Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Возврат НДС из бюджета квалифицировано как мошенничество и как уклонение от уплаты налогов. Апелляционное определение Пермского краевого суда от 20.09.2017 № 22-5673/17

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Отинова Д.В., судей Ахматова О.В., Кузнецова А.Н., при секретаре Кушковой А.А. рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Пон-вой Е.А., Бой-ва Б.В., адвокатов Городилова А.В. и Гордеева А.А. в защиту интересов осужденного Над-ва А.Н., Осиновских Т.В. в защиту интересов осужденной Пон-вой Е.А., Ковтуненко П.О. в защиту интересов осужденного Бой-ва Б.В., заинтересованного лица Н. на приговор Дзержинского районного суда города Перми от 26 июня 2017 г., которым:

Над-в А.Н., родившийся дата в ****, несудимый, признан виновным и осужден по п. «а» ч. 2 ст. 199 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы со штрафом в размере 500000 рублей. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательное наказание определено в виде лишения свободы на срок 4 года в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 500 000 рублей;

Пон-ва Е.А., родившаяся дата в ****, несудимая, признана виновной и осуждена по п. «а» ч. 2 ст. 199 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы со штрафом в размере 300000 рублей. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательное наказание определено в виде лишения свободы на срок 3 года в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 300000 рублей;

Бой-в Б.В., родившийся дата в ****, несудимый, признан виновным и осужден по ч. 5 ст. 33, п. «а» ч. 2 ст. 199 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы со штрафом в размере 400000 рублей. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательное наказание определено в виде лишения свободы на срок 4 года в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 400000 рублей.

Постановлено взыскать с Над-ва А.Н., Пон-вой Е.А., Бой-ва Б.В. солидарно с Т-ным С.В. в счет возмещения имущественного ущерба в федеральный бюджет 19495053 рубля 43 копейки.

В целях обеспечения гражданского иска, обращено взыскание на арестованное имущество Бой-ва Б.В.: автомобиль /марка/; имущество Пон-вой Е.А.: автомобиль /марка/; имущество Над-ва А.Н.: *** квартиру, по адресу: ****; 1/2 доли в праве на жилой дом, по адресу: ****; 1/2 доли в праве на земельный участок по адресу: ****; 3/16 доли в праве на земельный участок по адресу: ****; квартиру по адресу: ****; 25 % доли в уставном капитале Общества с ограниченной ответственностью (далее ООО) «№1.»; 10 % доли в уставном капитале ООО «№2.»; 100 % доли в уставном капитале ООО «№3.»; 100 % доли в уставном капитале ООО «№4.».

Изложив краткое содержание приговора, существа апелляционных жалоб, возражений государственного обвинителя Утёмова А.И., выслушав выступления осужденных Над-ва А.Н., Пон-вой Е.А., Бой-ва Б.В. и их защитников Городилова А.В., Гордеева А.А., Ковтуненко П.О., Осиновских Т.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, возражения государственного обвинителя Утёмова А.И., полагавшего необходимым оставить приговор суда без изменения, а жалобы – без удовлетворения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а :

приговором Дзержинского районного суда города Перми от 26 июня 2017 г. Над-в А.Н. и Пон-ва Е.А. признаны виновными и осуждены за уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию и иные документы, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации (далее РФ) о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, и за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере.

Бой-в Б.В. признан виновным и осужден за пособничество в уклонении от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию и иные документы, представление которых в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, и за пособничество в мошенничестве, то есть хищении чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Первое преступление совершено в период с 1 января 2012 г. по 20 января 2014 г., второе – в период с 1 июля 2011 г. по 20 сентября 2012 г. в городе Перми при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Также судом установлено, что вышеуказанные преступления Над-в и Пон-ва совершили при посредничестве Т-на С.В., в отношении которого 17 января 2017 г. Дзержинским районным судом города Перми постановлен приговор. Т-н С.В. признан виновным и осужден по ч. 5 ст. 33, п. «а» ч. 2 ст. 199 УК РФ, ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ, в силу ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 5 лет, со штрафом в размере 300000 рублей. В счет возмещения имущественного ущерба с Т-на С.В. в доход федерального бюджета взыскано 23795053 рублей 43 копейки.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденная Пон-ва Е.А. ставит вопрос об отмене приговора суда в связи с тем, что ее вина в совершении рассматриваемых преступлений не доказана. Также обращает внимание на то, что суд фактически не принял во внимание наличие у нее тяжелых хронических заболеваний, то, что она одна воспитывает несовершеннолетнего сына, который нуждается в систематическом лечении. Отмечает, что длительная разлука с матерью может привести к ухудшению состояния здоровья ребенка. Её мать в силу возраста и заболеваний не сможет обеспечить надлежащий уход за сыном, поскольку сама нуждается в поддержке;

- осужденный Бой-в Б.В. выражает несогласие с приговором суда, находя его незаконным и необоснованным. Приводя соответствующие доводы, отмечает, что суд дал неправильную оценку показаниям свидетелей Б., Ф., С. и Г., а также не правильно положил в основу обвинительного приговора показания Т-на С.В., свидетелей Н3. и Н4., поскольку они не отвечают требованиям достоверности. Указывает, что не состоял в трудовых отношениях с ООО «№4.», поэтому не мог быть привлечен к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов и мошенничество. Согласно записям в блокноте он давал деньги Н3., а не наоборот. Автор жалобы просит оправдать его по всем составам преступлений;

- адвокаты Городилов А.В. и Гордеев А.А., в защиту интересов осужденного Над-ва А.Н. ставят вопрос об отмене приговора в отношении последнего в связи с его незаконностью, необоснованностью, несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства, неправильным применением норм уголовного закона, суровостью назначенного наказания, наличием данных, свидетельствующих о несоблюдении Т-ным С.В. условий и невыполнении им обязательств, предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве. Отмечают, что суд в приговоре не указал и не конкретизировал, какие именно доказательства бесспорно свидетельствуют о наличии в действиях Над-ва умысла на совершение инкриминированных преступлений, поскольку в ООО «№4.» фактическим руководителем являлся Т-н, который был наделен аналогичными полномочиями по руководству предприятием. В период с 2011г. по 2013 г. Над-в в офисе Общества появлялся редко, лишь в случаях производственной необходимости, поэтому именно Т-н самостоятельно принимал все решения по текущей деятельности ООО «№4.». Суд оставил без внимания, что на момент подачи заявлений о возмещении налога на добавленную стоимость (далее НДС) Над-в находился за пределами Пермского края. Материалы дела не содержат объективных доказательств о том, что именно Над-в включал в налоговые декларации или иные документы заведомо ложные сведения, либо давал об этом указания главному бухгалтеру Пон-вой Е.А. и знал, что налоговые декларации содержат недостоверную информацию. По обстоятельствам дела, договоры со спорными контрагентами были подписаны Т-ным. Именно им в последующем были представлены в бухгалтерию предприятия фиктивные документы, на основании которых главным бухгалтером формировалась налоговая отчетность. Сговор между Над-вым и Пон-вой на совершение преступлений не установлен.

При оглашении показаний Т-на судом были нарушены требования ст. 281 УПК РФ, интересы других участников процесса. Установлено, что им не соблюдены условия, предусмотренные досудебным соглашением о сотрудничестве, что по смыслу закона влечет расторжение такого соглашения, а приговор, постановленный в отношении Т-на, в порядке гл. 40.1 УПК РФ подлежит пересмотру. По существу ходатайство, заявленное стороной защиты о признании недопустимым показаний Т-на, оставлено судом без рассмотрения, надлежащая оценка в приговоре данному доказательству не приведена. При последнем слове председательствующим задавались Над-ву вопросы, что нарушило его право на защиту. Защитник Гордеев А.А. считает, что к показаниям Т-на и свидетелей Н4., Н3. необходимо относиться критически, поскольку они противоречивы и данные лица заинтересованы в исходе дела. При минимальном воздействии Над-ва на производственный процесс и документооборот, не могут иметь доказательственного значения – акт № ** выездной налоговой проверки от 17 апреля 2015 г., решение Арбитражного суда Пермского края от 6 июня 2016 г., заключение специалиста № ** от 18 августа 2016 г. Учитывая изложенное защитники считают необходимым оправдать Над-ва за отсутствием составов преступлений. Также защитник Городилов А.В. полагает, что для проведения всех необходимых расчетов, устранения недостатков, внесения уточнений в исковое заявление, приговор в части гражданского иска следует отменить и материалы дела передать для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. Кроме этого защитник Гордеев А.А. обращает внимание, что суд назначил Над-ву наказание, не отвечающее интересам его семьи, трудовому коллективу возглавляемого им предприятия. Суд перечислил, но фактически не учел обстоятельства, смягчающие наказание, положительные данные о его личности, то, что находясь на свободе, он в состоянии погасить ущерб;

- адвокат Осиновских Т.В. в защиту интересов осужденной Пон-вой Е.А. также ставит вопрос об отмене приговора в отношении ее подзащитной в связи с его незаконностью, необоснованностью, не правильным применением норм уголовного закона и чрезмерной суровостью назначенного наказания. Автор жалобы полагает, что приведенными доказательствами вина Пон-вой в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 199 УК РФ и ч. 4 ст. 159 УК РФ не доказана. Какого-либо контроля за договорами, заключенными между ООО «№4.» и другими контрагенами на Пон-ву не возлагалось. Всю договорную работу с подрядчиками и частично с заказчиками вел ее непосредственный руководитель - Т-н. Полученные ею для дальнейшей обработки первичные бухгалтерские документы, подписанные Т-ным, являлись для нее гарантом того, что данная хозяйственная операция носит реальный характер. Данные документы были оформлены представителями организаций в соответствии с налоговым законодательством РФ. У Пон-вой не было оснований сомневаться в достоверности и подлинности отраженной в них информации. Кроме этого суд не учел, что представление деклараций в налоговую инспекцию от ООО «№4.» осуществлялось не только осужденной, но и другими бухгалтерами. Полагает, что суд неправильно положил в основу обвинения показания Т-на, которые не отвечают требованиям достоверности. Защитник указывает, что Пон-ва являлась наемным работником и за свой труд получала заработную плату. Все денежные средства от договоров, в том числе при возвращении НДС из бюджета РФ поступали на расчетный счет предприятия. Дополнительные выплаты Пон-вой не производились, поэтому не установлен корыстный мотив преступлений. Защитник обращает внимание, что Над-вым за счет продажи части средств предприятия был частично погашен материальный ущерб, однако данное обстоятельство в качестве смягчающего наказание Пон-вой не учтено. Также при назначении наказания суд не учел данные о личности осужденной, состоянии ее здоровья, наличие на иждивении несовершеннолетнего сына, которого воспитывает одна. Учитывая изложенное, защитник просит оправдать Пон-ву за отсутствием в ее действиях составов инкриминированных преступлений;

- адвокат Ковтуненко П.О. в защиту интересов осужденного Бой-ва Б.В. ставит вопрос об отмене приговора суда в отношении последнего и оправдании его за отсутствием событий преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, п. «а» ч. 2 ст. 199 УК РФ и ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ. Автор жалобы, подробно анализируя показания участников уголовного судопроизводства, считает, что выводы суда о виновности Бой-ва основаны лишь на противоречивых и недостоверных показаниях Н3., Н4. и Т-на. Вместе с тем, отвергая показания свидетелей Б., Ф., С1., Г., суд фактически данный вывод не мотивировал, приведя лишь формальные суждения. Отмечает, что в блокноте, изъятом у Бой-ва, зафиксированы лишь факты передачи денег в долг Н3., Н4. По мнению защитника, наличие подписанных документов между ООО «№4.» и спорными контрагентами, а также наличие перечислений со счета ООО «№4.» на счета данных организаций с последующим снятием со счетов данных организаций денежных средств не образует состава преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ. Стороной обвинения суду не представлено доказательств того, что Бой-в, даже участвуя в обналичивании денежных средств, имел умысел на включение в налоговые декларации ООО «№4.» заведомо ложных сведений с целью уклонения от уплаты налогов и имел с другими участниками сговор на это. Также суду не представлено доказательств, указывающих о наличии прямого умысла у Бой-ва на оказание пособничества в возмещении НДС из бюджета РФ;

- заинтересованное лицо Н. просит отменить приговор в части обращения взыскания на имущество Над-ва А.Н., поскольку определением Мотовилихинского районного суда города Перми от 5 июля 2016 г. между ней и ее супругом Над-вым разделено совместно нажитое имущество и в ее собственность передана квартира по адресу: ****, иное имущество. В собственность малолетнего сына Н1. дата рождения передано: 11/32 доли в общей долевой собственности на квартиру по адресу: ****; 1/2 доли в праве на земельный участок по адресу: ****; 1/2 доли в праве на жилой дом, по адресу: ****. В собственность малолетнего сына Н2. дата рождения передано: 3/16 доли в праве на земельный участок по адресу: ****; 1/2 доли в праве на жилой дом, по адресу: ****; 1/2 доли в праве на земельный участок, по адресу: ****. Автор жалобы полагает, что арест на данное имущество наложен незаконно и на него не может быть обращено взыскание в целях обеспечения гражданского иска.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и защитников, государственный обвинитель Утёмов А.И. находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым, просит оставить его без изменения, жалобы - без удовлетворения.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции Над-в А.Н. и Пон-ва Е.А. вину по п. «а» ч. 2 ст. 199 УК РФ и ч. 4 ст. 159 УК РФ признали полностью, не поддержали доводы жалоб об их невиновности в совершении указанных преступлений. Защитники Городилов А.В., Гордеев А.А. и Осиновских Т.В. просили рассмотреть их апелляционные жалобы с учетом мнения подзащитных лишь в части смягчения назначенных наказаний и отмены решения суда по гражданскому иску.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы жалоб и возражений, выслушав участников уголовного судопроизводства, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Доводы апелляционных жалоб осужденного Бой-ва Б.В., его защитника Ковтуненко П.О. о невиновности в совершении преступлений опровергаются совокупностью исследованных доказательств, а именно показаниями:

- представителя ИФНС России по Дзержинскому району города Перми К. о том, что в 2014-2015 годах инспекцией проведена выездная налоговая проверка ООО «№4.» по налогам и сборам за период 2011-2013 годов. По результатам проверки составлен акт от 17 апреля 2015 г., согласно которому Обществу был доначислен налог на добавленную стоимость в сумме 22107200 рублей. Также было установлено завышение Обществом налога на добавленную стоимость в сумме 3332850 рублей. Данные нарушения стали возможны за счет представления документов, содержащих недостоверные сведения по контрагентам ООО «№5.», ООО «№6.», ООО «№7.»;

- Т-на С.В. о том, что работал исполнительным директором ООО «№4.». С 2007 года знаком с Бой-вым Б.В. В 2008 году он познакомил Бой-ва Б.В. с генеральным директором ООО «№4.» Над-вым А.Н. Летом 2008 года в городе Перми Над-в А.Н. ему и главному бухгалтеру ООО Пон-вой Е.А. сообщил, что ему нужны наличные денежные средства и оптимизация налогов, чтобы он и Пон-ва искали варианты по обналичиванию денежных средств для Общества. В последующем он сообщил об этом Бой-ву и поинтересовался, имеются ли у него знакомые, которые могли бы заниматься обналичиванием денежных средств для предприятия. Примерно через неделю Бой-в сообщил, что может организовать обналичивание денежных средств предприятия. При этом он указал стоимость своих услуг от 4,5 % до 6,5 % от общей суммы, перечисленных для обналичивания денег. Указанные условия обсуждались с Бой-вым в присутствии Пон-вой, содержание разговора было передано им Над-ву. Последнего условия устроили. Он сказал, чтобы Пон-ва начала работать в данном направлении. Бой-в представил лично и посредствам электронной почты карты предприятий, с которыми впоследствии оформлялись фиктивные договоры - ООО «№7.», ООО «№6.», ООО «№5.» и другие. Пон-ва была лично знакома с Бой-вым, у них были номера мобильных и рабочих телефонов, по которым они общались. Оформление фиктивных договоров и иных финансовых документов зависело от суммы налога, подлежащего уплате ООО «№4.» за определенный период. Ежеквартально Пон-ва при исчислении суммы налогов, подлежащих уплате и составлении налоговых деклараций, докладывала Над-ву и он давал устные указания и утверждал общую сумму налогов, которую предприятие будет уплачивать за определенный период, а на оставшуюся сумму, которую Над-в не хотел уплачивать, Пон-ва производила расчет сумм, которые впоследствии фигурировали в фиктивных договорах, с целью увеличения расходов предприятия. После согласования с Над-вым сумм налога, Пон-ва составляла декларации, подписывала их электронно-цифровой подписью своей и Над-ва, ключи которых находились постоянно у Пон-вой, и направляла в налоговую инспекцию. Одновременно она изготавливала фиктивные договоры и финансовые документы, как со стороны ООО «№4.», так и со стороны контрагента. Все действия она осуществляла с согласия и под контролем Над-ва. Все договоры, в том числе и фиктивные подписывались им, как исполнительным директором, по устному указанию Над-ва. При оформлении фиктивных договоров Над-в устно указывал, что отражать в спецификациях, а Пон-ва сама указывала наименование оборудования и перечень работ (услуг). Перечисление денежных средств осуществляла всегда Пон-ва, так как у нее был доступ к расчетным счетам, были на постоянной основе все ключи электронно-цифровой подписи. В отсутствие Пон-вой, ключи передавались бухгалтеру Л., но последняя самостоятельно никогда платежи не осуществляла, это происходило всегда по предварительному разговору с Пон-вой, либо Над-вым. Он (Т-н) подписывал эти документы, после чего передавал их Бой-ву. Кто подписывал документы со стороны контрагентов, и кто проставлял печати, ему не известно. Бой-в через некоторое время их привозил Пон-вой уже подписанными. По мере поступления денег от ООО «№4.» фиктивным контрагентам, Бой-в лично приходил в офис ООО и в пакетах приносил деньги. Деньги Бой-в передавал как ему, так и Пон-вой, а в ее отсутствие - Л. При передаче деньги пересчитывались и Пон-ва складывала их в сейф, а впоследствии в банковскую ячейку. Ключ от данной ячейки был у Пон-вой и у него. Также Пон-ва иногда хранила деньги у себя дома. В период проведения выездной налоговой проверки, Пон-ва открыла на свое имя ячейку в банке «***» на территории Мотовилихинского района города Перми, где также хранила обналиченные денежные средства. В последнее время Бой-в напрямую передавал обналиченные денежные средства Пон-вой, так как только она всегда вела учет данных денег. Обналиченные денежные средства расходовались по устному указанию Над-ва. Утверждает, что реальных взаимоотношений между ООО «№4.» и ООО «№5.», ООО «№6.», ООО «№7.», ООО «№8.», ООО «№9.», ООО «№10.», ООО №11.», ООО «№12.» никогда не было. Это организации, через которые обналичивались денежные средства;

- свидетеля Н4. о том, что обналичиванием денежных средств занимался по предложению Бой-ва. Для этого им изначально использовалось общество «№12.», на расчетный счет которого поступали денежные средства от ООО «№4.» и ООО «№3.». Данные денежные средства с помощью интернета он лично перечислял на банковские карты, открытые на него, Бой-ва, Г., и других людей, которые были включены в цепочку. У него находилось несколько банковских карт, открытых на других людей, с которых он снимал денежные средства в банкоматах. Деньги он передавал Бой-ву. Тот привозил документы указанных обществ: договоры, счета-фактуры, товарные и транспортные накладные, которые он подписывал, проставлял печати организации. По документам ООО «№12.», якобы, осуществляло поставку, либо изготавливало оборудование для ООО «№4.» и ООО «№3.». Фактически ООО «№12.» никогда никакого оборудования не изготавливало и не поставляло. Объемы поступающих денежных средств увеличивались, в связи с чем, для обналичивания им были созданы еще организации, в том числе в 2007-2008 году ООО «№12.», затем ООО «№12.», в 2010 году он приобрел готовую организацию ООО «№6.». В 2013 году, для этих же целей на его сына - Н3., было зарегистрировано ООО «№5.», примерно в 2012-2013 годах приобретено ООО «№7.», которое было оформлено на имя П. Денежные средства от ООО «№4.» и ООО «№3.» поступали на расчетные счета указанных организаций по различным основаниям. Примерно с 2012 года денежные средства стали поступать только от ООО «№4.». По указанным организациям он работал только с Бой-вым. Фактически ни работы, ни услуги указанными организациями никогда не оказывались, продукция никуда не поставлялась. ООО «№4.» был создан фиктивный документооборот. По указанию Бой-ва денежные средства он и его сын Н3. передавали ему наличными, а также не мене двух раз он их перечислял на расчетные счета ООО «№4.». Кроме того, по указанию Бой-ва он осуществлял переводы денежных средств с расчетного счета ООО «№7.» на расчетный счет ООО «№11.», с расчетного счета ООО «№5.» на счет ООО «№10.». Фактически никаких взаимоотношений между указанными организациями не было. Все данные об этих обществах, о размерах сумм, назначении платежей ему передавал Бой-в, от которого ему известно, что обналиченные денежные средства он передавал в ООО «№4.», сумма которых составляла около 200000000 рублей. Примерно весной 2012 года Бой-в сообщил ему о намерении ООО «№4.» подать документы в ИФНС на возмещение НДС в связи с наличием зарубежных контрактов. Бой-в попросил, чтобы документооборот между организациями строился более тщательно, сделать цепочку перечислений денежных средств длиннее, чтобы документооборот прошел проверку в налоговой инспекции. Он, в свою очередь предупредил, что в этом случае речь идет уже о хищении денег у государства. Бой-в возражал, уверял, что его, Н4., это не коснется, так как он только посредник. Бой-ву он передавал деньги лично, также деньги передавал его сын Н3., суммами от 1000000 до 30000000 рублей. Документы, которые передавал Бой-в для подписания, подписывал он, его сын, иногда он подписывал за сына. Также документы подписывал Постаногов. У сына Н3. он видел блокнот, в котором Бой-в расписывался за получение денег от Н3. У него никаких долгов перед Бой-вым не было. Иногда он не мог вовремя обналичить деньги и передать их Бой-ву. В этом случае тот пугал его возникновением проблем от генерального директора;

- свидетеля Н3. о том, что в 2011 году по просьбе своего отца зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя, открыл ООО «№5.», с помощью которого велась деятельность по транзиту и выводу денежных средств ООО «№4.» с безналичного в наличный вид. Для этого он, как директор ООО «№5.» подписывал фиктивные документы, которые ему передавал отец – Н4., а также Бой-в, с которым он встречался 2-3 раза в месяц. При встречах он передавал Бой-ву обналиченные денежные средства. У Бой-ва был блокнот, в котором он расписывался, что передал Бой-ву определенную сумму. Также по просьбе отца Постаноговым было зарегистрировано ООО «№7.». Он передавал Постаногову документы для подписания: договоры, счета-фактуры, акты выполненных работ. Их ему передавали отец и Бой-в, чтобы он встретился с Постаноговым, а последний их подписал;

- свидетеля П., о том, что по просьбе Н3. и его отца Н4. зарегистрировался индивидуальным предпринимателем, а также зарегистрировал на свое имя ООО «№7.». Как ИП он хозяйственную деятельность не вел. К функционированию ООО «№7.» в дальнейшем отношения не имел. Он сдавал только декларации в налоговую инспекцию, которые получал в заполненном виде от Н3. Он периодически встречался с Н3. и подписывал от имени ООО «№7.» документы, которые тот ему приносил;

- свидетеля Ш. о том, что в 2012 году по предложению Н4. стал директором и учредителем ООО «№12.». Никаких документов и печати по данной организации у него не было. От имени Общества он хозяйственно-финансовую деятельность не вел. Общества «№4.», «№2.», «№3.» ему не известны;

- свидетеля С2. о том, что в 2011-2012 годах по просьбе мужчины по имени Р. зарегистрировал на свое имя ООО «№11.», а также открыл расчетные счета Общества в кредитных организациях. Все документы по регистрации и открытию счетов передал Р. В дальнейшем к функционированию данной организации отношения не имел;

- свидетеля Р. о том, что в 2011-2012 годы за денежное вознаграждение по просьбе ранее незнакомого мужчины по имени А., оформил на свое имя ООО «№10.» и ООО «№8.», а также открыл расчетные счета в кредитных организациях. Фактически он никакого отношения к указанным обществам не имел. Заключали ли общества какие-либо договоры, в том числе с ООО «№4.», и выполнялись ли по ним работы, ему не известно;

- показаниями специалиста-ревизора отдела документальных исследований УЭБ и ПК ГУ МВД России по Пермскому краю Г1. о том, что подтверждает свои выводы, приведенные в заключении от 18 августа 2016 г. В ходе исследования ею были использованы первичные и уточненные налоговые декларации по НДС ООО «№4.», копии книг продаж и книг покупок данного общества за период с 2011 по 2013 годы, которые были предоставлены следователем. В ходе исследования она пришла к выводу, что в период с 1 января 2011 года по 31 декабря 2013 года ООО «№4.» допустило неполное исчисление НДС в сумме 19507503 рублей 84 копейки и излишнее возмещение из бюджета РФ НДС в сумме 4287549 рублей 59 копеек. Эти данные были получены без учета внесения в регистры бухгалтерского учета – книгу продаж, счетов фактур с дальнейшим отражением в налоговых декларациях исчисленного налога от ООО «№10.», ООО «№11.», ООО «№12.», а также без учета внесения в книгу покупок, счетов фактур с дальнейшим отражением в налоговых декларациях вычетов от ООО «№5.», ООО «№6.», ООО «№12.», ООО «№9.», ООО «№8.».

- показаниями свидетеля - начальника отдела выездных проверок ИФНС России по Дзержинскому району города Перми З. о том, что ООО «№4.» состоит на налоговом учете в Инспекции с 2006 года. В период с 23 июня 2014 г. по 19 февраля 2015 г. сотрудниками Инспекции К1., Ф1. и начальником отделения отдела УЭБ и ПК ГУ МВД России по Пермскому краю З1. была проведена выездная комплексная налоговая проверка указанного Общества за 2011-2013 годы, в ходе которой было установлено, что ООО налоговые вычеты по НДС были завышены на сумму 25440 050 рублей в результате включения в сумму налоговых вычетов счетов-фактур от имени номинальных контрагентов ООО «№6.», ООО «№7.», ООО «№5.», которые никакой финансово-хозяйственной деятельности не вели и использовались исключительно как звено в схеме по обналичиванию денежных средств. Обществом был излишне возмещен из бюджета НДС на сумму 3332 850 рублей, а также занижен к уплате НДС в бюджет на сумму 22107 200 рублей. Было установлено, чтоООО «№7.», ООО «№6.», ООО «№5.» объективно не могли выполнить работы, предоставить услуги, указанные в договорах, в силу отсутствия у них необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности. Учитывая, что никто из руководителей Общества не проявил должную предусмотрительность при заключении сделок со спорными обществами, Инспекция пришла к выводу о согласованности действий его руководителей и действий спорных контрагентов в получении налоговой выгоды, так как речь шла о заключении миллионных сделок (двести миллионов рублей по трем обществам). Инспекцией Общество привлечено к ответственности по ст. 122 НК РФ. В ходе проверки было установлено, что признаки сомнительных контрагентов имеются у обществ «№10.», «№8.», «№9.», «№11.», «№12.», но вместе с тем в рамках налоговой проверки бесспорных доказательств получения налоговых выгод с помощью данных обществ обнаружено не было, данные общества использовались как промежуточные звенья в обналичивании денежных средств, то есть для создания видимости сделок. Выездная налоговая проверка была проведена выборочно. Не исключено, что в рамках проведения других проверок за этот же период могли быть установлены и другие номинальные организации, использованные для уклонения от уплаты налогов. Расхождения в результатах налоговой проверки с предъявленным обвинением объясняется тем, что следствием были установлены другие спорные контрагенты, которые были исключены из книги продаж и из книги покупок. При подаче ООО «№4.» деклараций и других документов в Инспекцию за указанный период сотрудники Инспекции были введены в заблуждение относительно достоверности информации содержащейся в документах. Декларации ООО «№4.» были подписаны электронно-цифровой подписью генерального директора Над-ва А.Н.;

- показаниями свидетелей - работников группы обществ «№4.», «№2.», «№3.» Т., С3., Б1., Р1., В., Ч., Б2., К2., Г2., Д.,  В1., И., П1., Т1., Е., Л., Ф2., К3. о характере трудовых отношений в указанных организациях и работы с контрагентами;

- актом обследования помещения ООО «№4.», протоколами обыска, изъятий предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела;

- протоколами осмотров, изъятых предметов и документов;

- протоколом осмотра изъятого у Бой-ва Б.В. блокнота, в котором зафиксированы факты передачи денег Н3. Бой-ву;

- протоколом осмотра жестких дисков, изъятых у Бой-ва Б.В., согласно которым у Бой-ва обнаружена информация о подсчете долга, в том числе Н4., карты (реквизиты) ООО «№5.», ООО «№6.», ООО «№7.», ООО «№11.», ООО «№10.», ООО «№12.» с реквизитами и счетами в различных кредитных организациях:

- протоколом осмотра сведений о соединениях абонентов (телефонных переговорах), в том числе Т-на С.В., Бой-ва Б.В., Н4., Н3., Над-ва А.Н., Пон-вой Е.А., согласно которым установлено отсутствие соединений между Т-ным С.В. и Н4., Н3. За период с 30 октября 2012 г. по 31 декабря 2014 зафиксировано 685 соединений (входящие и исходящие вызовы, SMS-сообщения) между Бой-вым Б.В. **) и Н3. (**, **). За этот же период обнаружено 3973 соединений (входящие и исходящие вызовы, SMS-сообщения) между Бой-вым Б.В. (**) и Н4. (**), 33 соединения (входящие и исходящие вызовы, SMS-сообщения) между Бой-вым Б.В. (**) и Т-ным С.В. (**), 1 соединение по абонентскому номеру Бой-ва Б.В. с рабочим телефоном офиса ООО «№4.», 197 соединений между Бой-вым Б.В. (**) и Пон-вой Е.А. (**);

- решениями ИФНС России по Дзержинскому району города Перми о возмещении сумм НДС;

- учредительными документами ООО «№4.»;

- решением Арбитражного суда Пермского края от 6 июня 2016 г. по делу № ** по заявлению ООО «№4.» к ИФНС России по Дзержинскому району города Перми, которым требования Общества оставлены без удовлетворения;

- заключением специалиста № ** от 18 августа 2016 г., согласно которому за периоды 3-4 кварталы 2011 года, 1-2 кварталы и 4-й квартал 2012 года, 1-й и 4-й кварталы 2013 года ООО «№4.» не в полном размере исчислило налог на добавленную стоимость, подлежащий уплате в бюджет РФ, а также излишне возместило из бюджета РФ сумму НДС, в результате завышения налога на добавленную стоимость, исчисленную с налоговой базы по взаимоотношениями с ООО «№10.», ООО «№11.», ООО «№12.», занижения налоговых вычетов по НДС, а также необоснованного применения налоговых вычетов по НДС по взаимоотношениям с ООО «№5.», ООО «№6.», ООО «№7.», ООО «№8.», ООО «№9.», в общей сумме 23795 053,43 рубля, в том числе:

- неполное исчисление НДС в общей сумме 19507 503,84 рубля, в том числе в разрезе налоговых периодов: 1-й квартал 2012 года в сумме 1 476 272,56 руб.; 2-й квартал 2012 года в сумме 8 946 916,94 рубля;4-й квартал 2012 года в сумме 5391 701,88 руб.; 1-й квартал 2013 года в сумме 883 467,48 руб.; 4-й квартал 2013 года в сумме 2 809 144,98 руб.

- излишнее возмещение из бюджета РФ суммы НДС в размере 4 287 549,59 руб., в том числе в разрезе налоговых периодов: 3-й квартал 2011 года в сумме 831 427,16 руб.; 4-й квартал 2011 года в сумме 3 284 937,43 рубля; 1-й квартал 2012 года в сумме 171 185 руб.

Доля неуплаченного налога на добавленную стоимость по отношению к налогам, подлежащим уплате за период 3-4 кварталы 2011 года, 1-2 кварталы и 4-й квартал 2012 года, 1-й и 4-й кварталы 2013 года, с учетом переплаты по налогам, составила 43,20 %.

Судебная коллегия считает, что объективно оценив эти и другие исследованные в судебном заседании доказательства, суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и пришел к мотивированному выводу о доказанности виновности Над-ва А.Н., Пон-вой Е.А. и Бой-ва Б.В. по всем инкриминированным составам преступлений.

Исследованные доказательства получили оценку суда в соответствии со ст. 88 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела по существу и постановления обвинительного приговора.
Показания вышеуказанных свидетелей были подробно проанализированы судом и верно положены в основу приговора, поскольку они последовательны, согласуются между собой, а также с материалами уголовного дела, прямо и косвенно подтверждают причастность осужденных к совершению преступлений. Имеющиеся некоторые противоречия в показаниях свидетелей Н4. и Н3. по времени произошедших событий судом были устранены, им дана надлежащая правовая оценка.

Т-н С.В., осужденный по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением им досудебного соглашения о сотрудничестве, допрошен по основному уголовному делу в качестве участника уголовного процесса, располагающего сведениями об обстоятельствах совершения преступления подсудимыми по основному уголовному делу. Т-н С.В. был вызван в судебное заседание по ходатайству стороны обвинения и его допрос произведен по аналогии с процедурой заслушивания показаний свидетеля, но с учетом особенностей правового положения лица, являющегося обвиняемым (осужденным) по выделенному уголовному делу, так как он сохраняет процессуальный интерес в исходном уголовном деле, в рамках которого было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, поскольку предъявленное ему обвинение непосредственно связано с обвинением, предъявленным лицам, считающимися его соучастниками и являющимися подсудимыми по основному делу. Т-н С.В. выполнил принятые обязательства, вытекающие из досудебного соглашения о сотрудничестве. При судебном разбирательстве по основному уголовному делу он сообщил сведения, изобличающие Над-ва А.Н., Пон-ву Е.А. и Бой-ва Б.В. в совершении преступлений. Как на стадии предварительного расследования, так и при судебном следствии осужденным была представлена возможность оспорить его показания.

Каких-либо данных о заинтересованности со стороны указанных лиц при даче показаний в отношении Бой-ва Б.В., а также оснований для оговора ими осужденного, равно как и существенных противоречий, которые повлияли или могли повлиять на выводы суда о виновности осужденных и на правильность применения уголовного закона, не установлено.

Также судом дана правильная критическая оценка показаниям свидетелей Б., Ф., С. и Г. об обстоятельствах передачи Бой-вым Б.В. денег Н4., поскольку они противоречивы, опровергаются показаниями ряда свидетелей и письменными доказательствами, анализ которым приведен выше.

Свидетель С4., допрошенный в суде второй инстанции, не представил объективной информации, которая бы опровергала выводы суда о причастности Бой-ва Б.В. к совершению противоправных деяний. Свидетель показал, что несколько раз видел, как Бой-в передавал Н4. денежные средства, однако когда это происходило, какие суммы передавались, как и где это фиксировалось, он не помнит.

Доводы жалоб о невиновности осужденного Бой-ва Б.В. в совершении преступлений противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции. Все эти доводы были тщательно проверены судом в ходе судебного разбирательства и обоснованно признаны несостоятельными. Согласно требованиям п. 2 ст. 307 УПК РФ суд привел мотивы, по которым признал достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела одни доказательства и отверг другие, а именно показания осужденного Бой-ва Б.В. об этом. В приговоре данные показания опровергнуты с подробным изложением мотивов принятого решения, не согласиться с которыми у судебной коллегии оснований не имеется.

Из материалов дела явствует, что Бой-в Б.В. непосредственное участие в уклонении от уплаты налогов с организации, а также в хищении чужого имущества не принимал, однако содействовал совершению этих преступлений путем предоставления исполнителям карт предприятий (полные реквизиты), с которыми оформлялись впоследствии фиктивные договоры, которые увеличивали расходы ООО «№4.», что приводило к преступному результату. Он осуществлял контроль за этими контрагентами, движением денежных средств и получал за это материальное вознаграждение.

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о наличии прямой причинно-следственной связи между указанными действиями Бой-ва Б.В. и негативными последствиями, в результате которых бюджету РФ причинен имущественный вред.

Из показаний участников уголовного судопроизводства и письменных доказательств следует, что Бой-в Б.В. достоверно осознавал, какие совершаются преступления, в котором он исполняет роль соучастника. Он понимал, что своим противоправным поведением способствует совершению исполнителями преступлений, предвидел неизбежность наступления в результате совместных действий указанного общественно опасного последствия и желал его наступления, то есть действовал с прямым умыслом.

Следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных доказательств в их совокупности позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Бой-вым Б.В. преступлений и правильно квалифицировать его действия по ч. 5 ст. 33, п. «а» ч. 2 ст. 199 УК РФ и ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ, а так же правильно квалифицировать действия Над-ва А.Н. и Пон-вой Е.А. по п. «а» ч. 2 ст. 199 УК РФ и ч. 4 ст. 159 УК РФ. Оснований для переквалификации действий осужденных нет.

Судебное следствие по уголовному делу проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 273 - 291 УПК РФ, с предоставлением возможности сторонам в равной степени реализовать свои процессуальные права. При этом Над-ву А.Н., Пон-вой Е.А. и Бой-ву Б.В. была обеспечена реальная возможность для формирования и доведения до суда позиций относительно инкриминируемых им преступных деяний, которые были озвучены и поддержаны их защитниками.

Противоречий, способных повлиять на правильность выводов судебного решения, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Вопреки доводам жалоб судебная коллегия считает, что назначенные Над-ву А.Н., Пон-вой Е.А. и Бой-ву Б.В. наказания соответствуют требованиям ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ, являются справедливыми и соразмерными содеянному. При определении их вида и размеров суд, наряду с характером, степенью общественной опасности преступных деяний, в полной мере учел конкретные обстоятельства содеянного, данные о их личностях, влияния назначенных наказаний на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

Также, в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, учтены:

Над-ву А.Н. - частичное добровольное возмещение ущерба, наличие двоих малолетних детей;

Пон-вой Е.А. - наличие несовершеннолетнего ребенка, состояние здоровья осужденной и ее близких родственников, страдающих тяжкими заболеваниями;

Бой-ву Б.В. - наличие престарелого родственника, нуждающегося в посторонней помощи, страдающего тяжкими заболеваниями, оказание содействия органам следствия в изобличении лица, причастного к совершению преступления.

Судебная коллегия не усматривает оснований для признания в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, Пон-вой Е.А. частичное возмещение материального ущерба, так как согласно п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ таким обстоятельством является «добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления». По смыслу закона возмещение ущерба могут быть произведены не только лицом, совершившим преступление, но и по его просьбе (с его согласия) другими лицами. В случае совершения преступлений, предусмотренных ст. ст. 199, 199.1 УК РФ, возмещение ущерба допускается и организацией, уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с которой вменяется лицу.

Вместе с тем, судом установлено, что частичное возмещение имущественного вреда произведено по инициативе Над-ва А.Н. Сведений о том, что вред частично возмещен ООО «№4.» материалы дела не содержат.

Наличие у Над-ва А.Н. и у его родственников заболеваний, как и наличие ходатайства трудового коллектива, не являются безусловными основаниями для смягчения ему назначенного наказания. Более того данные сведения были известны суду первой инстанции и учитывались при вынесении обжалуемого решения.

Невозможность назначения Над-ву А.Н., Пон-вой Е.А. и Бой-ву Б.В. наказаний с применением положений ст. 73 УК РФ в приговоре мотивирована, и вывод об этом судебная коллегия считает правильным.

Учитывая фактические обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности преступных деяний, оснований для изменения категорий преступлений на другие, менее тяжкие, суд первой инстанции не нашел, не усматривает их и суд апелляционной инстанции.

Вид исправительного учреждения назначен правильно, в соответствии с требованиями п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Суд пришел к обоснованному выводу о необходимости наряду с основными наказаниями назначить осужденным по ч. 4 ст. 159 УК РФ и по ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ дополнительный вид наказания в виде штрафа, мотивировав в приговоре необходимость его применения. Дополнительное наказание отвечает требованиям ч. 1 ст. 6 УК РФ, является справедливым и соразмерным содеянному.

В соответствии с требованиями п. 10 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, п. 5 ст. 307 УПК РФ суд в приговоре обосновал свои выводы относительно заявленного ИФНС России по Дзержинскому району города Перми гражданского иска, признав его обоснованным и подлежащим удовлетворению в части, соответствующей объему обвинения. Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции принял правильное решение о взыскании денежных средств солидарно с осужденных Над-ва А.Н., Пон-вой Е.А., Бой-ва Б.В. и Т-на С.В. с учетом суммы возмещенного имущественного ущерба.

Оснований для отмены приговора в данной части, как об этом просит защитник Городилов А.В. в жалобе, судебная коллегия не находит. В случае возникновения сомнений и неясности при исполнении приговора Дзержинского районного суда города Перми от 17 января 2017 г. данный вопрос может быть разрешен в порядке, предусмотренном п. 15 ст. 397 УПК РФ.

В соответствии с п. 11 ч. 1 ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд в совещательной комнате разрешает вопрос, как поступить с имуществом, на которое наложен арест для обеспечения гражданского иска и возможной конфискации.

Из материалов усматривается, что арест на имущество Над-ва А.Н. наложен 11 июля 2016 г. на основании судебного постановления от 20 июня 2016 г. в соответствии с положениями ст. 115 УПК РФ в целях обеспечения приговора в части заявленного гражданского иска. Материалы дела содержат документальные сведения о том, что все арестованное имущество принадлежало и принадлежит на праве собственности Над-ву А.Н., в связи с чем, судом принято правильное решение об обращении взыскания на это имущество в целях обеспечения гражданского иска.

Определение Мотовилихинского районного суда города Перми об утверждении мирового соглашения между Над-вым А.Н. и Н., вступившее в законную силу после принятия мер процессуального принуждения, не влечет автоматического перехода права собственности данного имущества иным лицам.

Таким образом, нарушений конституционных прав осужденных, уголовного, уголовно-процессуального законодательства РФ, которые могли повлиять на объективность выводов суда о доказанности виновности Над-ва А.Н., Пон-вой Е.А. и Бой-ва Б.В., отразиться на правильности решения о квалификации их действий, справедливости назначенных наказаний, допущено не было. В связи с этим, приговор суда отмене либо изменению не подлежит, поскольку является законным, обоснованным и справедливым.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.14, 389.20, 389.28, 389.33, 389.35 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

приговор Дзержинского районного суда города Перми от 26 июня 2017 г. в отношении Над-ва А.Н., Пон-вой Е.А. и Бой-ва Б.В. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Пон-вой Е.А., Бой-ва Б.В., защитников Городилова А.В., Гордеева А.А. Осиновских Т.В., Ковтуненко П.О. и заинтересованного лица Н. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в вышестоящий суд в порядке, установленном главами 47.1 и 48.1 УПК РФ.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
Формула защиты
Мы в соцсетях