Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 199 УК РФ » Обвинение в фактическом руководстве обществом, не уплатившим налоги, в суде не подтвердилось. Апелляционное постановление Костромского областного суда от 31.05.2022 № 22-240/22

Обвинение в фактическом руководстве обществом, не уплатившим налоги, в суде не подтвердилось. Апелляционное постановление Костромского областного суда от 31.05.2022 № 22-240/22

31 май 2022
289

Костромской областной суда в составе председательствующего судьи Кадочниковой Е.В., при секретарях Сиротиной Д.И., Краснухине В.Ю., рассмотрел в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по апелляционному представлению государственного обвинителя Евстратенко А.А. на приговор Свердловского районного суда г. Костромы от 27 декабря 2021 года, которым А-н А.И., ДД.ММ.ГГГГ, уроженец <адрес>, зарегистрированный и проживающий по адресу: <адрес>, не судимый, оправдан по ч.1 ст. 199 УК РФ по основанию, предусмотренному п.2 ч.2 ст. 302 и п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ, в связи с непричастностью к совершению преступления.

За А-ным А.И. признано право на реабилитацию в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ.

Изложив содержание обжалованного судебного решения, существо апелляционного представления, заслушав мнение прокурора Ермаковой О.А., поддержавшей доводы апелляционного представления, мнение представителя потерпевшего Владимирова А.Н., поддержавшего доводы апелляционного представления, заслушав оправданного А-на А.И., защитника-адвоката Кузнецова И.А., не согласившихся с доводами апелляционного представления, полагавших приговор суда оставить без изменения,

у с т а н о в и л:

Органами предварительного следствия А-н А.И. обвинялся в том, что, являясь лицом, которое в период с 20 октября 2015 года по летний период 2019 года фактически руководило ООО «Арктур», при осуществлении предпринимательской деятельности в области производства и оптово-розничной торговли ювелирных изделий из драгоценных металлов и драгоценных, полудрагоценных и синтетических камней, уклонился от уплаты налога на добавленную стоимость, путем внесения в налоговую декларацию от 25 апреля 2018 года и уточненную декларацию от 30 мая 2018 года заведомо ложных сведений о финансово-хозяйственной деятельности ООО «Арктур» за первый квартал 2018 года, на общую сумму 22 283 857 руб., что является крупным размером.

Так, по инициативе А-на А.И. в период с 21 апреля 2016 года номинальным учредителем ООО «Арктур» являлся ФИО1 С.В., номинальным директором ООО «Арктур» с 20 мая 2016 года по 28 февраля 2018 года являлся ФИО2 Р.В., а с 01 марта 2018 года номинальным директором ООО «Арктур» стал ФИО1 С.В.

В период с 2017 года по 25 апреля 2018 года А-н А.И. получил реквизиты и данные о расчетном счете фиктивной организации ООО «Ассоциация ремесленников», зарегистрированной в г. Рыбинске Ярославской области, и с целью уклонения от уплаты налогов путем завышения расходов ООО «Арктур» и сумм налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, создания видимости наличия законных оснований для перечисления денежных средств на расчетный счет ООО «Ассоциация ремесленников» и введения в заблуждение налоговых органов о деятельности организации и объемах фактически произведенных ООО «Арктур» затрат, не позднее 25 апреля 2018 года получил фиктивные счета-фактуры на различные суммы и не позднее 28 февраля 2018 года дал номинальным директорам ООО «Арктур» ФИО2 Р.В. и ФИО1 С.В., не осведомленным о его преступных намерениях, устное указание о подписании фиктивного договора поставки от 15 января 2018 года и дополнительного соглашения от 16 января 2018 года о якобы поставленном ООО «Ассоциация ремесленников» в адрес ООО «Арктур» драгоценном металле (аффинированное золото), которое фактически ООО «Ассоциация ремесленников» не поставляла, а фактически драгоценный металл (аффинированное золото), был поставлен в период с 22 января 2018 года по 14 марта 2018 года напрямую в ООО «Арктур» от ООО «Золотая унция», зарегистрированного в г. Москве и учредителем которого был ФИО4 - родной брат А-на А.И. и в целях придания фиктивным финансово-хозяйственным отношениям признаков действительности, А-н А.И. организовал проведение безналичных платежей с расчетного счета ООО «Арктур» в адрес ООО «Ассоциация ремесленников» якобы за оказанные услуги поставки драгоценных металлов. Полученные фиктивные документы А-н А.И. передал на подпись ФИО2 Р.В. и ФИО1 С.В., которые их подписали, а в дальнейшем передали в бухгалтерию, а главный бухгалтер ФИО3 Е.В., не осведомленная о преступных намерениях А-на А.И., в период с 01 января 2018 года и не позднее 25 апреля 2018 года, перечислила на расчетный счет ООО «Ассоциация ремесленников» денежные средства якобы за поставленный драгоценный металл и впоследствии составила налоговую декларацию и уточненную декларацию за 1-й квартал 2018 года, подписав электронной подписью генерального директора и учредителя ООО «Арктур» ФИО1 С.В. и 25 апреля 2018 года и 30 мая 2018 года передала в налоговую инспекцию. В результате преступных действий фактического руководителя ООО «Арктур» А-на А.И. Общество уменьшило налогооблагаемую базу по налогу на добавленную стоимость на сумму 21 191 196 руб.

Он же, в период с января 2018 года 25 апреля 2018 года получил реквизиты организации ООО «Альпина», обладающей признаками транзитной, зарегистрированной в г. Москве и не имеющей расчетного счета, не осуществляющей финансово-хозяйственную деятельность и с целью уклонения от уплаты налогов путем завышения расходов ООО «Арктур» и сумм налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, с целью введения налоговых органов в заблуждение, осознавая, что финансово-хозяйственных отношений между ООО «Альпина» и ООО «Арктур» осуществляться не будет, а составление документов и транзитное перечисление денежных средств через расчетный счет ООО «Ассоциация ремесленников» придадут мнимым товарообменным операциям признаки действительности и легитимности, получил фиктивные счета фактуры на различные суммы, дал указание генеральному директору ООО «Арктур» Малиникину С.В. подписать фиктивный договор купли-продажи оборудования от 01 марта 2018 года (печи муфельной с поворотным столом – 1 шт., инжектора воскового автомат с автозажимом и блоком управления в комплектации - 6 шт., насоса вакуумного для инжектора - 6 шт.), которое фактически ООО «Альпина» не поставлялось. Полученные фиктивные документы А-н А.И. передал на подпись генеральному директору ФИО1 С.В., не осведомленному о преступных намерениях А-на А.И., подписал их и передал главному бухгалтеру ФИО3 Е.В., которая в период с 01 января 2018 года и не позднее 25 апреля 2018 года составила декларацию от 25 апреля 2018 года и уточненную декларацию от 30 мая 2018 года, заверила электронной подписью номинального генерального директора и учредителя ООО «Арктур» ФИО1 С.В. и передала в налоговую инспекцию. В результате преступных действий фактического руководителя ООО «Арктур» А-на А.И. Общество уменьшило налогооблагаемую базу по налогу на добавленную стоимость на сумму 1 092 661 руб.

В судебном заседании А-н А.И. вину по предъявленному обвинению не признал.

В апелляционном представлении (основном и дополнительном) государственный обвинитель Евстратенко А.А. выражает несогласие с приговором суда в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также неправильным применением уголовного закона.

Оправдывая А-на А.А., суд указал на отсутствие достаточной совокупности доказательств его вины в совершении преступления, в том числе, об отсутствии доказательств, подтверждающих факт непосредственного руководства им ООО «Арктур».

Однако, факт руководства А-ным А.И. ООО «Арктур» подтверждается показаниями сотрудников ИФНC № 7 по Костромской области, проводивших налоговую проверку, представителя потерпевшего Владимирова А.Н., свидетеля - номинального директора ООО «Арктур» ФИО1 С.В., свидетеля - номинального директора ООО «Ассоциация Ремесленников» ФИО9 ФИО5, ФИО6, ФИО7, ФИО8; протоколами очных ставок; другими доказательствами, в том числе письменными материалами уголовного дела.

Так установлено, что ООО «Арктур» располагалось в здании ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика», учредителем и руководителем которого являлся А-н А.И.

ООО «Арктур» не обладало своим оборудованием, в связи с чем А-н А.И. для придания видимости работоспособности предприятия, дал указание номинальному директора ООО «Арктур» ФИО1 С.В. подписать документы о передаче оборудования от ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика» в ООО «Арктур» и для придания видимости осуществления деятельности, все работники из ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика» перешли на работу в ООО «Арктур». Соответственно А-н А.И., являющийся собственником и руководителем ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика», выполнял функции руководителя ООО «Арктур».

Свидетель ФИО1 С.В. указал, что с марта 2018 года являлся номинальным директором ООО «Арктур», а с 2016 года являлся номинальным учредителем данной организации. Всеми финансами организации занимался А-н. По указаниям А-на он подписывал все документы. До него ООО «Арктур» возглавлял ФИО2, которым был подписан договор поставки металла с ООО «Ассоциация ремесленников», в котором последнее выступило поставщиком, а ООО «Арктур» покупателем.

Выводы суда о недостоверности и противоречивости показаний свидетеля ФИО1 С.В. являются несостоятельными, поскольку указанный свидетель на стадии предварительного следствия и в суде давал последовательные согласующиеся между собой показания, с первого допроса сообщил сведения, свидетельствующие о руководстве ООО «Арктур» А-ным А.И., предоставив значимые сведения о совершенном преступлении, подтвердившиеся совокупностью других доказательств по уголовному делу.

Показания свидетеля ФИО1 С.В. о поиске А-ным А.И. клиентов для ООО «Арктур» подтверждены показаниями представителей ООО «Платина».

Согласно акта налоговой проверки от 21 ноября 2019 года, сделки между ООО «Арктур» и ООО «Ассоциация ремесленников» по купле-продаже аффинированного золота, а также между ООО «Арктур» по купле-продаже оборудования у ООО «Альпина» признаны фиктивными, установлена неуплата налога на добавленную стоимость за 1-ый квартал 2018 года в размере 22 283 857 рублей.

По мнению суда акт налоговой проверки, показания свидетелей в части аффилированности А-на, являются лишь предположениями, в связи с чем акт налоговой проверки и показания свидетелей признаны недопустимыми доказательствами, в части сведений о фактическом руководстве А-ным ООО «Арктур».

Данный вывод судом сделан необоснованно, акт налоговой проверки составлен в соответствии с требованиями налогового законодательства, отвечает требованиям относимости и допустимости доказательств.

В первом квартале 2018 года от ООО «Ассоциация ремесленников» в ООО «Арктур» был поставлен металл, им занимался А-н. Задолженность по сделке у ООО «Арктур» составляла 9 млн. руб., решение по оплате принимал А-н, переговоры по задолженности вел также А-н, он же приезжал и проводил собрания, давал указания. Номинальный руководитель ООО «Арктур» ФИО1 прямо указал на А-на, как на своего руководителя, которому он от совершенной сделки передал 5 млн. руб.

Материалами дела достоверно установлено, что отправителем-изготовителем ювелирных изделий являлось ООО «Золотая унция», учредителем и фактическим руководителем которого был брат А-на. Ювелирные изделия по документам были поставлены из ООО «Золотая унция» в юридические лица, не ведущие хозяйственной деятельности ООО «Ассоциация ремесленников» и ООО «Альпина», а фактически напрямую были доставлены в ООО «Арктур» сотрудниками ООО ОФ «Аргус». Начиная с 02.07.2018 года ООО «Арктур» и ООО «Золотая унция» использовали один и тот же IP-адрес.

Свидетелями ФИО11 и ФИО12 неоднократно давались показания, в том числе в ходе очных ставок, о том, что руководство ООО «Арктур» осуществлялось А-ным А.И., изменение их показаний в суде, свидетельствует об оказании на них давления со стороны А-на А.И., к тому же они и в настоящее время являются работниками аффилированных с А-ным А.И. организаций. Между тем, первичные показания указанных лиц получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства и являются допустимыми доказательствами.

Судом не приняты во внимание показания А-на А.И., данные им в качестве подозреваемого 24 декабря 2019 года, согласно которым он с возникшим в отношении него подозрением в части финансово-хозяйственных взаимоотношений с ООО «Ассоциация ремесленников» согласился, обязался максимально принять зависящие от него меры, направленные на возмещение ущерба в бюджетную систему РФ. Данные показания свидетельствуют о том, что А-н А.И. не просто предоставлял свое здание для размещения ООО «Арктур» и консультировал сотрудников указанного общества, а мог распоряжаться денежными средствами данного юридического лица, что по существу означает, что данными показаниями он указал на себя, как на непосредственного руководителя ООО «Арктур». Кроме того, в материалах уголовного дела имеются сведения о телефонных соединениях А-на А.И., согласно которым он находился в постоянном контакте с сотрудниками ООО «Арктур», в том числе ФИО1 С.В.

На основании изложенного, полагает, что суд необоснованно принял решение об оправдании А-на А.И., вина его доказана предоставленными по уголовному делу доказательствами. Просит приговор суда в отношении А-на А.И. отменить и передать уголовное дело на новое судебное разбирательство.

В возражениях на апелляционное представление адвокат Кузнецов И.А., считает доводы государственного обвинителя, изложенные в апелляционном представлении, основаны на предположениях.

Сведений об оказании давления на свидетелей ФИО11. и ФИО12 не содержится, поскольку до допроса данных свидетелей в суде, стороне защиты не было известно о месте их работы. Судом обоснованно указано, что свидетель ФИО11 не смогла указать источник своей осведомленности, что А-н А.И. проводил совещания на предприятии, так как она в силу занимаемей должности на этих совещаниях никогда не присутствовала, свидетель ФИО12 ещё на стадии предварительного следствия утверждал, что А-н А.И. давал ему распоряжения лишь в части обслуживания и ремонта принадлежащего ему здания, которое находилось в аренде у ООО «Арктур». Все работники ООО «Арктур», которые были допрошены по уголовному делу, показали, что их руководителем являлся ФИО1 С.В., которому они подчинялись, выполняли указания.

Вопреки доводам следствия и стороны обвинения ФИО1 С.В. не является номинальным учредителем и директором ООО «Арктур», что подтверждается помимо допрошенных работников ООО «Арктур», представителем налоговой инспекции Владимировым А.Н., поскольку представленные в материалы дела акт и решение налогового органа не содержат таких выводов, а, наоборот, на листе 52 решения подтверждено участие ФИО1 в финансово-хозяйственной деятельности организации.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют сведения о признании ФИО1 С.В. номинальным учредителем или руководителем ООО «Арктур», при этом сам ФИО1 С.В. при допросе в суде пояснил, что он являлся партнером А-на А.И., и не считает себя номинальным руководителем; в налоговых органах ФИО1 С.В. доказывал правомерность своих действий по включению в налоговую декларацию налогового вычета по налогу на добавленную стоимость за 1 квартал 2018 года по сделке с ООО «Ассоциация ремесленников» путем написания жалоб, возражений, подачи искового заявления в Арбитражный суд Костромской области.

Утверждение стороны обвинения по поводу показаний А-на А.И., допрошенного в качестве подозреваемого 24 декабря 2019 года, является ложным, подобных показаний он не давал, воспользовавшись ст.51 Конституции РФ.

Считает вывод налогового органа о том, что А-н А.И. являлся фактическим руководителем ООО «Арктур» был сделан только на основании материалов налоговой проверки, без исследования и оценки иных обстоятельств, поэтому данный вывод является предположительным.

Показания свидетелей, на которые ссылается государственный обвинитель в апелляционном представлении, не содержат сведений о том, кто осуществлял руководство ООО «Арктур», они касаются непосредственно налогового правонарушения, которое стороной защиты не оспаривается.

Просит приговор суда оставить без изменения, а апелляционное представление без удовлетворения.

Прокурор Ермакова О.А. в суде апелляционной инстанции доводы апелляционного представления поддержала, указав, что суд ошибочно пришел к выводу о том, что А-н не являлся фактическим руководителем ООО «Арктур», поскольку об этом свидетельствуют показания многочисленных свидетелей, фиктивных руководителей ООО «Арктур» и результаты налоговой проверки. Необоснованными являются и выводы суда о том, что показания ФИО1 являются противоречивыми. Его показания наоборот подтверждают, что именно А-н совершил инкриминируемое ему деяние. ФИО1 последовательно указывал, что А-н являлся руководителем ООО «Арктур». Первоначальные показания самого А-на свидетельствуют о его причастности к инкриминируемому деянию. Материалами дела подтверждено, что ООО «Арктур» располагалось в здании ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика», учредителем и руководителем которого являлся А-н. ООО «Арктур» не обладало своим производственным оборудованием, в связи с этим А-ным для придания видимости работоспособности предприятия, было дано указание ФИО1 (номинальному директору ООО «Арктур») о подписании документов, согласно которым ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика» передало все необходимое оборудование в ООО «Арктур». При этом в действительности никаких действий с оборудованием ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика» не осуществлялось. Также, в целях создания видимости осуществления производственной деятельности все сотрудники из ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика» были переведены в ООО «Арктур». Соответственно А-н, являвшийся собственником и руководителем ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика» выполнял функции руководителя и в ООО «Арктур». Обращает внимание суда, что в материалах дела имеется два приговора – это приговор, содержащий вводную и резолютивную часть и приговор, содержащий полное описание доказательств и выводов, на основании которых суд пришел к выводу, что А-на необходимо оправдать. Вместе с тем законом не предусмотрено наличие двух приговоров. Из протокола судебного заседания следует, что суд вынес и огласил только вводную и резолютивную часть приговора и из протокола судебного заседания невозможно установить, когда был вынесен приговор в полном объеме, что в свою очередь не свидетельствует о вынесении приговора в полном объеме.

Оправданный А-н А.И. с доводами апелляционного представления не согласился, указав, что полностью согласен с выводами суда первой инстанции и с вынесенным приговором. Представление государственного обвинителя удовлетворению не подлежит. На свидетелей, как следует из представления, он, А-н, давления не оказывал, со свидетелями не общался. Все работники ООО «Арктур» заявили, что реальным, а не номинальным руководителем Общества был ФИО1. Именно он вел хозяйственную деятельность Общества, сдавал все отчеты по деятельности Общества. Псевдопартнерство, о котором указывает ФИО1, заключалось в том, что здание, оборудование, станки – это было его, А-на, имущество, которое он сдавал в аренду. Обвинение в отношении него, А-на, строится на предположениях и показаниях одного человека.

Защитник-адвокат Кузнецов И.А. с доводами апелляционного представления не согласился, поддержал доводы своих возражений, указав, что все без исключения работники ООО «Арктур», допрошенные по данному делу, однозначно указали, что именно ФИО1 являлся руководителем Общества. ФИО1 никогда не объявлял себя ни номинальным учредителем, ни номинальным директором ООО «Арктур», наоборот, он во всех инстанциях активно отстаивал интересы Общества, как его директор, руководитель, в частности, в налоговых органах, куда неоднократно он ходил, писал жалобы, возражения. ФИО1 занимал активную позицию, отстаивая правомерность своих действий по включению в налоговую декларацию вычета по НДС по сделке с ООО «Ассоциация ремесленников». В Арбитражном суде Костромской области ФИО1 активно занимался взысканием дебиторской задолженности, везде выступая, как руководитель и директор. У ФИО1 странная позиция по делу, он то директор, везде ходит, взыскивает дебиторскую задолженность, но когда привлекают к уголовной ответственности, то он номинальный руководитель. Вывод о том, что фактическим руководителем Общества являлся А-н, изначально был сделан следственным органом только на основании акта и решения налогового органа. Данные документы подлежат оценке наряду с другими доказательствами по делу. Полагает, что выводы, содержащиеся в акте налоговой проверки, показаниях сотрудников ИФНС, носят предположительный характер. Кроме того, налоговый орган не располагал всей совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств, не мог давать им оценку. Все ссылки на многочисленные показания свидетелей, протоколы телефонных соединений, не подтверждают, что фактическим руководителем являлся А-н. Утверждение, содержащееся в апелляционном представлении о том, что сторона защиты оказывала давление на свидетелей обвинения, являются ложными, таких сведений в материалах дела нет. Иные утверждения, содержащиеся в апелляционном представлении, ссылка на многочисленные показания номинальных директоров, учредителей, фактически стороной защиты никогда не оспаривалось. Сторона защиты никогда не оспаривала само событие налогового правонарушения, сторона защиты утверждала о непричастности А-на. Полагает, доводы апелляционного представления являются продолжением неправильной позиции, занятой изначально следственным органом по отношению к А-ну. Просит в удовлетворении апелляционного представления отказать, приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления государственного обвинителя, выслушав мнение участников процесса, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Судом первой инстанции достоверно установлено, что ООО «Арктур», осуществляя свою хозяйственную деятельность, будучи обязанным в соответствии с п.1 ст.23, ст. 45, 52 НК РФ исполнять обязанности по уплате налогов, самостоятельно исчислять суммы налога, уклонилось от уплаты налогов в крупном размере с организации, путем включения в налоговую декларацию от 25 апреля 2018 года и в уточненную декларацию от 30 мая 2018 года заведомо ложных сведений о финансово-хозяйственной деятельности ООО «Арктур» за 1-й квартал 2018 года.

Так, используя заведомо подложные документы для придания видимости взаимоотношений между ООО «Арктур» и ООО «Ассоциация ремесленников», указанные организации заключили фиктивный договор от 15 января 2018 года и дополнительное соглашение к нему от 16 января 2018 года о поставке драгоценного металла - аффинированного золота, однако ООО «Ассоциация ремесленников» поставку не осуществляла, драгоценный металл был поставлен ООО «Арктур» напрямую от ООО «Золотая унция», а денежные средства за поставленный металл были перечислены на расчетный счет ООО «Ассоциация ремесленников» и фактически сразу переведены реальному поставщику ООО «Золотая унция». При этом с ООО «Ассоциация ремесленников» умышленно была заключена фиктивная сделка для создания вычета по НДС, поскольку ООО «Золотая унция» плательщиком НДС не являлась. Таким образом ООО «Арктур» получило выгоду в виде искусственно созданного вычета по НДС.

Также, используя заведомо подложные документы для придания видимости взаимоотношений между ООО «Арктур» и ООО «Альпина», указанные организации заключили фиктивный договор от 01 марта 2018 года о поставке оборудования, при этом ООО «Альпина» оборудование ООО «Арктур» не поставляла.

За 1-й квартал 2018 года ООО «Арктур» были составлены налоговая декларация от 25 апреля 2018 года и уточненная декларация от 30 мая 2018 года, которые были подписаны электронной подписью генерального директора ФИО1 С.В. и сданы в инспекцию ФНС, при этом в декларации были внесены заведомо ложные сведения о наличии у ООО «Арктур» права на уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на добавленную стоимость в связи с проведением сделки с ООО «Ассоциация ремесленников» на сумму 21 191 196 руб., и в связи с проведением сделки с ООО «Альпина» на сумму 1 092 661 руб., всего на сумму 22 283 857руб.

Указанные обстоятельства объективно подтверждаются актом налоговой проверки от 21 ноября 2019 года (л.д.8-55, 61-224 т.5); договором поставки драгоценного металла от 15 января 2018 года заключенным между ООО «Арктур» и ООО «Ассоциация ремесленников» (л.д.167-171 т.1); протоколом осмотра изъятых в ООО «Арктур» товарных накладных, счетов-фактур, транспортных накладных, путевого листа, подтверждающих осуществление поставки драгоценного металла в ООО «Арктур» от ООО «Золотая унция» через ООО «Ассоциация ремесленников» (л.д.195-198 т.1); договором поставки оборудования от 01 марта 2018 года заключенным между ООО «Арктур» и ООО «Альпина», счетом-фактурой, актом сверки взаимных расчетов, товарно-транспортной накладной, путевым листом (л.д.112-120 т.6); налоговыми декларациями от 25 апреля и от 30 мая 2018 года (л.д.214-233, 244-254 т.1, 14-24, 48-50, 61-65, 101-102 т.6); протоколом осмотра документов, изъятых в ходе проведения обысков, по деятельности ООО «Ассоциация ремесленников», ООО «Золотая унция», в том числе, протоколом телефонных соединений; протоколом осмотра изъятого в ходе обыска блокнота генерального директора ООО «Арктур» ФИО1 С.В. с информацией о сделках с ООО «Ассоциация ремесленников»; заключениями экономических экспертиз о суммах неуплаченных налогов ООО «Арктур»; показаниями представителя потерпевшего Владимирова А.Н., свидетелей ФИО14, ФИО15., ФИО16, ФИО17, принимавших участие в проведении налоговой проверки деятельности ООО «Арктур»; свидетелей ФИО18., ФИО19, ФИО20, ФИО22, принимавших участие в доставке груза – драгоценного металла в ООО «Арктур», показаниями свидетеля ФИО1 С.В. по хозяйственной деятельности ООО «Арктур», показаниями свидетеля ФИО21., являвшегося учредителем и директором ООО «Альпина» и другими исследованными доказательствами.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что событие преступления, а именно уклонение от уплаты налогов и сборов в крупном размере ООО «Арктур», путем внесения в налоговые декларации заведомо ложных сведений для уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на добавленную стоимость, имело место.

В то же время, тщательно исследовав материалы дела, проанализировав исследованные доказательства, в частности показания подсудимого А-на А.И., представителя потерпевшего Владимирова А.Н., свидетелей ФИО1 С.В., ФИО9., ФИО7.,  ФИО11., ФИО14., ФИО15, ФИО16.,  ФИО10., ФИО21, ФИО3 Е.В., ФИО12.,  ФИО25  ФИО17., ФИО6, ФИО28, ФИО18, ФИО19,  ФИО20, ФИО22, ФИО21, ФИО5, ФИО29,  ФИО23, ФИО27,  ФИО25, ФИО2, ФИО4  ФИО30, ФИО2 Р.Р. и письменные материалы дела, оценив их должным образом, суд пришел к обоснованному выводу о том, что А-н А.И. подлежит оправданию по предъявленному ему обвинению по ч.1 ст. 199 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления, поскольку представленные стороной обвинения доказательства не подтверждают его вину в уклонении от уплаты налогов и сборов в крупном размере ООО «Арктур» путем заключения фиктивных сделок для придания видимости отношений с ООО «Ассоциация ремесленников» и ООО «Альпина» и подачи в последующем налоговых деклараций с заведомо ложными сведениями для уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на добавленную стоимость.

Судом первой инстанции проверялись доводы о том, что А-н А.И. являлся непосредственным руководителем ООО «Арктур», в связи с чем именно он должен нести ответственность за уклонение от уплаты налогов, что подтверждается в свою очередь показаниями свидетелей ФИО9., ФИО5, ФИО6, ФИО7., ФИО8., ФИО11, ФИО12., проведенными очными ставками и другими доказательствами.

Однако, эти доводы своего подтверждения не нашли.

Так, согласно показаний свидетелей ФИО29., ФИО25, ФИО23, ФИО27., а также свидетеля ФИО30 (на предварительном следствии), они являлись сотрудниками ООО «Арктур». Изначально учредителями данного Общества являлись А-н и ФИО24, впоследствии они продали свои доли организации ФИО1. Первоначально директором ООО «Арктур» был ФИО2, потом стал ФИО1. Все указания по работе им давал непосредственно ФИО1. Им известно, что собственником здания, которое арендовало для своей деятельности ООО «Арктур», был А-н, однако тот каких-либо указаний работникам ООО «Арктур» по деятельности Общества не давал, собраний не проводил, отношения к финансово-хозяйственной деятельности Общества не имел.

Согласно показаний свидетеля ФИО3 Е.В. в суде, в 2017 году она работала в ООО «Арктур», где директором был ФИО2, а потом ФИО1. Все указания по работе она получала от ФИО1. Все совещания в Обществе проводил ФИО1, он давал распоряжения, ему регулярно предоставлялись финансовые документы, с ним согласовывались вопросы по поставщикам, по долгам Общества (какие долги закрывать), все это обсуждалось с ним, у нее была его электронная подпись. О том, что совещания в Обществе мог проводить А-н, ей ничего не известно. А-н являлся собственником здания, в котором осуществлялась деятельность ООО «Арктур».

Аналогичные показания свидетель давала в ходе очной ставки со свидетелем ФИО12 (л.д.224-227 т.3).

Согласно показаний свидетеля ФИО11 в суде, она работала сначала в ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика», а потом перешла на работу в ООО «Арктур». Эти организации находились в одном месте, занимали два здания с общим переходом. Директором ООО «Арктур» являлся ФИО1. Ей знаком А-н, как учредитель какой-то из организаций. Во время работы в ООО «Арктур» А-н каких-либо собраний, в которых бы она принимала участие, не проводил.

Согласно показаний этого свидетеля на предварительном следствии (л.д. 109-115 т.3), в ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика» она работала с 2005 по 2016 годы, впоследствии была трудоустроена в ООО «Арктур», т.е. была переведена из одной организации в другую. Учредителем ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика» были А-н и ФИО24, учредителем ООО «Арктур» был А-н. Руководителем ООО «Арктур» был сначала ФИО2, а потом ФИО1. В совещаниях руководства, она участия не принимала.

Доводы государственного обвинителя, содержащиеся в представлении, о том, что изменение показаний свидетеля ФИО11. связано с оказанием не нее давления А-ным А.И., голословны, ничем объективно не подтверждены. Более того, каких-либо противоречий показания свидетеля ФИО11, данные ею в ходе следствия и в суде, не содержат, в и тех и в других показаниях она не указывала на осуществление руководства ООО «Арктур» А-ным А.И., также не указывала, что собрания в ООО «Арктур» проводил А-н А.И., сама же она участия в них не принимала, т.к. не входила в руководящий состав Общества, а на вопрос прокурора по ее показаниям на следствии о том, что совещания проводил А-н А.И., сообщила, что эта информация была на уровне слухов, в связи с чем в этой части показания данного свидетеля признаны недопустимыми.

Согласно показаний свидетеля ФИО12 в суде, с 2018 по 2019 год он работал в ООО «Арктур» специалистом по охране труда. Генеральным директором был ФИО1. Совещания в ООО «Арктур» проводил ФИО1. Совещания проводились раз в неделю, на них присутствовали ФИО27, ФИО25, Ксения, представители бухгалтерии. А-н на совещаниях не присутствовал. Ему, ФИО12, А-н распоряжений по деятельности ООО «Арктур» не давал. В своей работе он подчинялся ФИО1.

Согласно показаний этого свидетеля в ходе предварительного следствия (л.д. 72-75 т.3), учредителем ООО «Арктур» был ФИО1. Совещания в Обществе по понедельникам проводил ФИО1, однако по пятницам из г. Москвы приезжал А-н, собирал руководящий состав, спрашивал отчетность за неделю, спрашивал о планах на следующую неделю, давал устные указания. Какое отношение к Обществу имел А-н, ему не известно.

В ходе очных ставок между этим свидетелем и свидетелями ФИО3 Е.В. (л.д.224-227 т.3), ФИО30 (л.д.241-244 т.3), ФИО25 (л.д.213-216 т.3), ФИО27 (л.д.217-220 т.3), он указывал, что совещания проводил ФИО1, кроме него совещания, планерки проводил А-н. Его, ФИО12, вызывали на планерки, когда речь шла непосредственно о его деятельности.

В ходе очной ставки с А-ным А.И. (л.д.76-80 т.4) свидетель ФИО12 указал, что совещания проводил директор ФИО1, раз в месяц А-н. Его, ФИО12, могли вызвать на совещания, при этом задачи ему ставил ФИО1, А-н при этом просто присутствовал.

После оглашения показаний данный свидетель указал, что его вызывали только по поводу содержания и ремонта здания, вызывал его ФИО1, указания давал ФИО1. Когда вызвали на совещания по пятницам, то там находился руководящий состав Общества, в том числе, А-н. Его, ФИО12, спрашивали только про здание. Спрашивал А-н, т.к. здание принадлежало именно ему. Никаких указаний по хозяйственной деятельности ООО «Арктур» А-н не давал.

Доводы государственного обвинителя, изложенные в представлении, о том, что показания свидетеля ФИО12. на предварительном следствии фактически подтверждают факт непосредственного руководства ООО «Арктур» А-ным А.И., что в судебном заседании данный свидетель изменил показания, в связи с оказанием давления на него А-ным А.И., а также в связи с тем, что ФИО12. является работником аффилированной с А-ным А.И. организации, являются несостоятельными.

Показания свидетеля ФИО12 на предварительном следствии с достоверностью не подтверждают факт непосредственного руководства ООО «Арктур» Авдакушным А.И., свидетель не указывал о рассмотрении на совещаниях (планерках, встречах) вопросов, касающихся хозяйственной деятельности Общества, непосредственно А-ным А.И. ФИО12 вызвали по вопросам ремонта и обслуживания здания, которое на праве собственности принадлежало А-ну А.И. и в котором располагалось ООО «Арктур» и которое Общество арендовало у А-на А.И., при этом указанный свидетель и на следствии и в суде указывал, что он подчинялся только ФИО1 С.В.

Данных о том, что на указанного свидетеля со стороны А-на А.И. оказывалось давление, что А-н А.И. является аффелированным лицом по отношению к организации, где в настоящее время работает ФИО12 (ООО «Костромской завод строительных материалов) и каким-либо образом оказывает влияние на это юридическое лицо и тем самым на свидетеля ФИО12, голословны и надуманны.

Суд первой инстанции сопоставив все показания указанного свидетеля, обоснованно признал достоверными его показания, данные в суде.

Согласно показаний свидетеля ФИО9. в суде, по просьбе знакомой по имени Наталья (ФИО13) она согласилась стать директором ООО «Ассоциация ремесленников». В ИФНС г. Ярославля оформилась директором, при этом подписала документы, которые фактически не изучала. В 1 и 2 кварталах 2018 года ей привозили документы, которые она подписывала без изучения. За нахождение в должности директора ООО «Ассоциация ремесленников» с января по март 2018 года она получила 15 тыс. руб. Фамилия А-н ей не знакома.

Аналогичные показания она давала в ходе предварительного следствия (л.д.125-132 т.3), которые были оглашены в суде, при этом при допросе в ходе предварительного следствия фамилия А-н ей не называлась, следователь интересовался только фактом ее знакомства с ФИО1.

Согласно показаний свидетеля ФИО5 на предварительном следствии (л.д.146-150 т.3), ФИО13 предложила ФИО9 стать директором ООО «Ассоциация ремесленников». Та согласилась в связи с финансовыми трудностями, однако организацией не руководила.

При допросе указанного свидетеля фамилия А-н ей не называлась, следователь не интересовался фактом ее знакомства с ним, а также тем обстоятельством слышала ли она указанную фамилию от ФИО9 либо от ФИО13.

Согласно показаний свидетеля ФИО6 на предварительном следствии (л.д.16-20 т.3), она числилась номинальным учредителем ООО «Ассоциация ремесленников», при этом место нахождения организации ей не было известно, деятельностью организации она не занималась, фамилия А-н ей не знакома.

Согласно показаний свидетеля ФИО7 в суде, по просьбе мужчины по имени Роман, он сдал в аренду свои помещения для организации «Ассоциация ремесленников», при этом договор был заключен с мужчиной по фамилии ФИО8. Фактически ФИО8 помещения не снимал, платежи по аренде не вносил. Фамилия А-н ему не знакома.

Согласно показаний свидетеля ФИО8 в суде, он являлся директором ООО «Ассоциация ремесленников» со второго квартала 2019 года, предложила ему стать директором его знакомая ФИО13. Ему знакомо ООО «Арктур» в п. Красное-на-Волге, т.к. вместе с ФИО13 он приезжал туда посмотреть производство. Экскурсию по производству проводил директор Сергей (ФИО1). Кроме Сергея ни с кем не контактировал. Ему знакома фамилия А-н. Он с ним не общался, с ним общалась ФИО13. Имел ли А-н какое-то отношение к ООО «Арктур», не знает.

Согласно показаний указанного свидетеля на предварительном следствии (л.д. 102-108 т.4), с конца 2017 года он приезжал со своей знакомой ФИО13, с которой хотел вести бизнес связанный с драгоценными металлами, в п. Красное-на-Волге для ведения переговоров. Приезжали в организацию ООО «Арктур». Экскурсию по производству вел мужчина по имени Сергей. Несколько раз при встречах присутствовал А-н, которого представила ФИО13, сообщив, что он из г. Москвы. Переговоры с А-ным и Сергеем вела ФИО13, сам он, ФИО8, в переговорах не участвовал. Также ФИО13 говорила, что якобы А-н старший брат Сергея – директора ООО «Арктур» и помогает ему в части ведения бизнеса.

Согласно показаний свидетеля ФИО21. в суде, он возглавляет некоммерческое партнерство государственных структур безопасности, в состав которого входит ООО «Аргус». К нему обращаются организации с просьбами об оказании услуг по охране. Представитель ООО «Арктур» ФИО1 обращался к нему с подобной просьбой, намереваясь заключить договор, с ним присутствовала женщина по имени Наталья из ООО «Ассоциация ремесленников». Он предложил им воспользоваться ООО «Аргус». Наталье был продемонстрирован парк машин. А-н ему знаком, т.к. ранее они охраняли его здание в п. Красное-на-Волге, однако от имени ООО «Арктур» А-н каких-либо переговоров не вел.

Согласно показаний свидетеля ФИО21 на предварительном следствии (л.д.117-120 т.4), он являлся учредителем и генеральным директором ООО «Альпина». Общество за период своего существования финансово-хозяйственную деятельность не вело, налоговая и бухгалтерская отчетность не сдавалась, каких-либо договоров от имени Общества с кем-либо не заключалось, в связи с чем какое-либо оборудование в адрес ООО «Арктур» не поставлялось. Договор купли-продажи оборудования ООО «Арктур» является фиктивным. Фамилия А-н ему не знакома.

Таким образом, свидетели, непосредственно работавшие в ООО «Арктур», не подтвердили факта руководства Обществом А-ным А.И., но подтвердили, что руководство Обществом осуществлял ФИО1 С.В., который являлся генеральным директором и все работники таковым его и считали; свидетель ФИО8, имеющий отношение к ООО «Ассоциация ремесленников» и на которого ссылается государственный обвинитель, подтвердил факт знакомства с А-ным А.И., однако, указал, что директором ООО «Арктур» был Сергей (ФИО1), с которым он и общался; свидетель ФИО21 подтвердил факт знакомства с А-ным А.И., как с владельцем здания в п. Красное-на-Волге, но не как с руководителем ООО «Арктур»; все остальные свидетели, на которых ссылается государственный обвинитель, имеющие отношение к ООО «Ассоциация ремесленников» и ООО «Альпина», не подтвердили и факта знакомства с А-ным А.И.

В подтверждение доводов о фактическом руководстве финансово-хозяйственной деятельностью ООО «Арктур» А-ным А.И. государственный обвинитель также ссылается на показания представителя потерпевшего Владимирова А.Н., проводившего налоговую проверку, и на показания свидетеля ФИО1 С.В.

Так, согласно показаний представителя потерпевшего Владимирова А.Н., в период с февраля 2019 года по сентябрь 2019 года проводилась налоговая проверка ООО «Арктур». Было установлено, что ООО «Арктур» заключило сделку с ООО «Ассоциация ремесленников» на поставку золота, при этом ООО «Ассоциация ремесленников» фактически не осуществляло никакой деятельности, поставка золота происходила напрямую от реального поставщика ООО «Золотая унция» в ООО «Арктур», минуя ООО «Ассоциация ремесленников». Деньги от ООО «Арктур» за поставку поступали в ООО «Ассоциация ремесленников», а в тот же день или через день переводились реальному поставщику, при этом руководителем ООО «Золотая унция» был брат А-на. Кроме того, поставка золота осуществлялась, но его везли напрямую из г. Москвы в п.Красное-на-Волге, а должны были по первой заявке привезти в г. Рыбинск в ООО «Ассоциация ремесленников», а по второй оттуда в п.Красное-на-Волге. По этой сделке незаконный вычет применил ООО «Арктур», а Авдакушкин получил от него часть денег. По второму эпизоду ООО «Арктур» ранее арендовало у ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика» оборудование, до сделки с ООО «Альпина» был оформлен акт возврата аренды. Потом была оформлена сделка поставки оборудования от ООО «Альпина» в ООО «Арктур», но средств по сделке на ООО «Альпина» от ООО «Арктур» не поступало. После выявления этих обстоятельств был составлен акт налоговой проверки, который был вручен директору ООО «Арктур» ФИО1 С.В., при этом проверка пришла к выводу о том, что реальным руководителем Общества был А-н.

Согласно показаний свидетеля ФИО1 С.В. в суде, А-н предложил ему оформить ООО «Арктур» на него, поскольку обанкротилось ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика». Он, ФИО1, стал директором ООО «Арктур» в 2018 году. Все работники ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика» были переведены в ООО «Арктур». Между ним и А-ным имело место устное соглашение о партнерстве в ООО «Арктур» с распределением прибыли пополам. Он занимался административными вопросами приема на работу, работой предприятия, транспортными вопросами, проводил совещания, а вопросами обеспечения производства металлом, его приобретением, поиском контрагентов, взаимоотношениями с поставщиками занимался А-н, все сделки были на нем. Один или 2 раза в неделю он проводил совещания в Обществе. Именно А-н познакомил его с представителем ООО «Ассоциация ремесленников» Натальей (ФИО13) в г. Рыбинске Ярославской области. А-н вел и другие сделки.

Согласно показаний указанного свидетеля на предварительном следствии (л.д. 22-31 т.3), с 01 марта 2018 года он вступил в должность директора ООО «Арктур», в течение полугода знакомился с производством на предприятии. А-н регулярно приезжал и проводил совещания по финансово-хозяйственной деятельности. Движение денежных средств по счетам контролировал и осуществлял А-н, он же занимался вопросами обеспечения производства. Все совещания проводил А-н. На момент вступления в должность у Общества уже имелись договорные отношения с ООО «Ассоциация ремесленников» на поставку металла. А-н его познакомил с женщиной по имени Наталья, которая представлялась бенефициаром холдинга. Представитель ООО «Ассоциация ремесленников» приезжал в ООО «Аргус» для осмотра автопарка в рамках заключенной сделки на поставку металла. Металл от ООО «Ассоциация ремесленников» он не принимал, подписывал ли документы, не помнит. Расчеты с ООО «Ассоциация ремесленников» были произведены не в полном объеме, решение по оплате принимал лично А-н.

Согласно показаний указанного свидетеля на предварительном следствии (л.д.59-69 т.4), у А-на имелась перед ним задолженность и чтобы имелись гарантии на возврат задолженности А-н продал ему свою долю и долю ФИО24 в уставном капитале ООО «Арктур». На момент продажи доли Общество не осуществляло деятельность, в штате не было работников. После приобретения им доли, А-н принял решение о приеме работников из ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика» в ООО «Арктур». Он, ФИО1, осуществлял руководство Обществом в части хозяйственной деятельности, финансами распоряжался А-н, он же вел переговоры с контрагентами по реализации изделий. При работе с ООО «Ассоциация ремесленников» не возникло подозрений, что это Общество не ведет ювелирное производство, а является транзитной организацией. Он, ФИО1, проводил совещания в Обществе, но только по хозяйственным вопросам. Он, ФИО1, мог принимать участие в переговорах с контрагентами после того, как с ними уже встречался А-н. С ООО «Платина», ООО «Золотые узоры», ООО «Ассоциация ремесленников» он вел переговоры после их встреч с А-ным.

Согласно показаний указанного свидетеля на предварительном следствии (л.д.109-113 т.4), документы по сделке с ООО «Альпина» привез А-н. Он, ФИО1, документы по сделке подписал. Оборудование, которое якобы ООО «Альпина» поставило в ООО «Арктур» он, ФИО1, не принимал. Оборудование принадлежало ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика», которое фактически данным договором выводилось из собственности того Общества и оформлялось на ООО «Арктур». Фиктивную сделку А-н организовал, чтобы не платить НДС по приобретению оборудования.

Между тем, как правильно указал суд первой инстанции, показания ФИО1 С.В. противоречивы сами по себе и опровергаются показаниями свидетелей.

Так, ФИО1 С.В. указывал, что директором ООО «Арктур» он стал с 01 марта 2018 года и в течение полугода знакомился с производством.

При этом как следует из выписки ЕГРЮЛ (л.д.35-40, 42-47 т.6) учредителем ООО «Арктур» ФИО1 С.В. стал с 21 апреля 2016 года, а с 12 марта 2018 года он стал генеральным директором Общества.

Именно ФИО1 С.В. принимал на должность генерального директора ООО «Арктур» ФИО2 Р.В., который в этой должности работал с 2016 по февраль 2018 года и согласно показаний ФИО2 Р.В. в ходе предварительного следствия (л.д.36-46, 228-232 т.3), являясь директором ООО «Арктур», он, ФИО2, самостоятельно занимался всей финансово-хозяйственной деятельностью Общества, вел переговоры с поставщиками, покупателями, заключал от имени Общества договоры. А-н А.И. являлся арендодателем здания, в котором осуществляло деятельность ООО «Арктур», и руководителем Общества не являлся.

Кроме того, судом исследовался протокол осмотра аудиозаписи судебного заседания Арбитражного суда Костромской области от 17 июля 2020 года по делу о взыскании ООО «Арктур» задолженности с ООО «Ювелиры Костромы», согласно которого свидетель ФИО2 Р.В. в судебном заседании указывал, что генеральным директором ООО «Арктур» являлся ФИО1 В.С., А-н А.И. влияния на ООО «Арктур» не имел.

В одних показаниях ФИО1 С.В. указывал, что фактически руководил Обществом А-н А.И., а он являлся только администратором, в других показаниях указывал, что сам вел хозяйственную деятельность Общества.

При этом, все представленные в материалах дела документы по оформленным сделкам с ООО «Ассоциация ремесленников» и ООО «Альпина» подписаны не А-ным А.И.

Так, договор поставки от 15 января 2018 года, заключенный между ООО «Ассоциация ремесленников» и ООО «Арктур», подписан ФИО2 Р.В., который в тот период являлся генеральным директором ООО «Арктур», а ФИО1 С.В. являлся учредителем этого Общества.

Счета-фактуры № 2,3 от 22 января 2018 года, № 6, 7 от 02 февраля 2018 года, согласно которым ООО «Ассоциация ремесленников» поставило в адрес ООО «Арктур» золото аффинированное по договору поставки от 15 января 2018 года, содержат сведения о получении товара генеральным директором ФИО2 Р.В. и стоит его подпись.

Акты приема-передачи материальных ценностей от 22 января и 02 февраля 2018 года содержат сведения о получении материальных ценностей от представителя ООО «Аргус» ФИО18 генеральным директором Мазиныи Р.В.

Счет-фактура № 11 от 13 марта 2018 года, согласно которому ООО «Ассоциация ремесленников» поставило в адрес ООО «Арктур» золото аффинированное по договору поставки от 15 января 2018 года, содержат сведения о получении товара менеджером ФИО243 и стоит ее подпись.

Акт приема-передачи материальных ценностей от 13 марта 2018 года содержит сведения о получении материальных ценностей от представителя ООО «Аргус» ФИО18 менеджером ФИО243

Договор купли-продажи оборудования от 01 марта 2018 года, заключенный между ООО «Альпина» и ООО «Арктур», подписан генеральным директором ФИО1 С.В.

Согласно акта налоговой проверки (л.д.5-88 т.5), в ходе проверки был исследован передаточный акт от 27 марта 2018 года, согласно которому продавец ООО «Альпина» передал в адрес ООО «Арктур» оборудование бывшее в употреблении и акт подписан ФИО21 (учредитель и генеральный директор ООО «Альпина») и ФИО1 С.В., и по бухгалтерскому учету оборудование принято на баланс ООО «Арктур» 27 марта 2018 года.

Налоговые декларации от 25 апреля и 30 мая 2018 года имеют подписи генерального директора ФИО1 С.В.

Согласно протокола осмотра блокнота, изъятого у ФИО1 С.В. (л.д.1-130 т.10), в указанном блокноте содержатся записи по сделкам с ООО «Ассоциация ремесленников», даты встреч в г. Рыбинске Ярославской области и п. Красное-на-Волге с представителями ООО «Ассоциация ремесленников», информация о количестве приобретаемого золота.

Утверждения ФИО1 С.В. о том, что А-н А.И. давал устные указания генеральному директору ФИО2 Р.В., а впоследствии и ему о заключении сделок с определенными фирмами, подписании договоров по сделкам, подачи деклараций с ложными сведениями и их подписании, ничем объективно не подтверждены, к тому же опровергаются приведенными выше показаниями свидетеля ФИО2 Р.В.

Кроме того, согласно показаний свидетеля ФИО3 Е.В., именно ФИО1 С.В. брал ее на переговоры с контрагентами один или два раза, так она вместе с ним ездила в г. Рыбинск на переговоры.

Согласно показаний свидетеля ФИО21., именно ФИО1 С.В. приезжал на переговоры в ООО «Аргус» с представителем ООО «Ассоциация ремесленников».

Согласно показаний представителя потерпевшего Владимирова А.Н., акт налоговой проверки был вручен директору ООО «Арктур» ФИО1 С.В., который в свою очередь написал возражения и указал, что предпринял все действия по проверке ООО «Ассоциация ремесленников» и вычет был принят законно.

Утверждения ФИО1 С.В. о том, что часть полученных денежных средств по налоговому вычету, предоставленному по предоставленным налоговым декларациям, были переданы им А-ну А.И., являются голословными, объективного подтверждения не нашли, сам ФИО1 С.В. указывал, что документального подтверждения этому нет.

Выводы налоговой проверки об аффилированности А-на А.И., его выгоде от сделок, как правильно указал суд первой инстанции, являются предположительными.

Ссылки на участие А-на А.И., как непосредственного руководителя ООО «Арктур» при заключении сделок с другими контрагентами, в частности с ООО «Платина», проверялись судом первой инстанции, своего объективного подтверждения не нашли.

Факт осуществления деятельности ООО «Арктур» в здании ООО «Верхне-Волжская ювелирная фабрика», учредителем и руководителем которой являлся А-н А.И., на что ссылается государственный обвинитель, сам по себе не свидетельствует о фактическом руководстве ООО «Арктур» А-ным А.И., поскольку ООО «Арктур» арендовало у А-на А.И. помещения для осуществления своей деятельности.

Не свидетельствуют об этом и телефонные соединения А-на А.И. с сотрудниками ООО «Арктур».

Утверждения государственного обвинителя о том, что фактически на предварительном следствии А-н А.И. свою вину признавал, являются несостоятельными.

Изначально А-н А.И. виновным себя не признавал, поясняя, что он и ФИО24 являлись учредителями ООО «Арктур», которое в 2015 году продали ФИО1, и тот стал единственным собственником Общества. После продажи Общества, они стали предоставлять ФИО1 в аренду свои площади и оборудование. В финансово-хозяйственной деятельности, производственной деятельности Общества он, А-н, участия не принимал, каких-либо указаний ФИО1 по осуществлению работы Общества не давал.

Показания А-на А.И. объективно ничем не опровергнуты.

Ссылки государственного обвинителя на показания А-на А.И. в качестве подозреваемого от 24 декабря 2019 года, являются несостоятельными, поскольку указанный протокол допроса подозреваемого А-на А.И. судом первой инстанции не исследовался и не представлялся в качестве доказательства стороной обвинения.

Доводы апелляционного представления о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, о том, что необоснованно отвергнуты представленные стороной обвинения доказательства, нельзя признать состоятельными. Суд в полном объеме исследовал все доказательства обвинения и пришел к правильному выводу о том, что они либо достоверно не подтверждают причастность А-на А.И. к совершению преступления либо носят предположительный характер, в связи с чем не могут быть положены в основу обвинения, с приведением в приговоре мотивов принятого решения, с которыми суд апелляционной инстанции соглашается.

Несогласие государственного обвинителя с оценкой доказательств, изложенной в приговоре, не свидетельствует о нарушении судом требований уголовно-процессуального закона и не может служить основанием к отмене вынесенного судебного решения.

В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства, нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов осужденным и их защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Нарушений закона тем, что были оглашены только вводная и резолютивная части приговора не усматривается. Процессуальное решение по данному вопросу судом принято.

Преступление в совершении которого обвинялся А-н А.И. по ч.1 ст. 199 УК РФ включено в Главу 22 УК РФ (Преступления в сфере экономической деятельности), что давало суду основания для использования специального правила, предусмотренного ч.7 ст.241 УПК РФ об оглашении вводной и резолютивной части приговора.

Оснований для отмены приговора суд апелляционной инстанции не усматривает.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ,

п о с т а н о в и л:

Приговор Свердловского районного суда г. Костромы от 27 декабря 2021 года в отношении А-на А.И. оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя Евстратенко А.А. – без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано участниками процесса в кассационном порядке в соответствии с положениями главы 47.1 УПК РФ в судебную коллегию по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции через Свердловский районный суд г. Костромы, постановивший приговор, в течение 6 месяцев со дня вступления его в законную силу. В случае пропуска указанного срока обжалования или отказа в его восстановлении кассационная жалоба подается непосредственно в суд кассационной инстанции.

В случае подачи кассационной жалобы, кассационного представления А-н А.И. вправе ходатайствовать о личном участии в суде кассационной инстанции.

Источник

Похожая практика: