Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

В требованиях указаны конкретные сроки их исполнения, с 03.03.2017 по 05.06.2017, то есть выходящие за рамки периода с 27.04.2017 по 19.05.2017, вмененного осужденному. Апелляционное постановление Орловского областного суда от 12.12.2018 № 22-1396/18

Орловский областной суд в составе председательствующего Витене А.Г., при ведении протокола судебного заседания секретарём Полонниковым Р.А., рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу осужденного Сел-ва Г.Г. на приговор Ливенского районного суда Орловской области от 11 октября 2018 г., которым Сел-в Г. Г., <дата> рождения, уроженец <адрес>, гражданин РФ, с высшим образованием, женатый, несудимый, работающий врио генерального директора ОАО Агрофирма «<...>», проживающий по адресу: <адрес>, осужден по ч.1 ст.199.2 УК РФ к штрафу в размере 200000 рублей.
    
Мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке отменена.

Заслушав объяснения осужденного Сел-ва Г.Г. и его защитников Савина И.В. и Лыкина Е.Г. об отмене приговора суда по доводам, изложенным в апелляционной жалобе, мнение гособвинителя Токмаковой О.А. об отмене приговора, суд

у с т а н о в и л:

по приговору суда Сел-в Г.Г., будучи врио генерального директора ОАО Агрофирма «<...>», признан виновным в сокрытии денежных средств указанного ОАО в крупном размере в сумме 6 501 590 рублей 66 копеек, за счёт которых должно было быть произведено взыскание недоимки по налогам перед бюджетом и внебюджетными фондами на общую сумму 2 367 753 рубля 37 копеек, совершенном в рабочее время с 8 часов до 17 часов в период с 27 апреля 2017 г. по 19 мая 2017 г. в помещении ОАО Агрофирма «<...>» по адресу: <адрес>, в нарушение ст.57 Конституции РФ, п.1 ч.1 ст.23, ст.45 НК РФ, путем направления писем в адрес ООО «Управляющая компания <...>» о выделении денег и производства расчетов со своими контрагентами через расчетные счета ООО «УК <...>», минуя расчетные счета ОАО Агрофирма «<...>», по которым решениями Межрайонной ИФНС России №3 по Орловской области были приостановлены все расходные операции, а также минуя кассу предприятия и в нарушение очередности, предусмотренной ст.855 ГК РФ.

Преступление совершено при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании Сел-в Г.Г. вину в совершении преступления не признал.

В апелляционной жалобе осужденный Сел-в Г.Г. просит приговор суда отменить, вынести оправдательный приговор в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.199.2 УК РФ. 

В обоснование указывает, что судом не дана оценка доказательствам стороны защиты, исследованным в судебном заседании, которые подробно приводит в жалобе, подтверждающим задолженность ОАО Агрофирма «<...>» перед ООО «УК <...>» и проведение между ними взаиморасчетов, а также отгрузку продукции большому количеству других контрагентов в инкриминируемый период на общую сумму 25 684 005 рублей, поступлению в данный период денежных средств на счета ОАО Агрофирма «<...>» в сумме 7 716 023 рублей 56 копеек и списанию на оплату налогов 2 677 864 рублей 94 копеек. Утверждает, что в ходе судебного следствия было установлено, что от имени Сел-ва Г.Г. в адрес ООО «УК <...>» направлялись письма, отличные по содержанию от писем, признанных вещественными доказательствами, положенными в основу обвинения и по которым проводилась экспертиза - экспертом исследовались письма, не направлявшиеся в адрес ООО «УК <...>» и отсутствующие в организации, при этом оригиналы писем, изъятые в ходе обыска 18.09.2017, возвращены обвиняемому. Приводит довод о том, что по тем же копиям писем, которые вменены Сел-ву Г.Г., как способ сокрытия денежных средств, произведена, в том числе, и фактическая оплата налогов на сумму 1 059 664 рублей, что подтверждается справкой №16 от 25.02.2018 имеющейся в деле (т.13 л.д.156). Полагает, что не указание в приговоре причин, по которым не дана оценка данным доказательствам, свидетельствует о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела. 

Считает, что имеет место неправильное применение уголовного закона, что факт наличия у Сел-ва Г.Г. умысла на сокрытие денежных средств не доказан, что судом сделан неверный вывод о принадлежности денежных средств в сумме 6 501 590 руб. 66 коп. ОАО Агрофирма «<...>» и в расчет задолженности по налогам включено требование № от 28.04.2017 со сроком исполнения 23.05.2017, то есть за пределами периода, указанного в обвинительном заключении. Утверждает, что денежные средства на счете ООО «УК <...>» не принадлежали ОАО Агрофирма «<...>», не связаны с поставляемой им продукцией, что подтвердили допрошенные в судебном заседании свидетели П, О и специалист Г, что данные денежные средства не могут быть расценены как денежные средства, за счет которых может производиться взыскание недоимки по налогам, о которых идет речь в ст.47, 48 НК. 

Указывает, что уплата налогов ОАО Агрофирма «<...>» в 2016 года осуществлялась с опозданием примерно на 1 квартал, так как не хватало оборотных денежных средств, также происходило и в 2017 году. Считает, что судом не дана оценка порядку отображения хозяйственных операций ОАО Агрофирма «<...>» и ООО «УК <...>», хотя данный порядок имеет существенное значения для квалификации деяния. Утверждает, что денежные средства за ОАО Агрофирма «<...>» перечисляло ООО «УК <...>» от своего имени и за свой счет по письмам ОАО Агрофирма «<...>», что согласно акту сверки взаимных расчетов между данными Обществами, задолженность ОАО Агрофирма «<...>» перед ООО «УК <...>» по состоянию на 19.05.2017 составляет 60 289 063 рублей 66 копеек (т.14 л.д. 108-109). 

Считает, что судом дана ненадлежащая оценка показаниям свидетеля П в суде об ошибочных сведениях в справке от 23.01.2018 о не поступлении в период с 27.04.2017 по 19.05.2017 в кассу и на расчетные счета ОАО Агрофирма «<...>» от ООО «УК <...>» денежных средств, что показания данного свидетеля в суде подтверждаются показаниями свидетеля О, копиями платежных поручений, подтверждающих факт производства расчетов за поставленную продукцию. 

Считает, что судом неправомерно отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты о признании недопустимым доказательством заключения бухгалтерской экспертизы от 04.08.2017, поскольку выводы эксперта не соответствуют поставленным вопросам, экспертом в расчет задолженности по налогам включено требование № от 28.04.2017 со сроком исполнения 23.05.2017, то есть за пределами периода, указанного в обвинительном заключении, в связи с чем сумма налоговой задолженности в размере 21089 рублей вменена излишне, отсутствуют сведения о прохождении экспертом аттестации, о получении дополнительных материалов от следователя, что эксперт получил не опечатанные материалы без описи. Полагает, что данное заключение эксперта противоречит показаниям свидетеля Б о сумме задолженности по налогам ОАО Агрофирма «<...>» на 19.05.2017 в размере 14 000 000 рублей, что также подтверждает некомпетентность эксперта. 

Считает, недопустимой ссылку суда на показания свидетелей К, которые он не поддержал в судебном заседании, и О2, которые не оглашались, и в судебном заседании она не давала. 

Полагает, что обвинительное заключение составлено с нарушениями пп.3, 6, 7 ч.1 ст.220 УПК РФ, которые невозможно устранить в судебном заседании, что влекло возвращение уголовного дела прокурору, однако, ходатайство стороны защиты необоснованно не удовлетворено. 

Обращает внимание на то, что в нарушение требований уголовно-процессуального закона в обвинительном заключении не указаны место и время совершения вменяемого преступления, не определены мотивы и цели совершения деяния, следствием не установлена принадлежность денежных средств, перечисленных ООО «УК <...>» за ОАО «Агрофирма <...>», отсутствуют ссылки на доказательства стороны защиты, представленные в ходе следствия, при этом приводит их подробный перечень, в том числе сведения о полной оплате налоговой задолженности, что является смягчающим наказание обстоятельством, на нормы законодательства по конкретным налогам и сборам, сведения о сроках их уплаты. 

Указывает на то, что 09.10.2017 заместителем Ливенского межрайонного прокурора уголовное дело возвращено для проведения дополнительного следствия в порядке ст.221 УПК РФ, при этом сделан вывод об отсутствии в действиях Сел-ва Г.Г. сокрытия денежных средств, ссылок на нормы закона о налогах и сборах, которые нарушены обвиняемым, сроков уплаты конкретных налогов, что следствием оставлено без внимания, указания прокурора не выполнены. Перечисленные обстоятельства противоречат положениям п.25 постановления Пленума Верховного Суда РФ №64 от 28.12.2006 и в силу ст.237 УПК РФ влекут направление уголовного дела прокурору. 

Обращает внимание суда на немотивированные отказы следствия в удовлетворении ходатайств свидетелей О, К, С о проведении дополнительных допросов с участием адвоката, на отсутствие сведений в деле об их уведомлении об отказе в удовлетворении ходатайств. 

Считает обвинительный приговор несправедливым, поскольку в инкриминируемый ему период времени он обеспечивал бесперебойную работу возглавляемого им предприятия, в целях недопущения его остановки и необходимости выплаты заработной платы сотрудникам.

В письменных возражениях государственный обвинитель Горюшкин С.А. считает апелляционную жалобу осужденного необоснованной.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе, проанализировав доводы, содержащиеся в возражениях, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст.297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Согласно п.2 ст.389.15, ч.1 ст.389.17 УПК РФ, основанием отмены приговора в апелляционном порядке является существенное нарушение уголовно-процессуального закона, которое путем лишения или ограничения гарантированных прав участников уголовного судопроизводства повлияло на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

В силу ч.3 ст.389.22 УПК РФ обвинительный приговор суда первой инстанции подлежат отмене с возвращением уголовного дела прокурору, если при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке будут выявлены обстоятельства, указанные в п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, то есть, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

На основании п.4 ч.2 ст.171, п.3 ч.1 ст.220 УПК РФ в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении должны быть указаны существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела и подлежащие доказыванию в соответствии с пп.1 - 4 ч.1 ст.73 УПК РФ. Согласно ч.1 ст.199.2 УК РФ и разъяснениям, содержащимся в п.20 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 64 от 28.12.2006 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», под сокрытием денежных средств организации, за счет которых должно производиться взыскание налогов, следует понимать деяние, направленное на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам в крупном размере. Под денежными средствами организации, за счет которых в установленном порядке должно производиться взыскание недоимки по налогам, понимаются денежные средства налогоплательщика на счетах в банках, их наличные денежные средства, а также иное имущество, перечисленное в статьях 47 и 48 НК РФ. При этом следует иметь ввиду, что уголовная ответственность по ст.199.2 УК РФ может наступить после истечения срока, установленного в полученном требовании об уплате налога (ст.69 НК РФ).

В силу ч.4 ст.69 НК РФ требование об уплате налога должно содержать, в том числе, сведения о сумме задолженности налогоплательщика по налогу, о сроке исполнения требования, ссылку на положения законодательства о налогах, которые устанавливают обязанность налогоплательщика уплатить налог, и должно быть исполнено в течение 8 дней с даты получения указанного требования, если более продолжительный период времени для уплаты налога не указан в этом требовании.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п.25 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда РФ № 64 от 28.12.2006, судам по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст.199.2 УК РФ, необходимо исследовать содержатся ли в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении данные о том, какие конкретно нормы законодательства о налогах, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым, а также сроки уплаты конкретного налога и в случае отсутствия их и других данных, исключающих возможность постановления судом приговора или иного решения на основе данного заключения, в силу ст.237 УПК РФ по ходатайству стороны или по собственной инициативе решать вопрос о возвращении дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению.

Перечисленные выше требования закона, как обоснованно указано стороной защиты, следствием и судом первой инстанции не выполнены.

Так, по приговору суда на основании обвинительного заключения осужденный Сел-в Г.Г. признан виновным в сокрытии в период с 27 апреля 2017 г. по 19 мая 2017 г. денежных средств ОАО Агрофирма «<...>» в крупном размере в сумме 6 501 590 рублей 66 копеек, за счет которых должно было быть произведено взыскание недоимки по налогам: на добавленную стоимость в сумме 732 458, 74 руб., на имущество - в сумме 1 520 892 руб., на прибыль - в сумме 2 063, 83 руб., а также по земельному налогу в сумме 46 438, 80 руб., транспортному налогу в сумме 44 811 руб., водному налогу в сумме 21 089 руб., всего на общую сумму 2 367 753 рубля 37 копеек, при этом конкретные нормы законодательства о налогах, предусмотренные частью второй Налогового кодекса РФ по каждому налогу, а также сроки уплаты каждого конкретного налога, нарушенные обвиняемым, судом и следствием не указаны.

Соглашаясь с выводами следствия о том, что Сел-в Г.Г. был осведомлен о наличии указанной выше задолженности по налогам и срокам их уплаты, суд взял за основу приведенные в обвинении тринадцать требований об уплате налогов, которые перечислены в обвинении без ссылки на их содержание. При этом, как видно из материалов уголовного дела (том №4), в каждом из требований указаны конкретные установленные сроки их исполнения, начиная с 03.03.2017 и заканчивающиеся 05.06.2017, то есть выходящие за рамки периода времени с 27.04.2017 по 19.05.2017, вмененного органами следствия осужденному Сел-ву Г.Г., и исходя из содержания требования №, ОАО Агрофирма «<...>» извещалось о наличии задолженности по уплате штрафа, требования № (включено дважды) – задолженности по уплате пени, которые не подлежат включению в сумму недоимки, подлежащей взысканию применительно к предмету преступления, предусмотренному ст.199.2 УК РФ.

Кроме того, обращение Сел-ва Г.Г. в период с 27.04.2017 по 19.05.2017 в письмах, адресованных в ООО «УК <...>», с просьбой перечислить денежные средства в общей сумме 6501590 руб. 66 коп. подрядчикам и поставщикам ОАО Агрофирма «<...>», расценено судом и следствием, как умышленное деяние, направленное на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам.

Между тем, судом и следствием не дана оценка хозяйственно-экономической деятельности Обществ, обосновывающая совершение расходных операций на основании писем, наличию в них просьб об уплате налогов за ОАО (т.11 л.д.55, 56, 58, 60), и с учетом независимого ведения хозайственной деятельности каждым Обществом, а также отгрузке ОАО в указанный период времени в адрес 130 юридических и физических лиц продукции на сумму свыше 25 миллионов рублей, из которых на расчетные счета ОАО поступили денежные средства свыше 7 миллионов рублей (т.13 л.д.154-155).

На перечисленные выше нарушения при составлении обвинительного заключения было указано заместителем прокурора и прокурором Ливенской межрайонной прокуратуры Орловской области в постановлениях от 09.10.2017 и от 09.01.2018 о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования (т.12 л.д.165-167, т.13 л.д.1-2), которые в ходе доследования остались невыполненными.

Таким образом, обвинительное заключение по делу в отношении Сел-ва Г.Г. составлено с нарушением требований п.3 ч.1 ст.220 УПК РФ, поскольку в нем не раскрыто существо обвинения и его объективная сторона, содержатся противоречия в части указания времени совершения преступления. Допущенные нарушения закона нарушают право Сел-ва Г.Г. на защиту, поскольку лишают его возможности определить объем обвинения, от которого он вправе защищаться.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции не вправе был на основе предъявленного Сел-ву Г.Г. обвинения выносить обвинительный приговор, который суд апелляционной инстанции по этому основанию не может признать законным и обоснованным.

Кроме того, в основу обвинения Сел-ва Г.Г. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.199.2 УК РФ, положено заключение бухгалтерской экспертизы от 04.08.2017, проведенное оперуполномоченным ОЭБ и ПК МО МВД России «Левенский» М, назначенной следователем в качестве эксперта (т.11 л.д.12-38).

Согласно ч.2 ст.195 УПК РФ, судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными познаниями.

В силу п.1 ч.2 ст.70, ч.2 ст.61 УПК РФ эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он косвенно заинтересован в исходе данного дела.

По смыслу перечисленных выше требований уголовно-процессуального закона, проведение судебных экспертиз по делу поручается экспертам государственных экспертных учреждений, которые их исполняют в порядке служебного задания, а в случае отсутствия эксперта конкретной специальности либо специальных условий для выполнения исследований, а также когда имеют место обстоятельства, указанные в ст.70 УПК РФ, т.е. когда все компетентные государственные судебно-экспертные учреждения на данной территории не могут выступать в этом качестве, следователь вправе поручить проведение судебной экспертизы лицу, обладающему специальными знаниями, при этом в постановлении о назначении экспертизы следует мотивировать основания поручения исследований конкретному лицу.

Учитывая вышеприведенные требования закона доводы апелляционной жалобы осужденного, касающиеся проведенной по делу судебно-бухгалтерской экспертизы, заслуживают внимания.

Так, в постановлении о назначении по уголовному делу бухгалтерской экспертизы от 10.07.2017 следователем не приведены основания, по которым ее проведение невозможно экспертом государственного экспертного учреждения (т.11 л.д.5-6).

Из материалов уголовного дела также видно, что основанием для возбуждения уголовного дела в отношении Сел-ва Г.Г. послужили результаты проверки финансово-хозяйственной деятельности, проведенной Ливенским отделением МО УЭБ и ПК УМВД России по Орловской области, в рамках которой исследование документов по деятельности ОАО Агрофирма «<...>» проведено специалистом-ревизором ОДПиР УЭБ и ПК УМВД России по Орловской области – акт № от 22.06.2017 (т.1 л.д.1-2, 12-13, 17).

При таких обстоятельствах, поручение следователем проведения судебно-бухгалтерской экспертизы по уголовному делу оперуполномоченному Ливенского отделения МО УЭБ и ПК УМВД России по <адрес>, проводившему доследственную проверку, результаты которой послужили основанием для возбуждения уголовного дела, и с учетом акта исследования документов специалиста-ревизора вышестоящей организации, может влиять на объективность выводов эксперта и повлечь нарушение права обвиняемого на защиту.

Кроме того, из описательно-мотивировочной части заключения бухгалтерской экспертизы от 04.08.2017 и показаний эксперта М в суде следует, что его выводы основаны, в том числе, на исследованных копиях двенадцати писем врио генерального директора Сел-ва Г.Г. для оплаты счетов за ОАО Агрофирма «<...>» (т.11 л.д.14, 29-37, 54-65, т.15 л.д.72).

Между тем, подлинные письма с аналогичным содержанием в материалах уголовного дела отсутствуют, содержание исследованных копий писем противоречит содержанию писем, изъятых в ходе обыска в офисе ОАО Агрофирма «<...>», проведенного 18.09.2017 (т.11 л.д.110-113, т.12 л.д.71-81), при этом утверждение стороны защиты о том, что иных писем в ОАО не имелось, обвинением не опровергнуто.

Поскольку допущенные органами предварительного следствия и судом нарушения уголовно-процессуального закона не могут быть устранены судом апелляционной инстанции, приговор подлежит отмене, а уголовное дело в соответствии с п.7 ч.1 ст.389.20, ч.3 ст.389.22 УПК РФ - возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Учитывая, что приговор отменяется по причине нарушения уголовно-процессуального закона, то другие доводы, высказанные осужденным в апелляционной жалобе и стороной защиты в апелляционной инстанции о непризнании вины Сел-ва Г.Г. в совершении преступления, об оценке показаний свидетелей и о несправедливости назначенного наказания при настоящем апелляционном разбирательстве рассмотрению не подлежат, и эти доводы следует учесть, в случае их наличия, при новом рассмотрении дела судом первой инстанции.

Принимая во внимание, что избранную во время предварительного следствия меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке Сел-в Г.Г. не нарушал, что он имеет постоянное место жительства и ранее не судим, суд апелляционной инстанции считает возможным оставить меру процессуального принуждения без изменения.

На основании изложенного, руководствуясь п.7 ч.1 ст.389.20, ч.3 ст.389.22, 389.28 УПК РФ, суд

п о с т а н о в и л :

приговор Ливенского районного суда Орловской области от 11 октября 2018 г. в отношении Сел-ва Г. Г. отменить.

Уголовное дело в отношении Сел-ва Г.Г. возвратить Ливенскому межрайонному прокурору Орловской области для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Меру процессуального принуждения в отношении Сел-ва Г.Г. оставить в виде обязательства о явке.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты