Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Вывод о том, что ООО не вели реальной деятельности, основан на показаниях оперуполномоченного, которые представляют оценку материалов, что вправе делать только суд. Апелляционное постановление Костромского областного суда от 12.04.2018 № 22-217/18

Судебная коллегия по уголовным делам Костромского областного суда в составе председательствующего Николаевой Е.И., с участием прокурора отдела прокуратуры Костромской области Шешиной Н.С., осужденного Кв-зе И.Р., защитника – адвоката Улыбиной О.А., при секретаре Политовой О.М., рассмотрела в открытом судебном заседании материалы дела по апелляционной жалобе адвоката Улыбиной О.А. на приговор Свердловского районного суда г. Костромы от 01 февраля 2018 года, которым Кв-зе И.Р., ДД.ММ.ГГГГ рождения, уроженец <данные изъяты>, не судимый,     осужден по ч.1 ст. 198 УК РФ - к штрафу в размере 120 тысяч рублей с рассрочкой выплаты штрафа на 12 месяцев и внесением в федеральный бюджет ежемесячно не менее 10 тысяч рублей, решена судьба вещественных доказательств,
УСТАНОВИЛА:
    
Приговором суда Кв-зе И.Р. признан виновным в том, что, являясь в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ индивидуальным предпринимателем, зарегистрированным по адресу <адрес>, в указанный период применял специальный налоговый режим – систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход (далее - ЕНВД) для отдельных видов деятельности по виду деятельности – оказание автотранспортных услуг по перевозке грузов. При этом Кв-зе И.Р. имел право не исчислять и не уплачивать налог на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) при условии осуществления им вида деятельности, предусмотренного ст. 346.26 НК РФ и получения им дохода именно от этой деятельности.

Однако, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Кв-зе И.Р., не осуществляя заявленную им предпринимательскую деятельность по оказанию каких-либо транспортных услуг для ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты>, получил от неустановленных лиц, действовавших от имени этих юридических лиц, за деятельность, не связанную с предпринимательской, на свои расчетные счета в КБ <данные изъяты> (ЗАО) и ПАО <данные изъяты> доход в виде денежных средств в общей сумме <данные изъяты> рублей, с которого в силу ст.ст. 207, 208 НК РФ был обязан уплатить налог на доходы физических лиц в размере 13%. Однако, Кв-зе И.Р., действуя умышленно в нарушение требований ст.ст. 209, 229 НК РФ, не представил в установленный законом срок – до ДД.ММ.ГГГГ в ИФНС по <данные изъяты>, расположенную по адресу <адрес>налоговую декларацию по НДФЛ за <данные изъяты> год и в установленный ст. 227 НК РФ срок – до ДД.ММ.ГГГГ не уплатил в бюджет налог на доходы физических лиц в сумме <данные изъяты> рублей.
    
В продолжение своих действий Кв-зе И.Р. в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, не осуществляя заявленную им и подлежащую налогообложению по ЕНВД предпринимательскую деятельность по оказанию каких-либо транспортных услуг для ООО <данные изъяты>», получил от неустановленных лиц, действовавших от имени этого юридического лица, на свои расчетные счета в тех же банках за деятельность, не связанную с предпринимательской, доход в виде денежных средств в сумме <данные изъяты>рублей, с которого был обязан уплатить налог на доходы физических лиц в размере 13%. Однако, Кв-зе И.Р., действуя умышленно в нарушение вышеупомянутых норм НК РФ, в установленный законом срок – до ДД.ММ.ГГГГ не представил в ИФНС г. Костромы налоговую декларацию по НДФЛ за <данные изъяты> год и установленный законом срок – до ДД.ММ.ГГГГ не уплатил в бюджет налог на доходы физических лиц в сумме <данные изъяты> рублей.
    
Таким образом, Кв-зе И.Р. в пределах трех финансовых лет подряд за 2 налоговых периода умышленно уклонился от уплаты налога на доходы физических лиц в сумме <данные изъяты> рублей, что превышает 10% подлежащих уплате сумм налогов и является крупным размером.
    
В апелляционной жалобе адвокат Улыбина О.М. в интересах осужденного просит приговор суда отменить, а Кв-зе И.Р. оправдать, поскольку:
    
показания Кв-зе по делу достаточной совокупностью доказательств не опровергнуты. Он пояснил, что поскольку у него не было своего транспорта, он в средствах массовой информации искал заказы на грузоперевозки и предложения об оказании транспортных услуг, с владельцами автотранспорта заключал договоры аренды автомобилей с экипажем, договоры на оказание транспортных услуг заключал через электронную переписку и путем почтовых отправлений, и таким образом оказывал транспортные услуги,
    
из показаний свидетелей А. и Г. в суде следует, что они проводили выездную налоговую проверку ИП Кв-зе, но только лишь за <данные изъяты>-<данные изъяты> годы, за иные периоды проверок в отношении него не проводилось, ООО <данные изъяты> им не знакомо, этот контрагент Кв-зе ими не проверялся. При таких обстоятельствах суд необоснованно сослался на показания этих свидетелей как на доказательства вины Кв-зе;
    
показания свидетеля П. не отвечают признаку относимости, этот свидетель давал показания о своем отношении к ООО «<данные изъяты>», в то время как Кв-зе не обвинялся в уклонении от уплаты налогов с полученных от такой фирмы денежных средств. Также неотносимыми являются упомянутые в приговоре в качестве доказательства результаты налоговой проверки, проведенной в <данные изъяты> в отношении Кв-зе, к вменяемому ему периоду уклонения от уплаты налогов ее результаты никакого отношения не имеют;
    
судом оглашены показания неявившегося в судебное заседание свидетеля Г.1 вопреки возражениям защиты, чем суд нарушил требования уголовно-процессуального закона, кроме того, Кв-зе в ходе предварительного следствия не была предоставлена возможность оспорить показания этого свидетеля;

Кв-зе вменялось в вину получение денежных средств от ООО <данные изъяты>», однако, каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что этот контрагент не заключал с Кв-зе договоров на оказание транспортных услуг по делу нет, фактически выводы суда о виновности Кв-зе основаны лишь на том, что указанные в приговоре юридические лица не вели хозяйственной деятельности, тем самым суд перекладывает их вину на Кв-зе,
    
суд необоснованно признал содеянное Кв-зе продолжаемым преступлением.
    
В возражениях на жалобу государственный обвинитель Силанова К.С. полагает приговор суда законным и обоснованным, просит оставить его без изменения.
    
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав прокурора, полагавшего приговор суда законным и обоснованным, осужденного и его защитника, подержавших жалобу, судебная коллегия приходит к следующим выводам.
    
Факт получения Кв-зе И.Р. в указанный в приговоре период времени от лиц, действовавших от имени ООО <данные изъяты>», ООО «<данные изъяты> и ООО <данные изъяты>», денежных средств в указанных в приговоре суммах по делу доказан и под сомнение никем не ставится.
    
Признавая же Кв-зе И.Р. виновным в уклонении от уплаты с указанных денежных средств налога на доходы физических лиц, суд основывался на том, что перечисленные организации в <данные изъяты> и <данные изъяты> годах в действительности не осуществляли какой-либо реальной хозяйственной предпринимательской деятельности и не получали каких-либо транспортных услуг, соответственно, не получали их и от Кв-зе И.Р., а потому последний их и не оказывал.

В обоснование этого вывода суд сослался в приговоре на показания свидетелей А.., Г.., К.., Т.., П.., Г.1., Б.., иные документы и заключения экспертов.

Вместе с тем, при исследовании перечисленных доказательств и их оценке суд допустил такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые не позволяют признать постановленный приговор законным и обоснованным.

Так, суд при отсутствии согласия защиты принял решение об оглашении показаний свидетеля Г.1 (по документам – директора ООО <данные изъяты>») на основании п.5 ч.2 ст. 281 УПК РФ, то есть в связи с тем, что в результате принятых мер установить его место нахождения для вызова в судебное заседание не представилось возможным.

Помимо того, что из материалов дела не следует, что судом принимались исчерпывающие меры для установления места нахождения свидетеля Г.1 и его вызова для допроса (в частности, нет в деле сведений о предпринятых судом мерах к извещению Г.1 по имеющимся в деле номерам его телефонов), в приговоре суда отсутствуют какие-либо выводы относительно соблюдения перечисленного в ч.2.1 ст. 281 УПК РФ условия, согласно которому в случаях, предусмотренных пунктами 2-5 части 2 той же статьи УПК РФ, решение об оглашении показаний свидетеля может быть принято судом лишь при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами. В судебном заседании этот вопрос также не обсуждался.
    
Излагая в приговоре существо показаний свидетелей А.. и Г.., суд указал, что они являются сотрудниками налоговой службы, принимали участие в проведении проверок деятельности ИП Кв-зе за период <данные изъяты>-<данные изъяты> годы, в результате чего выяснили, что в этот период им использовался специальный режим налогообложения – ЕНВД, на его расчетный счет поступали денежные средства от различных организаций, в числе которых были ООО <данные изъяты>», ООО <данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>», однако результаты запросов налогового органа по месту регистрации этих юридических лиц свидетельствовали о том, что они не вели никакой деятельности, по адресам регистрации не находились, предоставляли нулевую отчетность.

В действительности же, как следует из протокола судебного заседания, в суде А. и Г. давали существенно другие показания. Они показали, что помнят из числа юридических лиц, перечислявших деньги на счета ИП Кв-зе, только «ООО <данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» (так назвала его свидетель А., а свидетель Г.помнит его как ООО «<данные изъяты>»), пояснили, что никаких налоговых проверок за период <данные изъяты>-<данные изъяты> годы в отношении Кв-зе не проводилось, про фирмы «<данные изъяты>» и <данные изъяты> им ничего не известно, никаких запросов в отношении этих юридических лиц налоговым органом никуда не направлялось.

Таким образом, свидетели не давали в судебном заседании тех показаний, которые в нарушение ч.3 ст. 240 УПК РФ положены судом в обоснование приговора. Из их показаний, зафиксированных в протоколе судебного заседания, не следует, что им известны какие-либо обстоятельства, связанные с осуществлением в <данные изъяты> и <данные изъяты> году ИП Кв-зе И.Р. предпринимательской деятельности, а равно с организацией в этот период времени деятельности ООО <данные изъяты>», ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты>

В этой связи не соответствует материалам дела и вывод суда о том, что поводом для возбуждения уголовного дела в отношении Кв-зе И.Р. являлись сведения о совершенном преступлении, полученные в ходе налоговой проверки, проведенной налоговым органом, по результатам которой ИФНС России по <данные изъяты> пришла к выводу, что денежные средства, поступившие на счета Кв-зе от вышеназванных организаций, являются его личным доходом, который является объектом налогообложения в соответствии с главой 23 НК РФ.

В действительности поводом для возбуждения уголовного дела послужил рапорт следователя, составленный по результатам проверки поступившего к нему из <данные изъяты> УМВД России по <данные изъяты> области материала, а по результатам упомянутой налоговой проверки в отношении Кв-зе И.Р. следствием принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела ( т.№ л.д. №-№).

Таким образом, вопреки изложенному в приговоре никакой налоговой проверки по изложенным в приговоре фактам налоговым органом не проводилось и какие-либо выводы по ее результатам не формулировались.

В приговоре суда ссылок на заключения каких-либо экспертиз по исследованию документов, касающихся фактического осуществления деятельности, в частности, ООО <данные изъяты> или ООО <данные изъяты>», не имеется. В заключении проведенной по делу экономической экспертизы таких сведений нет, ее целью было лишь исчисление сумм, поступивших на счета Кв-зе, и расчет сумм НДФЛ с них.

Показания свидетеля П.., а равно исследованные судом заключения эксперта по поводу подлинности договора перевозки грузов от ДД.ММ.ГГГГ между ИП Кв-зе и ООО <данные изъяты>», подлежали судебной оценке прежде всего с точки зрения относимости, однако выводов по этому вопросу в приговоре нет, каким образом показания этого свидетеля и указанные экспертные выводы подтверждают вину Кв-зе в предъявленном ему обвинении, из приговора неясно, хотя в приговоре об этом утверждается.
    
Сомнений в относимости к делу показаний свидетеля Т., которая числится по документам директором ООО <данные изъяты>», а равно в упомянутом судом в приговоре заключении экспертизы по исследованию подлинности договора перевозки грузов от ДД.ММ.ГГГГ между ИП Кв-зе и ООО <данные изъяты> нет, не приведено таковых и в апелляционной жалобе. Однако про ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> и их взаимоотношения с ИП Кв-зе этот свидетель, судя по приговору, также ничего не знает.

Как видно из приговора, ничего не пояснил о деятельности упомянутых в нем юридических лиц и свидетель Б.

Таким образом, можно заключить, что вывод суда о том, что перечисленные в приговоре ООО не осуществляли реальной хозяйственной деятельности основан главным образом на показаниях свидетеля К. – оперуполномоченного <данные изъяты> УМВД России по <данные изъяты> области.

Однако, показания этого свидетеля представляют из себя оценку материалов доследственной проверки и результатов расследования настоящего уголовного дела, в производстве чего он сам же и принимал участие. Приводя показания такого свидетеля в приговоре в качестве доказательства обвинения, суд не учел, что в соответствии с нормами главы 39 УПК РФ указанная оценка находится в исключительной компетенции суда и не может быть поручена иным лицам в какой бы то ни было форме, в том числе в форме свидетельских показаний.

С учетом этого, утверждения свидетеля о результатах проведенного им анализа финансово-хозяйственных документов ООО <данные изъяты>, ООО <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> могли быть приняты во внимание судом только в том случае, если бы суд сам исследовал такие документы и именно так убедился в том, что показания свидетеля соответствуют действительности.

При таких обстоятельствах суд обязан был предложить стороне обвинения, представившей показания этого свидетеля в качестве доказательства, представить суду для исследования и те документы, на которые свидетель ссылался как на источник известной ему информации. Однако, в протоколе судебного заседания, а равно в приговоре суда нет никаких упоминаний об исследовании и оценке непосредственно судом хотя бы одного документа, отражающего сведения о финансово-хозяйственной деятельности вышеназванных организаций, в том числе о том, что они, как утверждал свидетель, имели признаки «фирм-однодневок», предоставляли нулевую отчетность и т.д.

Таким образом, поскольку допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, могли повлиять на принятие итогового решения по существу предъявленного Кв-зе И.Р. обвинения в целом, приговор суда подлежит отмене.

Вместе с тем, требования адвоката об оправдании Кв-зе И.Р. суд апелляционной инстанции считает преждевременными, такое решение может быть принято по делу, но лишь после устранения всех перечисленных нарушений закона и в зависимости от результатов судебных действий по их устранению. Устранить же указанные нарушения самостоятельно судебная коллегия возможности не имеет, поскольку для их устранения требуется проведение нового судебного разбирательства в полном объеме и повторная оценка всех доказательств, представленных в обоснование виновности Кв-зе И.Р., что в задачи суда апелляционной инстанции не входит. В этих целях судебная коллегия полагает необходимым направить уголовное дело для нового разбирательства в суд первой инстанции.

При новом судебном разбирательстве суду необходимо принять меры к проверке обоснованности предъявленного Кв-зе И.Р. обвинения в полном объеме, для чего следует принять исчерпывающие меры для организации допроса свидетелей в судебном заседании, а при принятии решений об оглашении их показаний проверить соблюдение предусмотренных для этого законом условий. При допросе свидетелей следует выяснить у них существенные для дела обстоятельства и отразить содержание их показаний в итоговом решении так, как это фактически имело место в ходе судебного заседания. При необходимости следует истребовать у свидетелей или стороны, ходатайствовавшей об их допросе, те документы, на которых основываются их показания. Принимая итоговое решение по делу, следует оценить все исследованные доказательства в совокупности и сделать вывод о их достаточности или недостаточности для подтверждения совершения Кв-зе И.Р. всего объема тех действий, в которых он обвиняется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

ПОСТАНОВИЛА:
    
Приговор Свердловского районного суда г. Костромы от 01 февраля 2018 года в отношении Кв-зе И.Р. отменить, материалы дела направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
Формула защиты
Мы в соцсетях