Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Верховный Суд РФ » Допрос эксперта вместо производства дополнительной или повторной экспертизы, для назначения которой имеются основания, не допускается. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 10.03.2022 № 7-УД22-1-К2

Допрос эксперта вместо производства дополнительной или повторной экспертизы, для назначения которой имеются основания, не допускается. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 10.03.2022 № 7-УД22-1-К2

10 март 2022
525
* * *

Между тем, принимая в качестве доказательства заключение судебно-медицинского эксперта № 179 от 9 апреля 2020 года (т. 2 л.д. 131-132), суд не принял во внимание, что в соответствии со ст. 80 УПК РФ заключение эксперта - это представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами. 

Требования к заключению эксперта содержатся в ст. 204 УПК РФ. При этом, в заключении эксперта, согласно п.п. 9,10 ч.1 ст. 204 УПК РФ, должны быть указаны содержание и результаты исследований с обозначением примененных методик, а также выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование. 

Положения ст. 25 Федерального закона от 31.05.2001 г. № 73-ФЗ « О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» также требуют, чтобы в заключении эксперта были приведены содержание и результаты исследований, с указанием примененных методов. 

Согласно ст. 8 этого же закона, заключение эксперта должно основываться на таких положениях, которые давали бы возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных экспертом выводов. 

Из заключения эксперта должно быть понятно, как получены и на чем основываются сделанные экспертом выводы, а также должна быть понятна примененная им методика, приведенные в заключении эксперта научно обоснованные методики исследования не должны вызывать никаких сомнений у суда при разрешении уголовного дела. 

Отвечая на постановленный перед экспертом в постановлении о назначении судебно-медицинской экспертизы вопрос о степени тяжести причиненных потерпевшей К. тесных повреждений, эксперт, в своем заключении № 179 от 9 апреля 2020 года сделал вывод о том, что имеющаяся у потерпевшей К. травма таза: перелом вертлужной впадины (с переломом лобковой, подвздошной и седалищной кости) с нарушением опорной функции нижней конечности, относится к повреждениям, причиняющим тяжкий вред здоровью. 

Между тем, сделав вывод о характере и тяжести причиненных потерпевшей телесных повреждений, эксперт в исследовательской части заключения не указал методы, применяемые им, научно обоснованные методики и не отразил содержание, ход и результаты исследований по данному вопросу, что не дает возможность суду проверить сделанные экспертом выводы.

Как следует из разъяснений, данных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года № 28, невозможность уяснения методики исследования означает недостаточную ясность заключения эксперта, что в соответствии с ч.1 ст. 207 УПК РФ является основанием для проведения дополнительной экспертизы, поручаемой тому же или другому эксперту (п. 13). Заключение эксперта, в котором не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования, является необоснованным и в этом случае, согласно ч.2 ст. 207 УПК РФ может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту (п. 15). 

Как усматривается из материалов дела, при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции стороной защиты были высказаны сомнения относительно обоснованности выводов эксперта о причинении потерпевшей тяжкого вреда здоровью, при отсутствии указания экспертом конкретных критериев, на основании которых им был сделан указанный вывод. 

Данные обстоятельства послужили основанием для вызова и допроса в судебном заседании суда апелляционной инстанции эксперта Е. 

Между тем, из протокола судебного заседания усматривается, что вместо разъяснения данного им заключения, экспертом были даны подробные показания относительно методик, медицинских критериев и иных клинических признаков, руководствуясь которыми он сделал вывод о наличии у потерпевшей тяжких телесных повреждений и которые отсутствовали в исследовательской части его заключения. 

Суд апелляционной инстанции, ссылаясь на показания эксперта Е , отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты о проведении повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы, которая бы в полной мере устранила сомнения в обоснованности заключения эксперта и отразила бы медицинские критерии и основания для определения тяжести вреда здоровью потерпевшей. 

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции, принимая указанное решение, не учел, что в соответствии с ч.1 ст. 282 УПК РФ, а также в соответствии с п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2017 года № 51 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции», эксперт, давший заключение в ходе предварительного расследования, может быть вызван для допроса в судебном заседании лишь в целях разъяснения и дополнения данного им заключения. 

При этом допрос эксперта вместо производства дополнительной или повторной экспертизы, для назначения которой имеются основания, не допускается. 

При изложенных обстоятельствах, Судебная коллегия приходит к выводу, что оспариваемые судебные решения не отвечают в полной мере требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ, они подлежат отмене с передачей уголовного дела в отношении Г-ва на новое рассмотрение в суд первой инстанции, в ходе которого следует учесть изложенные выше обстоятельства, а также иные приведенные в кассационной жалобе доводы и принять обоснованное и мотивированное решение.

* * *

Похожая практика: