Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Суммы целевого займа и суммы, истраченные на выплату заработной платы, не могут быть объектом сокрытия денежных средств предприятия. Апелляционное постановление Пермского краевого суда от 28.08.2014 № 22-5854/14

Пермский краевой суд в составе: председательствующего судьи Исаевой Г.Ю., при секретаре Шардиной О.С. рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Деревянко М.Л. и апелляционную жалобу представителя потерпевшего Межрайонной ИФНС РФ № 1 по Пермскому краю О. на приговор Гайнского районного суда Пермского края от 4 июля 2014 года, которым М., дата рождения, уроженец ****, несудимый, оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ в виду отсутствия состава преступления. 

За М. признано право на реабилитацию.

В удовлетворении гражданского иска Межрайонной ИФНС РФ № 1 по Пермскому краю отказано.

Заслушав мнение прокурора Епишина В.В., поддержавшего доводы представления, выступление представителя потерпевшего П., поддержавшей доводы жалобы, выступления оправданного М. и адвоката Погарцева В.Ю., полагавших приговор суда законным и обоснованным, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

органом предварительного следствия М. обвинялся в том, что в период с 21 сентября 2011 года по 1 апреля 2013 года, являясь генеральным директором Общества с ограниченной ответственностью «***», совершил умышленное сокрытие денежных средств организации в сумме 4 526 721 рубль 52 копейки, в крупном размере, за счёт которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам.

По версии стороны обвинения, М., достоверно зная о существовании недоимки по налогам и сборам перед бюджетами различных уровней, которая по состоянию на 22 сентября 2011 года составляла 1 559 422 рубля 83 копейки, а также зная об обеспечительных мерах и мерах принудительного взыскания налогов, предусмотренных ст.ст.46, 47, 76 и 77 НК РФ, которые могут быть приняты налоговым органом в случае неуплаты либо несвоевременной уплаты налогов в вышеуказанный период в нарушение ст. 19, ч.1 ст.23, ст.44, ч.1 ст.45 НК РФ добровольно не исполнил обязанности по уплате ООО «***» налогов, при этом предпринимал умышленные действия по сокрытию денежных средств предприятия от взыскания недоимки по налогам и сборам.

Всего в период с 22 сентября 2011 года по 1 апреля 2013 года Межрайонной ИФНС России № 1 по Пермскому краю было вынесено и направлено в ООО «***» 14 требований об уплате налога, сбора, пени, штрафов с предложением добровольной их уплаты на общую сумму задолженности 1 904 582 рубля.

В связи с наличием неисполненных требований об уплате налога (сбора), пени и штрафов Межрайонная ИФНС России № 1 по Пермскому краю в соответствии со ст.46 НК РФ на расчётный счёт ООО «***» № **, открытый в Западно-Уральском Банке ОАО «Сбербанк России», направила 14 инкассовых поручений на период с 28 сентября 2011 года по 19 марта 2013 года о бесспорном списании денежных средств для погашения недоимки по налогам на общую сумму 1 904 582 рубля.

В связи с отсутствием денежных средств на расчетном счёте ООО «***» Межрайонной ИФНС России № 1 по Пермскому краю в соответствии со ст.47 НК РФ вынесено и направлено в отдел службы судебных приставов по Гайнскому району УФСП по Пермскому краю 10 постановлений о взыскании недоимки за счёт имущества налогоплательщика по налогу на общую сумму 2 163 565 рублей.

На 1 апреля 2013 года сумма недоимки составляла 3 153 488 рублей 44 копейки.

М., заведомо зная, что все расходные операции (за исключением исполнения обязанности по уплате налоговых платежей) по расчётному счёту приостановлены, принял решение по осуществлению расчетов с контрагентами минуя расчетный счёт ООО «***».

Так, в период с 21 сентября 2011 года по 1 апреля 2013 года ООО «***» и ООО «***» была произведена оплата: на расчетный счёт ООО ЧОП «***» за ООО «***» 864 500 рублей, перечислены денежные средства в ОАО «***» на общую сумму 159 650 рублей. В ООО «***» были перечислены денежные средства ООО «***» за ООО «***» в сумме 51 000 рублей. Также в указанный период на лицевой счёт М., минуя расчётный счёт ООО «***», с расчётных счетов ООО «***» и ООО «***» перечислены денежные средства на общую сумму 3 451 571 рубль 52 копейки.

В результате предпринятых действий М. сокрыл денежные средства ООО «***» на общую сумму 4 526 721 рубль 52 копейки, за счёт которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам в сумме 3 153 488 рублей 44 копейки, что является крупным размером.

Приговором Гайнского районного суда Пермского края от 4 июля 2014 года М. по ст. 199.2 УК РФ оправдан в виду отсутствия состава преступления.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Деревянко М.Л. полагает приговор суда незаконным и необоснованным, поскольку выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Кроме того, судом допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

Выражает несогласие с выводом суда о том, что стороной обвинения не представлено сведений какие конкретные умышленные действия предпринимал М. по неисполнению требований по уплате налогов и сокрытию денежных средств предприятия и указывает, что показания свидетелей Г. и М1., а также самого М. подтверждают наличие инициативы и просьб со стороны М. в применении порядка расчётов минуя расчётный счёт ООО «***». Совершать данные действия М. вынуждало наличие задолженности по налоговым платежам и бесспорное взыскание средств со счёта Общества. М. неоднократно представлял судебному приставу-исполнителю сведения об отсутствии движения средств по кассе предприятия, в то время, как периодически значительные суммы поступали в кассу, чем совершал действия по сокрытию денежных средств. Данному обстоятельству судом оценки не дано.

Государственный обвинитель считает, что судом дана неправильная оценка доказательствам, представленным стороной защиты.

Так, судом при оценке договоров займа не учтены положения п.1 ст.807 ГК РФ, предусматривающей переход денежных средств в собственность заёмщика, соответственно, суд сделал необоснованный вывод, что средства, полученные по договору займа не принадлежат ООО «***» и что с них не могло быть произведено взыскание недоимки по налогам и не могло быть совершено преступное сокрытие этих средств.

Судом сделан неправильный вывод, что М. не допрашивался по поводу заключённых договоров займа. При допросе в качестве подозреваемого М.рассказал только про 1 договор займа, заключённый с ООО «***». Исследуя в судебном заседании копии договоров займа, стороной обвинения были заявлены ходатайства о вызове в судебное заседание Г. и М1. Свидетели в судебное заседание не явились, представив суду факсовые сообщения, в которых, в том числе указали, что денежные перечисления, совершённые ООО «***» по распорядительным письмам в пользу ООО «***» на сумму 1 500 000 рублей были совершены в рамках договора целевого займа между ООО «***» и ООО «***», подписанного в 2011 году. Данные факсовые сообщения положены судом в основу приговора, однако, при этом ни одной из сторон не заявлялось ходатайство о рассмотрении их в качестве доказательства и таковыми они быть не могут, поскольку получены непроцессуальным путём, то есть являются недопустимыми доказательствами. Указанные пояснения легли в основу вывода суда о том, что денежные операции в пользу ООО «***» на сумму 3 000 000 рублей и 1 500 000 рублей были совершены в рамках договоров целевого займа. Однако в финансовых документах упоминание о договоре займа в основании платежа указано лишь однажды в платёжном поручении ООО «***» от 21 марта 2012 года. Специалист Е. пояснила, что при перечислении денежных средств в рамках договора займа именно это основание платежа и должно быть указано.

Не принято во внимание судом и то обстоятельство, что неприменение М. общего правила расчётов между юридическими лицами - в безналичном порядке - явилось одним из способов сокрытия денежных средств.

Ходатайство государственного обвинителя о запросе решений КТС у конкурсного управляющего оставлено без внимания. Данные документы в судебном заседании не исследовались, но также были положены в основу оправдательного приговора. Вместе с тем, при исключении из обвинения суммы в размере 2 991 654 рубля 19 копеек, выплаченной на заработную плату, следовало решить вопрос о наличии либо отсутствии удостоверений КТС, законности их выдачи и порядка выплаты по ним зарплаты.

Автор представления считает, что судом необоснованно исключены из обвинения: сумма в 360 000 рублей, полученная М. по платёжному поручению № 36 от 24 января 2012 года со счёта ООО «***», поскольку данная сумма средств была включена в общую сумму сокрытых денежных средств и в доказательствах, собранных органом следствия были указаны реквизиты данной организации; а также сумма в 100 000 рублей, уплаченная ООО «***» за охранное обслуживание ООО ЧОП «***» по платёжному поручению № 305 от 4 октября 2012 года, так как данное платёжное поручение было представлено руководством ООО ЧОП «***» в обоснование совершённых операций в пользу ООО «***».

Государственный обвинитель оспаривает приговор также в части разрешения гражданского иска налогового органа, указывая, что в нарушение ч.2 ст.306 УПК РФ суд отказал в удовлетворении исковых требований, в то время, как оправдывая подсудимого в связи с отсутствием состава преступления, должен был оставить иск без рассмотрения.

По изложенным основаниям просит отменить приговор, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в ином составе.

Представитель потерпевшего Межрайонной ИФНС РФ № 1 по Пермскому краю О., выражая несогласие с приговором суда, приводит доводы, аналогичные, изложенным в апелляционном представлении государственного обвинителя, указывая, кроме того, что судом сделан ошибочный вывод, что сумма, истраченная на выплату заработной платы работникам Общества, не могла быть взыскана в погашение задолженности по налогам в бюджет РФ, поскольку судом не учтено, что Постановлением Конституционного суда РФ № 21-П от 23 декабря 1997 года положение абзаца 4 пункта 2 ст.855 ГК РФ признано несоответствующим Конституции РФ. Согласно данному Постановлению при недостаточности денежных средств на счёте налогоплательщика для удовлетворения всех предъявленных к нему требований списание средств по расчётным документам, предусматривающим платежи в бюджеты бюджетной системы РФ, а также перечисление или выдача денежных средств для расчёта по оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору, производятся в порядке календарной очерёдности поступления указанных документов после перечисления платежей, осуществляемых в соответствии с указанной статьёй гражданского кодекса РФ в первую и во вторую очередь. Таким образом, в случае поступления денежных средств на расчётный счёт Общества списание средств по расчётным документам по платежам в бюджет и для расчётов по оплате труда должно было производиться в порядке календарной очерёдности поступления указанных документов.

Указывает также на то, что в соответствии с п.1 ст.807 ГК РФ денежные средства, полученные заёмщиком по договорам займа, являются его собственностью и, следовательно, в соответствии со ст. 11 НК РФ в условиях обычного делового оборота заёмные денежные средства должны зачисляться и расходоваться с расчётного счёта Общества с соблюдением очерёдности, установленной ст.855 ГК РФ.

Не учтено судом и то, что между ООО «***» и ООО «***» заключался договор субподряда, по которому ООО «***» выполняло работы по обслуживанию автомобильных дорог, следовательно ООО «***» должно было оплатить Обществу выполненные работы, но на основании писем М. перечисляло денежные средства на расчётные счета других организаций и лицевой счёт М.

В возражениях на апелляционное представление государственного обвинителя и представителя потерпевшего оправданный М. и его защитник адвокат Погарцев Ю.В. полагают изложенные в них доводы несостоятельными, просят приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы представления и жалобы, возражений на них, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении № 41-0 от 22 января 2004 года, уплата налогов должна производиться за счёт средств налогоплательщика, находящихся в его свободном распоряжении, то есть за счёт его собственных средств.

В соответствии с п.2 ст.855 ГК РФ, определяющей очерёдность списания денежных средств со счёта при недостаточности денежных средств на счёте для удовлетворения всех предъявленных к нему требований, в редакции, действовавшей на период исследуемых событий, списание денежных средств по исполнительным документам, предусматривающим перечисление или выдачу денежных средств, в том числе, для расчётов по оплате труда с лицами, работающими или работавшими по трудовому договору (контаркту), осуществляется во вторую очередь.

В третью очередь производится списание, в том числе, по платежным документам, предусматривающим перечисление или выдачу денежных средств для расчетов по оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору (контракту).

В четвёртую очередь производится списание по платёжным документам, предусматривающим, в том числе, платежи в бюджет.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1997 N21-11 положения абзаца четвертого пункта 2 ст.855 ГК РФ, в соответствии с которым в четвертую очередь производится списание по платежным документам, предусматривающим платежи в бюджет и внебюджетные фонды, отчисления в которые не предусмотрены в третьей очереди, признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации. При этом Конституционный Суд РФ исходил из того, что конституционные обязанности выплачивать вознаграждения за труд и платить законно установленные налоги и сборы не должны противопоставляться друг другу.

С учётом названного постановления Конституционного Суда РФ до внесения изменений в п.2 ст.855 ГК РФ Федеральными законами о федеральном бюджете установлен порядок списания средств по расчетным документам, предусматривающим платежи в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации, а также перечисление или выдачу денежных средств для расчетов по оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору. Они производятся в порядке календарной очередности поступления указанных документов после перечисления платежей, осуществляемых в соответствии с указанной статьей Гражданского кодекса Российской Федерации в первую и во вторую очередь.

Исходя из смысла ст.ст.807 и 814 ГК РФ в их взаимосвязи цель займа - это определенные затраты заемщика, для финансирования которых он предоставляется, то есть, если договор займа заключён с условием использования заёмщиком полученных средств на определённые цели, то он считается договором целевого займа.

Статьёй 309 ГК РФ установлено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов.

В соответствии со ст. 149 НК РФ не подлежат налогообложению операции займа в денежной форме.

В соответствии со ст.389 Трудового кодекса РФ удостоверение, выданное Комиссией по трудовым спорам, является исполнительным документом.

Выводы суда первой инстанции об отсутствии в деянии оправданного М. состава преступления, описанного в обвинительном заключении, сделаны на основании исследованных в судебном заседании допустимых доказательств, оцененных и изложенных в приговоре.

Вопреки доводам апелляционных представления и жалобы потерпевшего, при постановлении приговора в соответствии со ст.88 УПК РФ получили оценку все рассмотренные в судебном заседании представленные сторонами доказательства, в том числе и в их совокупности.

Так, оправданный М. пояснил, что в феврале 2011 года предыдущим генеральным директором ООО «***» К. были заключены с ООО «***» и ООО ПСО «***» договоры целевого займа. Именно в рамках этих договоров направлялись в данные организации требования о перечислении денежных средств на счета контрагенов и на его личный лицевой счёт. Перечисленные денежные средства расходовались в соответствии с теми целями, на которые были получены. Деньги, поступающие на его лицевой счёт, он передавал в кассу Общества, из этих средств выплачивалась заработная плата работникам предприятия на основании выданных КТС удостоверений.

Судом были исследованы копии договоров займа от 7 февраля 2011 года между ООО «***» и ООО «***», согласно которому ООО «***» передаёт ООО «***» беспроцентный заём на сумму 3 000 000 рублей для приобретения товарно-материальных ценностей и выплату заработной платы, от 25 февраля 2011 года между ООО ПСО «***» и ООО «***», согласно которому ООО ПСО «***» передаёт ООО «***» деньги в сумме 1 500 000 рублей для выплаты заработной платы, для оплаты услуг, оказываемых заёмщику и для приобретения ТМЦ.

Согласно показаниям свидетелей Г., генерального директора ООО ПСО «***» и ООО «***», М1., заместителя генерального директора ООО ПСО «***», Б., главного бухгалтера ООО «***», денежные перечисления, совершаемые указанными Обществами в рассматриваемый период по распорядительным письмам М. были совершены в рамках договоров целевого займа, подписанных в феврале 2011 года.

Из показаний специалиста Е. следует, что деньги, полученные по договору займа, не подлежат налогообложению, так как эти средства доходом не являются. То, что денежные средства по договорам займа перечислялись не на расчетный счёт предприятия является нарушением. Но в случае их поступления на расчётный счёт, в первую очередь выплачивалась бы заработная плата.

Из показаний свидетелей А., заместителя главного бухгалтера ООО «***», выполнявшей также работу кассира, Х., работавшей в ООО «***» кадровиком, следует, что денежные средства в кассу поступали наличными от М. по приходно-кассовым ордерам, из них выдавалась заработная плата по удостоверениям КТС, по ведомостям и расходным ордерам.

Приходные кассовые ордера, платёжные ведомости и расходные ордера также исследованы судом первой инстанции.

Учитывая, что показания осуждённого и указанных свидетелей ничем не опровергнуты, суд сделал правильные выводы о том, что средства, преданные ООО «***» и ООО ПСО «***» в адрес ООО ЧОП «***», ООО «***», ООО «***» и М. за ООО «***», являлись заёмными средствами, следовательно, в свободном распоряжении Общества не находились, не являлись доходом ООО «***» и с них не могла быть взыскана недоимка по налогам и сборам. Кроме того, судом достоверно установлено и не опровергнуто стороной обвинения, что большая часть денежных средств, полученных М. за ООО «***» на свой личный счёт, сдавались последним с подотчёта в кассу предприятия для выплаты заработной платы работникам предприятия, которыми предъявлялись удостоверения КТС. В связи с чем судом обоснованно указано, что сумма, в размере 2 991 654 рубля 19 копеек, истраченная на выплаты заработной платы работникам ООО «***», также не могла быть взыскана в погашение недоимки по налогам и сборам.

Вопреки доводам апелляционного представления, судом в соответствии со ст.252 УПК РФ обоснованно исключено из обвинения М. получение 360 000 рублей по платёжному поручению № 36 от 24 января 2012 года от ООО «***», поскольку данное предприятие не указано в постановлении о привлечении М. в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении. То обстоятельство, что данная сумма фигурирует в описании доказательств стороны обвинения, не свидетельствует о предъявлении обвинения М. в этой части.

Таким образом, вопреки утверждениям апелляционных представления государственного обвинителя и жалобы потерпевшего, вывод суда о том, что в действиях М. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 199.2 УК РФ, фактическим обстоятельствам дела не противоречит, а основан на совокупности исследованных доказательств: показаниях оправданного, свидетелей, материалах дела. При этом суд в соответствии с требованиями п.4 ч.1 ст.305 УПК РФ привел мотивы, по которым отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Оценка доказательств, представленных сторонами в судебном заседании, дана судом в соответствии с требованиями ст.ст.17, 88 УПК РФ. 

Ставить под сомнение правильность оценки как показаний оправданного, свидетелей, так и иных доказательств, оснований не имеется и у суда апелляционной инстанции.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену приговора, при рассмотрении уголовного дела и постановлении приговора в отношении М. судом не допущено.

Как следует из протокола судебного заседания, судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в условиях, обеспечивающих исполнение сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон, предусмотренных положениями ст. 15 УПК РФ.

В подтверждение своих выводов, суд в соответствии с требованиями ст.ст.240, 297 УПК РФ ссылался на собранные по делу доказательства, которые были исследованы судом с участием стороны обвинения и защиты и нашли отражение в протоколе судебного заседания.

Все заявленные сторонами ходатайства были должным образом разрешены. При этом суд апелляционной инстанции отмечает, что согласно протоколу судебного заседания, вопреки доводам представления, государственным обвинителем не заявлялось ходатайство об истребовании решений КТС у конкурсного управляющего.

Каких-либо нарушений ст.281 УПК РФ при оглашении показаний свидетелей Г., М1. и Б. судом не допущено, поскольку из протокола судебного заседания видно, что стороны были согласны на оглашений их показаний.

Что касается факсовых сообщений названных свидетелей, то суд обоснованно принял данные документы в качестве доказательств и сослался на них в приговоре, поскольку в соответствии с ч.2 ст.74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются, в том числе, иные документы.

В соответствии со ст. 84 УПК РФ иные документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст.73 УПК РФ.

Судом при решении вопроса о возможности рассмотрения дела в отсутствие неявившихся свидетелей Г., М1. и Б. были оглашены их ходатайства, в которых имелись сведения об основаниях перечисления денежных средств за ООО «***». Названные документы отвечают требованиям ст.ст. 74, 84 УПК РФ.

Данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела не установлено.

При таких обстоятельствах, доводы апелляционного представления об односторонности и неполноте судебного следствия, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку из материалов дела следует, что при окончании судебного следствия каких-либо ходатайств о дополнении, выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, стороной обвинения не заявлялось.

Оправдательный приговор соответствует требованиям ст.ст.305 и 306 УПК РФ.

Другие доводы апелляционных представления государственного обвинителя и жалобы потерпевшего на законность и обоснованность обжалуемого приговора не влияют.

Таким образом, оснований к отмене оправдательного приговора суда по доводам представления и жалобы потерпевшего суд апелляционной инстанции не находит.

Между тем заслуживает внимания довод государственного обвинителя о неправильном разрешении гражданского иска.

В силу ч.2 ст.306 УПК РФ при постановлении оправдательного приговора по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст.24 и п. 1 ч. 1 ст.27 УПК РФ, суд отказывает в удовлетворении гражданского иска. В остальных случаях суд оставляет гражданский иск без рассмотрения.

Как видно из приговора суда первой инстанции, М. оправдан по п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ. При таких обстоятельствах гражданский иск Межрайонной ИФНС РФ № 1 по Пермскому краю подлежал оставлению без рассмотрения.

В этой связи приговор в части решения вопроса по гражданскому иску подлежит отмене, гражданский иск потерпевшего Межрайонной ИФНС РФ № 1 по Пермскому краю - оставлению без рассмотрения.

Внесение такого изменения в приговор судом апелляционной инстанции не ставит под сомнение выводы суда первой инстанции об оправдании М.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389.13, 389.17, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

приговор Гайнского районного суда Пермского края от 4 июля 2014 года в отношении М. изменить.

Отменить приговор в части решения по гражданскому иску.

Гражданский иск Межрайонной ИФНС РФ № 1 по Пермскому краю оставить без рассмотрения.

В остальном этот же приговор в отношении М. оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя Деревянко М.Л. и апелляционную жалобу представителя потерпевшего Межрайонной ИФНС РФ № 1 по Пермскому краю О. - без удовлетворения.

Судебное решение может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке, предусмотренном ст.401.2 УПК РФ в течение одного года со дня его вступления в законную силу.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты