Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Иск в судебном заседании не оглашался, права гражданского ответчика (ст. 54 УПК РФ) подсудимому не разъяснялись, его отношение к предъявленному иску не выяснялось. Апелляционное постановление Красноярского краевого суда от 04.09.2018 № 22-5248/18

Судебная коллегия по уголовным делам Красноярского краевого суда в составе председательствующего Завгородней С.А., судей Бахматовой Н.В., Барсукова В.М., при секретаре Булдаковой О.К., рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Прохорова А.А. в интересах осужденного Тыч-на В.Б. на приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 04 июля 2018 года, которым Тыч-н В.Б., родившийся <дата> в <адрес>, <данные изъяты>, ранее несудимый, осужден по ч. 2 ст. 199.1 УК РФ на 3 (три) года лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с Тыч-на В.Б. в счет возмещения ущерба, причиненного преступлением, в пользу Инспекции Федеральной налоговой службы по <адрес> 27 862 908 рублей.
    
Заслушав доклад судьи Завгородней С.А., объяснения осужденного Тыч-на В.Б. посредством видеоконференцсвязи и адвоката Прохорова А.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителей потерпевшего С.О.В.. и С.М.С.., возражавших против доводов жалобы, мнение прокурора Форналь В.С., возражавшей против доводов апелляционной жалобы, но полагавшей приговор изменить, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Тыч-н осужден за неисполнение в личных интересах обязанности налогового агента по перечислению налогов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, совершенное в особо крупном размере - 31 862 908 рублей, в г. <адрес>, в период со 02 сентября 2013 года по 31 мая 2015 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе с дополнением адвокат Прохоров А.А. просит приговор суда в отношении Тыч-на В.Б. отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в ином составе суда, освободив Тыч-на В.Б. из-под стражи.

Свою жалобу защитник мотивирует тем, что суд первой инстанции в приговоре сформулировал выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам, установленным по делу, признав доказанным в действиях Тыч-на при неисполнении обязанностей налогового агента наличие такого обязательного признака состава преступления, предусмотренного ст. 199.1 УК РФ как наличие «личного интереса», несмотря на то, что в ходе судебного разбирательства такой личный интерес как повышение личной деловой репутации перед контрагентами по договорам и перед акционерами ПАО «<данные изъяты>», извлечение дохода от сдачи в аренду принадлежащего ему транспортного средства, возвращение ранее выданных им займов Обществу, преимущественные расчеты с организациями, где Тыч-н являлся одним из учредителей, получение стабильной заработной платы в ООО УК «<данные изъяты>», карьеризм и семейственность, был полностью опровергнут материалами уголовного дела и представленными доказательствами, в связи с чем, Тыч-н подлежал оправданию.

Кроме того, указывает на несправедливость приговора вследствие чрезмерной суровости назначенного наказания, поскольку считает, что суд не в полной мере учел личность Тыч-на, который за период работы генеральным директором в ООО УК «<данные изъяты>» неоднократно поощрялся и региональной властью и органами местного самоуправления, получал благодарственные письма от различных бюджетных учреждений <адрес>, на момент вынесения приговора имел постоянное место работы, являлся действующим депутатом Красноярского городского Совета депутатов-председателем постоянной комиссии по безопасности жизнедеятельности и экологии, хотя все эти документы судом исследовались, но в полной мере учтены не были.

Также суд не учел, что в период работы генеральным директором ООО ТК «<данные изъяты>» Тыч-н принял меры к частичному погашению задолженности по НДФЛ в размере 4 000 000 рублей. Данное обстоятельство суд оставил без внимания, сославшись на то, что на момент перечисления указанной суммы он не являлся генеральным директором ООО УК «<данные изъяты>», не разобравшись в том, что ТК (торговая компания) и ООО УК «<данные изъяты>» - это разные юридические лица и на момент перечисления НДФЛ в бюджет за ПАО «<данные изъяты>» в размере 4 000 000 рублей, Тыч-н действительно не являлся руководителем ООО УК «<данные изъяты>», а являлся руководителем ТК, и именно эта организация, по решению руководителя Тыч-на произвела перечисление вышеуказанных денежных средств, что подтвердила свидетель Ч. и подтверждается постановлением об удостоверении замечаний на протокол судебного заседания от 30.07.2018г. Считает, что тем самым суд допустил существенные противоречия, поскольку признал, что Тыч-н, будучи руководителем ООО УК «<данные изъяты>», единолично распоряжался финансовыми средствами и что Тыч-н В.Б., будучи руководителем ООО ТК «<данные изъяты>», не являлся единоличным распорядителем финансовыми средствами, хотя на протяжении всего судебного процесса выяснялось, что в ПАО не было генерального директора, функции единоличного исполнительного органа - директора ПАО были переданы по договору управления в ООО УК «<данные изъяты>».

При этом, суд в приговоре не привел никаких выводов о невозможности назначения Тыч-ну наказания с применением положений ст. 73 УК РФ либо иного, более мягкого вида наказания, предусмотренного санкцией ч. 2 ст. 199.1 УК РФ.

Кроме того, считает, что суд неправильно разрешил судьбу гражданского иска, заявленного к Тыч-ну как к физическому лицу, посчитав, что имущества ПАО недостаточно для удовлетворения требований кредиторов, поскольку конкурсное производство в отношении ПАО «<данные изъяты>» открыто только 23 мая 2018 г. и тот факт, что на момент открытия конкурсного производства имущества должника недостаточно, еще не означает, что его не будет хватать к моменту завершения конкурсного производства, поэтому вывод суда о том, что возможности взыскания недоимки по НДФЛ с юридического лица - ПАО «<данные изъяты>» исчерпаны, является преждевременным, предвосхищающим решение арбитражного суда.

Указывает о несогласии с выводом суда о том, что не исполняя обязанности налогового агента в особо крупном размере, Тыч-н руководствовался повышением своей личной деловой репутации у контрагентов Общества по заключенным гражданско-правовым договорам, т.к. нахождение Тыч-на в должности генерального директора ООО УК «<данные изъяты>» (далее - УК) никак не зависело от мнения контрагентов, с которыми имелись заключенные гражданско-правовые договора у ПАО, поскольку на эту должность Тыч-на назначил Учредитель УК (свидетель Б.Е.П. с долей в УК - 100%), а не контрагенты ПАО. Соответственно, только учредитель УК и никто иной, мог расторгнуть с Тыч-ным трудовые отношения как с директором УК.

В суде было установлено, что в период 2013-2015гг. у ПАО было очень много судебных процессов, связанных с несвоевременным исполнением обязательств по заключенным гражданско-правовым договорам, поэтому в вышеуказанный период не могло быть речи о сохранении за ПАО репутации платежеспособного Общества, а его руководителя как преуспевающего управленца.

Ссылается о несостоятельности и выводов суда о повышении Тыч-ным своей личной деловой репутации перед акционерами Общества, при этом ни суд, ни следствие так и не указали - о каких именно акционерах идет речь и в чем выразилось желание Тыч-на повысить свою личную деловую репутацию, тем более, что акционеры ПАО, являвшиеся таковыми в течение 2013-2015гг., занимали определенные должности в ПАО, и в силу занимаемого служебного положения им было известно как о неполном исполнении обязательств по договорам перед контрагентами, так и о неполном исполнении обязанностей налогового агента. В частности, акционер ПАО Б.Е.П. являлся советником генерального директора УК, а также председателем Совета Директоров ПАО, а Б.Л.И. - исполнительным директором УК с доверенностью на исполнение обязанностей генерального директора, с правом первой подписи платежных документов.

Допрошенные в качестве свидетелей Б.Е.П. и Б.Л.И. пояснили, что им ничего не было известно о задолженности ПАО по НДФЛ, Тыч-н им об этом не докладывал. Однако, принимая данные доказательства за основу и считая их достоверными, суд не дал никакой оценки показаниям свидетеля М.Д.Ю. (секретарь Тыч-на ), которая пояснила, что если электронная почта приходила на несколько лиц, она распечатывала и отдавала всем, кому адресовано.

Из исследованных вещественных доказательств, в частности, «заявки в финансовую службу по задолженности по налогам и отчислениям во внебюджетные фонды», выполненных от имени заместителя главного бухгалтера УК М.С.Н. видно, что они были адресованы трем должностным лицам: советнику генерального директора Б.Е.П., генеральному директору Тыч-ну В.Б., исполнительному директору Б.Л.И.

Данные доказательства подтверждают то, что свидетели Б-х дают не соответствующие действительности показания, к которым следовало бы отнестись критически, поскольку оба свидетеля знали о задолженности по уплате НДФЛ в бюджет, Тыч-н не сообщал им об этом отдельно, так как прекрасно знал, что они владеют этой информацией.

Помимо Б-х - акционер Э. имела представление о реальной финансово-хозяйственной ситуации в ПАО через подконтрольную ей компанию - ООО УК «<данные изъяты>», которая в период с июля по декабрь 2014г., осуществляла бухгалтерское сопровождение деятельности ПАО. Кроме того, в ходе своего допроса она не отрицала, что ей было известно о задолженности по НДФЛ.

Акционеры Г.С.М., Л.И.Е. были членами балансовой комиссии в ПАО (проводилась ежеквартально), а потому владели ситуацией о реальной финансово - хозяйственной ситуации в ПАО. Кроме того, в ходе своего допроса Г.С.М. не отрицал о том, что ему было известно о задолженности по налогам и НДФЛ.

Несостоятельным является и вывод суда о стремлении Тыч-ным извлечь выгоду имущественного характера, в том числе в виде получения дохода от сдачи в аренду, т.к. он действительно сдавал в аренду ПАО свой автомобиль, однако данное обстоятельство было объективно необходимым, что подтвердил свидетель Ш.Д.А.(начальник автоколонны ПАО) ввиду отказа работать нескольких предпринимателей, у которых арендовались машины для перевозки продукции ПАО. Кроме того, арендная плата за данный автомобиль была примерно в 4 — 5 раз ниже рыночной.

При этом, показания свидетеля Ш.Д.А. отражены судом в приговоре в очень усеченном виде, о причинах аренды и цене аренды в приговоре ничего не прозвучало, хотя эти обстоятельства имеют существенное значение.

Исходя из полных показаний этого свидетеля, цель Тыч-на не была связана с извлечением выгоды для себя лично, целью являлось обеспечение бесперебойной работы ПАО, снабжение населения <адрес> хлебом, поскольку на момент 2013-2015гг. ПАО «<данные изъяты>» являлось основным поставщиком хлеба и хлебобулочных изделий для населения <адрес>.

Далее, как установлено в ходе следствия и подтверждено в ходе судебного разбирательства, возможность займа денежных средств, которые Тыч-н предоставил ПАО в размере 5 млн. рублей, появилось у него, благодаря кредитному договору между Тыч-ным, как физическим лицом, и ЗАО КБ «<данные изъяты>».

Договор займа между Тыч-ным и ПАО полностью соответствовал условиям договора займа между ЗАО КБ «<данные изъяты>» и ПАО, поэтому ПАО осуществляло платежи за Тыч-на

При этом, вышеуказанный займ ПАО возвращало Тыч-ну не в полном объеме и не в срок, установленный договором, а с пропуском срока платежа.

Когда ПАО начал выполнять условия по договору займа с Тыч-ным не в полном объеме (с осени 2014г.), ЗАО КБ «<данные изъяты>», в связи с несвоевременным и неполным погашением обязательств перед ним начал начислять Тыч-ну пени и штрафы.

Поскольку ПАО закрыло долг перед Тыч-ным с нарушением сроков, Тыч-н закрыл свой долг перед ЗАО КБ «<данные изъяты>» также с нарушением условий договора, с выплатой определенной суммы штрафов за счет личных средств.

Кроме того, в силу несвоевременных выплат Тыч-н также ухудшил свою личную кредитную историю, то есть понес неимущественные потери.

Кроме того, займ Тыч-ну для ПАО так и не был возвращен в полном объеме, часть займа по договору цессии была переуступлена и Тыч-н требовал возврата с ТК, а также с ООО «<данные изъяты>».

Все эти обстоятельства Тыч-н сообщал в суде первой инстанции и они подтверждаются материалами дела, в том числе и приобщенной карточкой движения денежных средств заемщика Тыч-на, в которой имеются сведения о просрочках по займу Тыч-на перед ЗАО КБ «<данные изъяты>», а также начисленных ему штрафных санкциях, однако анализу этому документу суд вообще не дал.

Кроме того, в вышеуказанный период Тыч-н был поручителем по двум договорам займа для ПАО: займ физического лица -Г.С.В. и займ от юридического лица - ООО УК «<данные изъяты>».

Из исследованных в ходе судебного следствия доказательств следует, что какого-либо преимущественного исполнения обязательств по данным договорам займа также не было, возвраты производились согласно графиков, досрочного погашения не осуществлялось.

Расчеты по договору займа с Г.С.В. осуществлялись вплоть до июля 2017г.

Займ перед ООО УК «<данные изъяты>» в период 2013-2015гг. вообще не погашался, согласно условиям договора.

В этой связи, в 2016г. ООО УК «<данные изъяты>» обратилось в суд с иском к ПАО с требованием взыскать оставшуюся сумму задолженности и уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами.

В 2016г. решением Арбитражного суда Красноярского края иск ООО УК «<данные изъяты>» был удовлетворен частично, невозвращенная часть займа с ПАО была взыскана в пользу ООО УК «<данные изъяты>», данное решение судом исследовалось, но оценки не получило.

Преимущественные расчеты с организациями, в которых Тыч-н являлся учредителем - данное утверждение суда в приговоре является несостоятельным и прямо противоречит собранным и исследованным по уголовному делу доказательствам.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что в период с 2013- 2015гг. Тыч-н был учредителем в одной организации, которая имела договорные отношения с ПАО - ООО «<данные изъяты>», доля которого в уставном капитале составляла 34%.

Анализ существа договоров и расчетов по ним между ПАО и ООО «<данные изъяты>» отражен в выводах заключения экспертизы № № от 24.10.2017г., проведенной органами следствия.

Согласно этому заключению, ООО «<данные изъяты>» не накапливало долг перед ПАО и не позволяло себе не рассчитываться по обязательствам перед ПАО, так как сумма долга либо существенно уменьшалась, либо вовсе отсутствовала.

Допрошенная в судебном заседании в качестве эксперта Ф.О.А. также подтвердила вышеуказанные обстоятельства.

Однако суд в приговоре отразил заключение экспертизы № от 24.10.2017г. в какой-то очень незначительной части. Что касается показаний эксперта Ф.О.А., то они также отражены в приговоре только в части обстоятельств, установленных ею при проведении экспертиз №, а также №.

Получение стабильной заработной платы-данное утверждение суда в приговоре также является несостоятельным, т.к. в судебном заседании была исследована в качестве доказательства справка № от 20.02.2017г. об исследовании документов ПАО «<данные изъяты>», выполненная старшим специалистом-ревизором ОДПиР УЭБиПК ГУ МВД России по <адрес> Н.Е.Н., анализ которой показывает, что в инкриминируемый период, начиная с мая 2014г., ООО УК «<данные изъяты>», при этом Тыч-н получал заработную плату только в УК, в ПАО он не получал зарплату, поскольку не был там трудоустроен, вплоть до 02.03.2015г. имеет перед Тыч-ным задолженность по выплате заработной платы постоянно.

Допрошенная в качестве свидетеля Н.Е.Н. в судебном заседании подтвердила данный факт, а допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Д.И.Н.(финансовый директор УК) пояснил, что согласно установленному в компании порядку, администрация получала заработную плату в последнюю очередь, чему суд также не дал никакой оценки и не отразил их в приговоре.

Карьеризм - еще на стадии предварительного следствия сторона защиты обращала внимание следствия, что этот элемент личного интереса не раскрыт, а потому для защиты непонятен и суд первой инстанции в приговоре также указал, что такой личный интерес у Тыч-на имелся, без раскрытия содержания.

Между тем, Тыч-н являлся генеральным директором ООО УК «<данные изъяты>» - это высшая «назначаемая» должность в Обществе и ему было некуда продвигаться по службе.

Таким образом, расти в карьере было некуда, следовательно, никаких карьерных побуждений на посту руководителя у Тыч-на не могло быть.

Семейственность – судом в приговоре упоминается несколько так называемых родственников Тыч-на.

Однако защитник полагает, что главным является не степень родства с Тыч-ным, а показания этих лиц о том, что они никогда не воспринимали Тыч-на как родственника, а также показания самого Тыч-на, что всех этих людей как родственников он никогда не воспринимал.

Таким образом, суд допустил противоречия, признав с одной стороны, что Тыч-н, не исполняя обязанности налогового агента, имел личный интерес в виде семейственности, с другой, отмечает, что никто из этих лиц не дал показаний, что Тыч-н для них действительно родственник и отношения были не только рабочие, но и родственные.

Таким образом, каждый элемент личного интереса как обязательного признака состава преступления, предусмотренного ст. 199.1 УК РФ, опровергается исследованными по уголовному делу доказательствами, которым суд первой инстанции либо не дал никакой оценки, ограничившись простым указанием в приговоре, либо проигнорировал и даже не указал в приговоре.

Вышеуказанные обстоятельства являются существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона, повлиявшим на вынесение законного и обоснованного судебного решения, что является основанием для отмены приговора.

Кроме того, судом первой инстанции при вынесении приговора Тыч-ну неправильно применены нормы уголовного закона в силу следующего: из примечания к ст.199 УК РФ, определяющей крупный/особо крупный размеры, следует, что данные размеры устанавливаются в пределах трех финансовых лет подряд.

Вместе с тем, согласно справке из налогового органа относительно сумм и доли неуплаченного налога за период 2013, 2014, 2015гг., общая сумма неперечисленного в бюджет НДФЛ составила 31 862 898,00 руб., что составляет около 45% от общей доли НДФЛ, подлежащего к перечислению за данный период.

Данная сумма с учетом доли (менее 50%) исключает возможность квалификации действий Тыч-на по ч.2 ст. 199.1 УК РФ.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ №64 от 28.12.2006 г. «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» в пункте №11 позволяет использовать при квалификации действий периоды, отличные от трех финансовых лет подряд, но только в целях правильной квалификации действий, подпадающих под признаки составов преступлений, предусмотренных ст. 198, 199 УК РФ, но не ст. 199.1 УК РФ.

При этом, нигде в Пленуме № 64 не содержится разъяснения, что для целей ст. 199.1 УК РФ можно использовать период, меньший чем три финансовых года подряд.

Таким образом, отдельно взятый, вырванный из контекста всей финансово-хозяйственной деятельности ПАО и его руководителя Тыч-на период с 02.09.2013 г. по 02.03.2015 г., во-первых, значительно меньше, чем три финансовых года подряд; во-вторых, не соответствует, единственному в РФ законодательному определению понятия «финансовый год» данному в ст. 12 Бюджетного Кодекса РФ, согласно которой «финансовый год соответствует календарному году и длится с 1 января по 31 декабря», а потому не может быть основой для квалификации действий Тыч-на.

Кроме того, неверными являются выводы суда первой инстанции в приговоре и относительно обвинения Тыч-на в части неисполнения обязанности уплаты НДФЛ за август 2013г. в размере 2 707 219,00 рублей по сроку уплаты 02.09.2013 г., поскольку в 2014 г. в отношении ПАО проведена выездная налоговая проверка, результаты которой оформлены актом № от 23.05.2014 г. Данная проверка охватывала период с 01.09.2011 г. по 31.08.2013 г.

В вышеуказанном акте указано о том, что «Общая сумма просроченной задолженности по перечислению налога на доходы физических лиц, удержанного из доходов сотрудников общества, полученных за период с 2012г. по 31.08.2013г., перед бюджетом на 01.09.2013г. составила 28 016 495 руб....».

Согласно производственному календарю на сентябрь 2013 г. - 1 сентября 2013 г. является выходным днем, вследствие этого, руководствуясь ч.7 ст.6.1 НК РФ, сроком уплаты НДФЛ за август 2013 г. является 02.09.2013 г.

Из этого же акта следует, что вышеуказанная задолженность ПАО погашена в полном объеме в период после ее проведения (последний платеж в счет погашения данной задолженности осуществлен платежным поручением № от 12.09.2014 г.)

С учетом изложенного, ПАО в лице Тыч-на, не имела обязанности по уплате НДФЛ за август 2013 г. в размере 2 707 219,00 руб. по сроку уплаты 02.09.2013 г., поскольку данная сумма НДФЛ была учтена в акте налоговой проверки № от 23.05.2014 г., и была уплачена наряду с другими суммами.

Об этом же свидетельствует и справка № от 20.02.2017 г. об исследовании документов ПАО «<данные изъяты>», выполненная специалистом-ревизором Н.Е.Н. и подтвержденная ею в суде, согласно выводов которой, ПАО не имел обязанности налогового агента на сумму 2 707 219 руб. по сроку уплаты 02.09.2013 г.

Следовательно, предъявление в обвинении Тыч-ну сумм НДФЛ за август 2013 г. по сроку уплаты 02.09.2013 г. ничто иное, как «задвоение» сумм налоговыми проверками. Однако суд в этой части сделал выводы, которые противоречат закону и фактическим обстоятельствам.

Также полагает, что судом первой инстанции дана неправильная оценка обстоятельствам, имеющим важное значение для правильной квалификации действий Тыч-на, а именно: из предъявленного Тыч-ну обвинения следует, что Тыч-н, являющийся руководителем юридического лица, выполняющего функции единоличного исполнительного органа в ПАО, в период с 02.09.2013 г. по 02.03.2015 г., действуя из личных интересов, систематически, по мере начисления и выплаты доходов, исчисления и удержания НДФЛ работников ПАО, принимал незаконные решения о перечислении в бюджет РФ сумм НДФЛ, удержанных из доходов налогоплательщиков, не в полном объеме.

Таким образом, по версии обвинения, действия Тыч-на в период со 02.09.2013 г. по 02.03.2015 г. являются единым продолжаемым преступлением, т.к. ежемесячно Тыч-н принимал тождественные, незаконные решения о перечислении в бюджет РФ сумм НДФЛ, удержанных из доходов налогоплательщиков, не в полном объеме, преследуя общую цель за весь период - не исполнить обязанность налогового агента в особо крупном размере.

Вместе с тем, действия Тыч-на за весь период со 02.09.2013 г. по 02.03.2015 г. не были тождественными, а потому не могут составлять единое продолжаемое преступление, поскольку из другой части обвинения, предъявленного Тыч-ну, следует, что «за июль 2014 г. сумма НДФЛ, подлежащая уплате в бюджет, составила 2 016 615,00 руб. по сроку уплаты 01.08.2014 г., сумма перечисленного НДФЛ составила 2 678 977,00 руб., сумма уплаченного НДФЛ за указанный месяц была больше суммы начисленного НДФЛ на 662 362,00 руб., задолженность перед бюджетом по НДФЛ с нарастающим итогом составила 24 551 293,00 руб.»

Анализ данных выводов показывает явное противоречие: с одной стороны, обвинение утверждает, что Тыч-н систематически, за весь период со 02.09.2013 г. по 02.03.2015 г. принимал незаконные решения о перечислении в бюджет РФ сумм НДФЛ, удержанных из доходов налогоплательщиков, не в полном объеме, с другой стороны, обвинение признает, что в июле 2014 г. по сроку уплаты 01.08.2014 г. имел место факт перечисления в бюджет РФ суммы НДФЛ не только в полном объеме, но даже и большем размере, чем НДФЛ подлежал к уплате.

Однако это показывает, что в июле 2014 г. по сроку уплаты 01.08.2014 г. объективная сторона состава преступления не выполнялась, поскольку действия, связанные с исполнением обязанностей налогового агента ПАО в июле 2014 г. по сроку уплаты 01.08.2014 г., не носили тождественного характера по отношению к ежемесячным действиям в период со 02.09.2013 г. по 01.07.2014 г., так как сумма НДФЛ, перечисленная в бюджет, была больше чем сумма НДФЛ, подлежащая к перечислению; прямо противоречат их описанию в предъявленном обвинении Тыч-ну, поскольку, исходя из суммы НДФЛ, перечисленного в бюджет и подлежащего к перечислению, не принималось незаконного решения о перечислении в бюджет суммы НДФЛ не в полном объеме, действия в июле 2014 г. по сроку уплаты 01.08.2014 г. не носили преступного характера, как звена цепи единого преступления.

Таким образом полагает, что инкриминируемый Тыч-ну период преступления с 02.09.2013 г. по 02.03.2015 г. с учетом вышеуказанных обстоятельств, следует рассматривать как два отдельно взятых периода: с 02.09.2013 г. по 01.07.2014 г., и с 01.09.2014 г. по 02.03.2015 г., и каждому из которых необходимо давать самостоятельную юридическую оценку.

Однако суд его ходатайство в этой части отверг, сделав выводы, не основанные на законе.

Кроме того, оставлены без внимания судом первой инстанции показания подозреваемого, обвиняемого Тыч-н на предварительном следствии, а также в качестве подсудимого о том, что начиная с 2015 г. не имел возможности исполнять обязанности налогового агента в связи с полной блокировкой расчетных счетов предприятия.

Действующее на тот момент налоговое законодательство не позволяло третьим лицам исполнять обязанность налогового агента, в связи с чем перечислить НДФЛ в бюджет за ПАО от имени какого-либо физического или юридического лица не имелось возможности.

Данные обстоятельства в ходе допросов в судебном заседании подтвердили должностные лица УК, имевшие отношение к финансовой деятельности ПАО - главный бухгалтер К.Т.В., финансовый директор Д.И.Н., некоторые действующие и бывшие работники налогового органа- заместитель начальника ИФНС по <адрес>З.Э.В., бывший начальник отдела принудительного взыскания задолженности ИФНС по <адрес> Х.О.Г.

Кроме того, данные обстоятельства подтверждаются информацией из налогового органа относительно причин неуплаты НДФЛ указывается - «операции по счетам приостановлены с ноября 2014 г.» (т.3 л.д.4).

Однако в ноябре - декабре 2014 г. расходные операции по расчетным счетам имелись.

Вместе с тем, начиная с 14.01.2015 г. расходные операции по расчетным счетам ПАО отсутствуют вплоть до 02.03.2015 г. Данное обстоятельство указывает на то, что по состоянию на 14.01.2015 г. состоялась полная блокировка расчетных счетов ПАО в связи с применением механизма принудительного взыскания недоимки по налогам и сборам, но не НДФЛ, поскольку он к понятию «недоимка» не относится.

Применительно к обвинению Тыч-на В.Б. это означает, что между его действиями в виде неполного перечисления НДФЛ в бюджет и наступившими последствиями в виде не поступления НДФЛ в бюджет должна быть прямая причинно-следственная связь.

Вместе с тем, в условиях полной блокировки расчетных счетов ПАО с 14.01.2015 г., даже в случае выставления платежных поручений на перечисление НДФЛ в бюджет, такие платежи не были бы проведены обслуживающим расчетные счета ПАО банком, поскольку в банке имеется так называемая картотека № (инкассовые поручения на другие виды налогов), которая исполняется в порядке календарной очередности - очень подробные показания об исполнении картотеки № на расчетных счетах предприятия - должника давала свидетель Х.О.Г.

Таким образом, при вышеуказанных обстоятельствах, в период с 14.01.2015 г. по 02.03.2015 г., между действиями Тыч-на в виде неполного перечисления НДФЛ в бюджет и наступившими последствия в виде не поступления НДФЛ в бюджет в полном объеме, прямая причинно-следственная связь отсутствует.

Таким образом, уголовное преследование Тыч-на в части неисполнения им обязанности налогового агента за январь 2015 г. на сумму 1 356 334 руб. по сроку уплаты 02.02.2015 г.; за февраль 2015 г. на сумму 1 324 905 рублей по сроку уплаты 02.03.2015 г. подлежало прекращению за отсутствием в его действиях состава преступления.

Однако и этому обстоятельству суд не дал надлежащей оценки в соответствии с законом.

Что касается расходных операций в январе 2015г. на сумму 856 тыс. руб. - часть денежных средств по расчетным счетам прошла на выплату заработной платы, то операции по выплате заработной платы, алименты, пособия и т.д. проводятся банком даже в случае блокировки счетов со стороны налогового органа, поскольку заработная плата является платежом более ранней очереди, чем налоги в соответствии со ст.855 ГК РФ.

Расчеты с кредиторами на сумму 700 тыс. рублей с контрагентами списаны по исполнительным листам по мерам принудительного взыскания, предпринятым службой судебных приставов.

Представителем ИФНС по <адрес> С.О.В. на апелляционную жалобу защитника поданы возражения, в которых указано о необоснованности приведенных в ней доводов и о законности приговора суда.

Проверив материалы дела с учетом доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Имеющие значение по делу все юридически значимые фактические обстоятельства содеянного Тыч-ным установлены верно и полно.
   
Виновность осужденного Тыч-на в совершении инкриминируемого деяния материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.
    
Доводы жалобы защитника о невиновности осужденного судебная коллегия отклоняет, поскольку эти доводы судом первой инстанции были тщательно проверены и, как не нашедшие своего подтверждения, обоснованно были отклонены.
    
Так, судом установлено, что Тыч-н на основании решения № единственного участника ООО УК «<данные изъяты>» от 27.09.2006 г. и приказа ООО УК «<данные изъяты>» № – к от 02.10.2006 г. назначен на должность генерального директора ООО УК «<данные изъяты>» с 02.10.2006 г.; решением № единственного участника ООО УК «<данные изъяты>» от 28.09.2011 г. и приказа ООО УК «<данные изъяты>» № – к от 01.10.2011 г. его полномочия как генерального директора ООО УК «<данные изъяты>» продлены на 5 лет с <дата>.

В силу занимаемой должности на основании Устава ОАО «<данные изъяты>», Устава ПАО «<данные изъяты>», договора передачи полномочий исполнительных органов, Тыч-н постоянно выполнял организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в ПАО «<данные изъяты>», и в соответствии с ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», ч. 2 ст. 88 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», являлся лицом, ответственным за организацию бухгалтерского учета Общества.

Решением избирательной комиссии <адрес> от 18.09.2013 г. Тыч-н зарегистрирован депутатом <адрес> городского Совета депутатов.

Судом установлено, что Тыч-н в силу занимаемой должности, являясь налоговым агентом по перечислению налога на доходы физических лиц, исчисленного и удержанного у налогоплательщиков – работников предприятия, подлежащего перечислению в бюджет РФ, в нарушение 23, 24, 226 НК РФ в личных интересах не исполнил обязанности налогового агента в особо крупном размере.

Осужденный Тыч-н виновным себя по предъявленному обвинению не признал.

Однако его вина подтверждается показаниями представителей потерпевшего, свидетелей, заключениями экспертов и письменными доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Так, из показаний представителя потерпевшего Г следует, что в период с 24 июня 2015 г. по 12 февраля 2016 г. в ПАО «<данные изъяты>» была проведена выездная налоговая проверка, по результатам которой установлена неуплата НДФЛ в сумме 31 862 898 руб., которая должником не оспаривалась.

Из показаний свидетеля К. (П.) следует, что она проводила выездную налоговую проверку по вопросам соблюдения налогового законодательства за период с 01 сентября 2015 г. по 31 мая 2016 г. В результате проверки установлены нарушения налогового законодательства и были доначислены налоги, в том числе НДФЛ, в сумме 31 862 898 руб.

Из показаний свидетеля Н.Е.Н. следует, что согласно решению о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения ПАО «<данные изъяты>» от 29 июня 2016 г., задолженность ПАО «<данные изъяты>» перед бюджетом по исчисленному и удержанному НДФЛ, но не перечисленному в бюджет за период с 01 сентября 2013 г. по 31 мая 2015 г., составила 31 862 898 руб. ПАО «<данные изъяты>» решение налогового органа в части доначисления НДФЛ в указанной сумме не обжаловало и с данной суммой было согласно. Доля неисполненных обязательств налогового агента ПАО «<данные изъяты>» за период с 01 сентября 2013 г. по 31 мая 2015 г. по отношению к общей сумме обязательств налогового агента, подлежащих уплате за указанный период времени, составила 75,7%.

Кроме того, свидетель Н.Е.Н. пояснила об установлении расходования денежных средств на личные цели, погашение займов и кредитов, в том числе, арендную плату Тыч-ну.

Свидетель Б. подтвердила, что Тыч-н в период с 2013 г. по 2015 г. неоднократно принимал участие в комиссии по урегулированию задолженности по налогам.

Из показаний свидетеля Б.Е.П. – единственного учредителя ООО УК «<данные изъяты>» и акционера ПАО «<данные изъяты>» следует, что он Тыч-ну указаний по поводу принятия решений, связанных с улучшением финансового положения предприятия, не давал, Тыч-н не сообщал ему о проблемах уплаты данного вида налога, о задолженности по НДФЛ узнал во время следствия. Также пояснил, что предприятие имело возможность погасить задолженность по НДФЛ, так как организация работала и были дополнительные вливания. При своевременном поднятии вопроса о проблемах с неуплатой НДФЛ, на общем собрании был бы поставлен вопрос о смене директора.

Более того, из показаний данного свидетеля следует, что Тыч-н не высказывал желания прекратить работать в должности генерального директора, поскольку он дорожил своей должностью, так как стал депутатом от «<данные изъяты>». В период с 2013г. по 2015 г. Тыч-н не принимал решение об уменьшении себе заработной платы.

Из показаний свидетеля Б.Л.И., следует, что она занимала должность исполнительного директора в ПАО «<данные изъяты>» и была акционером Общества, но в ее обязанности финансовые вопросы не входили. Финансовыми вопросами занимался генеральный директор ООО УК «<данные изъяты>» Тыч-н и финансовые службы. О задолженности по налогам ей стало известно после налоговой проверки. Также пояснила, что Тыч-н мог отказать ей в возврате займа, сославшись на то, что имеется задолженность по неоплате НДФЛ.

Из показаний главного бухгалтера ПАО «<данные изъяты>» К.Т.В. следует, что сведения о начисленных налогах доводились до руководства ежемесячно, информация о имеющейся задолженности по НДФЛ доводилась до Тыч-на, в том числе, в письменной форме; о результатах выездной налоговой проверки с сентября 2013 г. по май 2015 г. Тыч-н был осведомлен.

Свидетель П1 в суде подтвердила, что в реестре была отражена сумма НДФЛ, подлежащая уплате, которую они предлагали оплатить в первую очередь, о чем информировали руководителя письмом. У Общества имелась возможность для уплаты налогов. Данные реестров по суммам налогам соответствовали данным налоговой отчетности; реестры платежей отправляла на личную почту Тыч-на.
     
Из показаний свидетеля Л. следует, что платежные поручения на оплату налога составлялись, но его не платили. Возможность избежать задолженности была, удержанные из зарплаты деньги не являлись денежными средствами предприятия.

Свидетель М.С.Н. подтвердила, что она лично информировала Тыч-на о задолженностях по налогам, представляла реестры платежей и требований, заявки.

Свидетель Ч. также подтвердила, что недоимка по налогам обсуждалась на совещаниях, где присутствовали генеральный директор Тыч-н, главный бухгалтер, финансовый и исполнительный директоры. О том, что у Общества имеется задолженность по уплате НДФЛ, Тыч-ну было известно с сентября 2013 г.
    
Из показаний свидетеля Л.И.Е. следует, что он являлся финансовым директором в ООО УК «<данные изъяты>» с 2006 г. по 2014 г. и в его обязанности входило составление бюджета движения денежных средств. На основании заключенного договора оказания услуг ООО УК «<данные изъяты>» с ОАО «<данные изъяты>», генеральный директор УК в лице Тыч-на являлся генеральным директором ОАО «<данные изъяты>» (впоследствии ПАО «<данные изъяты>), который и распоряжался денежными средствами в ОАО «<данные изъяты>». В ежемесячном отчете отражалась информация о задолженности по налогам, эта информация доводилась до сведения Тыч-на, с ним же согласовывался реестр, а в случае его отсутствия, реестр согласовывался с ним по телефону.

Аналогичные показания об информированности Тыч-на о задолженности по налогам, в связи с личным согласованием с ним реестров платежей дали и свидетели Д.И.Н., К1.
    
Кроме того, вина осужденного Тыч-на подтверждается актом налоговой проверки ПАО «<данные изъяты>» от 08 апреля 2016 г., в ходе которой установлена неуплата за период с 01 сентября 2013 г. по 31 мая 2015 г. НДФЛ в сумме 31 862 898,00 руб., в связи с чем, решением от 29 июня 2016 г. Общество привлечено к ответственности за налоговое правонарушение.

Данное решение было обжаловано в части доначисления и взыскания НДС, однако решением Арбитражного суда оставлено без изменения.

Из уточненной справки о суммах неуплаченных налогов (сборов) налогоплательщиком, представленной ИФНС России по <адрес> следует, что сумма удержанного ПАО «<данные изъяты>» НДФЛ и подлежащего уплате за проверяемый период с 01 сентября 2013 г. по 31 мая 2015 г. составила в общей сумме 42 080 303 руб., сумма НДФЛ, не уплаченного Обществом в бюджет, составила 31 862 898 руб., доля не уплаченных сумм НДФЛ составила 75,72 % (т.3 л.д.6-7).

Актом выездной налоговой проверки от 23.05.2014 в отношении ОАО «<данные изъяты>» установлена общая сумма просроченной задолженности по перечислению НДФЛ, удержанного из доходов сотрудников общества, полученных за период 2012г. по 31 августа 2013 г. перед бюджетом на 01 сентября 2013 г. в размере 28 016 495 руб.

С учетом перечисленных налогоплательщиком в бюджет сумм налога позже 31 августа 2013 г., сумма задолженности у Общества перед бюджетом по перечислению НДФЛ за проверяемый период - на 23 мая 2014 г., составила 16 277 310 руб.

В связи с выявленными нарушениями Тыч-н был привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Заключением эксперта № от 31.08.2017г. сумма неуплаченного налога на доходы физических лиц, при фактически выплаченном доходе (заработной плате) работникам ПАО «<данные изъяты>», как налогового агента, за период с 01 сентября 2013 г. по 31 мая 2015 г. установлена в размере 31 862 908 руб. Соотношение неуплаченного налога на доходы физических лиц в процентном выражении к сумме налога на доходы физических лиц, подлежащего перечислению в бюджет, налоговым агентом ПАО «<данные изъяты>» за период с 01.09.2013 по 31.05.2015, составило 75,7%.

Оснований не доверять заключению эксперта Ф.О.А.. у суда не имелось, поскольку экспертное заключение соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ и, более того, в судебном заседании эксперт в полном объеме подтвердила свои выводы. Данное обстоятельство опровергает довод жалобы стороны защиты о том, что соотношение неуплаченного налога на доходы физических лиц в процентном выражении составляет менее 50 %.

Кроме того, эксперт Ф.О.А. в судебном заседании опровергла доводы стороны защиты о «задвоении» суммы неуплаченного налога и о том, что ПАО «<данные изъяты>» в лице Тыч-на не имела обязанности по уплате НДФЛ за август 2013г. в размере 2 707 219,00 руб. по сроку уплаты 02.09.2013г. (т.26 л.д.110-125).

Далее, из заключения эксперта № от 24.10.2017г. следует, что поступившие денежные средства в кассу ПАО « <данные изъяты>» в период с 01.09.2013 г. по 02.03.2015 г. расходовались на следующие цели, в том числе, с поставщиками и подрядчиками: с Г.С.М. за аренду имущества в сумме 631 098 руб., с Тыч-ным за аренду имущества в сумме 424 645 руб.; произведены расчеты с ИП Э. в сумме 3 200 032 руб. и ей же возврат займа в сумме 4 800 000 руб.; произведено гашение займа 29 161 917,50 руб., в том числе, Б.Л.И. в общей сумме 28 875 153 руб., Тыч-ну в сумме 286 764 руб.

Поступившие денежные средства за этот же период на расчетные счета ПАО «<данные изъяты>» израсходованы в сумме 1 434 337 334,70 руб., в том числе, на следующие цели: произведены расчеты с поставщиками и подрядчиками в сумме 536 667 518,64 руб., в частности, с ООО «<данные изъяты>» в сумме 23 145 153 руб., с ООО УК «<данные изъяты>» в сумме 21438 152 руб., с ООО ТК «<данные изъяты>» в сумме 5 550 791,78 руб. ; произведено гашение транша по кредитному договору, оплата процентов по кредиту в сумме 429 563 900,95 руб., в том числе, Б.Л.И. в сумме 5 256 041,82 руб., Г.С.В. в сумме 238 199,85 руб., Тыч-ну в сумме 583 854,45 руб. Остаток денежных средств на расчетных счетах ПАО «<данные изъяты>» по состоянию на конец дня 02 марта 2015 г. составил 5 239 557,38 руб.

Согласно заключению эксперта № от 21.09.2017г., подписи в расходных кассовых ордерах, представленных на экспертизу, принадлежат Тыч-ну.

Проанализированы судом и договоры займа, заключенные между ОАО «<данные изъяты>», как с Тыч-ным, так и с иными лицами.

Согласно договору процентного займа от 17 июля 2014 г., заключенного между Тыч-ным и ОАО «<данные изъяты>», установлен предмет договора - займ на сумму 5 млн руб., со сроком возврата 25.05.2016 г. и ставкой 22,9% годовых.

Из договора процентного займа от 24 декабря 2012 г., заключенного между Б.Л.И. и ОАО «<данные изъяты>» следует, что Б.Л.И. передает ОАО «<данные изъяты>» денежные средства в сумме 26 000 000 руб., а ОАО «<данные изъяты>» обязуется возвратить ей полученную сумму в срок не позднее ноября 2017 г. и уплатить проценты из расчета 14,5 % годовых.

Из договора от 18 июня 2013 г., заключенного между Б.Л.И. и ОАО «<данные изъяты>» следует, что Б.Л.И. передает ОАО «<данные изъяты>» денежные средства в сумме 6 000 000 руб., а ОАО «<данные изъяты>» обязуется возвратить ей полученную сумму в срок не позднее ноября 2017 г. и уплатить проценты из расчета 14,5 % годовых.

Из договора займа от 16 июля 2013 г., заключенного между Б.Л.И. и ОАО «<данные изъяты>» следует, что Б.Л.И. передает ОАО «<данные изъяты>» денежные средства в сумме 4 000 000 руб., а ОАО «<данные изъяты>» обязуется возвратить ей полученную сумму в срок не позднее 15 июля 2016 г. и уплатить проценты из расчета 14 % годовых.

Из договора займа от 16 мая 2014 г., заключенного между Б.Л.И. и ОАО «<данные изъяты>» следует, что Б.Л.И. передает ОАО «<данные изъяты>» денежные средства в сумме 20 000 000 руб., а ОАО «<данные изъяты>» обязуется возвратить ей полученную сумму в срок не позднее 15 мая 2019 г. и уплатить проценты из расчета 14,5 % годовых.

Из договора займа от 27 февраля 2014 г., заключенного между Тыч-ным и ООО «<данные изъяты>», в лице исполнительного директора Ш. следует, что Тыч-н передает ООО «<данные изъяты>» денежные средства в сумме 1 100 000 руб., а ООО «<данные изъяты>» обязуется возвратить Тыч-ну полученную сумму в срок не позднее 10 марта 2014 г. и уплатить вознаграждение в размере 20 000 руб. за пользование заемными денежными средствами.

Из договора займа от 11.07.2012 г., заключенного между Г.С.В. и ОАО «<данные изъяты>» следует, что Г.С.В. передает ОАО «<данные изъяты>» денежные средства в сумме 500 000 руб., а ОАО «<данные изъяты>» обязуется возвратить ей полученную сумму в срок не позднее 10 июля 2017 г. и уплатить проценты из расчета 21,4 % годовых.

Из договора займа от 15 августа 2014 г., заключенного между Э. и ОАО «<данные изъяты>» следует, что Э. передает ОАО «<данные изъяты>» денежные средства в сумме 4 800 000 руб., а ОАО «<данные изъяты>» обязуется возвратить ей полученную сумму в срок не позднее 14 августа 2015 г. и уплатить проценты из расчета 14,5 % годовых.

Из протокола осмотра предметов (документов) от 06 августа 2017 г. видно, что была осмотрена выписка по операциям на счете, открытом в Красноярской дирекции ПАО КБ «<данные изъяты>» на имя Тыч-на за период с 29 мая 2014 г. по 11 июня 2016 г., согласно которой установлено следующее: 26.11.2014г. со счета ПАО «<данные изъяты>» на счет Тыч-на перечислены денежные средства в сумме 63 340 руб. и 145 000 руб., с назначением платежа «Перечисление денежных средств для гашения кредита Тыч-ну В.Б.. Возврат процентного займа (22,9%)»; в декабре 2014 г., январе 2015 г. ТК и ТД «<данные изъяты>» пополняет счета Тыч-на на общую сумму около 829 тыс. руб., с назначением платежа «Перечисление денежных средств для гашения кредита Тыч-ну В.Б.. Возврат процентного займа (22,9%). По письму от 24.12.2014 г. за ПАО «<данные изъяты>».

Из протокола осмотра предметов (документов) от 29 сентября 2017 г. видно, что осмотрена выписка по счету Тыч-на, открытому в ПАО «<данные изъяты>», за период с 01 января 2013 г. по 31 мая 2015 г., согласно которой установлено пополнение счета Тыч-на со счетов ООО ТК «<данные изъяты>», в том числе, 02 декабря 2014 г. со счета ПАО в «<данные изъяты>» перечислены денежные средства в сумме 76 986,22 руб., с назначением платежа «Сумма за пользование заемными денежными средствами согласно договора процентного займа от 16.07.2014 г. Тыч-ну В.Б.».

Вышеизложенные доказательства в совокупности подтверждают то, что Тыч-н самостоятельно определял очередность и направление расходования денежных средств Общества, умышленно игнорируя обязанность налогового агента по перечислению НДФЛ в бюджет РФ, тем самым поставив интересы ПАО «<данные изъяты>» и свои интересы выше интересов государства.

Вопреки доводам жалобы защитника, в ходе судебного следствия достоверно установлено и наличие личного интереса у Тыч-на на совершение действий по неуплате НДФЛ.

Так, личные интересы Тыч-на выражались в сохранении и использовании денежных средств (НДФЛ) в текущей финансовой хозяйственной деятельности предприятия в стремлении увеличить за счет не перечисленных в бюджет сумм НДФЛ оборотные средства предприятия, чтобы при негативной финансовой тенденции осуществляемой хозяйственной деятельности, сохранить ее объемы и совокупный доход Общества, свой личных доход как генерального директора предприятия.

Суд пришел к правильному выводу о том, что самостоятельно определяя очередность расходования денежных средств, Тыч-н стремился извлечь выгоду имущественного характера, в том числе в виде получения дохода от сдачи в аренду обществу принадлежащего ему автомобиля, осуществления преимущественных расчетов по займу.

Так, за аренду имущества в вышеуказанный период Тыч-н получил доход из кассы Общества в сумме 424 645 руб. При этом, с мая 2014 г. увеличив сумму ежемесячной арендной платы на 14 000 рублей. Помимо этого, с расчетного счета Общества ему перечислены денежные средства в сумме 583 854,45 рублей.

Займ и возникшие обязательства перед Тыч-ным, ПАО «<данные изъяты>» погасило наличными из кассы в сумме 286 764 руб., с расчетного счета в сумме 416 680 руб., из которых проценты в сумме 167 174, 45 руб., а также взаимным зачетом с ООО ТК «<данные изъяты>» и ТД «<данные изъяты>», что следует из выписки по карте Тыч-на.

Вместе с тем, срок исполнения обязательств по договору займа установлен был только 25.05.2016 г.
    
С учетом вышеизложенного, доводы жалобы защитника о том, что у Тыч-на самого имеется задолженность по заработной плате, что он снизил размер своей заработной платы и заработную плату администрация получала в последнюю очередь не могут служить основанием для его оправдания по предъявленному обвинению. Более того, судом первой инстанции было установлено, что Тыч-н, в том числе, в 2013 году приобрел в собственность несколько земельных участков большой площадью в <адрес>, что подтверждается протоколом осмотра документов, исследованных в суде первой инстанции (т. 20 л.д.181-187). Кроме того, из показаний свидетеля Б.Е.П. следует, что в период с 2013г. по 2015 г. Тыч-н не принимал решения о снижении себе размера заработной платы.

Вопреки доводам жалобы защитника, личные интересы Тыч-на, как и карьеризм, также выражались в стремлении выглядеть в глазах акционеров более успешным и компетентным руководителем, обеспечивая себе возможность как можно дольше оставаться на должности руководителя крупного промышленного предприятия, используя престиж занимаемой должности в осуществлении депутатской деятельности. При этом, свидетель Б.Е.П. пояснил, что именно от ОАО «<данные изъяты>» Тыч-н стал депутатом городского Совета, являясь директором такого крупного предприятия.

Кроме того, как пояснял в судебном заседании Тыч-н, при не своевременной выплате поставщики бы предъявляли претензии, в связи с чем, данное обстоятельство негативно отразилось бы на его деловой репутации и именно с целью ее сохранения первоочередные выплаты были именно перед контрагентами, а не перед бюджетом. С учетом этого, наличие судебных процессов, связанных с несвоевременным исполнением обязательств по заключенным гражданско-правовым договорам с ПАО «<данные изъяты>», о чем указывает защитник в жалобе, не влияет на выводы суда первой инстанции в этой части.

Кроме того, согласно заключению эксперта №, из 536 667 518,64 руб., поступивших в период с 01.09.2013 г. по 02.03.2015 г. на расчетные счета ПАО «<данные изъяты>», в том числе, 21 438 152 руб. переведен в ООО УК «<данные изъяты>», где генеральным директором являлся Тыч-н, 23 145 153 руб. - в ООО «<данные изъяты>», где учредителем являлся Тыч-н, 5 550 791,78 руб. – в ООО «<данные изъяты>».

Из анализа финансово – хозяйственной деятельности между указанными юридическими лицами следует, что все они являются взаимозависимыми организациями и денежные потоки от них направлены в ОО УК «<данные изъяты>», генеральным директором которого являлся Тыч-н. Денежные средства, поступающие от реализации хлебобулочной продукции, реализуемой через ООО ТК «<данные изъяты>», поступали в ПАО «<данные изъяты>», а с его счетов перенаправлялись в ООО УК «<данные изъяты>». При этом, на расчетный счет ООО УК «<данные изъяты>» перечислялись денежные средства, превышающие сумму, необходимую к оплате за оказанные услуги по управлению в несколько раз. Данные платежи произведены в том же периоде, в котором у ПАО «<данные изъяты>» имелась задолженность перед бюджетом по уплате налогов.

В дальнейшем, излишне перечисленные ПАО «<данные изъяты>» в адрес ООО УК «<данные изъяты>» денежные средства не возвращены, задолженность ООО УК «<данные изъяты>» перед ПАО «<данные изъяты>» в размере 12,300 млн. руб. закрыта путем проведения взаимозачета за оказанные услуги по управлению ООО УК «<данные изъяты>» в адрес ООО «<данные изъяты>» на сумму 12,300 млн. руб., одновременно с передачей земельного участка от ООО «<данные изъяты>» в ПАО «<данные изъяты>».

Все вышеизложенные обстоятельства опровергают доводы подсудимого об отсутствии возможности выплатить НДФЛ в связи финансовым кризисом.

Кроме того, имеющиеся на предприятии денежные средства с расчетного счета и кассы выплачивались по долгосрочным кредитам и займам. В частности, более крупные из них в пользу Б.Л.И. выплачены на суммы более 28 млн руб. и 5 млн. руб., при этом срок оплаты обязательств на момент их исполнения не наступил и на возврате займов Б-х не настаивали, согласно их показаниям в суде.

Кроме того, свидетель Б.Е.П. пояснял в судебном заседании, что не знал об имеющейся на предприятии заложенности по НДФЛ, его супруга Б.Л.И. к финансовым вопросам отношения не имела, о задолженности узнал в период следствия, а если бы узнал об этом раньше, то был бы поставлен вопрос о смене генерального директора и Тыч-н был бы уволен.

Оснований не доверять показаниям этих свидетелей у суда не имелось, мотивы, по которым бы свидетели Б-х оговорили осужденного, судом не установлены, объективных мотивов не приведено и стороной защиты.

Судом установлено и указано в приговоре о наличии родственных связей Тыч-на с другими лицами, занимающими различные должности в Обществе, в том числе, которые являлись и акционерами Общества, однако отрицание стороной защиты данного факта по мотиву, что они не поддерживали родственные связи между собой, не является основанием для опровержения данного обстоятельства.

Доводы жалобы стороны защиты о том, что Тыч-н заблуждался относительно суммы задолженности, в какие-то периоды вообще не знал о ней, так как его намеренно вводила в заблуждение бухгалтерская организация, которая также совершала платежи не по назначению, а графики платежей, которые поступали на электронную почту предприятия, ему не передавали и они вообще не поступали судом первой инстанции обоснованно были отклонены с учетом показаний допрошенных в суде свидетелей, а также и исследованных финансовых документов, о чем указано выше, и, более того, в акте налоговой проверки имеются подписи Тыч-на с отметкой о получении акта и отсутствии каких – либо замечаний.

Доводы жалобы о том, что ООО УК «<данные изъяты>» вводила Тыч-на в заблуждения также являются голословными, т.к. работу они осуществляли менее чем полгода, и согласно условиям договора, права подписи финансовых документов не имели. Более того, из показаний свидетеля Б. следует, что Тыч-н регулярно бывал в ИФНС на комиссиях по урегулированию задолженности, а поэтому имел реальную информацию по задолженности ПАО «<данные изъяты>» по уплате НДФЛ перед бюджетом.

Несостоятельны и доводы жалобы защитника о невозможности уплаты НДФЛ из–за блокировка счетов Общества, поскольку опровергаются выводами судебно-бухгалтерской экспертизы №, согласно которым с расчетных счетов Общества израсходованы денежные средства более поздней очередности, чем уплата НДФЛ, в ноябре 2014 г. в сумме 42 млн. руб., в декабре 2014 г. в сумме 36 млн. руб.

Кроме того, в декабре 2014 г. со счета ПАО «<данные изъяты>», открытого в «<данные изъяты>», перечислялись на счет Тыч-на денежные средства в сумме 76 тыс. руб.

В январе 2015 г. с расчетных счетов Общества израсходовано 865 тыс. руб., из них 700 тыс. руб. на расчеты с разными дебиторами, то есть перечислено 700 тыс. руб. на платежи более поздней очередности, чем уплата НДФЛ; в феврале 2015г. расходных операций не было.

Исследование выписок по счетам показало, что имеющаяся блокировка счета Общества в ноябре 2014 г. была снята в связи с погашением заложенности, а решение о блокировки счетов Общества принято только 18 ноября 2016 г.

Доводы жалобы защитника о том, что платежные поручения Тыч-н выставлял, однако они были возвращены банком без исполнения в связи с наличием на счете документов принудительного взыскания платежей более ранней очередности, чем НДФЛ не нашли своего подтверждения, поскольку данные поручения направлены лишь 29 мая 2015 г., когда уже у Общества не было денежных средств, а имеющимися оно не могло распоряжаться из-за картотеки.

Невыставление платежных поручений на перечисление НДФЛ ранее мая 2015 г. подтверждает факт наличия умышленных действий со стороны Тыч-на, при этом, на момент блокировки, на счете были приостановлены только расходные операции, пополнение же счета было возможно.

Кроме того, судом было установлено, что в декабре 2014 г., в январе 2015 г. ООО ТК «<данные изъяты>» и ТД «<данные изъяты>» пополняли счета Тыч-на на общую сумму около 829 тыс. руб. с назначением платежа: «Перечисление денежных средств для гашения кредита Тыч-ну В.Б.. Возврат процентного займа (22,9%). По письму от 24.12.2014 за ПАО «<данные изъяты>».

Анализ вышеизложенных доказательств, вопреки доводам жалобы стороны защиты, подтверждают причинно –следственную связь между действиями Тыч-на и наступившими последствиями в виде неуплаты налога, поскольку общая сумма задолженности, образовавшаяся на тот момент, возникла не ввиду противоправных действий каких-либо третьих лиц, не ввиду имущественной несостоятельности предприятия, а ввиду умышленных действий Тыч-на как руководителя и налогового агента, его волеизъявлением распределены имеющиеся денежные средства без учета первоочередных задач по перечислению денежных средств в бюджет.

Несостоятельны и доводы жалобы защитника о том, что Тыч-н в течение июля 2014 г. не выполнял объективную сторону состава преступления.

Как установлено в суде первой инстанции и указано в приговоре, сумма НДФЛ, подлежащая уплате в бюджет за июль 2014 г. по сроку уплаты 01 августа 2014 г. составила 2 016 615 руб., сумма перечисленного НДФЛ в июле 2014 г. составила 2 678 977 руб., сумма уплаченного НДФЛ за указанный месяц была больше суммы начисленного НДФЛ на 662 362 руб.

Вместе с тем, сумма задолженности перед бюджетом по НДФЛ с нарастающим итогом на 01 августа 2014 г. составляла 24 551 293 руб., которая не была перечислена в бюджет и продолжала расти вплоть до 02 марта 2015 г.

Таким образом, полная уплата НДФЛ, начисленного и удержанного за июль 2014 г., при наличии не погашенной задолженности по НДФЛ на указанную дату за предыдущие месяцы, а также последующее не перечисление НДФЛ в бюджет вплоть до 02 марта 2015 г. включительно, не может свидетельствовать о прерывании у Тыч-на умысла на невыполнение обязанностей налогового агента по перечислению НДФЛ в бюджет, то есть не образует двух составов отдельно взятых эпизодов.

В ходе судебного следствия достоверно установлено, что Общество имело реальную возможность исполнить обязанность налогового агента, но этого не было сделано в виду умышленных действий подсудимого.

Несостоятельны и доводы жалобы защитника об отсутствии состава преступления в действиях Тыч-на ввиду того, что период с 02.09.2013 г. по 02.03.2015 г. значительно меньше, чем три финансовых года подряд и не соответствует определению понятия «финансовый год», данному в ст. 12 Бюджетного Кодекса РФ, поскольку правило исчисления размера неуплаченных налогов и (или) сборов по признаку доли от суммы подлежащих к уплате налогов и (или) сборов за период в пределах трех финансовых лет подряд соблюден – учтена сумма неуплаченного налога за 2013 г., 2014 г., 2015 г. Более того, часть суммы неуплаченного НДФЛ – в сумме 4 000 000 руб. была перечислена ООО ТК «<данные изъяты>» за ПАО «<данные изъяты>» только 21.01.2017г., ранее никаких перечислений в счет погашения данного налога в бюджет не поступало.

С учетом изложенного, оснований для прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям и для оправдания осужденного по предъявленному обвинению, судебная коллегия не находит.

Также не имеется оснований для снижения наказания осужденному путем учета смягчающего вину обстоятельства в виде частичного возмещения ущерба в сумме 4 млн. руб., поскольку Тыч-н с занимаемой должности уволен 22.08.2016 г., указанная же сумма перечислена в бюджет ООО ТК «<данные изъяты>» электронным платежным поручением от 21.01.2017 г.

Хотя Тыч-н на тот момент и был руководителем ООО ТК «<данные изъяты>», однако, поскольку ущерб государству причинен в результате преступления, совершенного физическим лицом – Тыч-ным и он как физическое лицо, как в ходе предварительного следствия, так и в ходе судебного следствия добровольно никаких мер по возмещению имущественного ущерба не предпринимал, то оснований в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ для признания данного обстоятельства смягчающим его наказание, судебная коллегия не находит.

Таким образом, виновность Тыч-на в совершенном им преступлении подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств, исследованных и оцененных судом в соответствии со ст. 88 УПК РФ, подробный анализ которых приведен в приговоре. Допустимость положенных в основу обвинительного приговора доказательств сомнений у судебной коллегии не вызывает, поскольку они получены в установленном законом порядке.

Приговор суда соответствует требованиям ст. 299, 303, 304, 307, 308, 309 УПК РФ. Вопреки доводам жалобы защитника, в описательно-мотивировочной части приговора суд дал надлежащую оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, в том числе и показаниям всех свидетелей, устранил противоречия и учел все имеющие юридически значимые обстоятельства.

Все доводы, выдвинутые в защиту Тыч-на, в том числе и те, которые его защитник привел в своей апелляционной жалобе, судом были проверены и им дана оценка.

Действиям Тыч-на судом дана правильная юридическая оценка.

При назначении Тыч-ну наказания суд, в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60, 43 УК РФ учел все обстоятельства, имеющие значение для этого и мотивировал решение о назначении наказания в виде реального лишения свободы.

Так, суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, относящегося к категории тяжких, его личность, положительные характеристики, состояние здоровья, возраст, отсутствие смягчающих и отягчающих обстоятельств, поведение до и после совершения преступления и с учетом этого, пришел к выводу о назначении такого вида наказания, как реальное лишение свободы, но без назначения дополнительного наказания, при этом не нашел оснований для применения положений ст. 64, а также ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Судебная коллегия также не находит оснований для изменения приговора в отношении Тыч-на в этой части и назначения другого вида наказания, в том числе и применения положений ст. 73 УК РФ, поскольку новых обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности содеянного, не выявлено.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия находит, что наказание, назначенное Тыч-ну, как и вид исправительного учреждения, в котором он должен отбывать назначенное наказание, является справедливым, соразмерным содеянному.

Однако, на основании п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03.07.2018 г. № 186-ФЗ) время содержания под стражей Тыч-на с 05 июля 2018 года по день вступления приговора в законную силу – 04 сентября 2018 года включительно, следует зачесть в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

Вместе с тем, согласно протоколу судебного заседания, гражданский иск, заявленный в интересах ИФНС по <адрес>, в судебном заседании не оглашался, права гражданского ответчика, предусмотренные ст. 54 УПК РФ, судом Тыч-ну не разъяснялись, его отношение к предъявленному иску не выяснялось, тем не менее судом принято решение об удовлетворении исковых требований.

С учетом этого, доводы жалобы защитника о несогласии с приговором в части гражданского иска подлежат разрешению при рассмотрении исковых требований в порядке гражданского судопроизводства.

С учетом допущенного нарушения требований закона-процедуры судопроизводства, судебная коллегия полагает необходимым приговор в этой части отменить, с направлением его в этой части на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено.
    
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия
                 
ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 04 июля 2018 года в отношении Тыч-на В.Б. в части разрешения гражданского иска – взыскания с Тыч-на В.Б. в счет возмещения ущерба, причиненного преступными действиями, в пользу ИФНС по <адрес> 27 862 908 рублей отменить, направив данный гражданский иск для разрешения его в порядке гражданского судопроизводства в тот же суд.

На основании п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ (в редакции Федерального закона от <дата> № 186-ФЗ) время содержания под стражей Тыч-на В.Б. с 05 июля 2018 года по день вступления приговора в законную силу – 04 сентября 2018 года включительно, зачесть в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальной части этот же приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката Прохорова А.А. в интересах осужденного Тыч-на В.Б.– без удовлетворения.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты