Рапорт оперативного сотрудника об обнаружении признаков преступления не является доказательством, а только поводом для возбуждения дела. Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 07.04.2021 № 22-1553/21

Статья 199 УК РФ / 986 / Печать
Судебная коллегия по уголовным делам Ставропольского краевого суда в составе председательствующего Соловьева В.А., судей Дика Д.Г. и Кондратенко Д.Н. при помощнике судьи Молчановой Н.В., секретаре Стрельниковой И.А., с участием прокурора Кривцовой А.Н., осужденного М-на Л.В., адвоката Подколзина Д.А. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы адвоката Подколзина Д.А. и осужденного М-на Л.В. на приговор Промышленного районного суда города Ставрополя от 25 февраля 2020 г., которым
М-н Л.В., несудимый; осужден по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года в исправительной колонии общего режима.

Осужденный М-н Л.В. взят под стражу в зале суда.

Срок наказания постановлено исчислять со дня вступления приговора в законную силу, с зачетом в срок отбытия наказания, время содержания М-на Л.В. под стражей по день вступления приговора в законную силу, из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

Взыскано с М-на Л.В. в пользу Российской Федерации ------

Решен вопрос о судьбе вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Дика Д.Г. об обстоятельствах дела и доводах апелляционных жалоб, выслушав выступления участников процесса, судебная коллегия

установила:

М-н Л.В. признан виновным в уклонении от уплаты организацией в бюджет Российской Федерации налога на добавленную стоимость на общую сумму ---- рубля ---- копеек, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере.

Преступление совершено в период времени с ---- 2015 г. по ---- 2016 г., при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Подколзин Д.А. считает приговор незаконным, необоснованным, просит его изменить, назначить М-ну Л.В. наказание, не связанное с лишением свободы; исковое заявление заместителя прокурора Промышленного района г. Ставрополя о взыскании с М-на Л.В. неуплаченных налогов и сборов в размере 145 570 493 рублей, оставить без рассмотрения; в порядке ч. 1.1 ст. 389.6 УПК РФ исследовать заключение эксперта № ---- налоговой судебной экспертизы от 17 декабря 2018 г., а также приложения к ходатайству о назначении дополнительной экспертизы.

Указывает, что основным доказательством по делу является заключение эксперта отдела криминалистики СУ Следственного комитета РФ по Ставропольскому краю Скрипка Л.П. № --- от 17 декабря 2018 г., согласно которому сумма неисчисленного и неуплаченного налога на добавленную стоимость ООО «----» по состоянию на 26 сентября 2016 г. составляет ---- рубля. Считает, что поручение производства экспертизы эксперту С.Л.П. противоречит требованиям уголовно-процессуального законодательства РФ, так как этого эксперта нельзя считать независимым и неподконтрольным; С.Л.П. не является экспертом негосударственного судебно-экспертного учреждения, поскольку не работает в некоммерческой организации, созданной в соответствии с ГК РФ и Федеральным законом «О некоммерческих организациях», в связи с чем может являться лицом, не работающим в судебно-экспертных учреждениях, но обладающим специальными познаниями, то есть является специалистом, что не позволяет поручение производства экспертизы по данному уголовному делу С.Л.П.; стороной защиты в суде первой инстанции было заявлено ходатайство о признании недопустимым доказательством заключения эксперта № --- от 17 декабря 2018 г., однако оно было оставлено без удовлетворения; в судебном заседании стороной защиты 20 августа 2019 г. был представлен ответ ИП Ш.В.А. на адвокатский запрос о правильности исчисления ООО «----» налога на добавленную стоимость в период 2 квартал 2015 г. - 2 квартал 2016 г., а также обоснованности применения в указанном периоде налоговых вычетов по операциям с ООО «----» и ООО «-----»; данный адвокатский запрос был обусловлен тем, что Ш. в указанный выше период, являясь индивидуальным аудитором, состоявшим в СРО «-----», оказывал ООО «-----» услуги по контролю финансовой информации на основании договора № ---от 01 апреля 2015 г. В выводах ответа на запрос Ш.В.А. указывает, что «неисчисленного и неуплаченного ООО «----» налога на добавленную стоимость за период 2 квартал 2015 г. - 2 квартал 2016 г. по состоянию на 26 сентября 2016 г. с учетом результатов исследования, не выявлено; налог на добавленную стоимость исчислен верно, в полном объеме»; кроме того, стороной защиты в качестве доказательств было представлено 2 аудиторских заключения за 2015 и 2016 год, допрошенный в судебном заседании в качестве специалиста Ш. пояснил, что он проводил аудиторскую проверку в 2015 и 2016 году в отношении ООО «----» и подтвердил свои выводы. Таким образом, в уголовном деле имеются 2 противоречащих друг другу доказательства: с одной стороны – это заключение налоговой судебной экспертизы № --- от 17 декабря 2018 г., с другой – аудиторские проверки, ответ на адвокатский запрос и показания в качестве специалиста Ш.В.А.; ввиду того, что заключение эксперта С.Л.П. № ---- и выводы аудитора Ш.В.А. противоречат друг другу, стороной защиты было заявлено ходатайство о назначении повторной налоговой судебной экспертизы, которое было оставлено без удовлетворения.

Полагает, что при вынесении приговора суд первой инстанции не в полной мере учел данные о личности подсудимого и смягчающие вину обстоятельства, а именно то, что М-н Л.В. частично признал свою вину, ранее не судим, характеризуется положительно, на его иждивении находится малолетний ребенок.

Считает необоснованным удовлетворение искового заявления заместителя прокурора Промышленного района г. Ставрополя о взыскании с М-на неуплаченных налогов и сборов в размере --- рублей, так как ООО «---» до настоящего времени не ликвидировано, процедура банкротства не проводится и не проводилась, каких-либо требований от налоговых органов в адрес общества не поступало, требования о взыскании налоговой задолженности должны предъявляться к ООО «----» в порядке гражданского судопроизводства.

В апелляционной жалобе осужденный М-н Л.В. не согласен с приговором в части назначенного наказания и просит его изменить, назначить наказание, не связанное с лишением свободы. Полагает, что суд при назначении наказания не в полной мере учел данные о его личности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав участников процесса, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Вопреки доводам апелляционных жалоб судебная коллегия признает основанными на принятых и приведённых в обжалуемом приговоре доказательствах выводы суда о наличии вины осужденного М-на Л.В. в совершении преступления, за которое он осужден.

В судебном заседании М-н Л.В. вину в совершении инкриминируемого деяния признал частично, показав, что является учредителем и директором ООО «----». В 2015-2016 гг. ООО «----» работало с ООО «----» и ООО «-----» - приобретало у данных организаций зерно. Расчет за зерно всегда производился безналично, путем перечисления денежных средств на банковские счета. При заключении договоров с данными организациями документы на предмет добросовестности фирм не проверял, сведения не запрашивал, узнал о существовании фирм от знакомых. С директорами этих фирм он встречался лично для заключения договоров. Договоры подписывались в машине, в офисы фирм он не заходил. В ходе следствия выяснилось, что директора фирм – не те люди, которые подписывали договоры. Допускает, что могли быть какие-то нарушения с его стороны в области налогового законодательства, но на сумму не более 10 000 000 рублей.

Виновность осужденного М-на Л.В. подтверждается следующими доказательствами:

- показаниями свидетеля С.(Ч.) О.Ю. о том, что она работает на АЗК в должности оператора-кассира. Она никогда не являлась учредителем или директором ООО «----», доверенности на представление интересов указанной организации никому не выдавала, документы по ведению деятельности данного ООО не подписывала. Директор ООО «----» М-н Л.В. ей неизвестен.

- показаниями свидетеля П.М.А., который пояснил, что работает в ----- в должности водителя. Ранее на него были зарегистрированы фирмы, названий не помнит. Впоследствии бизнес продал, поскольку коммерческая деятельность не задалась. Он никогда не занимался финансово-хозяйственной деятельностью от имени ООО «---», документов, в том числе договоров, не подписывал;

- показаниями свидетеля Г.М.В. об обстоятельствах собирания материала проверки, по результатам которой был составлен рапорт об обнаружении признаков преступления;

- показаниями свидетеля Л.Т.Б. по обстоятельствам возбуждения уголовного дела в отношении М-на Л.В.;

- заключением почерковедческой судебной экспертизы № --- от 14 декабря 2018 г., согласно которой подписи от имени П.М.И. в графах «руководитель организации» и «директор» в представленных на исследование счетах-фактурах между продавцом ООО «---» и покупателем ООО «----» выполнены не П.М.И. Подписи от имени Ч.О.Ю. в графах «директор» в представленных на исследование счетах-фактурах между продавцом ООО «----» и покупателем ООО «----» выполнены не Ч.О.Ю.;

- заключением эксперта № ---- от 17 декабря 2018 г. из которого следует, что в результате отражения в бухгалтерском и налоговом учете фиктивных взаимоотношений с ООО «----» и ООО «-----» ООО «----» в период времени со второго квартала 2015 года по 2 квартал 2016 года допустило уклонение от уплаты в бюджет РФ налога на добавленную стоимость в размере ---- рублей ---- копеек, что составляет 98,25 % от общей суммы подлежащих уплате налогов за указанный период, что в соответствии с примечанием к статье 199 УК РФ является особо крупным размером;

- а также протоколами предъявления лица для опознания от 11 и 31 октября 2018 г., согласно которым подозреваемому М-ну Л.В. были предъявлены для опознания свидетелей С. (Ч.) О.Ю. и П.М.А., которые опровергли пояснения М-на Л.В. на предварительном следствии о том, что он лично знаком с ними;

другими протоколами процессуальных и следственных действий, вещественными доказательствами.

Оценка заключениям экспертиз, данная судом первой инстанции и приведенная в обжалуемом приговоре, соответствует ст. 88 УПК РФ.

Данные экспертизы выполнены специалистами, имеющими необходимую квалификацию, предупрежденным об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Проведение экспертного исследования экспертом отдела криминалистики следственного управления Следственного комитета России по Ставропольскому краю С.Л.П., вопреки доводам жалобы адвоката, не противоречит требованиям Федерального закона Российской Федерации от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» № 73-ФЗ. Указанный эксперт является лицом, уполномоченным в соответствии с действующим законодательством, давать заключения по вопросам, относящимся к его компетенции.

Так, в период дачи заключения, производство экспертиз осуществлялось в соответствии с п. 2 ст. 11 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», согласно которому в течение переходного периода, установленного Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации», организация и производство судебной экспертизы могут осуществляться экспертными подразделениями федерального государственного органа, осуществляющего в соответствии с законодательством Российской Федерации полномочия в сфере уголовного судопроизводства. В случае, если производство судебной экспертизы поручается указанным экспертным подразделениям, они осуществляют функции, исполняют обязанности, имеют права и несут ответственность, которые предусмотрены для государственных судебно-экспертных учреждений.

Выводы заключения ясны и понятны, суд первой инстанции правильно не усмотрел оснований в них сомневаться. Соблюдение требований ст. 204 УПК РФ при составлении экспертного заключения судом первой инстанции проверено. Нарушений требований данной нормы закона не установлено правильно, с чем соглашается и суд апелляционной инстанции.

Доводы защиты о том, что заключение эксперта является недостоверным, поскольку при исследовании не использовалась первичная документация по сделкам с контрагентами ООО «----» ООО «----» несостоятельны.

Неиспользование первичной документации при проведении экспертизы само по себе не влечет за собой недостоверности выводов заключения и недопустимости такого заключения. Как следует из материалов уголовного дела первичная документация эксперту предоставлялась и экспертом использовалась в необходимых для эксперта случаях.

Эксперт реализовал право, предоставленное п. 2 ч. 3 ст. 57 УПК РФ и ходатайствовал о предоставлении документов, необходимых для дачи заключения, которые были предоставлены, оснований полагать, что экспертиза проведена в условиях недостаточности данных для выводов о неправильности исчисления налогов, не имеется.

С учетом изложенного оснований для признания заключения эксперта № ---- от 17 декабря 2018 г. недопустимым доказательством, вопреки доводам защитника, не имеется.

Вопреки доводам жалобы защитника, судом первой инстанции при постановлении приговора правильно не приняты во внимание представленные в качестве доказательств стороной защиты ответ ИП Ш.В.А. на адвокатский запрос о правильности исчисления ООО «----» налога на «добавленную стоимость в период 2 квартал 2015 г. – 2 квартал 2016 г., а также обоснованность применения в указанном периоде налоговых вычетов по операциям с ООО «----» и ООО «----» и его показания, допрошенного судом первой инстанции, поскольку индивидуальный аудитор Ш.В.А. при подготовке заключения не предупреждался об уголовной ответственности по ст. 307 УПК РФ.

Кроме того, как следует из аудиторского заключения, ответственность аудитора заключается в выражении мнения о достоверности бухгалтерской отчетности на основе проведенного аудита. Аудит включал проведение аудиторских процедур, направленных на получение аудиторских доказательств, подтверждающих числовые показатели в бухгалтерской отчетности и раскрытие в ней информации.

То есть в данном случае не усматривается, что аудитор проводил анализ осуществления какой-либо деятельности контрагентами для дачи обоснованного заключения, что контрагентами ООО «----» не являлись «фирмы-однодневки» и отношения с такими фирмами не использовались для ухода от налогообложения.

Далее, из показаний Ш.В.А. прямо следует, что заключение им подготавливалось по запросу адвоката на основании неполных рабочих записей, а сведения об обстоятельствах появления первичных документов о финансово-хозяйственной деятельности ООО «---» ему не предоставлялись.

При таких обстоятельствах, у суда первой инстанции не имелось оснований для назначения повторной экспертизы, поскольку предусмотренные 205 УПК РФ основания для ее назначения, сомнения в достоверности выводов заключения № ---, отсутствуют.

Судом первой инстанции обоснованно при рассмотрении доводов стороны защиты о недопустимости доказательств они признаны допустимыми, полученными в соответствии с требованиями закона, оснований для исключения их из числа допустимых суд не усмотрел правильно, приведя свои суждения в приговоре. У суда апелляционной инстанции не имеется оснований не согласиться с таким выводом суда.

Также судом первой инстанции правильно не приняты во внимание для разрешения данного вопроса и показания, оглашенные в судебном заседании по ходатайству стороны защиты допрошенных в ходе досудебного производства по уголовному делу свидетелей Х.А.Н., Д.М.Е., П.Х.М., Х.М.С., К.М.Х., О.С.А., Т.В.В., поскольку сведения, сообщаемые указанными свидетелями, не порождают неустранимых сомнений в совершении М-ным Л.В. преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ.

К такому выводу судебная коллегия приходит по следующим основаниям. Сведения, сообщаемые свидетелями, показания которых оглашены по ходатайству стороны защиты, носят обобщённый характер.

Кроме того, сведения о заключении договоров на поставку зерновой продукции с ООО ----» и ООО «-----», сообщаемые указанными свидетелями, не свидетельствуют о невиновности М-на Л.В. в совершении инкриминируемого ему деяния, поскольку суть схемы с участием фирм-однодневок сводится к искусственному включению их в цепочку хозяйственных связей.

Противоправная цель – получение необоснованной налоговой выгоды – достигается в результате согласованных противоправных действий налогоплательщика и подконтрольной ему «фирмы-однодневки», которая является формально обособленной от налогоплательщика.

Достижение преступного результата в данном случае доказано совокупностью относимых, допустимых и достоверных доказательств, представленных стороной обвинения и исследованных судом, а позиция защиты, направленная на то, чтобы поставить под сомнение указанные доказательства, несостоятельна.

Исходя из этого, судебная коллегия приходит к выводу о том, что обжалуемый приговор постановлен судом первой инстанции в строгом соответствии с законом.

Все ходатайства стороны защиты были рассмотрены судом в установленном законом порядке, решения по ним приняты с учетом мнения сторон и должным образом мотивированы. Несогласие стороны защиты и осужденного с принятыми судом решениями по ходатайствам не ставит под сомнение принятых по ним решений.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что судом первой инстанции ошибочно к числу доказательств виновности М-на Л.В. отнесен рапорт оперативного сотрудника УЭБ и ПК ГУ МВД России по Ставропольскому краю от 24 августа 2018 г. об обнаружении признаков преступления (т. 1 л.д. 6), поскольку данный рапорт не является доказательством, в смысле, придаваемом этому ст. 74 УПК РФ, а только в силу ст.ст. 140, 143 УПК РФ может являться поводом для возбуждения уголовного дела и может приниматься судом только при проверке наличия таковых при принятии решения органом предварительного расследования в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ.

На этом основании обжалуемый приговор в этой части подлежит изменению с исключением указанного рапорта из числа доказательств вины М-на Л.В. в совершенном преступлении, приведенных в описательно-мотивировочной части приговора.

Таким образом, оценив совокупность всех исследованных доказательств, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденного М-на Л.В. в совершении инкриминируемого ему преступления и правильно квалифицировал его действия по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ.

Оснований не согласиться с данной судом первой инстанции квалификацией действий М-на Л.В. у судебной коллегией не имеется.

При назначении осужденному наказания суд первой инстанции учел характер и степень общественной опасности совершенного М-ным Л.В. преступления, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, данные о личности осужденного.

При отсутствии обстоятельств отягчающих наказание, судом обоснованно признано обстоятельством, смягчающим наказание в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ наличие малолетнего ребенка, в силу ч. 2 ст. 61 УК РФ привлечение к уголовной ответственности впервые, частичное признание вины, положительные характеристики, состояние здоровья.

С учетом фактических обстоятельств совершенного преступления и степени его общественной опасности, суд правильно не усмотрел оснований для изменения категории совершенного осужденным преступления на менее тяжкую.

Оснований для применения положений ст.ст. 64 и 73 УК РФ, а также для замены наказания в виде лишения свободы принудительными работами в соответствии со ст. 53.1 УК РФ судом первой инстанции не установлено. Данные выводы в приговоре мотивированы надлежащим образом.

Назначенное осужденному наказание в виде лишения свободы соответствует требованиям ст.ст. 6, 43, 60 УК РФ, характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности осужденного, и является справедливым.

Решение суда о назначении наказания в виде лишения свободы и невозможности назначения иного наказания в приговоре мотивировано надлежащим образом. С выводами суда о невозможности назначения иного, кроме лишения свободы, наказания соглашается и судебная коллегия.

Вид исправительного учреждения, в котором М-ну Л.В. надлежит отбывать наказание в виде лишения свободы, определен судом в полном соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Вместе с тем, судебная коллегия находит обжалуемый приговор в части разрешения гражданского иска незаконным и подлежащим изменению по следующим основаниям.

На основании ст. 143 НК РФ налогоплательщиками налога на добавленную стоимость признаются организации.

В соответствии с п. 1 ст. 45 НК РФ налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах.

Приговором Промышленного районного суда города Ставрополя от 25 февраля 2020 г. М-н Л.В. признан виновным в совершении налогового преступления при осуществлении трудовой деятельности в должности руководителя ООО «----».

Пунктом 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 ноября 2019 г. № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления», обращено внимание судов на то, что по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 199, 199.1 и 199.2 УК РФ, связанных с деятельностью организаций, являющихся налоговыми агентами либо плательщиками налогов, сборов, страховых взносов, виновное физическое лицо может быть привлечено в качестве гражданского ответчика лишь в случаях, когда отсутствуют правовые и (или) фактические основания для удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, отвечающих по ее долгам в предусмотренном законом порядке.

Из установленных по делу обстоятельств следует, что в спорных правоотношениях неуплата налога допущена со стороны юридического лица, хотя и при совершении преступных действий М-ным Л.В.

Выбор истцом способа защиты указываемого им нарушенного права о том, что ко взысканию предъявлены требования о возмещении ущерба, причиненного в результате совершения ответчиком преступления, не обязывает суд принять решение об удовлетворении такого иска, поскольку совершенное ответчиком преступление по уклонению от уплаты налогов организации не меняет характера не поступивших в бюджет денежных средств.

Из материалов дела не следует, что само юридическое лицо, обязанное к уплате налога, ликвидировано, не обладает необходимым для уплаты налоговой задолженности материальным ресурсом.

Вопросы о возможности выполнения обязанности по уплате налогов юридическим лицом, обязанным к этому в силу закона, ООО «----», судом первой инстанции при постановлении обжалуемого приговора не исследовались. Доказательств тому, ООО «----» признано несостоятельным ни суду первой инстанции, ни при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции не представлено.

Не представлено и доказательств тому, что определено лицо, контролирующее должника в порядке главы III.2 Федерального закона Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве)» и обязанное нести субсидиарную ответственность за исполнение обязательств ООО «-----».

При отсутствии таких доказательств на невозможность наступления деликтной ответственности при установленных по делу обстоятельствах неоднократно указывал и Конституционный суд Российской Федерации, как, например, в Постановлении от 08 декабря 2017 г. № 39-П «По делу о проверке конституционности положений статей 15, 1064 и 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации и части первой статьи 54 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Г.Г. Ахмадеевой, С.И. Лысяка и А.Н. Сергеева», тогда как наличие таких доказательств может изменить размер исковых требований, предъявленных к М-ну Л.В.

При указанных обстоятельствах гражданский иск заместителя прокурора Промышленного района г. Ставрополя в соответствии с ч. 2 ст. 309 УПК РФ подлежал передаче на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, что судом сделано не было.

Исходя из этого, судебная коллегия полагает необходимым приговор отменить в части разрешения гражданского иска заместителя прокурора Промышленного района г. Ставрополя к М-ну Л.В. о взыскании суммы материального ущерба, причиненного преступлением, направив уголовное дело в данной части для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Иных нарушений уголовно-процессуального закона, способных путем ограничения прав участников судопроизводства повлиять на правильность принятого судом решения, в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства по делу не допущено.

Как следует из протокола судебного заседания, суд с соблюдением принципов уголовного судопроизводства обеспечил сторонам возможность в полной мере реализовать свои процессуальные права.

С учетом того, что обжалуемым приговором мера пресечения в отношении М-на Л.В. изменена на заключение под стражу, период нахождения под стражей с 25 февраля 2020 г. до дня вынесения апелляционного определения от 06 июля 2020 г. подлежит зачету в срок отбывания наказания исходя из положений п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ, то есть один день нахождения под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

Также подлежит зачету время отбывания наказания М-ным Л.В. в период со дня вынесения отмененного судом кассационной инстанции апелляционного определения, а именно с 06 июля 2020 г., по день избрания в отношении него меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении судом кассационной инстанции, то есть по 10 февраля 2020 г.

Руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28, ч. 2 ст. 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

апелляционную жалобу защитника осужденного М-на Л.В. адвоката Подколзина Д.А. удовлетворить частично.

Приговор Промышленного районного суда города Ставрополя от 25 февраля 2020 г. в отношении М-на Л.В. изменить: исключить из описательно-мотивировочной части ссылку на рапорт оперативного сотрудника УЭБ и ПК ГУ МВД России по Ставропольскому краю от 24 августа 2018 г. об обнаружении признаков преступления (----) как на доказательство виновности М-на Л.В.

Отменить приговор в части разрешения гражданского иска заместителя прокурора Промышленного района г. Ставрополя Докуто Е.Е., направив уголовное дело в данной части для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части приговор Промышленного районного суда г. Ставрополя от 25 февраля 2020 г. в отношении М-на Л.В. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного М-на Л.В. и адвоката Подколзина Д.А. – без удовлетворения.

Взять М-на Л.В. под стражу в зале суда.

Срок наказания исчислять с 07 апреля 2021 г. с зачетом в срок отбывания наказания времени нахождения в исправительной колонии общего режима в период с 06 июля 2020 г. по 10 февраля 2021 г. Также зачесть время содержания М-на Л.В. под стражей в период с 25 февраля 2020 г. до 06 июля 2020 г. из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима в соответствии с п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ.

Апелляционное определение может быть обжаловано в Пятый кассационный суд общей юрисдикции в порядке сплошной кассации, предусмотренном статьями 401.7 и 401.8 УПК РФ, в течение 6 месяцев со дня его вынесения, через суд первой инстанции, а осужденным, содержащимся под стражей, в тот же срок со дня вручения ему копии апелляционного определения.

Пропущенный по уважительной причине срок кассационного обжалования может быть восстановлен судьей суда первой инстанции по ходатайству лица, подавшего кассационные жалобу, представление. Отказ в его восстановлении может быть обжалован в апелляционном порядке в соответствии с требованиями гл. 45.1 УПК РФ.

В случае пропуска шестимесячного срока на обжалование судебных решений в порядке сплошной кассации, предусмотренном статьями 401.7 и 401.8 УПК РФ, или отказа в его восстановлении, кассационные жалоба, представление на приговор или иное итоговое судебное решение подается непосредственно в Пятый кассационный суд общей юрисдикции и рассматривается в порядке выборочной кассации, предусмотренном статьями 401.10 – 401.12 УПК РФ.


Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Только суть

практика по налоговым преступлениям.

ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛ

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images