Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Вопреки мнению защиты включение неуплаченной налоговым агентом суммы НДФЛ в размер сокрытых денежных средств произведено правомерно. Апелляционное постановление Курского областного суда от 26.10.2017 № 22-1264/17

Курский областной суд в составе председательствующего судьи Медвецкого А.М., при ведении протокола судебного заседания секретарём Носоревым Е.А., с участием старшего прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении дел судами прокуратуры Курской области Потаповой М.П., осужденной Жиз-вой В.В., защитника Горяйновой Л.М., представившей удостоверение адвоката №, выданное Управлением Минюста России по Курской области ДД.ММ.ГГГГ, и ордер № от ДД.ММ.ГГГГ, представителя потерпевшего Управления Федеральной налоговой службы по ФИО3 <адрес> ФИО11, представившей доверенность от ДД.ММ.ГГГГ №, рассмотрев в открытом судебном заседании 26 октября 2017 года уголовное дело, поступившее по апелляционным жалобам осужденной Жиз-вой В.В. и защитника Горяйновой Л.М. на приговор Промышленного районного суда г.Курска от 16 августа 2017 года, которым Жиз-ва Валентина Васильевна, ДД.ММ.ГГГГ рождения, уроженка д.<адрес>, проживающая по адресу<адрес> работающая в <данные изъяты> бухгалтером, несудимая, осуждена по ч.1 ст.199.2 УК РФ (в ред. ФЗ от 29.07.2017г. № 250-ФЗ) к штрафу в размере 200 000 руб.

Исковые требования ИФНС России по г.Курску удовлетворены частично, с Жиз-вой Валентины Васильевны взысканы 3 651 655,22 руб.: 277 623,22 руб. - в доход федерального бюджета; 2867 927,2 руб. - в доход Курской области; 506 104,8 руб. - в доход города Курска, с обращением взыскания на 1/3 доли жилого дома и 1/3 доли земельного участка, расположенных по адресу: Курская область, Железногорский район, Троицкий сельсорвет, д.Старый Бузец; на денежные средства, находящиеся на счете, открытом на имя Жиз-вой В.В., <данные изъяты> на которые наложен арест. В остальной части исковых требований отказано.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Медвецкого А.М. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб и возражения на них государственного обвинителя помощника прокурора Сеймского административного округа г.Курска Пикаловой О.А., выступления осужденной Жиз-вой В.В., защитника Горяйновой Л.М., поддержавших приведенные в жалобах доводы, представителя потерпевшего Тетеркиной Е.Н., мнение прокурора Потаповой М.П., полагавших в удовлетворении жалоб отказать, суд

УСТАНОВИЛ:

по приговору суда Жиз-ва В.В. признана виновной и осуждена за сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ, о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам в крупном размере.

Преступления совершено при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Так, судом первой инстанции установлено, что <данные изъяты> созданное для осуществлении предпринимательской деятельности, зарегистрированное в установленном законом порядке, в нарушение пп.1 п.1 ст.23 Налогового Кодекса РФ, добровольно не исполняло обязанность по уплате налогов. В соответствии со ст.19 Налогового Кодекса РФ <данные изъяты> является плательщиком налогов.

На 24 ноября 2015 года Общество имело недоимку по налогам - 3 651 655,22 руб. (без учета пени, штрафов), в т.ч. задолженность по налогу на доходы с физических лиц (НДФЛ) – 3 374 032 руб., на добавленную стоимость (НДС) – 277 623,22 руб.

Осужденная Жиз-ва В.В., с 27 октября 2015 года по 16 марта 2016 года, являясь генеральным директором <данные изъяты> и единственным учредителем этого Общества с момента его образования, в обязанности которой входило, в т.ч. ведение финансово-хозяйственной деятельности и исчисление установленных законодательством налогов, их своевременную уплату в полном объеме, не исполняла эти обязанности.

Для обеспечения уплаты налогов, в период с 24 ноября 2015 года по 16 марта 2016 года, ИФНС России по г.Курску вынесла в отношении <данные изъяты> семь требований об уплате налога, сбора, пени и штрафа, которые Жиз-вой В.В. исполнены не были. В связи с чем инспекцией было принято два решения о взыскании налогов за счет денежных средств на счетах в банках и направлено <данные изъяты> два инкассовых поручения (распоряжения) на списание и перечисление в бесспорном порядке денежных средств в погашение задолженности по налоговым платежам и два решения о приостановлении всех расходных операций по расчетному счету <данные изъяты> в этом банке.

Генеральный директор и учредитель <данные изъяты> осужденная Жиз-ва В.В., зная об имевшейся задолженности Общества перед поставщиками и о недоимке по налогам, понимая, что при осуществлении платежей через расчетный счет Общества в <данные изъяты> г.Курск, все поступающие денежные средства будут направлены на принудительное погашение задолженности по налогам и, желая скрыть денежные средства, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, с целью поддержания работоспособности предприятия и получения прибыли, решила осуществлять расчеты с поставщиками работ и услуг через расчетный счет ООО «<данные изъяты> должником <данные изъяты>, которое было обязано перечислять в пользу Общества осужденной денежные средства путем подписания распорядительных писем по перечислению денежных средств на счета третьих лиц.

С 29 декабря 2015 года по 9 марта 2016 года, осужденная Жиз-ва В.В., действуя из корыстных побуждений, умышленно, в нарушение ст.ст. 45, 46, 69, 76 НК РФ, осуществляла расчеты с предприятиями-кредиторами через расчетный счет <данные изъяты> на цели, не связанные с погашением задолженности по налогам. Всего за этот период осужденная, зная о задолженности по налогам, которая превышала 2250000 руб., т.е. крупный размер, имея реальную возможность обладать денежными средствами и уменьшить недоимку по налогам <данные изъяты> направила на расчеты с кредиторами через ООО «Силикатные изделия» 5753 360,4 руб., за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам.

В судебном заседании суда первой инстанции свою вину в предъявленном обвинении Жиз-ва В.В. не признала.

В апелляционных жалобах осужденная и ее защитник просят приговор отменить и уголовное дело прекратить. Указали на то, что:

- выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в судебном заседании;
- приговор постановлен на противоречивых доказательствах;
- не указано в приговоре, почему одни доказательства приняты судом, а другие отвергнуты;
- не установлена форма вины причинения вреда осужденной, т.к. описывая совершенное осужденной преступление, суд указал на общественно-опасные последствия в виде непоступления денежных средств в бюджетную систему, а мотивируя выводы об этом, что сокрытие предполагает любой способ воспрепятствования принудительному взысканию недоимки;
- не установлен прямой умысел Жиз-вой В.В. на совершение преступления по ч.1 ст.199.2 УК РФ. Она не проводила денежные средства через расчетный счет <данные изъяты> т.к. при поступлении денег на счет Общества они снимались бы на погашение задолженности по страховым взносам;
- в приговоре, в нарушении ст.73 УПК РФ, не указано время, способ, и другие обстоятельства совершения преступления, форма вины и мотивы совершения преступления. Не указано, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, регламентирующие исчисление, порядок и сроки уплаты НДФЛ и НДС нарушены Жиз-вой В.В., в связи с чем вывод суда, что 27 ноября 2015 года истекли сроки оплаты НДС, не основаны на законе;
- ничем не подтверждено, что требования ИФНС России по г.Курску о необходимости уплаты налогов соответствуют закону. В приговоре, в нарушении ст.69 Налогового кодекса РФ, не указан способ направления в ООО «Бриклайм» требований об оплате налога и копия требования от 24 ноября 2015 года в суд не представлена. В требованиях указаны различные сроки погашения задолженности. Задолженность по НДС сформировалась при прежнем руководстве <данные изъяты> и поэтому Жиз-ва В.В. не должна нести ответственность. Осужденная болела с 24 ноября по 3 декабря 2015 года и не могла знать о требованиях налогового органа;
- подпункт 1 п.1 ст.23 Налогового кодекса РФ не предусматривает обязанность по уплате НДФЛ, поэтому ссылка на неуплату осужденной НДФЛ в сумме 3374032 руб. нарушением налогового законодательства не является;
- денежные средства <данные изъяты> поступившие в период с декабря 2015 года по март 2016 года на счет <данные изъяты> расходовались на производственные нужды <данные изъяты> что законом не запрещено и сокрытием средств от налогов не является;
- суд ухудшил положение осужденной, указав на сокрытие суммы (5753360,4 руб.), т.е. большей, чем недоимка (3651655,22 руб.);
- не установлена точная сумма недоимки, т.к. в приговоре указаны разные суммы (на стр.3 приговора – 3651655,22 руб., на стр.7 - ... превышает 2250 00 руб.);
- исключив из числа допустимых доказательств заключение эксперта от 23 сентября 2016 года, которым определена сокрытая от уплаты сумма 5753360,4 руб., суд без участия специалиста или эксперта неверно определил эту сумму расчетов <данные изъяты> через третьих лиц;
- проверка <данные изъяты> в части задолженности по НДФЛ не была объективной, т.к. проверяющая в Обществе находилась непродолжительное время;
- действия Жиз-вой В.В. квалифицированы неверно, т.к. оплата задолженности <данные изъяты> в первую очередь подлежала в пенсионный фонд и Фонд социального страхования и на момент выставления налоговым органом инкассового поручения (25 декабря 2015 года) задолженность в эти фонды составляла 3922262,01 руб. Реально на погашение задолженности по налогам оставалось (5753360,4 - 3992262,01) 1761098,39 руб., что не образует состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.199.2 УК РФ;
- Жиз-ва В.В. не препятствовала взысканию задолженности по налогам, т.к. судебными приставами до 24 ноября 2015 года, в рамках исполнительного производства, был наложен арест на дебиторскую задолженность в сумме 174000 руб. и арестовано имущество <данные изъяты> на сумму более 11000000 руб.;
- при возбуждении уголовного дела нарушена процедура возбуждения дел по ст.199.2 УК РФ;
- в отношении нее могло быть возбуждено уголовное дело по специальной статье УК за неуплату налогов и сборов как налоговым агентом, но по ст.199.1 УК РФ уголовное дело не возбуждалось;
- нарушено право Жиз-вой В.В. на защиту, т.к. уголовное дело возбуждено по факту, тогда как диспозиция ст.199.2 УК РФ, предусматривает ответственность собственника или руководителя, которым являлась осужденная, что было известно следствию до возбуждения уголовного дела, и в отношении проводились процессуальные действия о чем она не знала и лишена была права своевременно знать от какого обвинения защищаться;
- приговор основан на обвинении, которое осужденной не предъявлялось, т.к. в тексте постановления о привлечении в качестве обвиняемой в окончательной редакции от 21 декабря 2016 года есть слово «Организация» и юридический адрес банка, в котором открыты счета <данные изъяты>, чего нет в копии, полученной осужденной. Кроме того, в оригинале нет собственноручной записи осужденной, что постановление ею прочитано вслух и подписано;
- нарушены нормы УПК РФ, т.к. суд отказал в удовлетворении ходатайства защиты о допросе специалистов ФНС по факту направления требований в адрес <данные изъяты>
- нарушено право осужденной на защиту, т.к. судом не допущена в качестве защитника и представителя гражданского ответчика ФИО9 и не удовлетворено ходатайство защиты о вызове в качестве свидетелей представителей Пенсионного фонда, что имеет значение для дела;
- судом не выносились мотивировочные постановления при отказе в удовлетворении ходатайств защиты о возвращении уголовного дела прокурору и о назначении экспертизы, чем нарушены нормы УПК РФ;
- на момент вынесения приговора не был изготовлен протокол судебного заседания;
- в приговоре имеется ссылка как на доказательства на документы, признанные вещественными доказательствами позднее 10-ти дневного срока, установленного ст.81.1 УПК РФ;
- неверно разрешен гражданский иск. Сумма неуплаченных налогов ошибочно взыскана не с <данные изъяты> а с физического лица – осужденной Жиз-вой В.В., хотя задолженность по налогам Общества образовалась при других руководителях. Кроме того, сумма задолженности Общества по налогам уже включена, по решению Арбитражного суда Курской области от 25 августа 2016 года по делу о банкротстве <данные изъяты> в реестр требований кредиторов Общества;
- обращая взыскание на 1/3 доли жилого дома и земельного участка, суд их стоимость не определил;
- сумма переплаты ООО «Бриклайм» по налогу на прибыль (61860 руб.) не зачтена судом в счет возмещения ущерба по НДФЛ.

В возражениях на апелляционные жалобы:
- государственный обвинитель помощник прокурора Сеймского административного округа г.Курска Пикалова О.А., проанализировав доводы апелляционных жалоб, указала на законность и обоснованность приговора, который подлежит оставлению без изменения;
- представитель потерпевшего ФИО11 указала на то, что доводы апелляционных жалоб противоречат доказательствам и не основаны на законе. Просит приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции:
- защитник и осужденная доводы апелляционных жалоб об отмене приговора и прекращении уголовного дела поддержали в полном объеме;
- прокурор и представитель потерпевшего указали на законность и обоснованность приговора.

Проверив материалы дела, доводы апелляционных жалоб и возражений, выслушав стороны, суд апелляционной инстанции не находит оснований для изменения или отмены приговора суда.

Согласно ст. 389.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются, в том числе: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; существенное нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора.

Данных, свидетельствующих о том, что суд первой инстанции допустил указанные нарушения, в деле нет и в ходе судебного разбирательства апелляционным судом они не выявлены.

Уголовное дело рассмотрено судом, в соответствии со ст.252 УПК РФ, т.е. в пределах предъявленного Жиз-вой В.В. обвинения и с соблюдением ее процессуальных прав, что безосновательно оспаривается в апелляционных жалобах.

Вопреки апелляционным жалобам судом первой инстанции правильно, согласно ст.73 УПК РФ, установлены фактические обстоятельства, совершения осужденной преступлений (время, место, способ, ее конкретные преступные действия, приведены нормы Налогового кодекса РФ, нарушенные осужденной, наступившие последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для дела),основанные на доказательствах в их совокупности, что изложено в приговоре.

Обоснованными, с чем не согласна сторона защиты, являются выводы суда о виновности осужденной в умышленном сокрытии денежных средств от взыскания недоимки по налогам в крупном размере, в период с 29 декабря 2015 года по 9 марта 2016 года в г.Курске, т.е. по месту преступления, при указанных в приговоре обстоятельствах, проверенных в ходе судебного разбирательства, приведенных и получивших надлежащую оценку в судебном решении.

Доказанность виновности Жиз-вой В.В. в совершении преступления, как верно отмечено в приговоре, подтверждается:
- показаниями осужденной, которая не отрицала, что является учредителем <данные изъяты>, руководила этим Обществом в установленные судом сроки и, зная об образовавшейся задолженности по налогам, направила в <данные изъяты> письма о перечислении денежных средств сторонним организациям на указанные в обвинении цели и перечисленная сумма составляет 5 753 360,4 руб.;
- показаниями представителя потерпевшего ФИО11 и свидетеля ФИО12, что по срокам уплаты до 24 ноября 2015 года задолженность <данные изъяты> по НДФЛ составила 3539019,75 руб., по НДС - 277623,22 руб., в связи с чем были выставлены требования об уплате налога со сроками оплаты до 24 и 27 ноября 2015 года, не оплаченные в срок. ИФНС России по г.Курску проведена выездная проверка <данные изъяты> по НДФЛ лиц за период с 1 января 2013 года по 31 декабря 2014 года и по ее результатам доначислен налог в размере 3 539019,75 руб. В связи с неуплатой этой суммы было выставлено требование №11026 от 24 ноября 2015 года об уплате налога, в котором дополнительно указано, что за <данные изъяты> числится задолженность по НДС 277623,22 руб. Задолженность оплачена не была, поэтому вынесено решение о взыскании задолженности за счет денежных средств на счетах <данные изъяты> о приостановлении операций по счетам, о взыскании задолженности за счет имущества налогоплательщика, направленное в ОСП по Сеймскому округу по г.Курска. Копии требований и решений направлены <данные изъяты>. Движение денежных средств на расчетных счетах <данные изъяты> было приостановлено, однако выявлено перечисление денежных средств контрагентам другими организациями, в т.ч. <данные изъяты>;
- показаниями свидетеля ФИО13, подтвердившей обстоятельства выездной налоговой проверки <данные изъяты> и результаты проверки, отраженные в составленном ею акте №20-26/91 от 8 сентября 2015 года, что расчет недоимки по НДФЛ производился по фактически выплаченной заработной плате работникам за период 2013-2014 г.г. и, что сумма недоимки, указанная в акте, подлежит уменьшению на 164987,75 руб.;
- показаниями свидетеля ФИО14, судебного пристава исполнителя МОСП по ОИП УФССП России по Курской области, о наличии сводного исполнительного производства в отношении <данные изъяты>, куда входило 41 исполнительное производство с 2015 по 2016 год на общую сумму 32 953281,47 руб., о наложении взыскания на расчетный счет <данные изъяты> в г.Курске;
- показаниями свидетеля ФИО15, главного бухгалтера <данные изъяты>, что на 24 ноября 2015 года задолженность <данные изъяты> составляла 8279573,26 руб. В офис <данные изъяты> 30 декабря 2015 года, поступило письмо от генерального директора <данные изъяты> Жиз-вой В.В., в котором содержалась просьба перечислить денежные средства по договору №3 от 13.06.2012 г. на реквизиты различных организаций. В телефонном разговоре Жиз-ва В.В. сказала, что оплату необходимо произвести за <данные изъяты>, поскольку <данные изъяты> имеет задолженность перед <данные изъяты> и что в дальнейшем она будет направлять письма для оплаты задолженности ООО «Бриклайм» перед различными организациями. С 30 декабря 2015 года по 16 марта 2016 года <данные изъяты>, согласно писем осужденной, производило в полном объеме перечисления денежных средств со своего расчетного счета различным организациям за <данные изъяты>;
- показаниями свидетеля ФИО16, генерального директора <данные изъяты> о наличии задолженности Общества перед <данные изъяты> по состоянию на декабрь 2015 года, и о перечислении денежных средств со своего расчетного счета различным организациям за <данные изъяты> согласно писем осужденной;
- показаниями свидетеля ФИО17, что примерно с декабря 2014 года по март 2016 года долг <данные изъяты> в размере 2000000 руб. был погашен в полном объеме, последняя операция проведена в марте 2016 года путем зачисления 830000 руб. на счет его банковской пластиковой карты. Вопросы по возвращению долга он решал с директором <данные изъяты>;
- показаниями свидетелей ФИО18, ФИО19, ФИО20, ФИО21, ФИО22, ФИО23, ФИО24, ФИО25, что с конца 2015 года и по март 2016 года <данные изъяты> производило оплату задолженности за ООО «Бриклайм».

Показания указанных лиц, в приговоре проанализированы и оценены надлежащим образом, сопоставимы с содержанием письменных доказательств, подтверждающих наличие задолженности <данные изъяты> по НДФЛ и НДС в крупном размере, принятие налоговыми органами мер по ее взысканию, о чем достоверно знала Жиз-ва В.В., и о сокрытии осужденной денежных средств, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам.

Так, суд верно сослался на содержание:
- акта налоговой проверки № 20-26/91 от 08.09.2015 г. <данные изъяты> о наличии задолженности по НДФЛ, по которому Общество являлось налоговым агентом, в сумме 3539 019,75 руб.;
- решения №20-27/142 от 16 октября 2015 года о привлечении <данные изъяты> за налоговое правонарушение к ответственности;
- требования №11026 ИФНС России по г.Курску о необходимости уплаты <данные изъяты> 14 декабря 2015 года, недоимки по НДФЛ в сумме 3539 019,75 руб., по состоянию на 24 ноября 2015 года., и, что числится заложенность по НДС в сумме 277 623,22 руб.;
- решения №32053 ИФНС России по г.Курску от 22 декабря 2015 года о взыскании налога за счет денежных средств, а также электронных денежных средств <данные изъяты> на счетах в банках в пределах сумм, указанных в требовании от 24 ноября 2015 года №11026;
- решения ИФНС России по г.Курску №35512 от 22 декабря 2015 года о приостановлении всех расходных операций по счету <данные изъяты> открытому в ПАО «Курскпромбанк» г.Курск;
- решения и постановления ИФНС России по г.Курску №700 от 26 января 2016 года о взыскании налогов (сборов), пени, штрафа, процентов за счет имущества <данные изъяты> на счетах в банках в сумме 3539019,75 руб., указанной в требовании от 24 ноября 2015 года №11026, срок исполнения которого истек 14 декабря 2015 года;
- требований №№ 103564, 347, 1824, 3800 ИФНС России по г.Курску о необходимости оплаты задолженности <данные изъяты> по налогам (сборам) до 29 декабря 2015 года, 4,16 февраля, 3, 30 марта 2016 года;
- решений ИФНС России по г.Курску, вынесенных в период с 15 января по 14 апреля 2016 года, о взыскании налогов, сборов, пеней, штрафов, процентов за счет денежных средств, а также электронных денежных средств <данные изъяты> на счетах в банках в пределах сумм, указанных в этих требованиях.

Придя к обоснованному выводу, что с 29 декабря 2015 года по 9 марта 2016 года по распорядительным письмам <данные изъяты> за подписью Жиз-вой В.В. <данные изъяты> осуществляло через свой расчетный счет, открытый в <данные изъяты>» в г.Курске, расчет с поставщиками и подрядчиками <данные изъяты> на общую сумму 5753 360,4 руб., суд правомерно привел в качестве доказательств, в подтверждение виновности осужденной, содержание:
- сведений, согласно которым по состоянию на 24 ноября 2015 года у <данные изъяты> перед <данные изъяты> была задолженность в сумме 8 279 573,26 руб., и с 24 ноября 2015 года по 16 марта 2016 года <данные изъяты> произвело платежи с оборотом на сумму 7 392 613,67 руб.;
- множественных писем <данные изъяты> за подписью осужденной, направленных в этот период в адрес <данные изъяты>, согласно которым «<данные изъяты> просит перечислить денежные средства лицам и организациям за услуги и работы по договорам, выполненные в интересах <данные изъяты> на их банковские реквизиты и содержанием платежных поручений о перечислении <данные изъяты> сумм, указанных в письмах осужденной.

Следовательно, вопреки позиции стороны защиты, суд путем сложения верно установил, ссылаясь на письма в адрес <данные изъяты> за подписью осужденной, на договоры, на конкретные финансовые документы о перечислении денежных средств со счета <данные изъяты> на счета организаций и лиц (ЗАО «Газосиликат»,ООО «Региональная Энергосбытовая Компания», ПАО «Ростелеком», ООО «ИТСервисЦентр», ООО «Курскхимволокно», «Курскторгтехника-сервисный центр», ОАО «Курская Мостостроительная фирма «Строймост», ЗАО «МегаКон», «Курское ОСБ 8596», ООО «Центртранстрой», ООО «ГК КССМ», ООО ТД «Строительный Альянс», ООО «Экоцентр», ООО «Торгстройматериалы», ООО «Главмел», ООО «Торгстройматериалы», ООО «Центр медицинских осмотров и профилактики», ПАО «Курскпромбанк», ИП Сер-вой М.А., ИП Хом-ва С.Н., ИП Гав-вой С.А., а также УФК по Курской области «за арестованное имущество от 12.10.2015 г.», «удержано денежных средств с Поп-ва В.А.», «за размещение отходов производства потребления за 3 кв. 2014 г., 4 кв. 2014 г., 3 кв. 2015 г.», «за выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух стационарными объектами за 3 кв., 4 кв. 2014 г., 3 кв. 2015 г.»), что сокрытая Жиз-вой В.В., с 29 декабря 2015 года по 9 марта 2016 года, сумма составляет именно 5753 360,4 руб.

При таких обстоятельствах утверждения, содержащиеся в апелляционных жалобах, что для определения сокрытой суммы необходимо участие эксперта или специалиста, основательными не являются, т.к. специальных познаний для выполнения простых арифметических действий не требуется. Кроме того, установленная сумма не превышает, указанную при предъявлении Жиз-вой В.В. обвинения, поэтому права осужденной судом не нарушены.

В соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ, суд первой инстанции тщательно проверил показания допрошенных лиц, протоколы следственных действий, письменные доказательства, другие доказательства и материалы дела в их совокупности, дав им надлежащую оценку, и правомерно отнес доказательства стороны обвинения к категории допустимых, достоверных и достаточных для разрешения уголовного дела.

В приговоре указаны основания, согласно ст.307 УПК РФ, по которым приняты доказательства обвинения об обстоятельствах совершения преступления и не приняты доводы стороны защиты о невиновности осужденной.

Доводы защиты в апелляционных жалобах, что налоговая проверка не была объективной, не установлены предельные сроки уплаты налога Обществом осужденной, неверно исчислена сумма задолженности по НДФЛ и, что требования и решения о необходимости уплаты НДФЛ и НДС не основаны на законе, и не указан способ их вручения осужденной, болевшей с 24 ноября по 3 декабря 2015 года, уже были предметом тщательной проверки судом первой инстанции (т.10 л.д.27-28), с которыми соглашается апелляционный суд.

Так, в приговоре правильно отмечено, что в акте налоговой проверки от 8 сентября 2015 года проверяющей ФИО32 изложены сведения, которые имеют значение для правильного отражения результатов проведенной проверки и установления фактической суммы неуплаченного в установленный срок налога на доходы физических лиц. Задолженность за 2013, 2014 г.г. по оплате НДФЛ в сумме 3539019,75 руб., подтверждена документами, которые согласуются с показаниями специалиста ФИО29 Проверка проведена и акт составлен уполномоченным лицом и получен осужденной в день составления.

Требования и решения налогового органа об оплате <данные изъяты> недоимки по налогам, в т.ч. от 24 ноября 2015 года о необходимости оплаты недоимки до 14 декабря 2015 года, и последующие требования и решения, вынесены уполномоченными лицами, на основании акта проверки и положений п.4 ст.69 Налогового кодекса РФ.

В уголовном деле достаточно данных, достоверно подтверждающих получение решений и требований <данные изъяты>, приведенных в приговоре, поэтому обоснованно судом отказано стороне защиты в вызове в судебное заседание специалистов налоговой инспекции для определения порядка направления требований в адрес <данные изъяты>. Мотивированная оценка указанным доказательствам изложена в приговоре и сомневаться в правильности выводов суда у апелляционной инстанции оснований нет.

О необходимости уплаты недоимки было достоверно известно Жиз-вой В.В., что подтверждено материалами дела и бесспорно установлено судом (т.10 л.д.27, 29-30).

Утверждения защиты о заболевании осужденной в период направления первого требования об уплате недоимки основанием для вывода о ее невиновности не являются, при том, что письма в <данные изъяты>» с целью сокрытия денежных средств направлялись, как установлено судом с 29 декабря 2015 года.

Наличие в требованиях, направленных в адрес ООО «Бриклайм» с ноября 2015 года по март 2016 года, сумм недоимки с нарастающим итогом и с новыми сроками уплаты, свидетельствует о неисполнении ранее направленных требований и об увеличении задолженности, как правильно указал суд, в связи с начислениемновых сумм пени и штрафа, при том, что сумма недоимки по НДФЛ и НДС после 24 ноября 2015 года не изменялась.

Суд верно установил, что на 24 ноября 2015 года <данные изъяты> имело недоимку по налогам в сумме 3651655,22 руб. (без учета пени, штрафов), в т.ч. задолженность по НДФЛ - 3374032 руб., по НДС - 277623,22 руб. Сроки требований истекли 14 декабря 2015 года по НДФЛ, по НДС – 27 ноября 2015 года и осужденная скрывала денежные средства от взыскания указанных сумм с 29 декабря 2015 года по 16 марта 2016 года (т.10 л.д.33).

Сумма недоимки по НДФЛ, с учетом анализа данных главных книг ООО «Бриклайм» и показаний свидетеля ФИО13, обоснованно уменьшена судом на 164 987,75 руб.

Утверждения защиты на разные в описательно-мотивировочной части приговора суммы: недоимка по налогам указана конкретно, а затем допущено выражение «...больше 2250000 руб.», является надуманным, как и о том, что ссылка на сокрытую сумму (5 753 360,4 руб.), которая больше недоимки, ухудшает положение осужденной.

Общая сумма недоимки <данные изъяты> по налогам судом правильно установлена, в крупном размере - 3651655,22 руб. (без пени и штрафов). Крупный размер недоимки определен судом, исходя из Примечания к ст.170.2 УК РФ, т.к. недоимка превышает 2 2500 000 руб. Поэтому ссылка в приговоре, при определении вида размера недоимки на то, что сумма недоимки превышает указанную в Примечании сумму, противоречием, как это указано в апелляционных жалобах, не является.

Само по себе указание в приговоре на установленный судом размер сокрытой суммы, за счет которой должно быть произведено взыскание недоимки, не ухудшает положение ФИО1, не определяет размер недоимки, а подтверждает факт сокрытия ею суммы, достаточной для погашения задолженности по налогам в крупном размере, в связи доводы жалоб об этом, являются несостоятельными.

Судом правильно проанализированы доводы осужденной и свидетеля ФИО30 о порядке исчисления НДФЛ и правомерно отмечено, что они противоречат положениям п.4 ст.226 НК РФ (т.10 л.д.28). Доказательств об обратном сторона защиты не предоставила ни в суд первой, ни второй инстанции.

Нельзя отнести к состоятельным доводы защиты, что суд необоснованно сослался как на доказательства на документы, признанные вещественными доказательствами позднее 10-ти дневного срока, установленного ст.81.1 УПК РФ.

В приговоре перечислены вещественные доказательства, допустимость которых уже оспаривалась защитой при рассмотрении дела по существу. Судом отмечено, что они добыты органом следствия в установленном законом порядке, при их осмотре соблюдены положения ст.177 УПК РФ, они послужили средством установления обстоятельств уголовного дела и правильно признаны в качестве вещественных доказательств, поэтому только их осмотр и признание без учета сроков, предусмотренных ст. 81.1 УПК РФ, не является основанием для признания протокола осмотра документов и постановления об их признании в качестве вещественных доказательств не допустимыми.

После проверки доводов стороны защиты и материалов дела, суд обосновал свой вывод, что именно осужденная, в период руководства ею ООО «Бриклайм», являясь единственным учредителем Общества, совершила сокрытие денежных средств, за счет которых должно производиться взыскание недоимки по налогам с Общества.

Поэтому ссылка защиты в жалобе на то, что недоимка по налогам образовалась в период руководства Обществам другими лицами, до того как Жиз-ва В.В. стала руководителем, не основана на законе, т.к. она признана виновной не в том, что допустила недоимку по налогам, а в умышленном сокрытии денежных средств Общества, за счет которых следовало погасить образовавшуюся недоимку в крупном размере.

Не могут быть основанием для удовлетворения апелляционных жалоб утверждения защиты, что сокрытые осужденной суммы расходовались на производственные нужды ООО «Бриклайм». Данных, прямо указывающих на крайнюю необходимость сокрытия денежных средств от взыскания налогов стороной защиты представлено не было, что отмечено в приговоре, не указаны они и при рассмотрении апелляционных жалоб.

Также защитой не учтено, что объектом преступления по ст.199.2 УК РФ является установленный порядок взыскания недоимки по налогам и (или) сборам, т.е. суммы налога или сумма сбора, не уплаченная в установленный законодательством о налогах и сборах срок, а объективная сторона преступления выражается в сокрытии в т.ч. денежных средств организации, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов в крупном размере.

При этом, по смыслу закона, под таким сокрытием понимаются умышленные действия виновного, направленные на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки в крупном размере, что установлено судом на основании совокупности доказательств.

Следовательно, вывод суда о сокрытии ФИО1, которой было известно о недоимках по налогам, денежных средств посредством осуществления безналичных расчетов в интересах <данные изъяты> через счета <данные изъяты> является правильным и указывает на умышленный характер ее действий.

С учетом изложенного, нельзя согласиться с доводами апелляционных жалоб, что осужденная не препятствовала взысканию недоимки по налогам, т.к. в рамках исполнительного производства уже был наложен арест на дебиторскую задолженность и арестовано имущество. Жиз-ва В.В., как установлено судом первой инстанции, скрывала не арестованное имущество и денежные средства, а денежные средства, которые не были арестованы и, которые через ООО «Силикатные изделия» были сокрыты.

То, что сокрытая осужденной сумма была, по мнению стороны защиты, недостаточной для погашения недоимки по налогам, т.к. в первую очередь должны погашаться задолженности в Пенсионный фонд и Фонд социального страхования, также нашли оценку в приговоре (т.10 л.д.35), с которой соглашается апелляционный суд. Осужденная скрыла сумму большую имеющейся задолженности, учитывая, что денежные средства были перечислены третьим лицам, следующие за очередностью, предусматривающей платежи в бюджет.

Как достоверно установлено судом первой инстанции, именно Жиз-ва В.В., в период с 29 декабря 2015 года по 16 марта 2016 года, умышленно скрывала денежные средств <данные изъяты>, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам в крупном размере.

Юридическая оценка содеянному осужденной судом дана правильно. Жиз-ва В.В. обоснованно признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.199.2 УК РФ (в ред.ФЗ от 29.07.2017г №250-ФЗ).

В защиту прав осужденной в апелляционных жалобах указано на нарушение норм УПК РФ при возбуждении уголовного дела.

Судом первой инстанции такая позиция защиты также была проанализированы и правомерно отвергнута (т.10 л.д.30-31). На начальной стадии уголовного процесса, в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, действующим на момент возбуждения уголовного дела, был соблюден порядок возбуждения уголовного дела, т.к. имели место повод, основания, достаточные данные, указывающие на признаки преступления, предусмотренного ст.199.2 УК РФ, при отсутствии обстоятельств, исключающих производство по делу.

Право на защиту Жиз-вой В.В. возбуждением уголовного дела (31.08.2016 г.) по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, нарушено не было.

Уголовное преследование (до допроса в качестве подозреваемой), направленное против Жиз-вой В.В., места не имело, т.к. постановление о возбуждении уголовного дела в отношении нее не выносилось, следственные действия в отношении нее не проводились, иные меры, в целях именно ее изобличения или свидетельствующие о наличии подозрений против нее, не предпринимались. После ее допроса наряду с другими лицами (4.10.2016 г.) в качестве свидетеля с участием адвоката, и она была допрошена в качестве подозреваемой только 14 октября 2016 года в присутствии защитника.

Не может судом апелляционной инстанции расцениваться как нарушение права на защиту доводы жалоб о подмене постановления о привлечении Жиз-вой В.В. в качестве обвиняемой. Таких данных в деле нет и защитой не представлено. Аналогичное требование защиты проверялось судом (т.10 л.д.32) и верно отмечено, что постановление вынесено уполномоченным лицом, текст постановления отвечает требованиям ст.171-172 УПК РФ и соответствует тексту обвинительного заключения, процессуальный документ содержит подписи следователя, обвиняемой и ее защитника (т.4 л.д.176-186).

При рассмотрении дела по существу судом первой инстанции выполнены требования ч.1 ст.11 УПК РФ. Осужденной были созданы условия и обеспечена возможность осуществления ею своих прав, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.

Отказ суда в допуске к участию в деле в качестве защитника и представителя гражданского ответчика ФИО9, право на защиту осужденной не нарушает.

В судебных заседаниях 30 июня и ДД.ММ.ГГГГ, с участием сторон, судом проверялись данные о предыдущей работе ФИО9 и обоснованно принято протокольное постанорвление (т.9 л.д.88-89) об отказе в удовлетворении ходатайства защиты о ее допуске в процесс на стороне защиты, т.к. она ранее оказывала юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого лица (п.3 ч.1 ст.72 УПК РФ).

Не является нарушением прав осужденной вынесение судом в судебном заседании постановления, которым отказано в удовлетворении защиты о назначении налоговой экспертизы (т.9 л.д.111, 173-174), что не противоречит требованиям ст.256 УПК РФ.

Также не нарушает ее права обоснование в тексте приговора судом отказа защите в возвращении дела прокурору. Председательствующий в судебном заседании указал на то, что разрешение ходатайства стороны защиты связано с оценкой доказательств и будет разрешено при постановлении приговора. Суд тщательно оценил доводы защиты, доказательства и указал основания, по которым уголовное дело не подлежит возвращению прокурору (т.10 л.д.31- 32).

Часть 6 ст.259 УПК РФ предусматривает изготовление протокола судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания, поэтому утверждения апелляционных жалоб, что на момент вынесения приговора не был изготовлен протокол судебного заседания, на требованиях уголовно-процессуального закона не основаны.

Не было судом допущено ошибок при разрешении вопроса о гражданском иске, поэтому оснований для удовлетворения апелляционных жалоб в этой части нет. Ущерб Российской Федерации, в связи с сокрытием Жиз-вой В.В. денежных средств ООО «Бриклайм», за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ, о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам в крупном размере, имел место именно по вине осужденной.

Следовательно, с нее правомерно, с учетом требований ст.1064 ГК РФ, взыскана судом установленная сумма ущерба, с обращением, в целях обеспечения исполнения приговора, взыскания на часть доли жилого дома и земельного участка.

Утверждения стороны защиты, что переплата <данные изъяты> по налогу на прибыль (61860 руб.) не учтена при определении суммы недоимки, также получили оценку в приговоре (т.10 л.д.35), с чем соглашается апелляционный суд.

Вопрос о вещественных доказательствах правильно разрешен судом в порядке ч.3 ст.81 УПК РФ.

Назначенное Жиз-вой В.В. наказание является справедливым и соразмерно содеянному.

При назначении наказания в виде штрафа судом учтены положения ст.6, 43, 60 УК РФ, смягчающие обстоятельства, что она впервые привлекается к уголовной ответственности, по месту жительства и работы характеризуется положительно, ее возраст и состояние здоровья, что будет отвечать целям назначения наказания, способствовать ее исправлению.

С учетом изложенного, апелляционные жалобы осужденной Жиз-вой В.В. и ее защитника Горяйновой Л.М. удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

приговор Промышленного районного суда г.Курска от 16 августа 2017 года в отношении Жиз-вой Валентины Васильевны оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты