Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Суд вышел за пределы полномочий, незаконно вернув дело прокурору, посчитав, что в действиях обвиняемого кроме уклонения от уплаты налогов содержатся признаки хищения. Апелляционное постановление Краснодарского краевого суда от 25.04.2018 № 22-2431/18

Краснодарский краевой суд в составе председательствующего судьи Коннова А.А., при секретаре судебного заседания Фоменко Е.В., с участием прокурора Амбарова Д.М., адвоката Игнатенко П.П., подсудимого С., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению заместителя прокурора Карасунского округа Киселёва И.Г., по апелляционной жалобе адвоката Игнатенко П.П. на постановление Советского районного суда г. Краснодара от 05 марта 2018 года, которым уголовное дело в отношении С., подсудимого по ч. 1 ст. 199 УК РФ, в порядке ст. 237 УПК РФ возвращено прокурору.

Выслушав прокурора, полагавшего постановление суда подлежащим отмене по доводам апелляционного представления, подсудимого С. и его адвоката Игнатенко П.П., просивших об удовлетворении апелляционной жалобы, изучив материалы дела и обсудив доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы, апелляционный суд

У С Т А Н О В И Л:

Органами предварительного следствия С. обвиняется в том, что он, являясь генеральным директором ОАО «<...>», уклонился от уплаты налога на добавленную стоимость путём включения в налоговые декларации недостоверных сведений, обосновавших налоговый вычет, в результате чего была занижена налогооблагаемая масса, что повлекло неполучение бюджетом 26308302 рублей. Недостоверные сведения касались приобретения ОАО «<...>» у ООО «<...>» и ООО «<...>» услуг и товарно-материальных ценностей. Решением налоговых органов о необходимости привлечения ООО «<...>» к ответственности и доначислении налогов, произведённый налоговый вычет был признан неправомерным в связи с тем, что указанные контрагенты ООО «<...>» не вели хозяйственной деятельности и налоговую отчётность сдавали, не декларируя уплаченный НДС.

Постановлением Советского районного суда г. Краснодара от 05 марта 2018 года уголовное дело по обвинению С. по ч. 1 ст. 199 УК РФ возвращено прокурору, поскольку суд усмотрел в его действиях признаки более тяжкого преступления, а именно хищения денежных средств, направленных на счета контрагентов ОАО «<...>». При этом суд руководствовался показаниями свидетеля К., участвовавшего в налоговой проверке ОАО «<...>», о том, что была установлена невозможность ООО «<...>» и ООО «<...>» выполнить взятые на себя обязательства по оказанию услуг и поставке товарно-материальных ценностей. При этом указано, что в ходе рассмотрения уголовного дела судом были установлены фактические обстоятельства, указывающие на наличие оснований для квалификации действий С. по более тяжким нормам уголовного закона.

В апелляционном представлении прокурор просит постановление суда отменить, направить дело обвинению С. по ч. 1 ст. 199 УК РФ на новое рассмотрение. Возвращая уголовное дело прокурору, суд не принял во внимание, что органами предварительного следствия С. обвиняется по ч. 1 ст. 199 УК РФ. По результатам налоговой проверки ООО «<...>» было привлечено к административной ответственности. Для решения вопроса о наличии в действиях С. состава хищения путём мошенничества суд не истребовал документы, подтверждающие либо опровергающие невыполнение ОАО «<...>» перед заказчиками договорных обязательств, не был допрошен конкурсный управляющий. Выводы суда о том, что в материалах уголовного дела имеются 2 судебно-бухгалтерские экспертизы, противоречащие выводам акта исследования, проведённого в ходе доследственной проверки, также не могут служить основанием для возвращения дела прокурору. В ходе судебного заседания адвокатом С. Игнатенко П.П. было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности. Отказ суда прекратить уголовное дело по п. а ч. 1 ст. 78 УК РФ нарушил права и законные интересы подсудимого.

В апелляционной жалобе адвокат Игнатенко П.П. просит постановление районного суда отменить, прекратить уголовное дело по обвинению С. по ч. 1 ст. 199 УК РФ на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования.С.согласен на прекращение в отношении него уголовного дела по указанным основаниям. Принимая решение о возвращении уголовного дела прокурору, суд не учел показания оперуполномоченного УЭБ и ПК ГУ МВД России по Краснодарскому краю Ю., согласно которым фактов хищения денежных средств выявлено не было. Не оценены показания свидетелей А. и Б., сотрудников бухгалтерии ОАО «<...>», о том, что оплаченные услуги и товары были получены в полном объеме и оприходованы по учёту ОАО «<...>». Суд отказал в ходатайстве о вызове в судебное заседание конкурсного управляющего ОАО «<...>» и его допросе по вопросам проверки сделок, заключенных с ООО «<...>» и ООО «<...>». Суд необоснованно указал, что предполагаемое хищение денежных средств имело место в период возведения инфраструктуры в <...> при подготовке к Олимпиаде 2014 года, и, предположительно, похищенные денежные средства являлись доходом от государственных заказов. Между тем, в деле имеется заключение судебной экономической экспертизы от 25 ноября 2016 года, согласно которому сумма не исчисленных и не уплаченных налогов ОАО «<...>за период с 01 января 2012 по 31 декабря 2013 года составила 26308302 рубля, а доля неуплаченных налогов в общей сумме налогов за период с 01 января 2012 по 31 декабря 2013 года составила 6,02%, и заключение от 23 декабря 2016 года, содержащее аналогичные выводы. Однако, суд их анализировал, сопоставляя с актом от 17 июня 2016 года, составленным на стадии доследственной проверки специалистом ОДПИ УЭБи ПК ГУ МВД России по Краснодарскому краю, который заключением эксперта не является. Специалист в качестве эксперта не привлекался, об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения не предупреждался, с этим актом обвиняемый и защитник не знакомились. Более того, следователь на данный акт в обвинительном заключении не ссылается. Выводы суда о существенных нарушениях процессуального закона при сборе доказательств объективно не подтверждены.

По результатам апелляционного рассмотрения дела суд находит апелляционное представление и апелляционную жалобу адвоката обоснованными, а постановление суда – подлежащим отмене ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

Как указано в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 года № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству», при решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, указанным в статье 237 УПК РФ, под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220, 225 УПК РФ положений, которые служат препятствием для принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта.

Ст. 237 УПК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований для возвращения уголовного дела прокурору.

Выводы суда о наличии вышеуказанных оснований на требованиях закона не основаны.

Обвинительное заключение в отношении С. составлено в соответствии со ст. 220 УПК РФ.

Как видно из текста обвинительного заключения в отношении С., оно полностью соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, ст. 220 УПК РФ. В частности, в нём изложены фамилия, имя и отчество обвиняемого; данные о его личности; существо обвинения, место и время совершения преступления; способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела; формулировка предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей ответственность за данное преступление; перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; данные о характере и размере вреда, причиненного преступлением.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, препятствующих судебному рассмотрению дела в отношению С., не имеется.

Органами предварительного следствия действия С. по результатам проведённой налоговой проверки и предварительного расследования квалифицированы по ч. 1 ст. 199 УК РФ. ООО «<...>» привлечено к административной ответственности. Признаков иного преступления в действиях С. обвинением не выявлено. Выводы суда об обратном носят предположительный характер.

Согласно ст. 15 УПК РФ, функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Как определено в ст. 252 УПК РФ, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Указав в своём постановлении о необходимости квалификации действий подсудимого по уголовному закону о более тяжком преступлении при отсутствии фундаментальных нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона в досудебном производстве, суд вышел за пределы предоставленных ему полномочий, нарушил принципы уголовного судопроизводства о разделении функций органов предварительного расследования и суда.

Собранные по делу доказательства при постановлении по делу приговора либо принятии иного решения суд исследует и оценивает в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Выводы районного суда об идеальной совокупности преступлений в действиях С. не основаны на положениях уголовного закона. Уголовный закон исключает идеальную совокупность преступлений, предусматривающих ответственность за хищение денежных средств мошенническим путём, легализацию доходов, полученных преступным путём, с неуплатой налогов с организации.

Поводом к возбуждению уголовного дела в отношении С. по ст. 199 УК РФ явились результаты налоговой проверки. Указывая на признаки в действиях С. злоупотребления полномочиями с целью личного обогащения и извлечения выгод, суд не учёл, что поводом для возбуждения уголовного дела, предусмотренного гл. 23 УК РФ (преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях), является только заявление руководителя коммерческой организации либо его согласие.

Допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона влекут отмену постановления суда.

Утверждения, изложенные в апелляционных представлении и жалобе, о возможности прекращения в суде апелляционной инстанции уголовного дела в отношении С. вследствие истечения срока давности уголовного преследования, являются несостоятельными, так как судом первой инстанции никакого итогового решения по делу не принималось, поэтому суд апелляционной инстанции также лишён возможности вынести какое-либо итоговое решение по делу, в том числе прекратить его по предлагаемым авторами представления и жалобы основаниям, поскольку вследствие этого подсудимый будет лишён стадии судебного разбирательства в суде первой инстанции, будет нарушено его право на защиту.

Таким образом, имеются основания для частичного удовлетворения апелляционного представления и апелляционной жалобы.

Руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, апелляционный суд

П О С Т А Н О В И Л:

Постановление Советского районного суда г. Краснодара от 05 марта 2018 года, которым уголовное дело в отношении С., подсудимого по ч. 1 ст. 199 УК РФ, в порядке ст. 237 УПК РФ возвращено прокурору, отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения в отношении С. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставить без изменения.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
Формула защиты
Мы в соцсетях