовного дела. 

Указывает, что в приговоре отсутствует ссылка на вмененный Вл-вой период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, когда она дала распоряжение ФИО4) не принимать меры обеспечения налогового контроля, ФИО4) присвоила статус «<данные изъяты> вместо счета в <данные изъяты>. Указывает, что показания ФИО4) опровергаются информацией <данные изъяты>», которой подтверждается, что с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ признак «основной» имелся у счета открытого в ОАО «<данные изъяты>», а также показаниями свидетелей ФИО7, ФИО8, ФИО9, руководством пользователя «Системы электронной обработки данных инспекций местного уровня» книга 10. Судом в приговоре не дана оценка показаниям ФИО10, ФИО9, ФИО11, показавших, что действиями Тет-вой и Вл-вой не причинено никакого ущерба бюджетам, поскольку все налоговые отчисления поступили в бюджетную систему. Указывает, что в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ финансовые операции на сумму <данные изъяты> рублей по счету в <данные изъяты>» не проводились, что подтверждается информацией <данные изъяты> по АО и данными бухгалтерского учета за ДД.ММ.ГГГГ г., из которых следует, что <данные изъяты> оплатило ДД.ММ.ГГГГ сумму<данные изъяты> рублей за открытие данного счета. 

Обращает внимание на то, что Письмо <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ, нарушение положений которого вменяется в вину осужденным, носит рекомендательный характер. Указывает, что размер ущерба, причиненного <адрес>, в сумме <данные изъяты> рублей не подтвержден в судебном заседании документально.

Анализируя в жалобе финансовое положение <данные изъяты>», и сроки выявления недоимки, формирования требований об уплате налогов и сроком их исполнения, даты решений о взыскании задолженности и дат погашения требований, автор жалобы указывает об отсутствии оснований для направления материалов в отношении <данные изъяты> в следственные органы для решения. вопроса о возбуждении уголовного дела, поскольку данные материалы могут быть направлены по истечении 2 месяцев со дня истечения срока исполнения требования об уплате налога и в течение 10 дней со дня выявления указанных обстоятельств. Считает, что в приговоре не указано, нарушение каких охраняемых законом интересов общества и государства повлекли действия Тет-вой и Вл-вой, и в чем выразилось злоупотребление своими должностными полномочиями. Кроме того, считает, что Вл-ва не является должностным лицом, поскольку в соответствии со ст. <данные изъяты> в ее полномочия не входит принятие обеспечительных мер в виде приостановки операций по счетам в банке. Такое решение может принимать только руководитель налогового органа, поэтому Вл-ва не может быть привлечена к ответственности за должностное преступление. Обращает внимание, что органами следствия не выносилось постановления о переквалификации действий Тет-вой и Вл-вой на составы преступлений, по которым предъявлено окончательное обвинение. Полагает, что
оснований для привлечения их к уголовной ответственности не имелось, поскольку отсутствует состав преступления по ч. 5 ст. 33, ст. 199.2 УК РФ. Просит отменить приговор и вынести оправдательный приговор.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним, кроме доводов, аналогичных приведенным выше в жалобе адвоката, осужденные Тет-ва и Вл-ва указывают о нарушении судом требований ст. 241 УПК РФ, считая, что судом незаконно оглашены только вводная и резолютивная часть приговора, полностью приговор, несмотря на то, что дело рассмотрено и по обвинению по ч. <данные изъяты> УК РФ, не оглашался, и, кроме того, в нарушении требований ст. 313 УПК РФ копия приговора вручена Тет-вой только ДД.ММ.ГГГГ Указывают, что в деле отсутствуют данные о злоупотреблении должностными полномочиями, поскольку в отношении <данные изъяты> в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ были реализованы все права и обязанности налоговых органов, проведены две выездные налоговые проверки, приняты решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от ДД.ММ.ГГГГ, в установленном порядке в адрес <данные изъяты>» направлены требования об уплате налогов. Считают, что в деле отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие какой-либо личной заинтересованности, судом это обстоятельство не установлено. Вывод суда о стремлении Тет-вой извлечь выгоду неимущественного характера из побуждений карьеризма и установления протекционизма со стороны руководства с целью заручиться поддержкой по службе <данные изъяты> № по АО не соответствует фактическим обстоятельствам дела, исходя из того, что заместитель начальника назначается на основании приказа <адрес>, в силу чего, начальник <данные изъяты> № не мог повлиять на ее продвижение по службе. Вл-ва занимала должность начальника <данные изъяты>отдела и никаких ходатайств о назначении ее на вышестоящую должность не направлялось. Также материалы дела не содержат данных о фактах поощрения подчиненных Вл-вой и Тет-вой начальником налогового отдела, а также иного покровительства по службе. Указывают, что суд вышел за пределы обвинения, увеличив период совершения преступления с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, как указано в обвинительном заключении, до ДД.ММ.ГГГГ г. 

Ссылаясь на нормы налогового законодательства, обращают внимание, что в приговоре использованы понятия «осуществление мер налогового обеспечения и иных Мероприятий налогового контроля в отношении расчетных счетов налогоплательщиков», не предусмотренные положениями налогового закона. Указывает о необоснованности вывода суда о создании благоприятных условий для извлечения выгод материального характера в пользу <данные изъяты>» путем временного освобождения от имущественных затрат <данные изъяты>», поскольку он не подтверждается материалами уголовного дела, а договор займа, на который ссылается суд в приговоре, заключен <данные изъяты> с <данные изъяты>» ДД.ММ.ГГГГ, то есть за пределами периода совершения преступления. Считают, что положениями ст. <данные изъяты> не предусмотрена обязанность <данные изъяты> органа о приостановлении движения операций по всем расчетным счетам в банках налогоплательщика. Указывают, что в приговоре приведены показания ФИО4), ФИО3, оглашенные в судебном заседании, тогда как, показания этих свидетелей не оглашались. Также в приговоре искажены показания ФИО9 о том, что никакие изменения счетов не производились, показания ФИО4о датах совершения телефонных звонком ФИО3.

Считают, что показания ФИО12, положенные судом в основу приговора, противоречат показаниям специалистов в области налогообложения ФИО9, ФИО13, результатам следственного эксперимента, не подтвердивших, что инкассовые поручения выставляются на все счета во всех банках по одному требованию. Указывают, что судом не дано оценки показаниям свидетеля ФИО2 о том, что ему было
неизвестно о решении следователя о прекращении уголовного дела по амнистии в 2014 г., по его заявлению дело в отношении него было прекращено ДД.ММ.ГГГГ, искажены в приговоре показания ФИО2 относительно цели открытия счета в <данные изъяты>». Считают незаконным возбуждение уголовного дела в отношении ФИО2 по ст. <данные изъяты> УК РФ, поскольку указанные в постановлении о прекращении уголовного преследования в отношении ФИО2 от ДД.ММ.ГГГГ 2 эпизода сокрытия денежных средств не содержат признаки преступления. Указывают о неправильной оценке показания свидетелей ФИО4, ФИО14, ФИО8 о невозможности бесследно удалить из программы запись об изменении счета; искажении показаний свидетелей в приговоре ФИО15, ФИО16, ФИО13. 

Считают, что оснований для привлечения их к уголовной ответственности не имелось, ущерб бюджетной системе РФ не причинен, они не оказывали никакого пособничества, поскольку в действиях руководителей <данные изъяты>» отсутствует состав преступления.

Указывают о незаконности приговора, поскольку он основан на показаниях свидетелей ФИО13 и ФИО10, а постановлением суда от 25.02.2016 удовлетворены замечания на протокол судебного заседания в части содержания показаний этих свидетелей, следовательно, приговор основан не недостоверных доказательствах.

Просят отменить приговор и оправдать их.

В возражениях на жалобы государственный обвинитель Файнгерш С.М. просит приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции находит приговор в отношении Тет-вой и Вл-вой подлежащим отмене с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Судом при рассмотрении настоящего уголовного дела допущены существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, повлиявшие на вынесение законного и обоснованного решения, что, в соответствии с Ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ является основанием для отмены приговора суда.

Согласно ч. 2 ст. 297 УПК РФ приговор суда признается законным, обоснованным и справедливым, если он основан на правильном применении уголовного закона и постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать: 1) описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступлений; 2) доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Между тем, данные требования закона судом первой инстанции не выполнены.

Как установлено судом в приговоре, Тет-ва, занимающая должность заместителя <данные изъяты> № по <адрес>, и Вл-ва, состоящая в должности начальника <данные изъяты> Росси № по <адрес>, в период ДД.ММ.ГГГГ г. по просьбе генерального директора <данные изъяты>» ФИО2 о не применении мер налогового обеспечения и мероприятий налогового контроля к образовавшейся недоимке по налогам и сборам на сумму <данные изъяты> рублей, с целью обеспечить создание благоприятных условий для извлечения выгод материального характера в пользу <данные изъяты>» и <данные изъяты>» путем освобождения их от имущественных затрат, связанных с выплатой <данные изъяты>, имея преступный умысел, направленный на совершение должностного преступления, вопреки интересам службы из иной личной заинтересованности, выразившейся в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера - из побуждений карьеризма и установления протекционизма со стороны вышестоящего руководства, с целью заручиться поддержкой по службе начальника <данные изъяты> № по <адрес>, не приняли меры налогового обеспечения в отношении расчетного счета, имевшегося у
ООО <данные изъяты>» в <данные изъяты>», а впоследствии в отношении открытого расчетного счета в <данные изъяты>». Тет-ва склонила Вл-ву к совершению должностного преступления, взяв на себя функции общего контроля за обеспечением возможности сокрытия денежных средств <данные изъяты>» от налоговых санкций, а Вл-ва обеспечила данное незаконное поручение, дав указание старшему специалисту аналитического отдела ФИО4 о внесении изменений в программу налогового контроля в виде исключения признака «Основной счет» у расчетного счета <данные изъяты> в <данные изъяты>» и присвоения данного признака расчетному счету, открытому в <данные изъяты>».

Таким образом,Тет-ва и Вл-ва. умышленно путем последующего бездействия предоставили возможность <данные изъяты>» до ДД.ММ.ГГГГ совершать по расчетному счету в <данные изъяты>» операции по перечислению денежных средств, подлежащих обязательной первоочередной уплате в виде налоговых отчислений в бюджеты на сумму не менее <данные изъяты> рублей, соответствующую сумме налоговых платежей, отраженных в инкассовых поручениях в адрес <данные изъяты>», согласно требований об уплате налога, выставленных за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Они же, будучи осведомленными об открытии ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> расчетного счета в <данные изъяты>» предоставили возможность ФИО2 в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ беспрепятственно совершать финансовые операции по этому счету на сумму <данные изъяты> рублей.

В период руководства <данные изъяты>» ФИО5 с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Тет-ва, действуя совместно с Вл-вой, в продолжение преступного умысла на совершение должностного преступления обеспечили возможность ФИО5 аналогичным способом беспрепятственно совершать по расчетному счету в <данные изъяты>» операции по перечислению денежных средств, подлежащих обязательной уплате в виде налоговых отчислений в бюджеты.

В период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ руководители <данные изъяты>», используя предоставленную им Тет-вой и Вл-вой возможность, совершили операции по перечислению денежных средств с расчетных счетов <данные изъяты>», открытых в <данные изъяты>» и <данные изъяты>» на расчетный счет <данные изъяты>» на общую сумму <данные изъяты> рубля.

В результате преступных действий Тет-вой и Вл-вой причинен материальный ущерб, выразившийся в несвоевременном поступлении в бюджет МО «<адрес>» обязательных платежей с просрочкой от 5 до 14 дней, что привело к отсутствию у администрации МО «<адрес>»
возможности досрочного погашения коммерческих кредитов и уплаты в указанный период процентов по взятым обязательствам.

Их действия повлекли за собой существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в дискредитации своей профессии и должности, подрыве авторитета органов налоговой службы.

Эти действия Тет-вой и Вл-вой квалифицированы судом по ч. <данные изъяты> УК РФ как злоупотребление должностными полномочиями вопреки интересам службы, совершенном из иной личной заинтересованности, повлекшее существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства и тяжкие последствия.

Также, они признаны виновными в том, что в период ДД.ММ.ГГГГ г., совершив аналогичные действия, умышленно, оказали содействие в сокрытии денежных средств <данные изъяты>» за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, реализуя умысел, направленный на совершение должностного преступления, вопреки интересам службы из иной личной заинтересованности, выразившейся в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера - из побуждений карьеризма и установления протекционизма со стороны вышестоящего руководства, с целью заручиться поддержкой по службе начальника <данные изъяты> № по <адрес>, путем не принятия мер налогового обеспечения в отношении расчетного счета, имевшегося у <данные изъяты>, а впоследствии в отношении открытого расчетного счета в<данные изъяты>».

Судом в приговоре сделан вывод о том, что сумма ущерба из-за несвоевременного поступления в бюджет МО «<адрес>» соответствующих сумм НДФЛ составила <данные изъяты> рублей. Российской Федерации причинен значительный ущерб в сумме <данные изъяты> руб., соответствующей сумме сокрытых от взыскания <данные изъяты> денежных средств <данные изъяты>». Действия, повлекшие сокрытие денежных средств, обеспечили возможность совершения ФИО2 и ФИО5 преступлений, предусмотренных ст. <данные изъяты> УК РФ, и повлекли тяжкие последствия.

Эти действия Тет-вой и Вл-вой суд квалифицировал по ч. 5 <данные изъяты> УК РФ как «пособничество в содействии совершению преступления, а именно в сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, совершенное руководителем организации в крупном размере, путем устранения препятствий». 

Как видно из описания преступных деяний, суд первой инстанции допустил противоречия в части указания направленности умысла Тет-вой и Вл-вой Приводя в описании преступного деяния обстоятельства преступления, предусмотренного ч. <данные изъяты> УК РФ, суд указал о совершении ими пособничества в сокрытии денежных средств организации, за счет которых должно производиться взыскание налогов, с умыслом, направленным на должностное преступление вопреки интересам службы из иной личной заинтересованности, выразившейся в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера - из побуждений карьеризма и установления протекционизма со стороны вышестоящего руководства, с целью заручиться поддержкой по службе начальника <данные изъяты> № по <адрес>.

При этом, описание преступного деяния, предусмотренного ч. <данные изъяты> УК РФ, не содержит указания о направленности умысла осужденных на совершение именно этого преступления, что должно быть установлено судом как обязательный признак объективной стороны преступления.

В нарушении положений ст. 252 УПК РФ, суд при описании преступных деяний увеличил период их совершения с ДД.ММ.ГГГГ, как было предъявлено обвинение и указано в обвинительном заключении, на весь ДД.ММ.ГГГГ г., не изложив в приговоре мотивы изменения фактических обстоятельств (времени совершения преступлений), тем самым вышел за пределы предъявленного обвинения.

В соответствии со ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу в суде подлежат доказыванию, в частности, событие преступления, виновность подсудимого в совершении преступления, форма его вины и мотивы преступления.

С учетом этих требований и в силу ст. 307. УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

По смыслу закона ответственность за злоупотребление служебными полномочиями может наступить лишь при наличии у должностного лица корыстной или иной заинтересованности.

Суд в приговоре отметил, что, совершая преступление, Тет-ва и Вл-ва действовали из личной заинтересованности, выразившейся в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера - из побуждений карьеризма и установления протекционизма со стороны вышестоящего руководства, однако в обоснование таких выводов суд в приговоре каких-либо доказательств не привел.

Между тем, обязательным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ст. <данные изъяты> УК РФ является мотив - корыстная или иная личная заинтересованность.

При рассмотрении дел о злоупотреблении должностными полномочиями установление мотива корыстной или иной личной заинтересованности, которым руководствовалось лицо при совершении преступления, является обязательным, и в приговоре должно быть указано, в чем конкретно такой мотив был выражен. Однако, в приговоре суд не указал, в чем выражен мотив совершения данного преступления.

Кроме того, излагая обстоятельства совершения преступного деяния, предусмотренного ч. <данные изъяты> УК РФ, суд не указал о причинении действиями осужденных каких-либо тяжких последствий, и в чем они выразились, не указана и сумма материального ущерба, причиненного МО «<адрес>». 

По смыслу уголовного закона, под сокрытием денежных средств, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов, понимается деяние, направленное на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам в крупном размере. При этом, действия по воспрепятствованию принудительному взысканию совершаются после истечения срока, установленного законодательством для уплаты соответствующего налога или сбора.

Исходя из изложенных положений уголовно-процессуального и материального закона, суду следовало установить какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены осужденными, а также сроки уплаты конкретного налога, размер задолженности по видам налога и период, в который она образовалась; какие конкретно финансовые операции с целью сокрытия денежных средств и когда были совершены, в пользу каких организаций, а также точное определение суммы сокрытых денежных средств, исходя из сумм, произведенных финансовых операций по счетам в банках, по которым не было принято решение о приостановлении операций.

Из приговора следует, при пособничестве Тет-вой и Вл-вой в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты>» совершило операции по расчетному счету в <данные изъяты>» по перечислению денежных средств на сумму не менее <данные изъяты> рублей, соответствующей сумме налоговых платежей, отраженных в инкассовых поручениях, выставленных согласно требованиям об уплате налога в адрес <данные изъяты>»; в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> совершило финансовых операций по счету в <данные изъяты>» на сумму <данные изъяты> рублей; в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ - финансовые операции по счету в <данные изъяты>» на сумму <данные изъяты> рублей.

Как видно из приговора, при описании преступного деяния судом не раскрыт способ совершения преступления, поскольку не приведены фактические данные о том, сколько конкретно финансовых операций совершено, когда именно они осуществлялись, между какими юридическими и физическими лицами, и в каком размере, что имеет существенное значение для правильного разрешения дела.

Между тем, размер сокрытых денежных "средств определен в приговоре путем сложения денежных сумм, которые отражены в каждом требовании об уплате налога, выставленного в адрес <данные изъяты>» на расчетный счет в <данные изъяты>» в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Однако, суд, указав в приговоре суммы сокрытых денежных средств (<данные изъяты> рублей, <данные изъяты> рублей и <данные изъяты> рублей), не проверил - имело ли место в действительности проведение таких финансовых операций на указанные суммы по счетам, имевшимся у <данные изъяты>» в <данные изъяты>» и <данные изъяты>», в связи с чем, определение суммы сокрытых денежных средств путем сложения сумм, на которые выставлены требования об уплате налогов, нельзя признать способом соответствующим положениям закона и фактическим обстоятельствам дела.

В данном случае, не получившие своего отражения в обвинительном приговоре вышеперечисленные обстоятельства, касающиеся непосредственно события преступления, являются существенными для вынесения законного и обоснованного решения по уголовному делу.
Кроме того, в нарушение требований ст. 307 УПК РФ, суд в приговоре перечислил письменные доказательства, не раскрыв их содержания, не указал какие конкретные сведения, содержащиеся в них, подтверждают выводы о виновности осужденных.

Таким образом, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что приведенные обстоятельства свидетельствуют о наличии существенных нарушений в постановленном приговоре, повлиявших на вынесение законного и обоснованного судебного решения, влекущих отмену приговора.

В связи с отменой приговора в виду существенных нарушений уголовно-процессуального закона и направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение, суд апелляционной инстанции не входит в обсуждение иных доводов апелляционных жалоб, касающихся правильности оценки доказательств, правильности установления иных обстоятельств деяний, оценки действий органов следствия в ходе предварительного расследования, которые подлежат проверке в ходе нового судебного разбирательства.

Меру пресечения Тет-вой и Вл-вой следует изменить с заключения под стражу на подписку о невыезде и надлежащем поведении.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.16,389.17, 389.22, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ОПРЕДЕЛИЛ:

Приговор Ахтубинского районного суда Астраханской области от 11 декабря 2015 г. в отношении Тет-вой и Вл-вой отменить, апелляционный жалобы осужденных и их защитника удовлетворить частично.

Уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения Тет-вой и Вл-вой изменить с заключения под стражу на подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Освободить Тет-ву и Вл-ву из-под стражи немедленно.

Апелляционное определение вступает в законную силу с момента его вынесения и может быть обжаловано в кассационном порядке.

Источник
 
теги: размер
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
Формула защиты
Мы в соцсетях