Согласно обвинению и приговору уклонение от уплаты налогов было за ноябрь и декабрь 2016 года, т.е. за то время, когда общество по договору уже было продано другому лицу. Определение Четвертого кассационного суда от 05.10.2020 № 77-1564/20

Судебная коллегия по уголовным делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции в составе председательствующего Скачкова А.А., судей Ляшева С.С. и Шумаковой Ю.М., при ведении протокола секретарем судебного заседания Хохловой Д.П. рассмотрела в судебном заседании материалы уголовного дела по кассационной жалобе адвоката Пучкова В.В., поданной в защиту осужденного К-ва А.А., на приговор Крымского районного суда Краснодарского края от 19 ноября 2019 года и апелляционное постановление Краснодарского краевого суда от 30 января 2020 года.

Заслушав доклад судьи Ляшева С.С., выступления осужденного К-ва А.А. и защитника Пучкова В.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Анищенко М.М., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

по приговору Крымского районного суда Краснодарского края от 19 ноября 2019 года К-в А.А. , ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес> <адрес>, ранее не судимый, осужден по ч. 1 ст. 199 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) к штрафу в размере 100 000 рублей.

На основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ от назначенного наказания К-в А.А. освобожден в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

В приговоре также решены вопросы о мере пресечения и обеспечительных мерах.
    
Апелляционным постановлением Краснодарского краевого суда от 30 января 2020 года приговор изменен, отменены обеспечительные меры в виде ареста на имущество: земельный участок с кадастровым номером №, расположенный по адресу: <адрес>, автомобиль BMW Х6, г/н № и автомобиль ГАЗ А22к35, г/н №.

По приговору суда К-в А.А. признан виновным и осужден за уклонение от уплаты налогов с организации путем непредставления налоговой декларации в крупном размере (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ).

Преступление совершено в сроки при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе защитник осужденного Пучков В.В. выражает несогласие с принятыми по делу судебными решениями, считая их незаконными и необоснованными, просит их отменить и прекратить производство по уголовному делу.

В обоснование кассационной жалобы, цитируя положения норм уголовно-процессуального законодательства, положения постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, указывает, что суд не удовлетворил ходатайства стороны защиты о вызове в судебное заседание для допроса свидетеля ФИО7 Утверждает, что материалами уголовного дела не подтверждается умышленное уклонение К-ва А.А. от уплаты налогов с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. При подаче в налоговый орган заявления о регистрации, К-вым А.А. также было подано заявление о том, что организация будет использовать упрощенную систему налогообложения, однако налоговый орган уклонился от предоставления в суд данного заявления. По мнению автора жалобы, не представляя декларацию по налогу на добавленную стоимость (далее-НДС), ООО «<данные изъяты>» не смогло осуществлять свою деятельность более 1 квартала. Считает, что суд первой инстанции должен был прекратить уголовное преследование в отношении К-ва А.А. в связи с истечением сроков давности, однако суд вынес незаконное судебное решение, при этом неправильно сослался на норму закона. Суд апелляционной инстанции не увидел нарушения, допущенные судом первой инстанции.

В возражениях заместитель прокурора Краснодарского края старший советник юстиции Полубояров А.А. полагает приведенные в кассационной жалобе доводы необоснованными и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия полагает, что приговор и апелляционное постановление в отношении К-ва А.А. надлежит отменить.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Существенными нарушениями являются такие нарушения, которые путем лишения или ограничения гарантированных положениями УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если он соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, а также основан на правильном применении уголовного закона. При этом приговор может быть признан законным только в том случае, если он постановлен по результатам справедливого судебного разбирательства, при соблюдении принципов презумпции невиновности, обеспечения обвиняемому права на защиту, состязательности и равноправия сторон, всех иных принципов уголовного судопроизводства и норм уголовно-процессуального законодательства.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием времени, места, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, а также обоснование принятых решений по другим вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ.

Как установлено постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 года № 55 «О судебном приговоре», выводы о квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, ее части либо пункту должны быть мотивированы судом (п. 19).

В силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ определение (постановление) суда должно быть законным, обоснованным, мотивированным и основанным на исследованных материалах дела с проверкой доводов, приведенных сторонами. Таковыми признаются судебные акты, соответствующие требованиям уголовного и уголовно-процессуального закона, содержащие основанные на материалах дела мотивированные выводы суда по обстоятельствам, относящимся к предмету разрешаемых вопросов.

В соответствии с ст. 240 УПК РФ в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных УПК РФ.

Указанные требования уголовного и уголовно-процессуального законов судом при постановлении приговора не выполнены.

К-ву А.А. предъявлено обвинение, и он осужден за уклонение от уплаты налогов с организации путем непредставления налоговой декларации в крупном размере за период 2016 года (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ).

При описании преступного деяния в части обоснованности крупного размера суд указал «в соответствии с п. 1 примечания к ст. 199 УК РФ крупным размером признается сумма налогов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более пяти миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов превышает 25% подлежащих уплате сумм налогов».

Однако п. 1 примечания к ст. 199 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ, по которому был осужден К-в А.А. имел следующее содержание: «крупным размером в настоящей статье, а также в статье 199.1 настоящего Кодекса признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более двух миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая шесть миллионов рублей, а особо крупным размером - сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более десяти миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 20 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая тридцать миллионов рублей».

Примечание, приведенное в обвинительном заключении и приговоре были введены в действие Федеральным законом от 29 июля 2017 года № 250-ФЗ.

Таким образом, при описании преступного деяния, совершение которого было установлено судом, суд сослался на примечание к ст. 199 УК РФ, которое не соответствует той редакции закона, по которому К-в А.А. был осужден.

Также суд первой инстанции в нарушение требований п. 25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 года № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» (действовавшего на момент вынесения приговора) и суд апелляционной инстанции в нарушение требований п. 29 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 ноября 2019 года № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления», согласно которому исходя из положений главы 34 УПК РФ, по поступившим уголовным делам о налоговых преступлениях судам следует проверять, содержатся ли в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении сведения о том, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым, сроки уплаты конкретного налога, сбора, страхового взноса, каким образом был исчислен период для определения крупного или особо крупного размера для целей применения статей 198, 199, 199.1 УК РФ не дали оценку отсутствия в приговоре указания точной даты срока уплаты конкретного налога.

Кроме того, согласно протоколу судебного заседания суд апелляционной инстанции приобщил к материалам дела копию договора купли-продажи доли уставного капитала от 22 ноября 2016 года, согласно которого К-в А.А. продал долю в уставном капитале ООО <данные изъяты>» составляющую 100% уставного капитала ФИО7 (л.д. 217-220 т. 4).

Однако никакой оценки этому документу суд апелляционной инстанции не дал.

Вместе с тем данный договор влияет на вопрос виновности К-ва А.А. в предъявленном обвинении.

Так, согласно п. 3 договора право собственности на долю в уставном капитале ООО «<данные изъяты> переходит к ФИО7 с момента нотариального удостоверения договора.

Договор удостоверен нотариусом ДД.ММ.ГГГГ, следовательно, в силу п. 3.2 договора к покупателю ФИО7 перешли все права и обязанности участника Общества.

Согласно обвинению и приговору К-в А.А. осужден за уклонение от уплаты налогов, в том числе за ноябрь, декабрь 2016 года, т.е. за то время, когда ООО «Техстиль», исходя из содержания данного договора уже было продано другому лицу.

Суд апелляционной инстанции приведенному стороной защиты доказательству оценку не дал, так же как и отсутствует оценка в обжалуемых судебных решениях письменной информации аудитора
(л.д. 129-144 т. 4).

Однако в соответствии с п. 2 ст. 307 УПК РФ и разъяснениями, содержащимися в п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года № 55 «О судебном приговоре», в описательно-мотивировочной части приговора надлежит дать оценку всем исследованным доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого.

В опровержение доводов жалобы осужденного К-ва А.А. суд апелляционной инстанции, обладая широкими процессуальными полномочиями по проверке и оценке доказательств, доводов сторон и вынесению судебных решений, в том числе разрешающих дело по существу, ограничился лишь ссылкой на то, что «тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенного К-вым А.А. преступления и прийти к обоснованному выводу о его виновности, а также квалификации его действий по ч. 1 ст. 199 УК РФ», при этом оставил без внимания и не высказал по доводам осужденного никаких конкретных суждений, что является нарушением требований ст. 389.28 УПК РФ.
Ввиду указанных существенных нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, повлиявших на исход дела, допущенных судом первой инстанции и не устраненных при рассмотрении дела в апелляционном порядке, приговор и апелляционное определение не могут быть признаны законными и обоснованными. В связи с этим, а также в целях реализации процессуальных прав участников процесса в полном объеме, что возможно только в суде первой инстанции, судебная коллегия считает необходимым приговор и апелляционное определение в отношении К-ва А.А. отменить и передать данное уголовное дело на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции, но иным составом суда.

Что же касается иных заслуживающих внимания вопросов, поставленных защитником-адвокатом Пучковым В.В. в кассационной жалобе, связанных с недоказанностью обвинения, недостоверностью доказательств, преимуществе одних доказательств перед другими, сроков давности уголовного преследования и т.п., то в силу требований ч. 7 ст. 401.16 УПК РФ о недопустимости предрешения этих вопросов судом кассационной инстанции при отмене судебных решений с передачей дела на новое судебное рассмотрение, они подлежат оценке судом первой инстанции при повторном рассмотрении дела.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 401.14 и 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Крымского районного суда Краснодарского края от 19 ноября 2019 года и апелляционное постановление Краснодарского краевого суда от 30 января 2020 года в отношении К-ва А.А. отменить, передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд первой инстанции в ином составе суда.

В соответствии со ст. 401.3 УПК РФ кассационное определение может быть обжаловано в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в порядке главы 47.1 УПК РФ.
 
Источник
5-10-2020, 21:50
Вернуться назад