Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Отсутствие должной осмотрительности и осторожности не свидетельствуют об умышленном характере действий, влечет лишь утрату права на вычет, но не уголовную ответственность. Апелляционный приговор Свердловского областного суда от 25.05.2018 №22-4001/18

Свердловский областной суд в составе председательствующего Нагорнова В.Ю., при секретаре Вепревой Е.В., с участием государственного обвинителя – старшего помощника прокурора Верх-Исетского района г. Екатеринбурга Калининой Е.В., защитника – адвоката Вагановой Д.В., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Вагановой Д.В. на приговор Верх-Исетского районного суда города Екатеринбурга от 27 марта 2018 года, которым Зах-в Александр Анатольевич, родившийся ( / / ) года, судимый приговором Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 10 апреля 2017 года по статье 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года с возложением обязанностей; осужден по части 2 статьи 198 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08 декабря 2003 года № 162-ФЗ) к штрафу в размере 250000 рублей. На основании пункта «а» части 1 статьи 78 Уголовного кодекса Российской Федерации и пункта 3 части 1 статьи 24 Уголовного кодекса Российской Федерации Зах-в А.А. от назначенного наказания освобожден в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Заслушав выступления адвоката Вагановой Д.В., поддержавшей доводы, изложенные в апелляционной жалобе, государственного обвинителя Калининой Е.В., полагавшей необходимым оставить приговор суда без изменения, суд

установил:

приговором суда Зах-в А.А. признан виновным в том, что, являясь индивидуальным предпринимателем, в период с 20 января 2011 года по 20 января 2013 года уклонился от уплаты налога на добавленную стоимость путем включения в налоговые декларации и иные документы заведомо ложных сведений, совершенном в особо крупном размере.

В заседании суда первой инстанции Зах-в А.А. вину в предъявленном обвинении не признал.

В апелляционной жалобе в интересах осужденного адвокат Ваганова Д.Г. просит приговор отменить, уголовное дело в отношении Зах-ва А.А. прекратить в связи с отсутствием в деянии состава преступления. Ссылаясь на положения части 2 статьи 12 Федерального закона «О внесении изменений в части 1 и 2 Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты» от 28 декабря 2017 года и пункты 1 и 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», указывает, что в настоящее время суммы, начисленные Зах-ву А.А. к уплате как налоги, пени и штраф, указанным Законом признаны безнадежными к взысканию, то есть не подлежащими уплате, списанию налоговым органом без участия плательщика, поэтому они не могут расцениваться как законно установленные налоги, обязанность уплатить которые лежит на предпринимателе. По мнению защитника данное обстоятельство исключает предмет преступления, поэтому совершенное Зах-вым А.А. деяние перестало быть преступным. Считает необоснованным вывод суда о том, что Зах-в А.А. должен был представить решение о признании налоговой задолженности безнадежной к взысканию, поскольку в силу указанного Закона подтверждением признания безнадежности налоговой недоимки является сам факт образования задолженности, а не решение налогового органа. Доказательств, которые бы подтверждали, что Зах-в А.А. совершил конкретные действия, связанные с внесением заведомо ложных сведений в декларацию, не представлено. Полагает, что следствием не установлен субъект преступления, поскольку таковым может являться и иное физическое лицо, осуществляющее представительство в совершении действий, регулируемых законодательством о налогах и сборах. Указывает, что уклонение от уплаты налогов возможно только с прямым умыслом с целью полной или частичной их неуплаты. Умысел Зах-ва А.А. на совершение преступления доказательствами по делу не подтвержден. Судом установлено, что Зах-в А.А. осуществлял хозяйственные операции, что означает невозможность формирования у него прямого умысла на уклонение от уплаты налогов по действительным торговым операциям. Обращает внимание, что судом не установлен способ совершения преступления, действия, направленные на выполнение объективной стороны состава преступления. Версия следствия о том, что Зах-в А.А. достоверно знал, что предприятия-контрагенты не обладают признаками юридического лица, не имеют в собственности имущества, штата работников, не представляют справки по форме 2-НДФЛ, их директора умерли, а предприятия исключены из ЕГРИП, опровергается материалами дела. Суд не проверил, была ли у предпринимателя возможность получить информацию о ненадежности своих контрагентов.

В возражениях на апелляционную жалобу помощник прокурора Верх-Исетского района г. Екатеринбурга Потемкина М.Е. просит оставить приговор суда без изменения, полагая его законным и обоснованным.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе защитника, суд апелляционной инстанции находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 389.15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции;

Согласно статье 389.16 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

На основании пункта 2 части 1 статьи 389.20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в результате рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке суд вправе принять, среди прочего, решение об отмене обвинительного приговора и о вынесении оправдательного приговора.

В силу статьи 389.23 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если допущенное судом нарушение может быть устранено при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке, суд апелляционной инстанции устраняет данное нарушение, отменяет приговор, определение, постановление суда первой инстанции и выносит новое судебное решение.

Суд первой инстанции признал доказанным совершение Зах-вым А.А. преступления при следующих обстоятельствах.

В период с 22 декабря 2004 по 20 января 2017 года Зах-в А.А. осуществлял предпринимательскую деятельность в качестве предпринимателя без образования юридического лица по адресу: г.Екатеринбург, проезд Промышленный, 3б.

В соответствии со ст. 143 Налогового кодекса Российской Федерации (далее по тексту приговора НК Российской Федерации) Зах-в А.А. являлся плательщиком налога на добавленную стоимость (далее по тексту приговора НДС).

В период с 20 января 2011 года по 20 января 2013 года индивидуальный предприниматель Зах-в А.А. умышленно, с корыстной целью, уклонялся от уплаты указанного налога в полном объеме путем включения в налоговые декларации, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации является обязательным, заведомо ложных сведений относительно фактически не совершенных сделок с ООО «Новые технологии» и ООО «ННК «ТехПром».

C целью уклонения от уплаты налога на добавленную стоимость путем представления налоговых деклараций по данному налогу и иных документов, представление которых в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах является обязательным, находясь в помещении по адресу: г. Екатеринбург, проезд Промышленный, 3б, в период с 01 января 2011 года по 20 января 2013 года Зах-в А.А. умышленно включил в налоговые декларации по НДС за налоговые периоды: 4 квартал 2010 года, 1 квартал 2011 года, 2 квартал 2011 года, 4 квартал 2011 года, 1 квартал 2012 года заведомо ложные сведения путем занижения налоговой базы о фактической реализации (передаче) товаров (выполнении работ и услуг), в связи с чем Зах-в А.А. уклонился от уплаты налога на добавленную стоимость в общей сумме 5162126 рублей 56 копеек, а именно: за 4 квартал 2010 года в размере 283765 рублей 89 копеек; за 1 квартал 2011 года 454689 рублей 15 копеек; за 2 квартал 2011 года 826846 рублей 62 копейки; за 4 квартал 2011 года 2800980 рублей 82 копейки; за 1 квартал 2012 года 795844 рубля 08 копеек, что превысило четырех миллиона пятьсот тысяч рублей и составило 63,35% подлежащих уплате сумм налогов, то есть превысило 20%, и согласно примечанию к статье 198 Уголовного кодекса Российской Федерации является особо крупным размером.

В целях уклонения от уплаты НДС Зах-в А.А. разработал преступную схему, согласно которой им планировалось через "подставную" организацию, фактически не обладающую функциями и признаками юридического лица, предусмотренными ст. 48-50 Гражданского кодекса Российской Федерации, проводить часть коммерческих сделок с искажением бухгалтерского, налогового учета и отчетности.

В осуществление преступного умысла с целью искажения бухгалтерской и налоговой отчетности Зах-в А.А., для необоснованного применения налоговых вычетов по НДС, порядок применения которых определен ст. 171-173 Налогового кодекса Российской Федерации, при неустановленных обстоятельствах получил в свое распоряжение регистрационные данные ООО «Новые технологии» для того, чтобы с использованием реквизитов данной организации изготавливать заведомо подложные бухгалтерские документы для создания видимости финансово-хозяйственных отношений. При этом Зах-в А.А. достоверно знал, что ООО «Новые технологии»не обладало функциями и признаками юридического лица, предусмотренными ст. 48-50 Гражданского кодекса Российской Федерации, и не могло осуществлять деятельность, так как не имело в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленного имущества, в штате предприятия отсутствовали работники.

Фактически ООО «Новые технологии», состоявшее на налоговом учете в период с 11 сентября 2009 года по 18 января 2012 года в инспекции федеральной налоговой службы России по Кировскому району г. Екатеринбурга и в период с 18 января 2012 года по 10 июня 2013 года в инспекции федеральной налоговой службы по Советскому району г. Нижний Новгород, бухгалтерскую и налоговую отчетность не представляло с момента регистрации, налоги не уплачивало, основных средств (движимого и недвижимого имущества, производственных мощностей, оргтехники, транспортных средств) не имело. Работники и лица, привлеченные по договорам гражданско-правового характера, у организации отсутствуют. ООО «Новые технологии» включено в ИР "Риски" с присвоенными критериями: «Невозможность осуществления руководства (смерть руководителя)», «Имеется массовый руководитель – физическое лицо», «Непредставление налоговой отчетности», «Отсутствие работников и лиц, привлеченных по договорам гражданско-правового характера». С 10 июня 2013 года ООО «Новые технологии» прекратило деятельность путем исключения из Единого государственного реестра юридических лиц. Руководителем ООО «Новые технологии» в период взаимоотношений с Зах-вым А.А. являлась Г.., которая 21 февраля 2011 года снята с учета по месту жительства в связи со смертью.

Для создания фиктивного документооборота между ООО «Новые технологии» и Зах-вым А.А. в период с 01 января 2010 года по 31 декабря 2012 года, неустановленное следствием лицо изготовило на компьютерном оборудовании первичные бухгалтерские документы ООО «Новые технологии»: счета-фактуры, выставленные Зах-ву А.А., товарно-транспортные накладные, и подписало их подписью, схожей с подписью Г. Зах-в А.А., реализуя умысел на уклонение от уплаты НДС, понимая, что фактические взаимоотношения между ним и ООО «Новые технологии» отсутствуют, представил бухгалтеру заведомо ложные счета-фактуры ООО «Новые технологии» для включения в книги продаж с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде завышения налоговых вычетов по НДС сведений о фактической реализации (передаче) товаров (выполнении работ и услуг) и уменьшения налогооблагаемой базы по НДС. В результате умышленных действий Зах-ва А.А., заведомо ложные сведения отражались бухгалтером, не осведомленным о его преступном умысле, в бухгалтерской отчетности, налоговых декларациях по НДС и иных документах за налоговые периоды: 4 квартал 2010 года, 1 квартал 2011 года и 2 квартал 2011 года.

Зах-в А.А. достоверно зная, что его налоговые декларации за указанные налоговые периоды содержат заведомо ложные сведения о неправомерно заявленных налоговых вычетах по НДС, подписал их и представил в Инспекцию федеральной налоговой службы (далее по тексту ИФНС) России по Верх-Исетскому району г.Екатеринбурга, расположенную по адресу: г. Екатеринбург, ул. Хомякова, 4, тем самым в нарушение требований ст. 169, 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации необоснованно включил в состав налоговых вычетов по НДС за 4 квартал 2010 года; 1 и 2 кварталы 2011 года суммы налога по счетам-фактурам, выставленным ООО «Новые технологии» и подписанным неустановленным лицом на сумму 1565 301 рубль 66 копеек, в том числе: за 4 квартал 2010 года в сумме 283 765 рублей 89 копеек; за 1 квартал 2011 года - 454 689 рублей 15 копеек; за 2 квартал 2011 года - 826 846 рублей 62 копейки.

Кроме того, с целью искажения своей бухгалтерской и налоговой отчетности для необоснованного применения налоговых вычетов по НДС Зах-в А.А. при неустановленных обстоятельствах получил в свое распоряжение регистрационные данные ООО «ННК ТехПром», состоящего на налоговом учете в МИФНС России № 32 по Свердловской области, чтобы с использованием реквизитов данной организации изготавливать заведомо подложные бухгалтерские документы для создания видимости финансово-хозяйственных отношений. При этом Зах-в А.А. достоверно знал, что указанное общество фактически не обладало функциями и признаками юридического лица, предусмотренными ст. 48-50 Гражданского кодекса Российской Федерации, и не могло осуществлять деятельность, так как не имело в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленного имущества, в штате отсутствовали работники.

Согласно данным, содержащимся в Единой федеральной базе данных, последняя бухгалтерская и налоговая отчетность ООО «ННК ТехПром» представлялась за 4 квартал 2011 года (единственная декларация по НДС), основные средства (движимое и недвижимое имущество, производственные мощности, оргтехника, транспортные средства) у организации отсутствуют, уплата налогов не производится, справки по форме 2-НДФЛ с момента регистрации не представлялись, работники и иные лица, привлеченные по договорам гражданско-правового характера, отсутствуют, ООО «ННК ТехПром» включено в ИР "Риски" с присвоенными критериями: «Невозможность осуществления руководства (смерть руководителя)», «Имеется массовый учредитель - физическое лицо», «Имеется массовый руководитель - физическое лицо», «Недействительный паспорт руководителя», «Недействительный паспорт учредителя (участника)», «Непредставление налоговой отчетности», «Отсутствие работников и лиц, привлеченных по договорам гражданско-правового характера». Руководителем и главным бухгалтером ООО «ННК ТехПром» в период взаимоотношений с Зах-вым А.А. числился Ш., который снят с учета по месту жительства 18 февраля 2012 года в связи со смертью.

Для создания фиктивного документооборота между ООО «ННК ТехПром» и Зах-вым А.А. в период с 01 января 2010 года по 31 декабря 2012 года неустановленное следствием лицо изготовило на компьютерном оборудовании первичные бухгалтерские документы ООО «ННК ТехПром»: счета-фактуры, выставленные Зах-ву А.А., товарно-транспортные накладные, и подписало их подписью, схожей с подписью руководителя и главного бухгалтера Ш. Зах-в А.А., реализуя умысел на уклонение от уплаты НДС, понимая, что фактические взаимоотношения между ООО «ННК ТехПром» и Зах-вым А.А. отсутствуют, представил бухгалтеру заведомо ложные документы – фиктивные счета-фактуры, выставленные ООО «ННК ТехПром» Зах-ву А.А., для последующего включения в книги продаж, с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде завышения налоговых вычетов по НДС о фактической реализации (передаче) товаров (выполнении работ и услуг), и соответственно уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на добавленную стоимость. В результате умышленных действий Зах-ва А.А. заведомо ложные сведения отражались бухгалтером, не осведомленным о преступном умысле Зах-ва А.А., в бухгалтерской отчетности, налоговых декларациях по НДС и иных документах за налоговые периоды: 4 квартал 2011 года; 1 квартал 2012 года.

Зах-в А.А., достоверно зная, что его налоговые декларации по НДС за 4 квартал 2011 года и 1 квартал 2012 года содержат заведомо ложные сведения о неправомерно заявленных налоговых вычетах по НДС, уменьшающие налогооблагаемую базу, подписал указанные налоговые декларации и представил их в ИФНС России по Верх-Исетскому району г.Екатеринбурга, расположенную по адресу: г. Екатеринбург, ул. Хомякова, 4.

Таким образом, в нарушение требований ст. 169, 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации Зах-в А.А. в состав налоговых вычетов по НДС за 4 квартал 2011 года и 1 квартал 2012 года необоснованно включил суммы налога по счетам-фактурам, выставленным ООО «ННК ТехПром» и подписанным неустановленным лицом на сумму 3596 824 рубля 90 копеек, в том числе за 4 квартал 2011 года в сумме 2800 980 рублей 82 копейки, за 1 квартал 2012 года – 795 844 рубля 08 копеек.

Сумма не исчисленного к уплате в бюджет НДС индивидуального предпринимателя Зах-ва А.А. за период с 01 января 2010 года по 31 декабря 2012 года при отсутствии фактических взаимоотношений с ООО «Новые Технологии» и ООО «ННК ТехПром» составила 5162 126 рублей 56 копеек, в том числе по налоговым периодам: за 4 квартал 2010 года в сумме 283 765 рублей 89 копеек; за 1 квартал 2011 года - 454 689 рублей 15 копеек; за 2 квартал 2011 года - 826 846 рублей 62 копейки; за 4 квартал 2011 года – 2800980 рублей 82 копейки; за 1 квартал 2012 года - 795 844 рубля 08 копеек.

Отношение не уплаченного Зах-вым А.А. НДС за период с 01 января 2010 года по 31 декабря 2012 года к общей сумме всех налогов и сборов, подлежащей уплате в бюджет, составило 63,35%.

Таким образом, Зах-в А.А., являясь лицом, ответственным за достоверность сведений, вносимых в налоговые декларации, в период с 20 января 2011 года по 20 января 2013 года в нарушение положений статей 23, 44, 171, 172, 174 Налогового кодекса Российской Федерации внес в свои декларации по НДС заведомо ложные сведения, не исчислив и не уплатив НДС за налоговый период с 01 января 2010 года по 31 декабря 2012 года в сумме 5162126 рублей 56 копеек, что является особо крупным размером.

В суде первой инстанции Зах-в А.А. вину в предъявленном обвинении не признал, отрицая факт изготовления бухгалтерских документов ООО «Новые технологии» и ООО «ННК ТехПром», а также свою осведомленность о том, что указанные юридические лица фактически деятельности не осуществляли. Осужденный утверждал, что с ООО «Новые технологии» и ООО «ННК ТехПром» он действительно работал, указанные организации поставляли ему сырье, он оплачивал поставки. Он не был обязан проверять факт уплаты НДС контрагентами, доступными средствами указанные контрагенты были проверены, сомнений в их существовании не возникло.

В обоснование своего вывода о доказанности вины Зах-ва А.А. в уклонении от уплаты налога на добавленную стоимость суд сослался на показания свидетелей – сотрудников ИФНС России по Верх-Исетскому району г.Екатеринбурга И. и С., на показания супруги осужденного О., работавшей у него бухгалтером, а также письменные доказательства: решение о проведении выездной налоговой проверки и акт этой проверки, решение ИФНС о привлечении Зах-ва А.А. к налоговой ответственности, заключения почерковедческих экспертиз.

Проверив доказательства, на которых основан обвинительный приговор, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что они в своей совокупности не подтверждают выводов суда первой инстанции о доказанности вины Зах-ва А.А.

Выводы суда, относящиеся к деятельности ООО «Новые технологии» и ООО «ННК ТехПром» основаны на совокупности доказательств, собранных налоговым органом и органом следствия, исследованных в судебном заседании, и не вызывают сомнений в правильности. Действительно, представленными налоговым органом документами подтверждается, что ООО «Новые технологии» и ООО «НКК ТехПром» не уплачивали НДС, в связи с чем налоговая база для предоставления налогового вычета Зах-ву А.А. не сформирована.

Налоговым органом установлено, что ООО «Новые технологии» с момента постановки на налоговый учет не представляло бухгалтерской и налоговой отчетности, Г., от имени которой подписаны счета-фактуры, представленные Зах-вым А.А., умерла 21 февраля 2011 года и поэтому подписать счета-фактуры не могла. На момент осуществления сделок, отраженных в счетах-фактурах, у ООО «Новые технологии» отсутствовал управленческий и технический персонал, а также иные лица, привлеченные по гражданско-правовым договорам, предприятие включено в ИР «Риски» с критериями «Невозможность осуществления руководства (смерть руководителя)», «Имеется массовый руководитель – физическое лицо», «Непредставление налоговой отчетности», «Отсутствие работников и лиц, привлеченных по договорам гражданско-правового характера». Предприятие не имело производственных активов, складских помещений, транспортных средств, а потому не могло производить ни доставку, ни хранение продукции. Из заключения почерковедческой экспертизы (т.4, л.д.117-121) следует, что подписи в графе «Руководитель предприятия» в счетах-фактурах выполнены на Г.., а другим лицом.

Схожие обстоятельства установлены налоговым органом и при проверке ООО «ННК ТехПром». Руководителем предприятия числился Ш., который числится руководителем еще 15 предприятий; при этом он снят с учета по месту жительства с 18 февраля 2012 года в связи со смертью, а потому не мог подписать представленные осужденным счета-фактуры. Последнюю налоговую отчетность ООО «ННК ТехПром» представило за 4 квартал 2011 года. ООО «ННК ТехПром» включено в базу ИР «Риски» с теми же критериями, что и ООО «Новые технологии», оно также не имело управленческого и технического персонала, лиц, привлеченных по договорам гражданско-правового характера, производственных и складских помещений, а потому так же как и ООО «Новые технологии» не могло производить ни доставку, ни хранение продукции. Из заключения почерковедческой экспертизы (т.4, л.д.127-131) следует, что подписи в графе «Руководитель предприятия» в счетах-фактурах выполнены на Ш., а другим лицом.

Указанные обстоятельства отражены в акте выездной налоговой проверки от 26 августа 2014 года (л.д.66-106, т.1) и в решении налогового органа о привлечении Зах-ва А.А. к ответственности за совершение налогового правонарушения (т.1, л.д.23-58). Стороной защиты выводы налогового органа, относящиеся к деятельности ООО «Новые технологии» и ООО «ННК ТехПром», фактически не оспариваются, но при этом ими указывается на отсутствие у Зах-ва А.А. этих сведений в момент совершения сделок.

Свидетель И. – сотрудник ИФНС по Верх-Исетскому району г.Екатеринбурга суду первой инстанции также показал, что сотрудниками указанной инспекции в отношении Зах-ва А.А. проведена выездная налоговая проверка по вопросу правильности исчисления и своевременности уплаты всех налогов и сборов за период с 01 октября 2010 года по 31 декабря 2012 года, по результатам которой Зах-ву А.А. доначислен НДС в сумме 5162126 рублей 56 копеек, принято решение о привлечении его к ответственности за совершение налогового правонарушения. Основанием доначисления НДС Зах-ву А.А. послужили установленные в ходе проверки обстоятельства неправомерного применения налоговых вычетов по НДС по сделкам с контрагентами ООО «Новые технологии» и ООО «ННК ТехПром», так как представленные в ходе проверки документы по сделкам с данными контрагентами содержат недостоверные сведения, подписаны неустановленными лицами. Поскольку представленные Зах-вым А.А. документы не соответствовали требованиям законодательства, содержали недостоверные сведения и были подписаны неуполномоченным лицом, налоговый орган пришел к выводу о создании налогоплательщиком формального документооборота с ООО «Новые технологии» и ООО «ННК ТехПром», и отсутствии оснований для возмещения НДС. В остальной части показаний свидетелем изложены обстоятельства, отраженные в акте выездной налоговой проверки.

Свидетель С. – заместитель начальника отдела выездных проверок ИФНС России по Верх-Исетскому району г.Екатеринбурга, которая руководила проведением выездной налоговой проверки у индивидуального предпринимателя Зах-ва А.А. дала суду первой инстанции аналогичные показания, фактически повторив выводы, изложенные в акте выездной налоговой проверки.

При допросе в суде апелляционной инстанции С. дополнительно пояснила, что в период, относящийся ко времени совершения спорных сделок по приобретению сырья, возможность получения сведений, на основании которых налоговый орган пришел к выводу о том, что ООО «Новые технологии» и ООО «ННК ТехПром» не осуществляли хозяйственной деятельности, у Зах-ва А.А. отсутствовала. Он не мог проверить доступными ему средствами ни факт предоставления указанными юридическими лицами налоговой отчетности, ни факт уплаты ими НДС. Сведения о смерти Г. и Ш. в доступных пользователям базах данных ФНС России отсутствуют. Свидетель полагала, что Зах-в А.А. должен был удостовериться в личности руководителя предприятия-контрагента при личной встрече или путем ведения переговоров с использованием средств связи, но признала, что у него не было такой обязанности, имеется лишь рекомендация проявлять должную осмотрительность при выборе контрагента. Свидетель пояснила, что внешне счета-фактуры, представленные Зах-вым А.А., соответствуют предъявляемым требованиям и не содержат недостатков, которые позволили бы предпринимателю на их основе установить недобросовестность контрагента.

Судом первой инстанции исследованы счета-фактуры (л.д.210-224, т.3) и в приговоре не приведено доводов об их несоответствии требованиям, содержащимся в частях 5 и 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации. Счета-фактуры содержат все необходимые реквизиты и по форме не вызывают сомнений в достоверности, не дают повода для проведения дополнительной проверки организации, их выдавшей.

Кроме того, в заседании суда апелляционной инстанции С. показала, что результатами налоговой проверки не был опровергнут сам факт поставки сырья Зах-ву А.А. Именно поэтому ему не был доначислен налог на доходы физических лиц (далее по тексту НДФЛ). В противном случае, при выводах о том, что сырье не поставлялось и индивидуальный предприниматель фактически не понес расходов на его приобретение, был бы пересчитан размер его дохода, что повлекло бы изменение подлежащих уплате сумм НДФЛ.

Указанное обстоятельство отражено и в решении Арбитражного суда Свердловской области от 06 марта 2015 года (л.д.37-46, т.4), которым оставлена без удовлетворения жалоба Зах-ва А.А. на решение налогового органа о привлечении его к ответственности за налоговое правонарушение. В решении (стр.3) указано, что налоговый орган не оспаривает факт получения товара предпринимателем, но считает, что реальных хозяйственных операций между индивидуальным предпринимателем Зах-вым А.А. и ООО «Новые технологии», а также между индивидуальным предпринимателем Зах-вым А.А. и ООО «ННК ТехПром» не было.

Вывод суда первой инстанции о том, что стороной защиты неправильно истолкованы акт налогового органа и решение арбитражного суда Свердловской области, в которых указано на поставку Зах-ву А.А. товара иными лицами, ею не учтено в полном объеме содержание акта налогового органа и решения данного суда, противоречит материалам дела. Ни одним из исследованных доказательств факт приобретения Зах-вым А.А. сырья для своего производства не опровергнут, и налоговым органом факт такого приобретения не оспаривается, указывается только на невозможность приобретения его у тех юридических лиц, реквизиты которых указаны в представленных счетах-фактурах.

Таким образом, вопреки выводам суда первой инстанции факт приобретения Зах-вым А.А. сырья в результате сделок, о которых он сообщил в налоговых декларациях, не опровергнут. Соответственно, не опровергнута и версия осужденного о том, что представленные ИФНС счета-фактуры получены им одновременно с поставленным сырьем от лиц, осуществляющих поставки с использованием реквизитов ООО «Новые технологии» и ООО «ННК ТехПром».

Показания Зах-ва А.А. подтверждаются и не опровергнутыми иными доказательствами показаниями свидетеля О., которая показала, что она проверяла контрагентов доступными ей средствами, вела с ними переговоры и в качестве бухгалтера оплачивала поставленное сырье безналичными переводами. Имеющиеся в деле выписки из счетов ООО «ННК ТехПром» подтверждают показания осужденного и свидетеля О., поскольку в них отражено поступление денежных средств от индивидуального предпринимателя Зах-ва А.А. в качестве оплаты по договору поставки. Эти выписки объективно подтверждают, что Зах-в А.А. переводил денежные средства ООО «ННК Техпрром», указывая в качестве назначения платежа оплату по договору поставки. Иных целей и оснований, для которых Зах-в А.А. мог бы переводить денежные средства в адрес указанной организации, органом следствия не установлено, то есть показания осужденного и в этой части не опровергнуты, что оставлено без внимания и оценки суда первой инстанции.

Обвинение в том, что Зах-в А.А. получил в свое распоряжение регистрационные данные ООО «Новые технологии» и ООО «ННК ТехПром» для того, чтобы с использованием реквизитов данных организаций изготавливать заведомо подложные бухгалтерские документы, а также в том, что неустановленное следствием лицо с ведома осужденного изготовило счета-фактуры ООО «Новые технологии» и ООО «ННК ТехПром» и утвердило их, используя подписи, схожие с подписями Г. и Ш.., ничем не доказано. Обстоятельства их изготовления вообще не установлены, на что прямо указано в обвинительном заключении ив приговоре, в связи с чем вывод о причастности к этому деянию осужденного может быть основан только на предположениях. Свидетель С. суду первой инстанции показала, что проверка причастности Зах-ва А.А. к изготовлению этих документов вообще не была предметом налоговой проверки.

При таких обстоятельствах обязательным условием привлечения его к уголовной ответственности за внесение ложных сведений в налоговую декларацию является доказанность осознания им того обстоятельства, что переданные ему неустановленным лицом одновременно с поставленным сырьем счета-фактуры содержат ложную информацию о начислении НДС предприятием-поставщиком.

В материалах дела нет и в приговоре не приведено доказательств, подтверждающих, что Зах-в А.А. действительно знал о том, что ООО «Новые технологии» и ООО «ННК ТехПром» не осуществляли хозяйственной деятельности и не уплачивали НДС. Приведенные в приговоре обстоятельства, свидетельствующие о том, что предприятия не могли осуществлять такую деятельность, основаны на результатах налоговой проверки, проведенной налоговым органом, в том числе и путем проведения осуществления оперативно-розыскных мероприятий. Формально ссылаясь на эти обстоятельства, суд первой инстанции не обсудил вопрос о том, располагал ли Зах-в А.А. соответствующими возможностями для проведения такой же проверки, а также, был ли он обязан проводить такую проверку.

С. показала, что база ИР «Риски», сведения из которой процитированы судом в приговоре, является служебной базой данных, доступ к которой у налогоплательщиков отсутствует; факт смерти лиц, числящихся директорами ООО «Новые технологии» и ООО «ННК ТехПром», в доступных рядовому пользователю сайта www.nalog.ru базах данных не отражен. Имелись ли в 2011-2012 гг. иные программные средства для осуществления такой проверки, в частности программа «Контур.Фокус», на которую С. сослалась как источник информации о контрагентах, свидетель пояснить затруднилась.

Таким образом, Зах-в А.А. имел возможность получить информацию о контрагентах только в объеме, содержащемся в Едином государственном реестре юридических лиц (далее по тексту ЕГРЮЛ), в котором отсутствуют обстоятельства, перечисленные судом в качестве доказывающих факт неосуществления хозяйственной деятельности ООО «Новые технологии» и ООО «ННК ТехПром».

Не обоснован в приговоре и вывод о том, что на Зах-ве А.А. как индивидуальном предпринимателе лежала такая обязанность. Доводы о том, что Зах-в А.А. не проявил должной осмотрительности при выборе контрагентов основаны на разъяснениях Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащихся в постановлении от 12 октября 2006 года №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». Согласно пункту 10 указанного постановления налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом; налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей. Никаких признаков аффилированности, которая в соответствии с указанным разъяснением могла бы подтверждать осведомленность Зах-ва А.А. о нарушениях налогового законодательства в деятельности предприятий-контрагентов, не установлено и в приговоре не приведено. Фактически налоговым органом доказано только отсутствие в действиях Зах-ва А.А. должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов.

Между тем, отсутствие должной осмотрительности и осторожности не свидетельствуют об умышленном характере действий виновного лица. Предприниматель должен проявлять осторожность и осмотрительность при выборе контрагента, но последствием неисполнения Зах-вым А.А. этой обязанности является утрата им права на налоговый вычет, которая вызвана неисполнением ООО «Новые технологии» и ООО «ННК ТехПром» обязанности уплачивать НДС. Преступление, предусмотренное статьей 198 Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой осужден Зах-в А.А., является умышленным, может быть совершено только с прямым умыслом, в то время как доводы о том, что виновным не проявлена должная осмотрительность, свидетельствует о неосторожном характере деяния.

То обстоятельство, что сам Зах-в А.А. не смог описать обстоятельства, при которых им заключены договоры с ООО «Новые технологии» и ООО «ННК ТехПром», не свидетельствует о доказанности его осведомленности о нарушениях налогового законодательства со стороны контрагентов. Как видно из выписки о движении денежных средств по счетам Зах-ва А.А., он имел значительное число контрагентов, поэтому запамятование обстоятельств заключения отдельных договоров, после которого прошло более шести лет, не свидетельствует о ложности его объяснений. Обязанности составления сторонами письменного контракта и его хранения для предъявления налоговому органу законом не предусмотрено.

Статьей 14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Приговор суда в отношении Зах-ва А.А. перечисленным требованиям не соответствует. Приведенные выводы о совершении осужденным действий, составляющих объективную сторону преступления, предусмотренного частью 2 статьи 198 Уголовного кодекса Российской Федерации, обоснованы только предположениями, приговор не содержит ссылок на доказательства, которые бы безусловно подтверждали умысел Зах-ва А.А. на внесение ложных сведений в налоговую декларацию, а также его осведомленность о ложности этих сведений. Поэтому суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют установленным им фактическим обстоятельствам дела, в связи с чем приговор подлежит отмене, а Зах-в А.А. – оправданию ввиду отсутствия в его деянии состава преступления.

На основании изложенного и руководствуясь статьей 389.13, пунктом 2 части 1 статьи 389.20, статьей 389.28 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции

приговорил:

приговор Верх-Исетского районного суда г.Екатеринбурга от 27 марта 2018 года в отношении Зах-ва Александра Анатольевича отменить;

оправдать Зах-ва Александра Анатольевича по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 198 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08 декабря 2003 года №162-ФЗ), по основаниям, предусмотренным пунктом 3 части 2 статьи 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, ввиду отсутствия в деянии состава преступления;

признать за Зах-вым Александром Анатольевичем право на реабилитацию;

меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке отменить.

Приговор суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его оглашения и может быть обжалован в суд кассационной инстанции в порядке, предусмотренном главой 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты