Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Единый умысл с лицами, дело по которым выделено, выполнение каждым своей роли по неуплате таможенных платежей и знание о действиях других лиц не есть соисполнительство. Апелляционное постановление Тверского областного суда от 23.05.2018 № 22-848/18

Тверской областной суд в составе председательствующего судьи Василевского С.В., при секретаре Леонтьевой Л.В., с участием прокурора Грозиной Н.Н., осуждённых ФИО1 и ФИО2, защитников – адвокатов Данильченко М.А. и Калинина Д.В., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя - помощника Тверского межрайонного транспортного прокурора ФИО7 и апелляционной жалобе осуждённой ФИО1 на приговор Пролетарского районного суда города Твери от 02.04.2018, которым 

ФИО1, родившаяся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, несудимая, осуждена по ч.5 ст.33, п. «г» ч.2 ст.194 УК РФ с применением ст.73 УК РФ к лишению свободы на срок 01 год условно с испытательным сроком 01 год; в период испытательного срока на ФИО1 возложены обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осуждённых, являться в указанный орган 01 раз в месяц на регистрацию,

ФИО2, родившаяся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, несудимая, осуждена по ч.5 ст.33, ч.1 ст.194 УК РФ к штрафу в размере 150000 рублей; на основании п. «а» ч.1 ст.78 УК РФ ФИО2 освобождена от назначенного наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования;

определена судьба вещественных доказательств,

установил:

ФИО1 признана виновной в пособничестве в уклонении от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации, в особо крупном размере, ФИО2– в пособничестве в уклонении от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации, в крупном размере.

Преступления совершены ими в периоды с 19.03 по 10.11.2015 и с 19.03 по 23.10.2015 соответственно в г.Твери при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании ФИО1 и ФИО2, признавая обстоятельства изготовления в электронном виде товарно-сопроводительных документов по инкриминированным им товарным партиям, вину в совершении преступлений не признали, указав, что умысла и сговора с кем-либо на уклонение от уплаты таможенных платежей они не имели, о такой цели использования изготовленных ими документов не знали.

В апелляционном представлении государственный обвинитель ФИО7 просит приговор суда отменить, вынести в отношении ФИО1 и ФИО2 новый обвинительный приговор, квалифицировав их действия по п. «а», «г» ч.2 ст.194 УК РФ.

В обоснование представления указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не основаны на положениях ст.35 УК РФ.

В частности, в ходе судебного следствия установлено, что лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, разработало преступный план с целью уклонения от уплаты таможенных платежей по поставкам товаров в адрес <данные изъяты> в рамках заключенных с иностранными поставщиками контрактов № <данные изъяты> путём представления в таможенные органы таможенных деклараций и товарно-сопроводительных документов с заведомо заниженной таможенной стоимостью товара.

Именно в целях реализации данного плана указанное лицо привлекло ФИО1 и ФИО2, а также других неустановленных лиц, находящихся на территории<данные изъяты>, в отношении которых дело выделено в отдельное производство, и данные лица вступили между собой в предварительный преступный сговор, в рамках которого ФИО1 и ФИО2, используя специальное программное обеспечение, изготавливали подложные товарно-сопроводительные документы с заведомо заниженной стоимостью.

Полагает, что данным действиям осуждённых оценки судом не дано.

Отмечает, что ФИО1 и ФИО2, изготавливая такие документы, имели единый преступный умысел на уклонение от уплаты таможенных платежей с лицами, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство, поскольку они достоверно знали, что данные документы будут использоваться при таможенном декларировании товара.

Обращает внимание на то, что изготовленные ФИО1 и ФИО2 в электронном виде документы с заниженной стоимостью товара направлялись ими по электронной почте неустановленным лицам в <данные изъяты>, после чего эти же документы тем же образом возвращались им с проставленными на них печатями и штампами, в том числе склада компании-отправителя и компании-перевозчика, а в дальнейшем использовались при перемещении товара через таможенную границу и при его таможенном декларировании.

Указывает, что совместные умышленные действия ФИО1, ФИО2 и неустановленных лиц повлекли уклонение от уплаты таможенных платежей в размере<данные изъяты>копеек, в связи с чем их действия органом дознания были верно квалифицированы по п. «а», «г» ч.2 ст.194 УК РФ.

Приводя показания ФИО8, данные в ходе предварительного расследования, отмечает, что согласно им входящая почта с подложными документами дублировалась на электронные адреса ФИО1 и ФИО2, то есть каждая из них, выполняя отведённые им преступные роли, видела и знала о выполненных действиях другой по конкретным поставкам товара в рамках реализации внешнеэкономических контрактов <данные изъяты>. Это обстоятельство, а также факт осведомлённости осуждённых о характере выполняемых ими преступных действий, их взаимозаменяемость, работа под единым руководством, также свидетельствуют о том, ФИО1, ФИО2 и неустановленные лица реализовывали единый преступный умысел, направленный на уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации, в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

Обращает также внимание на то, что из содержания описательно-мотивировочной части приговора усматривается, что ФИО1 вменена подготовка и оформление документов, содержащих недостоверные сведения о стоимости товара, ввозимого<данные изъяты>территорию Таможенного союза, находящегося в 81 транспортном средстве, в том числе по поставкам товара на транспортных средствах, вменённых ФИО2

В апелляционной жалобе осуждённая ФИО1 просит приговор суда отменить, вынести в отношении неё и ФИО2 оправдательный приговор.

В обоснование жалобы указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, и не подтверждаются доказательствами, положенными в основу её обвинения.

Обращает внимание на то, что судом необоснованно проигнорированы её показания о том, что в сговор она ни с кем не вступала, о преступном умысле ФИО9, направленном на уклонение от уплаты таможенных платежей, осведомлена не была, какого-либо вознаграждения, за исключением заработной платы, от неё не получала, специалистом в области бухгалтерского учёта она не является, отношения к составлению таможенных деклараций и их предоставлению в таможенный орган не имела.

Отмечает, что судом не приведено ни одного доказательства, кроме её собственных показаний, в обоснование вывода о наличии у неё прямого умысла на неуплату таможенных платежей, взимаемых с организации, в частности, что она осознавала, что в результате её действий при таможенном декларировании ввозимых товаров указывалась их заниженная стоимость. Мотив её действий не установлен.

Полагает, что доводы стороны защиты о том, что в ходе допроса в качестве подозреваемой ДД.ММ.ГГГГ на неё оказывалось психологическое давление со стороны дознавателя и оперативных сотрудников Тверской таможни, не проверены и не опровергнуты судом, а потому её показания не могут использоваться в доказывании.

Считает, что суд необоснованно усмотрел в её действиях наличие состава преступления, предусмотренного п. «г» ч.2 ст.194 УК РФ, поскольку стороной обвинения доказательств, достоверно подтверждающих факт уклонения<данные изъяты>от уплаты таможенных платежей и определяющих их размер, представлено не было. Признавая таким доказательством акт камеральной таможенной проверки№от ДД.ММ.ГГГГ, суд необоснованно скорректировал и вменил ей сумму таможенных пошлин и налогов в размере<данные изъяты>. При этом, суд не учёл, что в этом акте не указано на какие даты и по каким курсам валюты таможенным органом определялась общая сумма ввозных таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость, недоплаченных в бюджет<данные изъяты>в результате занижения стоимости товара при таможенном декларировании поставок по указанным в акте контрактам.

Указывает, что экономическая судебная экспертиза по данным вопросам по делу не проводилась, имеющее значение для установления этих обстоятельств требование об уплате таможенных платежей, предусмотренное ст.152 Федерального закона «О таможенном регулировании в Российской Федерации», и документы, подтверждающие его неисполнение<данные изъяты>, как и сведения о результатах рассмотрения дела об административном правонарушении, предусмотренном ч.3 ст.16.12 КоАП РФ, возбуждённого в отношении<данные изъяты>стороной обвинения не представлены, в связи с чем все имеющиеся сомнения в этой части должны толковаться в её пользу.

Полагает, что фактические обстоятельства, установленные судом, свидетельствуют о том, что она не осознавала общественную опасность своих действий, не предвидела возможность и неизбежность наступления общественно опасных последствий и не желала их наступления, что исключает наличие в её действиях состава преступления.

В судебном заседании прокурор ФИО10 полностью поддержала апелляционное представление государственного обвинителя.

Осуждённые ФИО1 и ФИО2 и их защитники ФИО6 и ФИО11 возражали против его удовлетворения, поддержав доводы апелляционной жалобы ФИО1

Проверив материалы уголовного дела, изучив доводы апелляционных представления, жалобы, выслушав мнение участников процесса, суд апелляционной инстанции находит приговор суда законным и обоснованным.

Судом при соблюдении принципа состязательности сторон, в соответствии со ст.273-291 УПК РФ, исследованы представленные сторонами и имеющиеся в уголовном деле доказательства.

Всем доказательствам по делу судом дана тщательная оценка с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности для вывода о виновности ФИО1 и ФИО2 в инкриминированных преступных действиях.

Суд обоснованно положил в основу данных выводов показания самих подсудимых ФИО1 и ФИО2, данные ими в ходе предварительного расследования, в которых они полностью подтверждали указанные в предъявленном им обвинении обстоятельства изготовления ими под руководством лица, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, товарно-сопроводительных документов, в том числе инвойсов, в электронном виде на поставку товара по внешнеэкономическим контрактам, заключённым<данные изъяты>с иностранными поставщиками, с заниженной стоимостью товаров, а также фактически признавали, что при оформлении таких документов и направлении их на указанные в приговоре адреса электронной почты они осознавали, что целью этого является недостоверное декларирование товаров при их перемещении через таможенную границу и неполная уплата таможенных платежей.

Суд также правильно положил в основу своих выводов показания свидетелей Ткачёвой В.А., участвовавшей и подтвердившей выводы камеральной таможенной проверки в отношении <данные изъяты> ФИО12– программиста, который подтвердил, что каждым из сотрудников<данные изъяты>в том числе ФИО1 и ФИО2, использовались собственные адреса электронной почты, логины и пароли для доступа к серверу организации; ФИО13 – менеджера <данные изъяты> подтвердившего, что ряду работников Общества, в том числе ФИО1 и ФИО2, было известно о занижении таможенной стоимости и недостоверном декларировании поставлявшихся товаров; акт камеральной таможенной проверки от ДД.ММ.ГГГГ, в котором подробно проанализированы таможенные декларации <данные изъяты> по указанным в приговоре поставкам с товарно-сопроводительными документами с заниженной товарной стоимостью, приложенными к таможенным декларациям, а также полученные таможенными органами у соответствующих контрагентов действительные товарно-сопроводительные документы по рассматриваем поставкам, и согласно которому общая сумма недоплаченных в бюджет <данные изъяты> ввозных таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость составила<данные изъяты>; материалы оперативно-розыскной деятельности, в том числе протоколы обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, протоколы осмотра серверов, переписки по электронной почте, таможенных деклараций и приложенных к ним документов, заключение специалиста от ДД.ММ.ГГГГ, заключения судебных компьютерных экспертиз от № от ДД.ММ.ГГГГ, иные фактические данные, установленные судом.

Эти и другие подробно приведённые в приговоре доказательства, допустимость и достоверность которых не оспаривается в представлении и в жалобе, на основе тщательного анализа, проведённого судом, позволили ему прийти к обоснованному выводу о совершении ФИО1 и ФИО2 инкриминированных преступлений при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Суд привёл в нём подробные мотивы того, почему им приняты в качестве допустимых и достоверных положенные в основу приговора доказательства и отвергнуты другие, а также обосновал выводы о наличии у осуждённых умысла на уклонение<данные изъяты>от уплаты таможенных платежей с использованием изготавливаемых ими документов.

Оснований не соглашаться с выводами суда в этой части и с приведёнными в их обоснование мотивами суд апелляционной инстанции не усматривает.

Вопреки доводам жалобы осуждённой ФИО1 оснований не доверять показаниям, данным ею и ФИО2 в ходе предварительного расследования и положенным в основу приговора, у суда не имелось, поскольку они даны обеими подозреваемыми с участием защитников, то есть в условиях, исключающих какое-либо давление, неоднократно, подтверждены ФИО1 и ФИО2 в ходе очной ставки, они в деталях согласуются между собой, а также с другими доказательствами, приведёнными в приговоре.

Помимо их собственных показаний об осведомлённости о цели изготовления ими по указанию лица, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, электронных товарно-сопроводительных документов, идентичных по форме и содержанию с поступившими к ним оригиналами, но с заниженной стоимостью, такая осведомлённость, по убеждению суда апелляционной инстанции, является очевидной в силу характера производившихся осуждёнными манипуляций, в результате которых они получали заведомо фиктивные товарно-транспортные документы с оттисками печатей организаций-отправителей и перевозчиков, и в силу общеизвестных требований таможенного законодательства, в том числе действовавшего в тот период Таможенного кодекса Таможенного союза, об обязательности уплаты и порядке исчисления таможенных платежей в отношении товаров, перемещаемых через таможенную границу и помещаемых под соответствующую таможенную процедуру (ст.75, 80, 211).

Также вопреки доводам жалобы суд правильно установил и указал в приговоре общую цель действий осуждённых, которой являлось незаконное обогащение <данные изъяты> путём уклонения от уплаты таможенных платежей. При этом, личный мотив их действий, которым, как признавали сами осуждённые при даче показаний в ходе предварительного расследования, являлось получение стабильного заработка, прямо усматривается из описания совершённых ими преступных действий, однако отсутствие прямого указания на него в приговоре не является нарушением уголовного и уголовно-процессуального закона, поскольку такой мотив не является составообразующим либо квалифицирующим признаком рассматриваемого преступления.

Доводы жалобы осуждённой ФИО1 о недостоверности акта камеральной таможенной проверки, о не проведении по делу экономической судебной экспертизы также должны быть отвергнуты, поскольку камеральная таможенная проверка, результаты которой послужили основанием для выводов о размере неуплаченных в результате действий осуждённых таможенных платежей, проведена в соответствии с требованиями ст.131 Таможенного кодекса Таможенного союза, данных о том, что при исчислении суммы ущерба, в том числе при применении курсов валют, неверно применены соответствующие положения ст.76 и 78 указанного Кодекса и ст.118 Федерального закона «О таможенном регулировании в Российской Федерации», не усматривается, сомнений и неясностей, требующих специальных познаний в области бухгалтерского учёта или таможенного дела и, соответственно, оснований для назначения по делу судебной экономической экспертизы по делу не имеется.

Также должны быть отвергнуты доводы жалобы ФИО1 об отсутствии в деле требования об уплате таможенных платежей, поскольку в соответствии с взаимосвязанными положениями ст.76, 82, п.1 и 3 ст.91 Таможенного кодекса Таможенного союза, ч.3 ст.150 и ст.152 Федерального закона «О таможенном регулировании в Российской Федерации», требование об уплате таможенных платежей является мерой принудительного взыскания, применяемой в случае неуплаты таможенных платежей добровольно в установленный срок. Наличие или отсутствие такого требования не влияет на квалификацию действий лиц, совершивших умышленные действия, направленные на уклонение от уплаты таможенных платежей, и не исключает преступности таких действий.

Не является препятствием для вынесения приговора по данному делу и факт возбуждения дела об административном правонарушении в отношении<данные изъяты>в связи с нарушениями таможенного законодательства, на что указано в жалобе, поскольку при установлении идентичности обстоятельств административного правонарушения с обстоятельствами, установленными по данному уголовному делу, заинтересованное лицо не лишено права требовать прекращения дела об административном правонарушении по основаниям, предусмотренным п.7 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ. Сами осуждённые ФИО1 и ФИО2 к административной ответственности по рассматриваемым обстоятельствам не привлекались.

Принятые судом решения по оценке доказательств основаны на законе и материалах дела. Не устранённых существенных противоречий в исследованных судом доказательствах и сомнений в виновности осуждённых, требующих истолкования в их пользу, не имеется.

Каких-либо данных, свидетельствующих о предвзятости суда, следствия, о заинтересованности свидетелей в исходе дела и об оговоре осуждённых по делу не установлено.

Размер таможенных платежей, не уплаченных<данные изъяты>в результате использования при декларировании товаров товарно-сопроводительных документов, изготовленных каждой из осуждённых, исчислен судом правильно.

Обстоятельства данного дела, по убеждению суда апелляционной инстанции, установлены судом правильно.

Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов подсудимым и их защитникам в исследовании доказательств, которые могли существенно повлиять на исход дела, других нарушений процессуальных прав участников процесса, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Действиям ФИО1 и ФИО2 судом дана правильная юридическая оценка.

Вопреки доводам апелляционного представления государственного обвинителя ФИО7 и мнению прокурора ФИО10 суд подробно и правильно мотивировал свой вывод о том, что осуждённым ФИО1 и ФИО2 не может вменяться общая сумма ущерба, причинённого руководством <данные изъяты> бюджету вследствие уклонения от уплаты таможенных платежей, и о том, что каждая из них должна нести уголовную ответственность лишь за те действия, которые совершила, а также вывод о том, что их действия не могут быть квалифицированы как совершённые группой лиц по предварительному сговору.

Такие выводы суда основаны на правильном понимании уголовного закона, в соответствии с которым преступление, предусмотренное ч.1 и 2 ст.194 УК РФ является преступлением со специальным субъектом, к которому относится только плательщик таможенных платежей – декларант или иные лица, на которых в соответствии с Таможенным кодексом Таможенного союза, другими нормативно-правовыми актами возложена обязанность по декларированию товаров и по уплате таможенных пошлин, налогов (п.5 ст.65, ст.79, п.4 ст.188 Таможенного кодекса Таможенного союза).

Соответственно, наличие у осуждённых ФИО1 и ФИО2 единого преступного умысла на уклонение от уплаты таможенных платежей с лицами, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство, выполнение каждой из них и каждым из указанных лиц преступных действий согласно распределённым ролям и осведомлённость о действиях других лиц, на что указывает государственный обвинитель в представлении, не может служить основанием для вывода о том, что ФИО1 и ФИО2 являются соисполнителями рассматриваемого преступления, поскольку в соответствии с ч.4 ст.34 УК РФ лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьёй, несёт уголовную ответственность за данное преступление только в качестве его организатора, подстрекателя, либо пособника.

Не могут быть квалифицированы действия ФИО1 и ФИО2 и как пособничество в уклонении от уплаты таможенных платежей, совершённом группой лиц по предварительному сговору, поскольку сведений о том, что исполнителями данного преступления является несколько лиц, отвечающих критериям специального субъекта, предъявленное осуждённым обвинение не содержит.

Также не имеется правовых оснований для вменения в вину каждой из осуждённых общей суммы ущерба, указанного в акте камеральной таможенной проверки, в размере<данные изъяты>копейки.

Согласно положениям ч.1 ст.34 УК РФ, на которые правильно сослался суд в приговоре, ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.

При этом, сама по себе осведомлённость пособника о действиях других соучастников, направленных на причинение большего ущерба, чем может быть причинено непосредственным содействием этого пособника, не является основанием для вменения ему в вину всего причинённого преступлением вреда, если его содействие не было направлено конкретно на достижение такого результата.

По данному делу суд верно указал на то, что достоверных сведений о том, что ФИО1 и ФИО2 знали о размере заниженной таможенной стоимости и, соответственно, размере таможенных платежей, которые не будут уплачены по товарным партиям, по которым каждой из них изготавливались подложные товарно-транспортные документы, в том числе инвойсы, не имеется.

Таким образом, судом верно, с учётом установленного размера неуплаченных таможенных платежей лишь по тем товарным партиям, по которым каждой из осуждённых непосредственно подготовлены подложные товарно-сопроводительные документы с заниженной стоимостью товара, определена сумма ущерба, причинённого в результате пособнических действий отдельно ФИО1 и ФИО2, и правильно квалифицированы их действия.

Доводы представления об обратном как основанные на неверном понимании уголовного закона и не учитывающие фактические обстоятельства данного дела отвергаются судом апелляционной инстанции.

Доводы представления о том, что ФИО1 и ФИО2 вменены в вину поставки товара на транспортных средствах с одними и теми же номерами, что, по мнению государственного обвинителя, подтверждает необоснованность выводов суда об иной квалификации их действий, также отвергаются судом апелляционной инстанции, поскольку каждой из осуждённых обоснованно вменено в вину изготовление подложных товарно-сопроводительных документов на конкретные товарные партии, проходящие по конкретным таможенным декларациям. Совпадение по ряду из них номеров транспортных средств, перевозивших товар, правового значения по данному делу не имеет.

При назначении наказания суд в соответствии со ст.6 и 60 УК РФ учитывал характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности осуждённых, о влиянии наказания на их исправление и на условия жизни их семей, обстоятельства, смягчающие наказание, указанные в приговоре, отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание.

Выводы о необходимости назначения ФИО1 наказания в виде лишения свободы и о применении к ней положений ст.73 УК РФ об условном осуждении, ФИО2 – в виде штрафа и об освобождении её от наказания в связи с истечением сроков давности, подробно и правильно мотивированы судом.

Оснований не соглашаться с выводами суда в этой части и с приведёнными в их обоснование мотивами не имеется.

Данных о том, что судом не учтены какие-либо существенные обстоятельства при назначении осуждённым наказания, по данному делу не усматривается.

Существенных нарушений норм уголовного или уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора суда, в том числе по доводам представления и жалобы, по данному делу не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

приговор Пролетарского районного суда города Твери от 02.04.2018 в отношении ФИО1 и ФИО2 оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя и апелляционную жалобу осуждённой ФИО1 – без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ.

Источник
 
теги: иск
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты