Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Открытие расчетных счетов законно, незаконным является направление распорядительных писем о перечислении дебиторской задолженности на вновь открытые расчетные счета. Апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 02.10.2015 № 22-4488/15

Кемеровский областной суд в составе председательствующего судьи Мельниковой М.И., при секретаре Сызрановой Е.А., с участием прокурора Изотовой Е.В., осужденного Рог-ва П.Е., адвоката Абрамкиной Л.И., представившей удостоверение №№..., рассмотрел в открытом судебном заседании от 02 октября 2015 года апелляционную и дополнительную апелляционную жалобы осужденного Рог-ва П.Е. на приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка Кемеровской области от 02 июля 2015 года, которым РОГ-В ФИО20 ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <данные изъяты>, проживающий по адресу: <адрес> ранее не судимый, осуждён по ст.199.2 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере <данные изъяты> рублей.

На основании п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года «Об объявления амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» освобожден от наказания.

УСТАНОВИЛ:

Приговором Центрального районного суда г. Новокузнецка Кемеровской области от 02 июля 2015 года Рог-в П.Е. признан виновным в сокрытии денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, совершенное руководителем организации, в крупном размере.

Преступление совершено в период с 04.04.2013 г. по 22.07.2013 г. в г. Новокузнецке Кемеровской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденный Рог-в П.Е. считает вынесенный в отношении него обвинительный приговор несправедливым, незаконным, постановленным с нарушением норм уголовно-процессуального права.

Считает, что в приговоре допущены несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленных судом первой инстанции, а существенные нарушения уголовно-процессуального закона и неправильное применение уголовного закона повлияли на законность, обоснованность приговора.

В дополнительной апелляционной жалобе осужденный Рог-в П.Е., повторяя доводы основной апелляционной жалобы, считает вывод суда о том, что его вина подтверждается совокупностью относимых, допустимых и достоверных доказательств, непосредственно исследованных в судебном заседании, не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Ссылаясь на Постановление Конституционного суда РФ от 27.05.2003 г. №9-П, определение Конституционного суда РФ от 05.03.2009 г. №470-О-О, считает, что в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, в связи с тем, что в его действиях отсутствует объективная сторона преступления.
    
Указывает, что преступление, предусмотренное ст. 199.2 УК РФ, может совершаться только при наличии вины в форме прямого умысла, то есть лицо осознавало, хотело и желало его совершить.

По мнению осужденного, не является преступлением оплата текущей задолженности реальному контрагенту в соответствии с договором в момент, когда задолженность по налогам и сборам формально возникла, но требование об уплате налогов и сборов лицом еще не получено или срок, указанный в полученном требовании, еще не истек.

Первое требование было выставлено 05.04.2013 г. на сумму <данные изъяты> рублей, срок его исполнения установлен до 25.04.2013 г. Соответственно письма (всего - 11 шт.), датированные до 25.04.2013 г. на сумму <данные изъяты> рубля не могут считаться сокрытием. Все контрагенты, которым были перечислены денежные средства, являются реальными поставщиками, и они имели заложенность перед ООО <данные изъяты>

Полагает, что расчет контрагентами ООО <данные изъяты>» по письмам общества в адрес третьих организаций не противоречит действующему законодательству, поскольку денежные средства контрагентов будут направлены на приобретение комплектующих и иных товаров, необходимых для исполнения заказов.

Второе требование было выставлено 26.04.2013 г. на сумму <данные изъяты> рубля, срок его исполнения 23.05.2013 г. Соответственно, с 26.04.2013 г. по 23.05.2013 г. сумма недоимки была всего лишь <данные изъяты> рубль, и по письмам можно было перечислять денежные средства за исключением суммы <данные изъяты> рубль. Но в обвинительном заключении перечислены 13 писем на общую сумму <данные изъяты> рубля, якобы им сокрытую.

В третьем требовании от 13.05.2013 г., указанном в обвинительном заключении, сумма <данные изъяты> рублей относится к авансовым платежам по налогам за текущий налоговый период. А налоговым законодательством не предусмотрено привлечение к ответственности за неуплату авансовых платежей.

Четвертое требование было выставлено 21.05.2013 г. на сумму <данные изъяты> рублей, срок исполнения до 10.06.2013 г. Таким образом, и в период с 23.05.2013 г. по 10.06.2013 г. могла перечисляться по письмам сумма, за исключением суммы недоимки <данные изъяты>. Однако вся сумма, перечисленная по письмам, вменяется в сокрытие.

Отмечает, что открытие расчетных счетов предприятием не запрещено законодательством. О каждом расчетном счете ИФНС становилось известно с момента открытия, на следующий же день инспекция имела возможность наложить инкассовые поручения. Счета работали определенное время, например многочисленные поступления на счет в Новокузнецком муниципальном банке, открытом 20.05.2013 г., происходили с 20.05.2013 г. по 31.10.2013 г. (17 платежей), с этого счета предприятие оплачивало поставщикам, выплачивало заработную плату, оплачивало НДФЛ. Таким образом, считает, что налоговый орган в период с 04.04.2013 г. по 22.07.2013 г. имел реальную возможность принудительно взыскать со счетов всю сумму недоимки, если таковая имеется.

По мнению осужденного, не содержат признаков состава преступления перечисление контрагенту денег или продажа имущества, вызванные необходимостью продолжения деятельности организации или индивидуального предпринимателя, даже в ситуации, когда требование получено и срок, указанный в нем, истек. Ведь и в таком случае желания сокрыть денежные средства или иное имущество от принудительного взыскания у налогоплательщика не было. Лицо лишь совершило платеж ради сохранения собственного бизнеса, преследуя цель заниматься предпринимательской деятельностью, в дальнейшем получить от нее доход и заплатить все требуемые налоги и сборы.

Указывает, что у организации имелись контрагенты, которые были должны организации крупную сумму денег, в том числе <данные изъяты> района, за счет которой он планировал в последующем погасить возникшую недоимку по налогам и сборам. Именно по этой причине им было принято решение при наличии незначительной недоимки направить денежные средства на погашение задолженности организации перед другим контрагентом за выполненные работы. Данные действия он совершил, так как в связи с отсутствием этих платежей деятельность управляемой им организации была бы немедленно прекращена, муниципальный контракт не был бы исполнен. Считает, что умысла в его действиях не было, что подтверждается в последующем фактом поступления денежных средств от должников-контрагентов.

Никакой выгоды от перечисления денежных средств на счета контрагентов, которым была должна его организация, он лично ни как физическое лицо, ни как руководитель организации, не получил и не собирался получать.

Считает, что умысел на совершение вменяемого ему преступления за период с 04.04.2013 г. по 22.07.2013 г., судом первой инстанции не установлен, как и не установлена сумма самой недоимки за этот период, сумма сокрытых денежных средств.

Кроме того, считает существенным то, что при решении вопроса, совершено ли сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов, в крупном размере следует иметь в виду, что взысканные или подлежащие взысканию пени и штрафы в сумму недоимок не включаются.

Указывает, что уголовная ответственность по ст. 199.2 УК РФ может наступить после истечения срока, установленного в полученном требовании об уплате налога или сбора. Сведения о конкретных видах налога или сбора, о периоде возникновения задолженности по каждому из налогов и сборов входит в перечень обстоятельств, подлежащих обязательному доказыванию, то есть влияют на обстоятельства совершения указанного преступления. В приговоре и в обвинительном заключении отсутствуют сведения о конкретном виде налога или сбора, неуплата которого повлекла образование недоимки, не указан период возникновения задолженности по каждому из налогов или сборов, не конкретизирована сумма задолженности по налогам и сборам, образовавшаяся именно в период совершения преступления; вместе с понятием «недоимка» в приговоре используется понятие «задолженность по налогам и сборам», при этом не сказано, включены ли в просроченную задолженность суммы налоговых санкций.

Указывает, что в приговоре приведено в качестве доказательства заключение эксперта от 22.07.2014 г. В судебном заседании им заявлялось ходатайство о признании заключения эксперта от 22.07.2014 г. недопустимым доказательством в связи с тем, что имеются ряд методологических недочётов и не учтены некоторые требования (особенности) налогового законодательства. Однако в удовлетворении данного ходатайства ему было отказано.

Считает, что заключение эксперта от 22.07.2014 г. не дает однозначных ответов о сумме недоимки, возникшей в период с 04.04.2013 г. по 22.07.2013 г., без учета пеней, штрафов, авансовых платежей. Вместо определения размера недоимки эксперт произвел суммарный подсчет выставленных требований. В связи с чем он ходатайствовал о назначении дополнительной судебно-экономической экспертизы, но в удовлетворении данного ходатайства ему также было отказано.

Таким образом, полагает, в приговоре не установлен размер чистой недоимки, возникшей в период с 04.04.2013 г. по 22.07.2013 г., без учета пеней и штрафов, а также авансовых платежей, не ясен сам период возникновения недоимки, не установлена сумма сокрытых денежных средств.

Считает, что из приговора не понятно, включает ли сумма, указанная судом, пени и штрафы, так как в приговоре приведены суммы неисполненных требований, что противоречит ст.ст. 73-90 УПК РФ. Кроме того, считает, что не установлен размер чистой недоимки, и является ли он крупным, что предусматривает примечание к ст. 169 УК РФ. Таким образом, объективная сторона вменяемого ему преступления в приговоре не установлена.

Полагает, что суд первой инстанции вынес приговор в отношении него, основываясь на предположениях, не принял все меры для достоверного установления исходных данных, не возвратил дело на дополнительное расследование, не направил дело на дополнительную экспертизу.

Просит обвинительный приговор в отношении него отменить, вынести оправдательный приговор.

В возражениях на апелляционную и дополнительную апелляционную жалобы осуждённого Рог-ва П.Е. государственный обвинитель прокуратуры г. Новокузнецка Кемеровской области Терляхина Н.Н. считает приговор суда законным и обоснованным и просит оставить его без изменения, а доводы апелляционных жалоб Рог-ва П.Е. - без удовлетворения.

Выслушав выступление осужденного Рог-ва П.Е., адвоката Абрамкиной Л.М., поддержавших доводы апелляционных жалоб осужденного, мнение прокурора Изотовой Е.В., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, а доводы жалоб - без удовлетворения, проверив материалы дела, изучив доводы апелляционных жалоб осуждённого, возражения на них, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Обстоятельства совершения осужденным преступления, предусмотренного ст.199.2 УК РФ, установленные судом, подробно изложены в приговоре.

Судом первой инстанции установлено, что Рог-в П.Е., достоверно зная о наличии задолженности по налогам, по состоянию на 04.04.2013 г. в сумме <данные изъяты> рублей, которая за период до 22.07.3013 г. увеличилась до <данные изъяты> рублей, и по которой налоговым органом принимались меры к принудительному взысканию, в период с 04.04.2013 г. до 22.07.2013 г. создал ситуацию отсутствия денежных средств на расчетных счетах путем осуществления расчетов по составленным им письмам, а также письмам, подписанным по его указанию главным инженером ООО <данные изъяты>» ФИО22 через счета третьих лиц, а также в указанный период открывал новые расчетные счета ООО <данные изъяты> 22.04.2013 г. в ДО <данные изъяты>» ОАО; 20.05.2013 г. в ДО <данные изъяты>» ОАО; 04.06.2013 г. ДО г. <данные изъяты>»; 03.07.2013 г. в ДО <данные изъяты> ОАО, куда поступали денежные средства от контрагентов. Открытие в короткий промежуток времени, в течение 4-х месяцев, четырех новых расчетных счётов, при наличии имеющихся расчетных счетов в Сибирском банке ОАО «Сбербанк России», к которым налоговым органом выставлялись в установленном порядке инкассовые поручения, не позволяло осуществить взыскание задолженности, поскольку поступающие денежные средства сразу после открытия расчетного счета ООО <данные изъяты>» расходовались на хозяйственные нужды предприятия. При этом налоги не выплачивались. Всего за период с 04.04.2013 г. до 22.07.2013 г. Рог-в П.Е., имея реальную возможность погасить недоимку по налогам в сумме <данные изъяты> рублей, сокрыл денежные средства в сумме <данные изъяты>рублей.

Доводы в апелляционных жалобах осужденного о недоказанности его вины в сокрытии денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, совершенное руководителем организации в крупном размере, являются несостоятельными, противоречат фактическим обстоятельствам дела, проверялись в судебном разбирательстве, однако не нашли своего подтверждения, и опровергаются показаниями самого Рог-ва П.Е., из которых усматривается, что он осознанно, достоверно зная о наличии у ООО <данные изъяты> руководителем которого он являлся, недоимки по налогам, образовавшейся в 2013 г., и о предпринимаемых налоговыми органами мерах о принудительном взыскании недоимки, предпринял меры к сокрытию денежных средств организации, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам.

В судебном заседании Рог-в П.Е. вину признал частично, утверждая, что умысла на совершение преступления он не имел, вынужден был нарушать закон, чтобы выполнить в срок муниципальные заказы, однако суд обоснованно в приговоре дал им критическую оценку, и привел убедительные мотивы в обоснование вывода о виновности Рог-ва П.Е. в содеянном, которые объективно подтверждаются собранными по делу доказательствами, в том числе, показаниями свидетелей ФИО23, оглашенными в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя, в соответствии со ст.281 УПК РФ, заключением исследованной судом экспертизы, проведенной в соответствии с требованиями закона; иными письменными доказательствами, подробно проанализированными судом в приговоре и получившими оценку в соответствии со ст. 88 УПК РФ.

В основу приговора положены только доказательства, надлежащим образом исследованные судом и полученные с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Вина Рог-ва П.Е. в полном объёме подтверждается последовательными и согласующимися между собой показаниями:

- свидетеля ФИО24 работника Межрайонной ИФНС №13 по Кемеровской области, о том, что задолженность по налогам у ООО <данные изъяты>» образовалась в начала 2013 г., в течение года продолжала расти, налогоплательщик в представляемых в налоговый орган декларациях сам указывал размер налогов, подлежащих уплате, но оплату не производил, требования об уплате налогов добровольно не выполнял, в связи с чем инспекцией были приняты и направлены в адрес должника решения о принудительном взыскании недоимки, в том числе за счет имущества налогоплательщика, выставлены инкассовые поручения на списание денежных средств с расчетного счета должника;

- свидетеля ФИО25 – судебного пристава-исполнителя, показавшей, что с 12.03.2012 г. Межрайонной ИФНС №13 по Кемеровской области неоднократно принимались решения о взыскании задолженности по налогам за счет имущества налогоплательщика ООО <данные изъяты> на основании которых были возбуждены исполнительные производства, часть задолженности была погашена за счет имущества общества. Она лично неоднократно общалась по телефону с бухгалтером организации Свет-вой и директором Рог-вым по вопросам погашения задолженности, ей поясняли, что средств для этого не имеется в связи с наличием дебиторской задолженности. Исполнительные действия были приостановлены после введения 22.07.2013 г. процедуры банкротства ООО <данные изъяты>»;

- свидетеля ФИО26 о том, что ей, как главному бухгалтеру ООО <данные изъяты> было известно о наличии у общества недоимки по налогам в 2013 г. и о предпринимаемых налоговым органом мерах по принудительному взысканию налогов; чтобы рассчитаться с поставщиками и подрядчиками, общество открывало новые расчетные счета, направляло письма кредиторам о перечислении денег подрядчикам, минуя счета общества;

- свидетеля ФИО27 о том, что с целью уклонения от принудительного взыскания недоимки по налогам, по устному указанию Рог-ва П.Е. она составляла письма от имени главного инженера ФИО28 в адрес иных организаций с просьбой оплаты денежных средств напрямую на расчетные счета поставщиков и подрядчиков, минуя расчетные счета ООО <данные изъяты>

- свидетеля ФИО29 о том, что в связи с образовавшейся в 2013 г. недоимкой по налогам, на счета ООО <данные изъяты>» были выставлены инкассовые поручения, судебным приставом-исполнителем предпринимались меры для взыскания недоимки за счет имущества общества, в связи с чем по устному распоряжению директора Рог-ва он подписывал письма, которые составляла бухгалтер ФИО30 с просьбой произвести оплату по указанным реквизитам;

- свидетелей ФИО31 о том, что на основании писем ООО <данные изъяты>» денежные средства, подлежащие уплате данному обществу на основании муниципального контракта на ремонт стадиона «<данные изъяты> перечислялись на новые расчетные счета, не указанные в контракте, расчет с обществом за выполненную работу произведен в полном объеме;

- свидетелей ФИО32 о том, что Администрация <данные изъяты> требовала от ООО <данные изъяты> неукоснительного соблюдения сроков производства капитального ремонта стадиона «<данные изъяты>», в связи с чем еженедельно проходили совещания штаба, на которых Рог-в поднимал вопросы о перечислении денежных средств напрямую на расчетные счета поставщиков и подрядчиков, вопросы о наличии у общества задолженности по налогам также обсуждались, администрация района всегда требовала платить налоги.

Существенных противоречий, которые могли повлиять на выводы суда о фактических обстоятельствах совершения преступления, в показаниях свидетелей не имеется, они последовательны, подробны, согласуются между собой по всем существенным обстоятельствам дела. Показания осужденного и свидетелей, на основании которых установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию, изложены в приговоре в соответствии с их существом, отраженным в протоколе судебного заседания, замечаний на который сторонами принесено не было.

Вина осужденного подтверждается иными доказательствами и письменными материалами дела, исследованным судом, в том числе:
- заключением судебно-бухгалтерской экспертизы (т. 6 л.д. 44-130) о наличии у ООО «<данные изъяты>» задолженности по налоговым платежам по состоянию на 04.04.2013 г. в сумме <данные изъяты> рублей, которая за период до 22.07.3013 г. увеличилась до <данные изъяты>рублей, и по которой налоговым органом в период с 04.04.2013 г. по 22.07.2013 г. принимались меры к принудительному взысканию: направлены требования об уплате налогов на сумму <данные изъяты> рублей, приняты решения о взыскании налогов (без учета пеней и штрафов) за счет денежных средств общества в банках на сумму <данные изъяты> рублей и направлены инкассовые поручения в банки на данную сумму; приняты решения о взыскании задолженности по налогам за счет имущества общества на сумму <данные изъяты> рублей.

В тоже время за период с 04.04.2013 г. по 22.07.2013 г. на расчетные счета ООО <данные изъяты>» поступили и были использованы денежные средства в размере <данные изъяты> рублей. Обязанность по уплате налогов в бюджет за данный период была исполнена обществом в размере <данные изъяты> рублей.

Общая сумма средств, перечисленных за период с 04.04.2013 г. по 22.07.2013 г. ООО «<данные изъяты> и ООО <данные изъяты>» на счета третьих лиц (контрагентов ООО <данные изъяты>») в счет оплаты за выполненные подрядные работы составила <данные изъяты> рублей. Общая сумма средств, направленных МБУ Спортивный комплекс «<данные изъяты>» за выполненные объемы работ по стадиону «<данные изъяты>» по письмам ООО <данные изъяты>» с просьбой о перечислении денежных средств на новые банковские реквизиты, за период с 04.04.2013 г. по 22.07.2013 г. составила <данные изъяты> рублей, из которых <данные изъяты> рублей ООО <данные изъяты> направило контрагентам в счет оплаты за ТМЦ, оказанные услуги, выполненные работы по договорам подряда.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, оснований не доверять заключению судебно-бухгалтерской экспертизы у суда не имелось, поскольку оно соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, дано лицом, обладающим специальными познаниями в области проводимых исследований, предупрежденным об уголовной ответственности за дачу ложного заключения, согласуется с другими доказательствами по делу и дополняет их. При этом суд первой инстанции проверил соблюдение порядка назначения экспертизы и привлечения для её производства конкретного эксперта.

Довод осужденного о необоснованном отказе в удовлетворении его ходатайства о признании данного экспертного заключения недопустимым доказательством, не соответствует материалам уголовного дела, поскольку из протокола судебного заседания видно, что такого ходатайства сторона защиты в ходе судебного следствия не заявляла.

Судом в процессе рассмотрения уголовного дела проверялись доводы адвоката относительности необоснованности заключения экспертизы, аналогичные доводам апелляционной жалобы осужденного, при разрешении ходатайства о проведении дополнительной комплексной судебно-экономической экспертизы. Мотивы, по которым суд отверг ходатайство, изложены в постановлении суда в протоколе судебного заседания от 14.05.2015 г. (л.д. 94 т. 8), оснований подвергать сомнению правильность выводов суда в этой части, суд апелляционной инстанции по делу не усматривает.

Доводы апелляционной жалобы осужденного о том, что в заключении судебно-бухгалтерской экспертизы не содержится однозначных ответов о сумме недоимки, возникшей в период с 04.04.2013 г по 22.07.2013 г., без учета пеней и штрафов, не соответствуют действительности, поскольку в данном заключении экспертом произведен расчет недоимки по налогам именно без пеней и штрафов.

Доводы жалобы о том, что несвоевременная уплата авансовых платежей по налогам не может быть включена в размер недоимки и не подлежит принудительному взысканию, не могут быть признаны обоснованными, поскольку согласно п. 1 ст. 23 Налогового кодекса РФ налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги, п. 3 ст. 58 НК РФ предусмотрено, что в соответствии с данным Кодексом может предусматриваться уплата в течение налогового периода предварительных платежей по налогу – авансовых платежей. Обязанность по уплате авансовых платежей признается исполненной в порядке, аналогичном для уплаты налога. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате налога (авансового платежа) является основанием для направления налогоплательщику налоговым органом в соответствии с п. 1 ст. 70 НК РФ требования об уплате суммы налога, которая была указана в налоговой декларации (расчете авансового платежа) или налоговом уведомлении, но фактически не перечислена налогоплательщиком в бюджет, и применения в последующем при неисполнении требования мер по принудительному взысканию недоимки в соответствии со ст.ст. 46, 47, 69 НК РФ. В связи с изложенным у суда отсутствовали основания для исключения из суммы недоимки, указанной с обвинении, суммы авансовых платежей, не перечисленных ООО «<данные изъяты>» в бюджет в установленный законом срок.

Суд апелляционной инстанции находит верным вывод суда о том, что осужденный совершил сокрытие денежных средств, за счет которых должно производится взыскание налогов, в крупном размере, поскольку в соответствии с примечаниями к ст. 169 УК РФ под крупным размером следует понимать размер сокрытых денежных средств, необходимых для погашения задолженности, превышающей один миллион пятьсот тысяч рублей, а осужденный сокрыл денежные средства, необходимые для погашения задолженности по налогам в размере <данные изъяты> рублей.

Доводы апелляционных жалоб о том, что не является преступлением оплата текущей задолженности контрагенту в соответствии с договором в момент, когда задолженность по налогам формально возникла, но срок, указанный в требовании, еще не истек, в связи с чем действия осужденного, квалифицированные, как сокрытие денежных средств, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, совершенные до 25.04.2013 г. (до даты добровольного исполнения требования от 05.04.2013 г.), и касающиеся денежных средств, превышающих указанные в требовании суммы недоимки, также являются несостоятельными, поскольку недоимка по налогам у ООО «<данные изъяты>» имелась и до 04.04.2013 г., ее размер на эту дату уже составлял <данные изъяты> рубля. Согласно требования № 1023 от 26.02.2013 г. ООО «<данные изъяты>» предлагалось в срок до 19.03.201 3г. погасить задолженность по налогу в размере <данные изъяты> рубля, на основании решения № 375 от 20.03.2013 г. на счета должника было выставлено инкассовое поручение на данную сумму, требованием № 1117 от 11.03.2013 г. обществу предлагалось оплатить недоимку в размере <данные изъяты> рублей в срок до 29.03.2013 г., на основании решения № 560 от 04.04.2013 г. выставлены инкассовые поручении о принудительном взыскании со счета ООО <данные изъяты>» недоимки в размере <данные изъяты> рубля и <данные изъяты> рубля (т. 3 л.д. 77- 81).

В указанный в приговоре период с 04.04.2013 г. по 22.07.2013 г. осужденным совершались действия по сокрытию денежных средств организации, которые уже подлежали принудительному взысканию, поэтому доводы жалобы о правомерности части писем о перечислении контрагентами ООО <данные изъяты>» денежных средств в адрес третьих организаций, являются необоснованными.

Вопреки доводам апелляционных жалоб в приговоре не содержится выводов о незаконности открытия ООО «<данные изъяты>» расчетных счетов, незаконными признаны действия осужденного, направленные на сокрытие денежных средств, подлежащих принудительному взысканию в погашение недоимки по налогам, выразившиеся в направлении распорядительных писем МУ <данные изъяты>» о перечислении дебиторской задолженности на вновь открытые расчетные счета.

Также вопреки доводам жалобы, данное уголовное дело возбуждено 29.04.2013 г., то есть по истечении срока, указанного в требовании об уплате налога или сбора. Использование судом в приговоре понятий «недоимка» и «задолженность по налогам и сборам» не свидетельствует о неясности приговора, поскольку данные понятия используются законодателем в Налоговом кодексе РФ, как аналогичные, что усматривается из смысла статьи 69 НК РФ.

Ссылка в жалобе осужденного, на то, что стороной обвинения не доказано наличие у него умысла на совершение преступления, что заинтересованности в сокрытии денежных средств организации у него не было, напротив, его действия при направлении писем о проведении взаиморасчетов и открытии новых расчетных счетов, были направлены на сохранение собственного бизнеса, на поддержание работоспособности общества, он лишь желал в срок исполнить муниципальный заказ и в последующем погасить недоимку по налогам и сборам, не опровергает выводы суда о его виновности в совершении инкриминируемого преступления.

РОГ-В П.Е. был осведомлен о том, что счета общества заблокированы в связи с задолженностью общества по уплате налогов, и как генеральный директор обязан был руководствоваться требованиями закона об обязанности погасить задолженность перед государством по уплате налогов. Однако он, выполняя управленческие функции в своей организации, направляя письма контрагентам по взаиморасчетам, минуя счета организации, открывая новые расчетные счета, совершил сокрытие денежных средств организации, за счет которых, в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам в крупном размере.

Указанные и иные доказательства полно и объективно исследованы в судебном заседании, их анализ, а равно оценка подробно изложены в приговоре. Все доказательства, положенные в основу обвинительного приговора, в соответствии с требованиями ст.ст. 87, 88 УПК РФ, проверены судом с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, сопоставлены между собой и признаны судом допустимыми и достоверными доказательствами. Приведена мотивировка принятых судом решений, в связи с чем доводы жалоб о неполноте судебного разбирательства являются несостоятельными.

Достоверность и допустимость доказательств, положенных судом в основу обвинительного приговора, у апелляционной инстанции сомнений не вызывает, оснований для иной оценки доказательств, не имеется.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании нарушений закона, которые могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого решения, допущено не было. Дело, вопреки доводам апелляционных жалоб, расследовано и рассмотрено объективно и в соответствии с законом. Суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства адвоката о возвращении дела прокурору, суд апелляционной инстанции также не усматривает для этого оснований.

Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст.ст. 273-291 УПК РФ. Суд первой инстанции, сохраняя объективность и беспристрастность, обеспечил полное равноправие сторон, принял все меры по реализации принципа состязательности, создал все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Сторона защиты активно пользовалась правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание.

Наказание Рог-ву П.Е. назначено в соответствии со ст.60 УК РФ, т.е. с учётом характера и степени общественной опасности совершённого преступления, данных о личности осужденного – имеет постоянное место жительства, характеризуется положительно, работает, неоднократно награждался областными и районными наградами, впервые привлекается к уголовной ответственности; смягчающих наказание обстоятельств – состояние здоровья и возраст; отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного.

Суд первой инстанции верно пришел к выводу о том, что исправление Рог-ва П.Е. возможно при назначении более мягкого наказания, чем лишение свободы.

Суд справедливо указал об отсутствии оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую, в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ

Все заслуживающие внимания обстоятельства были учтены судом при решении вопроса о виде и размере назначаемого наказания, которое полностью отвечает закрепленным в уголовном законодательстве РФ целям исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений и, по мнению суда апелляционной инстанции, является справедливым.

Кроме того, суд верно на основании п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" освободил Рог-ва П.Е. от назначенного наказания.

Таким образом, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены или изменения приговора, в том числе по доводам апелляционных жалоб.

Руководствуясь ст.ст. 389-19, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка Кемеровской области от 02 июля 2015 года в отношении Рог-ва ФИО33 оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного Рог-ва П.Е. – без удовлетворения.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты