Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 199 УК РФ » В указанные в обвинении время и место оправданный преимущественно находился за пределами города, выезжал из РФ, поэтому уклониться от уплаты налогов не мог. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 16.06.2022 № 22-2244/22

В указанные в обвинении время и место оправданный преимущественно находился за пределами города, выезжал из РФ, поэтому уклониться от уплаты налогов не мог. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 16.06.2022 № 22-2244/22

16 июнь 2022
316

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе председательствующего судьи Азовцевой О.А., судей Ивановой Л.В. и Матвеевой Т.Ю., с участием прокурора отдела прокуратуры Санкт-Петербурга Мининой А.Г., адвоката Путрешы С.В., в защиту оправданного А-о М.А. и в интересах его законного представителя С.Н., действующего на основании удостоверения №... и ордер №..., представителя потерпевшего МИФНС №... по Санкт-Петербургу Захаровой Ю.И., действующей на основании доверенности №... от 10.01.2022, при секретаре Егоренко М.К., рассмотрела в судебном заседании 16 июня 2022 года апелляционное представление помощника прокурора Московского района Санкт-Петербурга Никулкиной Ю.Е. на приговор Московского районного суда Санкт-Петербурга от 10 декабря 2021 года, которым А-о Максим Александрович, родившийся <дата> в <адрес>, гражданин РФ, умерший <дата> в <адрес>, <...>, зарегистрированный по адресу: <адрес>, ранее не судимый, оправдан по предъявленному обвинению по п.п. «а, б» ч. 2 ст. 199 УК РФ ввиду его непричастности к совершению преступления в соответствие с п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

За А-о М.А. признано право на реабилитацию и возмещение вреда, причиненного ему в результате уголовного преследования. Разъяснено право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, в порядке ст.ст. 135-136 УПК РФ, по вступлении приговора в законную силу.

Постановлено направить уголовное дело Прокурору Санкт-Петербурга для принятия мер к установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, по вступлении приговора в законную силу.

Приговором суда разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Азовцевой О.А., выступление прокурора Мининой А.Г., мнение представителя потерпевшего Захаровой Ю.И., адвоката Путреши С.В., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

Приговором суда А-о М.А. оправдан по обвинению в совершении уклонения от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, ввиду его непричастности к совершению преступления в соответствие с п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

В апелляционном представлении помощник прокурора Московского района Санкт-Петербурга Никулкина Ю.Е. просит приговор суда отменить, как незаконный и необоснованный, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

В обоснование указывает на то, что приговор суда не отвечает критериям, установленным ст. 297 УПК РФ. Судом не дана объективная оценка каждому доказательству, представленному стороной обвинения, не приняты меры к их проверке путем сопоставления с другими доказательствами и не дана беспристрастная оценка всей совокупности доказательств.

При изложении в приговоре правовой оценки действий А-о М.А., суд, с учетом предъявленного обвинения пришел к ошибочному выводу о непричастности А-о М.А. к преступлению, в совершении которого он обвинялся. Полагает, что данный вывод суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела и противоречит представленным стороной обвинения доказательствам.

Просит учесть, что в ходе судебного следствия свидетели пояснили, что А-о М.А. имел свой кабинет в обоих офисах организации, часто приезжал в г. Санкт-Петербург автомобильным транспортом. Данные факты, по мнению помощника прокурора, свидетельствуют о возможности совершения А-о М.А. противоправных действий в месте и в периоды, указанные в обвинительном заключении.

Ссылается на п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.11.2019 № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления» и на положения законодательства о налогах и сборах, согласно которым срок представления налоговой декларации (расчета) и сроки уплаты налога, сбора, страхового взноса могут не совпадать, поэтому моментом окончания преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, следует считать фактическую неуплату налогов, сборов, страховых взносов в срок, установленный законодательством о налогах и сборах.

Обращает внимание, что в обвинительном заключении по уголовному делу указан период времени совершения А-о М.А. преступления, а также время фактической неуплаты налогов в установленный законодательством срок. Таким образом, время совершения преступления следствием установлено и отражено в обвинительном заключении. При этом время фактической неуплаты налогов не связано с перемещениями А-о М.А. по территории Российской Федерации и зарубежных стран.

Местом окончания преступления, исходя из положений Постановления Пленума, следует считать место расположения налогового органа, соответственно — на территории г. Санкт-Петербурга, куда предоставлялись налоговые декларации.

Таким образом, в обвинительном заключении достоверно определены и отражены время и место совершения преступления — место нахождения налогового органа, в который предоставлялись налоговые декларации.

Доводы суда о том, что показания свидетелей А.В., М.Н., К.В., Ч.Ч., Ю.Ю., Л.А. не содержат сведений о совершении А-о М.А. инкриминируемого ему преступления, по мнению государственного обвинителя, являются необоснованными.

Просит учесть, что из показаний Д.М. следует, что использование контрагентов ООО «ТД Прожектор», ООО «Вайт», ООО «Интербалт», ООО «Мегаполис», «Промавтоматика», ООО «Фактория» и ООО «ТК Евразия» в деятельности ООО «Технопоиск» было исключительно с целью уклонения от уплаты налогов. А-о М.А. лично рассказал ей «схему» уклонения и указал на необходимость продолжения использования указанных контрагентов - «фирм-однодневок», после ее назначения на должность директора ООО «Технопоиск». Именно А-о М.А. отвечал за подбор данных контрагентов. Довод адвоката о возможных недостоверных показаниях Д.М. в связи с наличием гражданского спора с наследниками А-о М.А. судом отвергнут.

Из показаний свидетеля А.В. следует, что в период с 15.11.2004 по 05.12.2016 она работала в ООО «Технопоиск» в должности главного бухгалтера. А-о М.А. принимал достаточно активное участие в деятельности ООО «Технопоиск». Исходя из ее личных наблюдений, А-о М.А. очень часто общался с Д.М., они постоянно обсуждали вопросы хозяйственной деятельности компании. А-о М.А. курировал логистическое направление ООО «Технопоиск», а также работу обособленных подразделений, расположенных в различных субъектах Российской Федерации.

Согласно показаниям М.Н. с 2014 года он занимает должность заместителя генерального директора - руководителя правового департамента ООО «Технопоиск». За поиск поставщиков бытовой техники отвечал отдел закупок, руководил которым А-о М.А. Из находящихся в ООО «Технопоиск» документов ему известно, что ООО «ТК «Евразия», ООО «Промавтоматика», ООО «ТД «Прожектор», ООО «Вайт», ООО «Мегаполис», ООО «Фактория», ООО «Интербалт» являлись поставщиками бытовой техники для ООО «Технопоиск». Договоры с данными компаниями начали заключаться еще в 2011 году.

Свидетель К.В. показал, что он и Д.М. являются соучредителями ООО «Альфа». ООО «Технопоиск» ему известно, так как данное общество приобретает у ООО «Альфа» товар - бытовую технику. Примерно до 2014-2015 года он подчинялся А-о М.А. по вопросам закупок ООО «Альфа» продукции - бытовой техники у иностранных организаций, а в начальный период деятельности компаний - на внутреннем рынке РФ. Как генеральный директор ООО «Альфа» он подчинялся А-о М.А. в вопросах приобретения продукции, так как А-о М.А. отвечал за приобретение продукции от имени всех юридических лиц, входящих в ГК «Редмонт». За поиск контрагентов — поставщиков продукции для ООО «Технопоиск» отвечал А-о М.А. На тот момент, когда он трудоустроился в ООО «Технопоиск», а также в период его работы в данном обществе, за доставку товара на склад ООО «Технопоиск» (то есть за логистику) отвечал А-о М.А., который являлся соучредителем ООО «Технопоиск». Ему об этом известно со слов самого А-о М.А., так как он неоднократно общался с ним лично. Со слов А-о М.А. ему также известно, что последним было организовано движение товара на территории РФ от границы и до склада ООО «Технопоиск». После создания данного общества, часть товаропотока в виде бытовой техники, поступающей в ООО «Технопоиск», с организованной А-о М.А. «цепочкой» движения товара, была «переключена» на ООО «Альфа».

Свидетель Ч.Ч., показал, что в период с октября 2014 года по август 2015 года он работал в ООО «Технопоиск» в должности руководителя отдела закупок. Специального подразделения, отвечающего за поиск контрагентов поставщиков продукции (бытовой техники) в ООО «Технопоиск» не было, так как весь ассортимент товара, который ООО «Технопоиск» планировался приобрести, определял А-о М.А. Данный список товаров А-о М.А. передавал ему, а он его перенаправлял партнеру ООО «Технопоиск» - компании-нерезиденту «POWER POINT», расположенной в Китае. Получив заказ от ООО «Технопоиск», компания-нерезидент «POWER POINT» поставляла для ООО «Технопоиск» на территорию РФ бытовую технику, согласно размещенному заказу. За транспортировку бытовой техники от «POWER POINT» до склада ООО «Технопоиск» отвечал К.В.

Свидетель Ю.Ю. показала, что с августа 2013 года она работала в ООО «Технопоиск» в должности руководителя отдела интеллектуальной собственности, с А-о М.А. она была знакома лично. Ей не известно, какую А-о М.А. занимал должность в ООО «Технопоиск», но исходя из общения с ним она поняла, что он курировал вопросы логистики, то есть доставку товара от компании-нерезидента, расположенной за пределами Российской Федерации до склада ООО «Технопоиск» в Российской Федерации, а также вопросы закупки товара у иностранных контрагентов.

Из показаний свидетеля Л.А. следует, что в период с апреля 2012 года по август 2014 года она работала в ООО «Технопоиск» в должности менеджера по персоналу отдела кадров. Все сотрудники общества фактически подчинялись трем людям: С.С., А-о М.А. и Д.М., которые управляли данным холдингом, но каждый в своей части.

Таким образом, как указывает автор представления, А-о М.А. принимал активное участие в деятельности ООО «Технопоиск» и причастен к совершению преступления.

В соответствии со ст. 88 УПК РФ, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. Согласно п.6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре» судом должна быть дана оценка всем исследованным доказательствам.

Однако, по мнению помощника прокурора, в нарушение требований уголовно-процессуального закона, приговор суда не содержит мотивов возникших сомнений в достоверности показаний свидетеля Д.М. относительно конкретных действий А-о М.А. Напротив, материалы уголовного дела указывают на последовательность показаний Д.М., объективно подтвержденных иными доказательствами по делу.

Доводы суда о постоянном длительном проживании А-о М.А. за пределами г. Санкт-Петербурга и неоднократных длительных выездах последнего как за пределы г. Санкт-Петербурга, так и территории Российской Федерации, что, якобы, свидетельствует о невозможности совершения последним преступления, также являются необоснованными.

Согласно исследованным в судебном заседании сведениям, содержащимся в справке ПТК «Розыск-Магистраль», А-о М.А. регулярно перемещался по территории Российской Федерации авиа и железнодорожным транспортом. Также данные сведения и материалы уголовного дела свидетельствуют о возможности передвижения А-о М.А. посредством использования иных видов транспорта, например, автомобиля. Данные факты не исключают возможность совершения А-о М.А. противоправных действий в месте и в периоды, указанные в обвинительном заключении.

Сам факт наличия у А-о М.А. заболевания не предполагает невозможности совершения каких-либо действий во исполнение преступного умысла. Инкриминируемое А-о М.А. деяние не связано с выполнением активных физических действий и, таким образом, состояние здоровья последнего не может исключить возможность их совершения.

В судебном заседании прокурор и представитель МИФНС России №... по Санкт-Петербургу поддержали апелляционное представление, просили приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

Адвокат Путреша С.В. в защиту А-о М.А. против доводов представления возражал, указывая на законность и обоснованность приговора суда.

Судебная коллегия, проверив доводы апелляционного представления, выслушав мнение участников судебного заседания, полагает оправдательный приговор в отношении С.Н. законным и обоснованным.

В соответствии со ст. 73 УПК РФ, по уголовному делу подлежат доказыванию: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; характер и размер вреда, причиненного преступлением; обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния.

В силу постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления» ответственность по ст. 199 УК РФ наступает в случае уклонения от уплаты федеральных налогов и сборов, страховых взносов, региональных налогов и местных налогов и сборов.

Способами уклонения от уплаты налогов являются действия, состоящие в умышленном включении в налоговую декларацию (расчет) или иные документы, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, либо бездействие, выражающееся в умышленном непредставлении налоговой декларации (расчета) или иных указанных документов.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, может быть лицо, уполномоченное в силу закона либо на основании доверенности подписывать документы, представляемые в налоговые органы организацией, являющейся плательщиком налогов, в качестве отчетных за налоговый (расчетный) период. Такими лицами являются руководитель организации - плательщика налогов либо уполномоченный представитель такой организации (статья 29 НК РФ). Субъектом данного преступления может являться также лицо, фактически выполнявшее обязанности руководителя организации - плательщика налогов, сборов, страховых взносов.

Уклонение от уплаты налогов возможно только с прямым умыслом.

К организациям, указанным в ст. 199 УК РФ, относятся юридические лица, образованные в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также иностранные юридические лица, компании и другие корпоративные образования, обладающие гражданской правоспособностью, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств, международные организации, филиалы и представительства указанных иностранных лиц и международных организаций, созданные на территории Российской Федерации.

Как следует из предъявленного обвинения, А-о М.А. и другое лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, с 25.01.2010 и до 29.10.2012 являясь наряду с этим лицом собственником 60% долей уставного капитала общества с ограниченной ответственностью «Технопоиск», а с 29.10.2012 по 19.04.2016 являясь наряду с этим лицом собственником 100% долей уставного капитала данного общества, и будучи наделенным в соответствии с п. 5.1. Устава ООО «Технопоиск», утвержденного решением общего собрания учредителей (протокол №1 от 28.10.2004), с учетом изменений, утвержденных протоколом общего собрания №2 от 06.08.2008 и Устава ООО «Технопоиск», в том числе, полномочиями: участвовать в управлении делами Общества, в порядке, установленном Законом и настоящим уставом; получать полную информацию о деятельности Общества и знакомиться с его бухгалтерской и иной документацией в порядке, предусмотренном п. 5.3 устава, то есть на основании письменного запроса генеральному директору Общества; принимать участие в перераспределении прибыли, а также совместно с Д.М., назначенной 26.11.2012 решением внеочередного общего собрания ООО «Технопоиск» на должность генерального директора данного Общества, которая 16.10.2018 приговором Московского районного суда г. Санкт-Петербурга признана виновной в совершении данного преступления, совершил уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, посредством принятия кадровых решений о назначении на управленческие должности лиц, контроля их деятельности, а также деятельности ООО «Технопоиск» по фактическому приобретению товара за пределами Российской Федерации и его доставке в Общество под видом приобретения на российском рынке, с целью завышения цены товара и включения в его стоимость НДС путем оформления мнимых сделок с юридическими лицами на якобы поставку бытовой техники с последующем отражением данных операций в бухгалтерском и налоговом учете организации и включением в налоговые декларации ООО «Технопоиск» по НДС и налогу на прибыль заведомо ложных сведений о суммах налоговых вычетов, уклонился, таким образом, от налогообложения.

С этой целью С.Н. в соучастии с лицом, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, а в дальнейшем и в соучастии с Д.М., отстранили от участия в осуществлении основного вида деятельности - организации купли-продажи бытовой техники генерального директора ООО «Технопоиск» В.В., и образовали коллегиальный исполнительный орган Общества, то есть, фактически присвоили себе полномочия генерального директора ООО «Технопоиск», приискали юридические лица, выдаваемые за поставщиков бытовой техники, для совершения с ними от имени ООО «Технопоиск» мнимых сделок, заключили с ними фиктивные договоры на поставку в адрес Общества бытовой техники, с включенными в них ложными сведениями о цене товара, в том числе НДС, а также иные сопутствующие первичные бухгалтерские документы о взаимоотношениях ООО «Технопоиск» с данными юридическими лицами; обеспечили поступление в бухгалтерию ООО «Технопоиск» подложной первичной бухгалтерской документации и внесение в налоговые декларации ООО «Технопоиск» по налогу на прибыль организации и НДС заведомо ложных сведений о существенно заниженных суммах налога, подлежащих оплате.

Принимая решение об оправдании А-о М.А., суд правомерно указал на то, что исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами не подтверждено, что А-о М.А. совершал указанные выше действия, а именно подбор контрагентов, таких как ООО «Фактория», ООО «ТК «Евразия», ООО «Промавтоматика», ООО «ТД «Прожектор», ООО «Вайт», ООО «Интербалт» и ООО «Мегаполис», с которыми впоследствии осуществлялась фиктивная деятельность, приискание первичных бухгалтерских документов (счета-фактуры и товарные накладные), создающих видимость приобретения у указанных выше лиц-поставщиков Обществом бытовой техники и обеспечение принятия первичных бухгалтерских документов, содержащих ложные сведения, к учету, а также не подтверждено, что А-о М.А. давал указания В.В. и А.В. подписывать бухгалтерские документы, отражающие фиктивную деятельность.

Обосновывая свои выводы в этой части, суд подробно привел и тщательно проанализировал все представленные стороной обвинения доказательства, указав на то, что показания представителя потерпевшего,  свидетелей  А.В.,  Я.Я.,  Т.Т.,  М.Н., Ц.Ц.,  А.А., Р.Р, А.С., О.О., Т.В., С.В., И,И.,  К.В., З.З., Э.Ю., Е.В., Р.Р.,  Ф.Ф., Ч.Ч., З.Д., Ю.Ю., Л.А., Л.Л.,  О,О., Б.Б., Н.Н., Д.Д., Т.П.,  Н.И., О.П., К.В.,  Е.Н., М.М., Н.Я., К.М.,  Р.Ю., а также письменные доказательства в своей совокупности не подтверждают причастности А-о М.А. к совершению уклонения от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере как способом, описанным в фабуле предъявленного обвинения - путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, так и способом, описанным по существу обвинительного заключения.

Вопреки доводам представления, из показаний свидетелей А.В., М.Н., К.В., Ч.Ч., Ю.Ю. Л.А., следует только то, что С.Н. принимал участие в деятельности ООО «Технопоиск», занимался вопросами логистики, отвечал за поиск поставщиков бытовой техники, что не свидетельствует о совершении им действий в рамках предъявленного ему обвинения.

Показания свидетелей, в частности, А.В., Ц.Ц., Т.В., С.В., а также письменные материалы содержат сведения о том, что решения о распоряжении денежными средствами данного общества, в том числе, в счет оплаты приобретенной бытовой техники и в счет уплаты налогов принимала Д.М.

Показания свидетеля В.В. не содержат сведений о том, что С.Н. самостоятельно или в соучастии с иным лицом, отстранил его как генерального директора от участия в осуществлении основного вида деятельности - организации купли-продажи бытовой техники. Данный свидетель указывает о том, что в период с 01.01.2012 по 07.12.2012, а также в иной период его работы в ООО «Технопоиск», за поиск и выбор контрагентов – поставщиков бытовой техники отвечал С.С. Заключение договора с кем-либо из поставщиков было невозможно без согласований данного поставщика С.С., который также отвечал за экономическую целесообразность деятельности ООО «Технопоиск». При этом он (В.В.) подписывал налоговые декларации ООО «Технопоиск» и принимал решения о перечислении денежных средств в счет уплаты налогов. При появлении в составе учредителей ООО «Технопоиск» А-о М.А., тот стал отвечать за развитие логистического направления.

Из показаний представителя потерпевшего Т.С. следует, что в результате проведения налоговой проверки было выявлено событие налогового преступления, а также лицо, напрямую ответственное за его совершение, – генеральный директор Д.М., со слов которой представителю известно, что к созданию преступной схемы причастен А-о М.А., поскольку именно он сообщил ей о том, как организована схема поставки товара из-за границы для оптимизации налоговой нагрузки. При этом в ходе налоговой проверки иных доказательств, указывающих на А-о М.А., как на организатора, исполнителя или пособника данного налогового преступления, не добыто.

Как правильно указал суд, письменные и вещественные доказательства и документы, подтверждающие вину А-о М.А. в инкриминируемом преступлении, суду представлены не были, равно как и не имеется доказательств иной формы причастности А-о М.А. к уклонению от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенному группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Показания иных свидетелей, допрошенных в ходе предварительного и судебного следствия, приведенные и проанализированные в приговоре, также не содержат подтверждения указанного выше обвинения.

Оценивая показания свидетеля Д.М. о причастности к совершению указанного преступления, суд правомерно исходил из того, что её показания не подтверждаются иными доказательствами, исследованными судом, и, соответственно, не образуют совокупности доказательств, достаточной для признания А-о М.А. виновным в совершении инкриминируемого ему преступления. Кроме того, показания данного свидетеля фактически не содержат сведений о совершении А-о М.А. конкретных действий, которые вменены ему в вину и могут свидетельствовать о наличии состава преступления.

Кроме этого, в приговоре приведены показания свидетеля защиты И.М., который показал суду, что работал в ГК «Редмонд» и ООО «Технопоиск» с марта 2012 года по 16.11.2015 года. С.С. имел контрольный пакет акций, являлся коммерческим директором, на место генерального директора по настоянию С.С., как ведущего учредителя, приняли Д.М. В обязанности участников входило: С.С. - закупка, маркетинг, ценообразование, политика продаж; Д.М. - все финансовые вопросы; А-о М.А. - административно-хозяйственный блок, он участвовал в открытии новых филиалов, его работа носила разъездной характер: подбор мест, складов, персонала, определение логистики филиалов. Ему известно, что до того, как стать генеральным директором Д.М. работала в другой фирме по импорту и продаже автозапчастей, имела большой опыт в организации ввоза продукции, таможенного оформления и оптимизации процесса с точки зрения налогообложения. Все финансовые вопросы были в ведении Д.М., налоговой отчетностью занималась она и главный бухгалтер А.В. С.С. вероятно информировался.

Также стороной защиты в обоснование доводов о непричастности А-о М.А. к инкриминируемому деянию были предоставлены документы, свидетельствующие о перемещениях А-о М.А. как по территории РФ, так и выездах за границу, начиная с 2012 года и до его смерти, и о состоянии здоровья подсудимого и его несовершеннолетней дочери Е.Е,

Оценивая данные документы в совокупности с показаниями законного представителя С.Н. и свидетеля Т.З,, суд правомерно указал на то, что в инкриминируемые органами предварительного следствия время и место совершения продолжаемого преступления, учитывая вмененный способ в виде совершения активных действий, А-о М.А. преимущественно находился за пределами Санкт-Петербурга, неоднократно выезжал из РФ, кроме того, с весны 2014 года страдал тяжелым заболеванием, вследствие которого скончался <дата>.

Перечисленные доказательства наряду и иными собранными по делу доказательствами, позволили суду сделать правильный вывод о недоказанности совершения А-о М.А. вмененных ему действий.

При таких обстоятельствах, доводы представления о том, что А-о М.А. имел свой кабинет в обоих офисах организации, часто приезжал в г. Санкт-Петербург автомобильным транспортом, а также о том, что время фактической неуплаты налогов не связано с перемещениями А-о М.А. по территории Российской Федерации и зарубежных стран, не ставят под сомнение выводы суда и не влияют на законность приговора.

С учетом изложенного, оснований для отмены приговора суда по доводам апелляционного представления судебная коллегия не усматривает.

Суд первой инстанции всесторонне, полно и объективно исследовал обстоятельства дела, проверил и сопоставил представленные доказательства, оценив их как каждое в отдельности, так и в совокупности, оценил собранные и исследованные доказательства как достаточные для разрешения дела.

Вопреки доводам апелляционного представления, суд надлежащим образом оценил все исследованные доказательства, посчитал их относимыми и допустимыми, полученными без нарушений действующего законодательства.

Оценивая исследованные доказательства, суд пришел к правильному выводу о том, что совокупностью исследованных доказательств достоверно не установлено, что подсудимый А-о М.А. причастен к совершению уклонения от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, как в виде непосредственного исполнения, так и организации преступной схемы, так и пособничества.

Судебная коллегия находит данный вывод обоснованным, поскольку ни одно из представленных стороной обвинения доказательств, в том числе, на которые содержится ссылка в апелляционном представлении, как каждое, так и в совокупности, бесспорно не свидетельствует о доказанности вины А-о М.А. по предъявленному обвинению.

Вопреки мнению автора апелляционного представления, данный вывод не опровергается показаниями перечисленных выше свидетелей.

При изложенных обстоятельствах суд, руководствуясь ст. 14 УПК РФ, согласно которой все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены, толкуются в пользу обвиняемого, а также положениями ч. 4 ст. 302 УПК РФ, согласно которой обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств, постановил законное и обоснованное судебное решение в отношении А-о М.А.

Выводы о невиновности А-о М.А. сделаны судом на основании совокупности доказательств, приведенных в приговоре, которым дана надлежащая оценка, оснований не согласиться с которыми у судебной коллегии не имеется. Каких-либо новых обстоятельств, влияющих на их законность, суду апелляционной инстанции не представлено.

Судебное разбирательство по делу проведено с соблюдением принципов состязательности сторон и презумпции невиновности. Приговор соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, является законным, обоснованным и мотивированным.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Приговор Московского районного суда Санкт-Петербурга от 10 декабря 2021 года в отношении А-о Максима Александровича оставить без изменения, апелляционное представление - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке в Третий кассационный суд общей юрисдикции через районный суд в течение шести месяцев со дня вступления приговора в законную силу.

В случае подачи кассационной жалобы или кассационного представления заинтересованные лица вправе ходатайствовать об участии в рассмотрении дела судом кассационной инстанции.

Источник

Похожая практика: