Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Суждение о получении средств в результате уклонения от уплаты налогов и действия образуют совокупность ч.1 ст.198 УК РФ и п.«а» ч.3 ст.174.1 УК РФ не основано на законе. Апелляционное определение Курганского областного суда от 25.07.2019 № 22-1165/19

Курганский областной суд в составе председательствующего Андреевой С.В., при секретаре Глень Т.В. рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе защитника осужденного Фед-ва Д.В. – адвоката Толстоноговой Н.Ф. на приговор Звериноголовского районного суда Курганской области от 29 мая 2019 г., по которому Фед-в Дмитрий Валерьевич, родившийся <...>, несудимый, осужден: по ч. 1 ст. 198 УК РФ к штрафу в размере 100 000 руб., на основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освобожден от назначенного наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования; п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год с возложением обязанностей, предусмотренных ст. 73 УК РФ.

Этим же приговором осуждена Сух-ва Мария Леонидовна по ч. 1 ст. 198 УК РФ к штрафу в размере 100 000 руб., на основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освобождена от назначенного наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования; по п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год с возложением обязанностей, предусмотренных ст. 73 УК РФ. Приговор в отношении Сух-вой М.Л. сторонами не обжалуется и проверяется судом апелляционной инстанции в ревизионном порядке.

Постановлено взыскать Фед-ва Д.В. и Сух-вой М.Л. солидарно в пользу <...> <...> руб. в счет возмещения материального ущерба <...>

Заслушав выступления осужденного Фед-ва Д.В. и его защитника – адвоката Толстоноговой Н.Ф., защитника осужденной Сух-вой М.Л. – адвоката Просвирниной Т.И., поддержавших доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора Никитченко В.А. об отсутствии оснований для отмены или изменения приговора, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л:

по приговору суда Фед-в и Сух-ва признаны виновными в том, что, осуществляя предпринимательскую деятельность от ИП <...>, уклонились от уплаты налогов путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений за период с 1 января 2015 г. по 31 марта 2016 г. на общую сумму <...> руб., доля неуплаченного НДС по отношению к сумме всех налогов, подлежащих уплате в бюджет в указанный период, составила 92,9%, что является крупным размером, а также в легализации (отмывании) денежных средств в период с 13 февраля 2015 г. по 21 апреля 2016 г. путем проведения финансовых операций и других сделок с денежными средствами, приобретенными в результате совершения ими преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами, группой лиц по предварительном сговору.

Преступления совершены на территории <...> при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре. 

На основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ Фед-в и Сух-ва от назначенного по ч. 1 ст. 198 УК РФ наказания освобождены в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

В судебном заседании Фед-в и Сух-ва виновными себя не признали.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней защитник Толстоногова просит приговор отменить в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, Фед-ва оправдать. 

Указывает, что перечень доказательств в приговоре изложен в точном соответствии с обвинительным заключением, без учета результатов судебного разбирательства. Считает, что в приговоре конкретные действия Фед-ва не указаны.

Суд, при описании преступного деяния изначально установив и указав в приговоре на отсутствие действий в составе группы лиц по предварительному сговору, в противоречие этому в дальнейшем описывает действия Фед-ва и Сух-вой, как совершенные в составе группы лиц по предварительном сговору. 

Считает, что размер ущерба от преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 198 УК РФ, не определен, конкретные действия Фед-ва по внесению заведомо ложных сведений в налоговые декларации не установлены, данные, указывающие на наличие у Фед-ва прямого умысла на совершение преступления, отсутствуют. 

Суд ссылается на заключение эксперта № 35 от 16 ноября 2017 г., где установлена сумма не исчисленного и неуплаченного НДС за период с 1 января 2015 г. по 30 сентября 2016 г., то есть за больший период, чем вменяется обвинением. Иное заключение судебно-экономической экспертизы, проведение которой по данной категории дел обязательно, в материалах дела не имеется.

Показания эксперта Т. об уменьшении суммы неисчисленного и неуплаченного НДС и процентного соотношения доли неуплаченных налогов повлекли представление в материалы дела новых расчетов, что возможно только в рамках дополнительной или повторной экспертизы, в проведении которой стороне защиты было отказано. 

Указанные в приговоре заключения экспертов № 14 от 26 апреля 2017 г. и № 35 от 16 ноября 2017 г. доказательствами по делу не являются, так как сумма не исчисленного и неуплаченного НДС в данных экспертных исследованиях не соответствует сумме, которая фигурирует в предъявленном Фед-ву обвинении. 

Считает, что допущенные нарушения уголовно-процессуального закона создали неопределенность в сформулированном органами следствия обвинении, что свидетельствует о нарушении права Фед-ва на защиту. 

Ссылаясь на Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 71-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», ст. 70 УПК РФ, указывает, что эксперт Т,, находясь в служебной зависимости от руководителей следственного органа, не могла выполнять экспертизу по делу, и, следовательно, не подлежала допросу в качестве эксперта в судебном заседании. 

Формулировка обвинения по ст. 174.1 УК РФ не соответствует описанию данного преступного деяния в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении, поскольку наряду с описанием преступных действий Фед-ва включает описание действий П., направленных на легализацию доходов, нажитых преступным путем. Суд не вправе давать оценку действиям лиц, не привлеченных к уголовной ответственности, в связи с чем был лишен возможности не только проверить обоснованность предъявленного обвинения Фед-ву, но и установить фактические обстоятельства дела. В обвинительном заключении указаны действия П., который получал денежные средства от К., не осведомленного о преступных действиях Фед-ва и Сух-вой, при этом сведений о том, имелась ли такая осведомленность у П., обвинительное заключение не содержит. Каких-либо доказательств того, что денежные средства П. получал в счет погашения какой-либо задолженности от Фед-ва, в материалах дела нет. 

Указывает, что приговор не содержит ссылку суда на доказательства, подтверждающие факт снятия Фед-вым денежных средств с карты П., или пользования осужденными данной картой. В чьем пользовании находилась данная карта, судом не установлено. 

Суд отверг показания Сух-вой о том, что деятельность ИП <...> контролировал П., а не Фед-в, при этом свои выводы не мотивировал, несмотря на наличие доказательств, подтверждающих данные обстоятельства.

Суд в нарушение требований ст. 227, 228 УПК РФ оставил без рассмотрения мнение участников процесса о неподсудности дела Звериноголовскому районному суду Курганской области, хотя сам инициировал вопрос о возможности рассмотрение данного дела этим судом.

Оценивая показания Фед-ва, суд не выяснил его отношение к своим оглашенным показаниям, хотя Фед-в виновным себя в судебном заседании не признал, с исковыми требованиями не согласился. 

Вопреки требованиям уголовно-процессуально законодательства суд в судебном заседании лишь обозрел, а не исследовал заявленные сторонами для изучения письменные доказательства, ходатайство представителя гражданского истца о рассмотрении дела в его отсутствие не рассмотрел. 

Считает, что исковые требования ИФНС России № 7 по <...> области удовлетворены судом необоснованно, поскольку представитель потерпевшего в судебном заседании не участвовал, исковые требования не поддерживал. Кроме того, исковое заявление в судебном заседании не исследовалось судом, а обозревалось. 

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Колупаев, считая приговор законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам. 

Суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и сделал обоснованный вывод о доказанной виновности Фед-ва в уклонении от уплаты налогов на основе исследованных в судебном заседании доказательств, анализ и оценка которых приведены в приговоре в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. 

В качестве доказательств виновности Фед-ва в совершении этого преступления суд обоснованно сослался на показания свидетелей Г. и др., налоговые декларации, книги продаж, заключения экспертов, а также другие документы, содержание и доказательственное значение которых приведены в приговоре.

Доводы апелляционной жалобы о невиновности Фед-ва в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 198 УК РФ, повторяют содержание доводов стороны защиты в судебном разбирательстве дела, которые судом первой инстанции были тщательно проверены и оценены. Оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции суд апелляционной инстанции не находит.

Так, из показаний свидетеля Г. следует, что по просьбе ее <...> - Сух-вой она оформилась в качестве индивидуального предпринимателя. При этом Сух-ва лично возила ее в налоговую инспекцию и к нотариусу, где она выдала доверенность на имя Сух-вой на право осуществления от ее имени предпринимательской деятельностью. Сама она никакой предпринимательской деятельностью никогда не занималась, какая деятельность осуществлялась от имени ИП <...> не знает. 

Из показаний свидетеля С. следует, что Сух-ва ранее работала в колхозе. Никакой предпринимательской деятельностью Сух-ва никогда не занималась, семью содержал супруг.

Согласно показаниям свидетеля П. в части, не противоречащей установленным судом обстоятельствам дела и признанной судом достоверными, он зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя по предложению Сух-вой. Оказать помощь в торговле стройматериалами его попросили Сух-ва и Фед-в, однако он сам торговлю не осуществлял. Всю деятельность от имени ИП <...> осуществляла Сух-ва, она занималась ведением бухгалтерского и налогового учета, операциями по расчетным счетам. По сделкам между ИП <...> и ИП <...> ему ничего не известно.

Свидетели Г. и П. пояснили, что их родственник П. зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя по просьбе Сух-вой, при этом сам он никогда какой-либо предпринимательской деятельностью не занимался, живет случайными заработками.

Из показаний свидетеля П. следует, что с Фед-вым они являлись соучредителя ООО «<...>», которое занималось добычей строительного песка. В ходе совместной работы Фед-в ограничил ему доступ на карьер, выставил вооруженную охрану. В 2016 г. при проверке документов на отгрузку, он обнаружил, что на транспортных накладных на отгрузку песка стоят печати сторонних организаций, в том числе ИП <...>. Такую же печать он видел у начальника карьера Ф.. С Сух-вой знаком по работе, она на карьер никогда не приезжала. В 2015-2016 гг. Фед-в передал ему проекты договоров о поставке ООО «<...>, при этом все переговоры по договорам вел Фед-в. За работу на карьере он зарплату не получал, по договоренности с Фед-вым тот несколько раз перечислял заработанные им деньги на счет автосалона за приобретенный им автомобиль. Кроме того, через водителя К. он несколько раз получал денежные средства для производственной цели по покрытию расходов на карьере.

Согласно показаниям свидетеля Ф., он работал в должности начальника карьера в ООО «<...>», которое занималось добычей песка и щебня на месторождении. Распоряжения и указания относительно отгрузки песка ему давал Фед-в. Песок на карьере добывался ООО «<...>», но поставлялся он не только от этой организации, но и от ИП <...>. Бланки с печатями ИП <...> находились непосредственно на карьере, либо Фед-в привозил печать ИП <...> и пропечатывал чистые бланки.

Свидетель М. пояснил, что к нему обратился Фед-в и предложил поставлять ему песок в обмен на щебень, на что он согласился. От чьего имени действовал Фед-в, на тот момент он не знал. Подготовкой и подписанием документов занимался лично Фед-в, который приезжал к нему несколько раз. По договору они работали с Фед-вым более года, но затем он отказался от его услуг. Впоследствии узнал, что договор с ним Фед-в заключал от имени ИП <...>

Из показаний свидетеля Н. следует, что он работал водителем на карьере. По просьбе Фед-ва он несколько раз передавал денежные средства на карьер. В документах на отгрузку песка он неоднократно видел фамилию ИП <...>.

Согласно показаниям свидетелей В., являющихся учредителями либо сотрудниками различных организаций, занимающихся реализацией строительных материалов, в ходе деятельности учреждений они работали с ИП <...> и приобретали у предпринимателя строительный песок, щебень, при этом чаще всего взаиморасчеты происходили в безналичной форме. Интересы ИП <...> представляла Сух-ва, с Г. они не знакомы. Свидетель Д., кроме того, пояснила, что в ходе работы с ИП <...> после сверки взаиморасчетов она пыталась по контактному телефону, указанному в документах, связаться с бухгалтером ИП <...>, но ей ответил мужчина, который сообщил, что <...> отсутствует, а бухгалтер уехала на постоянное место жительства в район.

Свидетель Б. пояснила, что в ходе налоговой проверки ИП <...> за второй квартал 2016 г. было установлено расхождение по авансовым платежам с ООО «<...>» и ООО «<...>». Данные суммы не были отражены в налоговых декларациях контрагентов. При встречной проверке были затребованы документы у данных организаций, которые получение этих сумм не подтвердили. Был составлен акт камеральной проверки, в результате чего ИП <...> доначислено около <...> руб. НДС. Впоследствии в ходе опроса Г. стало известно, что она лишь оформилась предпринимателем по просьбе Сух-вой, которая вела всю бухгалтерскую и налоговую документацию, сама лично Г. никакой предпринимательской деятельностью не занималась.

Согласно выпискам из ЕГРИП Г. и П. были зарегистрированы в качестве индивидуальных предпринимателей 13 февраля 2015 г. и 3 октября 2014 г. соответственно.

Из налоговых деклараций, представленных за отчетные периоды в ИФНС от ИП <...> и ИП <...>, видно, что в них содержатся сведения о суммах налоговой базы по НДС, суммах НДС, подлежащих уплате в бюджет, суммах, подлежащих вычету. Данные налоговые декларации направлены в ИФНС с использованием электронного ключа представителя ООО «<...>» Фед-ва.

В книгах покупок ИП <...> имеются сведения о приобретении у ИП <...> товаров на основании счет-фактур: <...> 

В книгах продаж ИП <...> за указанный период либо отсутствуют сведения о реализации товара в адрес ИП <...>, либо имеются сведения о продаже иного товара по иным счет-фактурам, то есть данные в книге продаж ИП <...> расходятся с данными книги покупок ИП <...>. 

Актом камеральной налоговой проверки от 21 ноября 2016 г. установлено, что за 2 квартал 2016 г. установлено неправомерное завышение ИП <...> налоговых вычетов в размере <...> руб., что привело к занижению налоговой базы по налогу на добавленную стоимость за 2 квартал 2016 г., полученной на реализацию ТМЦ, что повлекло неуплату суммы налога на добавленную стоимость за 2 квартал 2016 г. по сроку 25 июля 2016 г., 25 августа 2016 г., 25 сентября 2016 г., налогоплательщику на доначисленную сумму налога начислены пени.

На основании решения № 131 от 27 апреля 2017 г. в привлечении к ответственности за налоговое правонарушение Г. отказано, так как налоговым органом установлено наличие формального руководства хозяйствующим субъектом. Номинальность индивидуального предпринимателя Г. подтверждена.

Заключением эксперта № 14 от 26 апреля 2017 г. установлено, что сумма не исчисленного и неуплаченного налога на добавленную стоимость ИП <...> за период с 1 января 2015 г. по 31 марта 2016 г. за исключением закупа товаров у ИП <...> составила <...> руб. Доля неуплаченного ИП <...> налога на добавленную стоимость по отношению к сумме всех налогов и (или) сборов, подлежащих уплате в бюджет, за указанный период составила 94,4 %. 

Согласно заключению № 35 от 16 ноября 2017 г., сумма не исчисленного и неуплаченного налога на добавленную стоимость ИП <...> за период с 1 января 2015 г. по 30 сентября 2016 г. за исключением закупа товаров у ИП <...> составила <...>

Из показаний эксперта Т. следует, что в ходе проведения экспертизы она установила сумму налоговых вычетов, которые должны быть заявлены ИП <...> в налоговых декларациях, и определила сумму налога, подлежащего уплате в бюджет и сумму не исчисленного налога. При этом она исследовала книги покупок, продаж и налоговые декларации, и, руководствуясь указанием следователя об исключении закупа по документам ИП <...>, соответственно из книги покупок исключала документы, которые ИП <...> отразила по операциям с ИП <...>. За период с 1 января 2015 г. по 31 марта 2016 г. согласно экспертизе № 35 была установлена сумма не исчисленного и неуплаченного налога на добавленную стоимость в размере <...> руб. Затем ей было поставлено условие рассчитать сумму налога, подлежащего уплате, и сумму не исчисленного налога по данным, отраженным в налоговой декларации, так как по правилам данные налоговых регистров (книга покупок и книга продаж) должны быть отражены в налоговой декларации. При исследовании она установила, что за 3 квартал 2015 г. данные налоговой декларации не соответствуют данным налоговых регистров. Из-за этого возникла разница в суммах, которая впоследствии была уточнена и составила <...> руб.

Суд обоснованно не нашел оснований к исключению из числа допустимых каких-либо доказательств, положенных в основу приговора, поскольку нарушений уголовно-процессуального закона при их получении не установлено. Суд правильно признал достоверными и не противоречащими друг другу показания свидетелей, поскольку они соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются другими доказательствами. Оснований для оговора осужденного свидетелями судом первой инстанции не установлено, не усматривает их и суд апелляционной инстанции.

Положенные судом в основу приговора заключения экспертов получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и являются допустимыми доказательствами, так как в достаточной степени аргументированы, не вызывают неясности или двойного толкования, основаны на результатах объективных экспертных исследований, проведенных в соответствии с правилами и методиками проведения экспертиз соответствующих видов.

Вопреки доводам жалобы уточнение экспертом Т. после проведения экспертизы суммы неисчисленного и неуплаченного налога на добавленную стоимость ИП <...> и доли неуплаченного НДС по отношению к сумме всех налогов, подлежащих уплате в бюджет, не ставит под сомнение обоснованность выводов, изложенных в заключении эксперта, и нарушений прав Фед-ва на защиту не влечет, поскольку не ухудшает его положение. 

Доводы жалобы о наличии служебной зависимости эксперта Т. от руководителей следственного органа, что исключает возможность проведения ею налоговой экспертизы, суд апелляционной инстанции считает необоснованными.

Исходя из положений Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции», а также приказа МВД России от 29 июня 2005 г. № 511 «Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации», экспертно-криминалистические подразделения органов внутренних дел Российской Федерации в соответствии с Перечнем родов (видов) судебных экспертиз производят экспертизы по уголовным делам, назначенные судом в связи с отсутствием возможности ее производства в ином государственном судебно-экспертном учреждении. Данный Перечень, в частности, предусматривает производство судебной налоговой экспертизы на предмет исследования исполнения обязательств по исчислению налогов и сборов.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правильно не усмотрел оснований подвергать сомнению заключения эксперта, не находит таких оснований и суд апелляционной инстанции.

Вопреки доводам жалобы показания осужденных Фед-ва и Сух-вой об осуществлении П. контроля за деятельностью ИП <...>получили в приговоре надлежащую оценку и обоснованно признаны недостоверными, поскольку опровергаются совокупностью исследованных доказательств по делу. Оснований давать иную оценку этим показаниям у суда апелляционной инстанции не имеется.

О наличии предварительного сговора между Фед-вым и Сух-вой свидетельствуют их согласованные совместные действия по открытию ИП <...> и ИП <...>, осуществление предпринимательской деятельности по продаже строительного материала и песка с карьера, куда имел свободный доступ Фед-в, оформление налоговых деклараций Сух-вой и их последующая передача с использованием электронно-цифровой подписи ООО «<...>», руководителем которой являлся Фед-в, а также показания свидетелей о наличии контактов по осуществлению предпринимательской деятельности ИП <...> непосредственно с Фед-вым и Сух-вой и о даче Фед-вым распоряжений по отгрузке песка с карьера от имени ИП <...>. 

Таким образом, установленные судом фактические обстоятельства свидетельствуют об умышленных действиях Фед-ва по предварительному сговору с Сух-вой при осуществлении предпринимательской деятельности от имени ИП <...>, направленных на уклонение от уплаты налогов путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, в крупном размере.

Вопреки доводам апелляционной жалобы описание преступного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 198 УК РФ, признанного судом доказанным, соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ и содержит описание преступных действий Фед-ва в уклонении от уплаты налогов, с указанием места, времени, способа совершения, формы вины, мотива, цели и последствий преступления.

Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона с предоставлением возможности сторонам в равной степени реализовать свои процессуальные права. Все представленные сторонами доказательства судом были исследованы, им дана надлежащая оценка в приговоре. Все заявленные ходатайства были рассмотрены, по ним судом приняты решения в установленном законом порядке. 

Указание в протоколе судебного заседания на то, что документы из материалов уголовного дела обозревались судом, на что указано в апелляционной жалобе, не ставит под сомнение то обстоятельство, что эти документы были оглашены в судебном заседании в соответствии со ст. 285 УПК РФ. 

В соответствии со ст. 36 УПК РФ споры о подсудности между судами не допускаются. Любое уголовное дело, переданное из одного суда в другой в порядке, установленном статьями 34 и 35 настоящего Кодекса, подлежит безусловному принятию к производству тем судом, которому оно передано.

В связи с этим доводы жалобы о нарушении правил подсудности при рассмотрении уголовного дела суд апелляционной инстанции находит необоснованными, поскольку дело было направлено в Звериноголовской районный суд по подсудности по постановлению судьи Кетовского районного суда от 6 июня 2019 г., которое сторонами не обжаловалось. 

Правовая оценка действиям Фед-ва по ч. 1 ст. 198 УК РФ дана судом правильно.

Наказание Фед-ву по этой статье назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 43, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, данных о личности виновного, и является справедливым.

С учетом истечения сроков давности уголовного преследования суд обоснованно освободил Фед-ва от назначенного наказания в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Оснований не согласиться с данным выводом суда суд апелляционной инстанции не находит.

Гражданский иск ИФНС России № 7 по <...> разрешен судом правильно в соответствии с требованиями закона. Отсутствие в судебном заседании представителя ИФНС России № 7 по <...> не ставит под сомнение выводы суда об удовлетворении заявленных инспекцией исковых требований, которые в судебном заседании поддержал государственный обвинитель. 

Вместе с тем приговор в части осуждения Фед-ва и Сух-вой по ч. 3 ст. 174.1 УК РФ подлежит отмене в связи с неправильным применением уголовного закона (ст. 389.18 УПК РФ).

Судом установлено, что Фед-в и Сух-ва, действуя группой лиц по предварительному сговору, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами, добытыми ими в результате совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 198 УК РФ, совершили с указанными денежными средствами финансовые операции на введение денежных средств в гражданский оборот и предпринимательскую деятельность, а именно часть денежных средств перечислили в качестве заработной платы на лицевой счет К., не осведомленного о преступных намерениях Фед-ва и Сух-вой, который использовал их в качестве погашения обязательств Фед-ва перед ним и П., а также часть денежных средств перечислили в качестве заработной платы на лицевой счет П., после чего их обналичили и распорядились по своему усмотрению.

Эти действия Фед-ва и Сух-вой были квалифицированы судом по п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ.

Между тем, согласно ст. 3 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» под легализацией доходов, полученных преступным путем, понимается придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученным в результате совершения преступления, то есть совершение действий с доходами, полученными от незаконной деятельности таким образом, чтобы источники этих доходов казались законными, а равно действий, направленных на сокрытие незаконного происхождения таких доходов.

При этом, по смыслу закона, для решения вопроса о наличии состава преступления, предусмотренного ст. 174.1 УК РФ, необходимо установить, что лицо совершило указанные финансовые операции и другие сделки с денежными средствами, добытыми именно в результате совершения преступлений, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными средствами.

Однако в приговоре отсутствуют данные, свидетельствующие о том, что денежные средства, перечисленные на лицевые счета К. и П., были добыты Фед-вым и Сух-вой именно в результате совершения какого-либо преступления.

Одно лишь суждение суда первой инстанции о том, что эти денежные средства Фед-в и Сух-ва приобрели в результате уклонения от уплаты налогов, в связи с чем их действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 198 УК РФ и п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ, не основано на законе и противоречит установленным судом обстоятельствам, согласно которым денежные средства в сумме <...> руб. находились в пользовании Фед-ва и Сух-вой еще до момента, когда подлежали уплате их в качестве налога, и являлись доходом, полученным ими от предпринимательской деятельности ИП <...>.

Само по себе использование этих денежных средств путем перечисления на лицевые счета К. и П. не может свидетельствовать о их легализации. Данные финансовые операции являлись лишь способом обналичивания денежных средств, находящихся в пользовании Фед-ва и Сух-вой от осуществляемой ими предпринимательской деятельности ИП <...>. 

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения Фед-ва и Сух-вой по п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ подлежит отмене с прекращением уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в их деянии состава преступления.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20, 389.21, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л:

приговор Звериноголовского районного суда Курганской области от 29 мая 2019 г. в отношении Фед-ва Дмитрия Валерьевича и Сух-вой Марии Леонидовны в части осуждения по п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ отменить и уголовное дело в этой части производством прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Признать за Фед-вым Д.В. и Сух-вой М.Л. в этой части право на реабилитацию на основании ст. 134 УПК РФ. 

Меру пресечения в отношении Фед-ва Д.В. и Сух-вой М.Л. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении – отменить.

В остальном приговор в отношении Фед-ва Д.В. и Сух-вой М.Л. оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения. 

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты