Обвинение в двух преступлениях по ч.1 ст.198 УК РФ, разделённых по налоговым периодам 2011-2013 гг. и 2014-2015 гг., квалифицировано как одно длящееся преступление. Апелляционное постановление Костромского областного суда от 27.08.2019 № 22-799/19

Костромской областной суд в составе председательствующего судьи А. Н. Андриянова, при секретаре Л. Н. Качаловой, с участием прокурора С. М. Зотовой, осужденного С. В. Гл-ко, защитника – адвоката Н. А. Матвеевой рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе защитника – адвоката Н. А. Матвеевой на приговор Свердловского районного суда г. Костромы от 09 июля 2019 года, которым Гл-ко Сергей Валентинович, родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, не судимый, осужден по ч.1 ст. 198 УК РФ (в ред. от 29.07.2017) к штрафу в размере 150 000 рублей и освобождён от уголовной ответственности на основании п. «а» ч.1 ст. 78 УК РФ и п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования; удовлетворены исковые требования прокурора г. Костромы и с него взыскан недополученный налог – в пользу бюджета Костромской области – 4 336 572 рубля 50 копеек, в пользу городского округа город Кострома – 765 277 рублей 650 копеек; и по апелляционной жалобе осужденного на постановление этого же суда от 09 июля 2019 года в части взыскания с него в доход государства процессуальных издержек в сумме 10 640 рублей, понесённых на выплату вознаграждения защитнику.

Доложив материалы дела, заслушав выступления осужденного и защитника, поддержавших доводы апелляционных жалоб; прокурора, возражавшую против её удовлетворения, суд

У С Т А Н О В И Л :


приговором районного суда С. В. Гл-ко признан виновным в уклонении от уплаты налога на доходы физических лиц в крупном размере.

Преступление совершено при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре, согласно которым он, являясь индивидуальным предпринимателем в сфере организации перевозок грузов, деятельности автомобильного грузового транспорта, аренды грузового автомобильного транспорта с водителем, с юридическим и фактическим адресом: г. Кострома, мкрн-н Юбилейный, д. 2 кв. 8, применяя специальный налоговый режим – систему налогообложения в виде единого налога на вменённый доход (ЕНВД), в период с 13 октября 2011 года по 31 марта 2015 года, фактически не осуществляя заявленную им предпринимательскую деятельность, получил иной доход в виде денежных перечислений в общей сумме 39 245 000 рублей, перечисленных от организаций ООО «ТК Азимут», ООО «СтарТрейд», ООО «ТК ГолдВей, ООО «Диарем Инжиниринг», ООО «Спецстройинвест», ООО «Евроиндустрия, ООО «ТК ГрузПремиум», ООО «Лаурель» на его расчётные счета в ПАО «Бинбанк» и ПАО «Сбербанк», который в соответствии со ст. 209 НК РФ являлся объектом налогообложения в виде налога на доходы физических лиц (НДФЛ) с налоговой ставкой 13%. Однако в нарушение требований ст. ст. 216, 229 НК РФ налоговые декларации за указанные годы в налоговый орган он не представил, уклонившись тем самым от уплаты налогов на общую сумму в 5 101 850 рублей, что более минимального показателя крупного размера, установленного примечанием к ст. 198 УК РФ.

В апелляционной жалобе его защитник – адвокат Н. А. Матвеева просит отменить приговор, как незаконный, и оправдать её подзащитного, акцентируя внимание на следующем.

Изначально С. В. Гл-ко обвинялся в совершении двух преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 198 УК РФ, разделённых соответственно по налоговым периодам – за 2011-2013 г.г. и за 2014-2015 г.г.

По её мнению при вынесении приговора суд, вопреки положениям ст. 252 УПК РФ, ухудшил его положение и необоснованно квалифицировал его действия, как одно длящееся преступление, что противоречит примечанию к ст. 198 УК РФ, в соответствии с которым сложение сумм неуплаченных налогов возможно лишь в пределах трёх финансовых лет. В этой связи она полагает, что по первому вменённому периоду уголовное дело не могло быть возбужденным в связи с истечением двухгодичного срока давности уголовного преследования и он вообще не мог быть за это привлечён к уголовной ответственности.

Также она полагает, что вина С. В. Гл-ко в инкриминированном деянии не нашла своего подтверждения, поскольку он применял специальный налоговый режим в виде налога на вменённый доход, базовая доходность была определена в размере 6 000 рублей в месяц по виду предпринимательской деятельности – оказание автотранспортных услуг. Его доводы о надлежащем осуществлении этой деятельности опровергнуты не были.

Суд сослался в приговоре на показания свидетелей А.Б.А. и О.В.Г., проводивших плановую налоговую проверку его деятельности с 01.01.2011 по 31.12.2013, согласно которым денежные средства, полученные им за это время от ООО «Азимут» и «Стартрейд» якобы являются доходом не от его предпринимательской деятельности, и, следовательно, должны облагаться налогом на доходы физических лиц.

Таким же образом суд установил его вину и в части неуплаты налога за 2014-2015 г.г., хотя фактически налоговой проверки этого периода не проводилось – проводились оперативно-розыскные и проверочные мероприятия, результаты которых суд использовал по аналогии уголовного закона, что недопустимо.

Выводы суда о том, что поступившие от перечисленных в приговоре организаций денежные средства не являются доходом С. В. Гл-ко от его предпринимательской деятельности, поскольку в реальности он не оказывал им автотранспортных услуг и данные организации не осуществляли хозяйственной деятельности, основан на показаниях оперуполномоченного М.С.К., которые представляют собой оценку материалов доследственной проверки и результатов расследования уголовного дела. Приводя его показания, что эти организации имели признаки фирм-однодневок, суд не учёл, что такая оценка находится исключительно в компетенции суда, не исследовавшего в данном случае документы, отражающие их финансово-хозяйственную деятельность.

Экономической экспертизой исчислены только денежные суммы, поступившие на счета С. В. Гл-ко, фактического осуществления деятельности по оказанию им транспортных услуг она не касалась. В то же время закон не обязывает налогоплательщика – индивидуального предпринимателя вести учёт доходов и расходов при ЕНВД, поэтому не предоставление соответствующих бухгалтерских и транспортных документов не может служить доказательством не исполнения услуг, предусмотренных договорами и основанием для доначисления налога на доходы физических лиц.

Со своей стороны С. В. Гл-ко давал суду пояснения о том, откуда, куда и какие им доставлялись грузы и какие на них оформлялись документы и поскольку он виновным себя во вменённом преступлении не признаёт, а его показания надлежаще не опровергнуты, он подлежит оправданию в связи с отсутствием доказательств его вины, соответственно и начисленный ему налог в перечисленные бюджеты взысканию не подлежит.

В апелляционной жалобе на постановление о распределении процессуальных издержек осужденный просит освободить его от их уплаты, указывая на свою материальную несостоятельность, поскольку он получает пенсию по возрасту в размере 13 200 рублей и иных источников дохода не имеет, страдает заболеваниями опорно-двигательного аппарата и вынужден тратить её значительную часть на лекарства и на коммунальные платежи.

Иными лицами приговор и постановление не обжаловались, возражений на жалобы не поступило.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Процедура предварительного следствия, судебного разбирательства и права осужденного по делу соблюдены, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену приговора, не допущено.

Сохраняя объективность и беспристрастность, всесторонне проведя судебное следствие, суд создал участвующим в деле лицам достаточные условия для реализации процессуальных прав.

Вопреки доводам защиты вина осужденного С. В. Гл-ко в инкриминированном ему деянии была установлена исследованными в ходе судебного следствия и подробно изложенными в приговоре доказательствами, совокупности которых достаточно для надлежащей уголовной квалификации его действий.

При этом все доводы жалобы были предметом исследования в суде первой инстанции и наравне с представленными стороной обвинения доказательствами получили надлежащую оценку, оснований сомневаться в которой, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Согласно положениям ст. 198 УК РФ под уклонением от уплаты налогов и (или) сборов, понимаются умышленные деяния, направленные на их неуплату в крупном или особо крупном размере и повлекшие полное или частичное их непоступление в бюджетную систему Российской Федерации.

При этом, крупным размером в настоящей статье признается сумма недоимки, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более девятисот тысяч рублей, при условии, что её доля превышает 10 процентов подлежащих уплате сумм налогов, сборов, страховых взносов в совокупности, либо превышающая два миллиона семьсот тысяч рублей.

По смыслу этой нормы уголовного закона, три финансовых года подряд, подлежащих учёту при исчислении недоимки, представляют собой минимальный период, за который налогоплательщик может быть привлечён к уголовной ответственности при неуплате им соответствующей части налога. И в том случае если этот временной период составляет большую продолжительность, а также, если сумма недоимки превысит единовременно два миллиона семьсот тысяч рублей, это позволяет квалифицировать такое деяние как одно продолжаемое преступление, состоящее из ряда тождественных действий, объединённых единым умыслом на сокрытию доходов от налогообложения, поэтому доводы жалобы в этой части о необходимости его поэпизодной квалификации по признаку цикличности, суд находит не состоятельными.

В соответствии с ч.1 ст. 41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой её можно оценить.

При определении налоговой базы для уплаты налога на доход налогоплательщика – физического лица учитываются все его доходы, полученные как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми, у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды (ст. 210 НК РФ).

Положениями ст. ст. 227, 229 НК РФ установлено, что налоговая декларация должна быть предъявлена налогоплательщиком не позднее 30 апреля, а общая сумма исчисленного налога подлежит уплате не позднее 15 июля года, следующего за истекшим налоговым периодом.

Размеры полученной С. В. Гл-ко прибыли, с которой ему вменяется неуплата налога, и размер самой недоимки подтверждаются исследованными судом результатами камеральной налоговой проверки, показаниями сотрудников налоговой службы, заключением финансовой экспертизы, и не оспариваются самим осужденным.

При этом, рассматривая дело, суд по представленным налоговыми и правоохранительными органами доказательствам достоверно установил, что в течение 2011-2015 г. г. С. В. Гл-ко под видом оплаты по фиктивным договорам оказания транспортных услуг получал крупные денежные средства от перечисленных в приговоре сомнительных юридических лиц (оформлены на многочисленных подставных физических лиц, никакой реальной деятельности фактически не ведут, проводя через свои счета крупные финансовые операции, имеют признаки анонимности, нулевые декларации о доходах, фиктивные адреса и т.п.).

Так за 2011 год он получил доход в 2 938 000 рублей, за 2012 год – 3 689 000 рублей, за 2013 год – 6 251 000 рублей, за 2014 год - 19 984 000 рублей, за 2015 – 6 383 000 рублей, а всего в общем размере 39 245 000 рублей, которые разными суммами поступали на его расчётные банковские счета и затем обналичивались через банкоматы, при этом никаких документов, подтверждающих реальное оказание этим фирмам транспортных услуг по перевозке грузов и расходование денежных средств на поддержание своего бизнеса у него не имеется, а его утверждение, что они якобы не сохранились, выглядит не слишком убедительным.

В соответствии с принципом презумпции невиновности обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения (ч.2 ст. 14 УК РФ), однако Конституция РФ обязывает каждого платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57), поэтому положениями пункта 8 ст. 23 и пункта 12 ст. 89 Налогового кодекса РФ налогоплательщик обязан строго хранить документы бухгалтерского учёта в течение 4-х лет и обеспечивать возможность ознакомления с ними налоговых органов для правильного исчисления и уплаты налога.

В этой связи в любом случае, при той интенсивности, с которой осужденному С. В. Гл-ко поступали указанные денежные средства, она предполагает соответственно и немалый объём грузоперевозок, и хоть какие-то документы о них должны были у него остаться, однако, по убеждению суда, они осужденным не представлены не потому, что он их не сохранил, их попросту не было, поскольку заявленную деятельность в реальности в этих объёмах он не осуществлял, а, следовательно, доводы и исчерпывающие доказательства стороны обвинения о происхождение этих денежных потоков не от заявленной им предпринимательской деятельности защита не опровергла.

При всех изложенных обстоятельствах, учитывая приведённые положения налогового законодательства, полученные денежные суммы были правильно признаны доходом от его иной деятельности, и с них подлежал уплате ежегодный налог на доходы физических лиц в размере 13% полученной прибыли, который не уплачен, поэтому, вопреки мнению защиты, действия С. В. Гл-ко по их сокрытию диктовались единым умыслом и были обоснованно объединены районным судом в одно преступное деяние и квалифицированы, с учётом предъявленного обвинения – по ч.1 ст. 198 УК РФ.

При этом, следует уточнить приговор в части указанной судом редакции уголовного закона, поскольку на время совершения преступления эта норма действовала в редакции Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ, а не в новой редакции Федерального закона от 29.07.2017№ 250-ФЗ, не улучшающей положения осужденного.

Вопросы, касающиеся назначения ему наказания и взыскания недоимки в соответствующие бюджеты разрешены судом правильно, решение об этом подробно мотивировано и оснований для изменения приговора в этой части не имеется.

В то же время приговор надлежит изменить, поскольку суд, назначив С. В. Глушкову наказание, освободил его от уголовной ответственности в связи с истечением к этому времени срока давности уголовного преследования, тогда как ч.8 ст. 302 УПК РФ предусматривает в этом случае постановление обвинительного приговора с освобождением осужденного от наказания.

Однако на законность и обоснованность приговора в остальном это не влияет.

Касательно распределения процессуальных издержек, суд апелляционной инстанции полагает, что обжалуемое С. В. Глушковым постановление районного суда, которым с него в доход государства взыскано 10 640 рублей, понесённых на выплату вознаграждения защитнику, является законным и обоснованным, доводы о его материальной несостоятельности судом проверялись, и обоснованно отвергнут с приведением этому подробных мотивов.

Поскольку доводы жалобы этот вывод не опровергают, суд апелляционной инстанции не усматривает убедительных оснований для её удовлетворения.

На основании изложенного руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд

П О С Т А Н О В И Л :

приговор Свердловского районного суда г. Костромы от 09 июля 2019 года в отношении Гл-ко Сергея Валентиновича изменить, указав ч.1 ст. 198 УК РФ в редакции Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ, и об освобождении его от назначенного наказания на основании п.3 ч.1 ст. 24 УПК РФ – в связи с истечением срока давности уголовного преследования;

в остальном этот же приговор и постановление от 09 июля 2019 года о взыскания с него в доход государства процессуальных издержек, понесённых на выплату вознаграждения защитнику оставить без изменений, а жалобы адвоката Н. А. Матвеевой и осужденного С. В. Гл-ко, - без удовлетворения;

Апелляционное постановление может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ.

Источник
27-08-2019, 11:58
Вернуться назад