По иску прокурора ущерб, причиненный налоговым преступлением, взыскан с организации, однако ни она как ответчик, ни ИФНС как истец к участию в деле не привлечены. Апелляционное определение Ленинградского областного суда от 06.07.2016 № 22-1272/16

Статья 199 УК РФ / 854 / Печать
Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе: председательствующего судьи Перфильева Г.В., судей Ступиной Е.Р. и Дроздецкой Т.А., с участием государственного обвинителя - старшего прокурора отдела управления прокуратуры <адрес> Дубова А.Б., осужденного К-ги С.Ф., адвоката Петрюка В.И., при секретаре Дзангиевой Р.М., рассмотрев в апелляционном порядке в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению заместителя <адрес> городского прокурора <адрес> Смагина Е.Е. на приговор <адрес> городского суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, которым К-ГА С.Ф., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, с высшим образованием, женатый, работающий директором ООО «<данные изъяты>», проживающий по адресу <адрес>, не судимый, осужден по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ к 3 годам лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

На основании ст.73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года.

В соответствии с п.9 постановления Государственной Думы № 6576-6 от 24 апреля 2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» К-га С.Ф. освобожден от наказания.

Гражданский иск прокурора удовлетворен. С ООО «<адрес>» в федеральный бюджет Российской Федерации взыскано <данные изъяты> рублей.

Заслушав доклад судьи Ступиной Е.Р., выслушав мнение государственного обвинителя Дубова А.Б., поддержавшего доводы апелляционного представления, объяснения осужденного К-ги С.Ф. и адвоката Петрюка В.Т., возражавших против его удовлетворения, судебная коллегия

установила:

К-га С.Ф. признан виновным в уклонении от уплаты налогов с организаций путем включения в налоговую декларацию и иные документы, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, в особо крупном размере, при следующих обстоятельствах:

являясь директором и главным бухгалтером ООО «<данные изъяты>», которое в соответствии со ст.ст.19 и 243, 143 НК РФ является плательщиком налога на прибыль организаций и НДС, из корыстных побуждений, не позднее ДД.ММ.ГГГГ с целью получения незаконной налоговой выгоды создал искусственный документооборот и схему финансово-экономических отношений по сделкам при отсутствии реальных хозяйственных операций с ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>», в период с ДД.ММ.ГГГГпо ДД.ММ.ГГГГ включил в бухгалтерские документы и налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость за ДД.ММ.ГГГГ ДД.ММ.ГГГГ года и ДД.ММ.ГГГГ ДД.ММ.ГГГГ года, а также по налогу на прибыль организаций за ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ годы недостоверные сведения о расходах ООО «<данные изъяты>», после чего подписал их и представил в ИФНС по <адрес> в указанные в приговоре сроки. Таким образом, К-га С.Ф. уклонился от уплаты налога на прибыль организаций за ДД.ММ.ГГГГ года в сумме <данные изъяты> рубля и налога на добавленную стоимость за ДД.ММ.ГГГГ года в сумме <данные изъяты> рубля, а всего в сумме <данные изъяты> рублей, то есть в особо крупном размере.
    
В судебном заседании К-га С.Ф. вину в совершении преступления не признал и пояснял, что ООО «<данные изъяты>» вело хозяйственную деятельность с ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>», поэтому полагает необоснованным доначисление налогов на добавленную стоимость и на прибыль организации, в связи с чем заведомо ложных сведений в налоговую декларацию и иные документы он не включал.

В апелляционном представлении заместитель <данные изъяты> городского прокурора Смагин Е.Е., не оспаривая выводы суда о доказанности вины К-ги С.Ф., квалификации его действий и размере наказания, просит отменить приговор в части разрешения гражданского иска. В обоснование представления указывает, что в соответствии со ст.1064 ГК РФ причиненный вред подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Поскольку в силу п.1 ст.27 Налогового кодекса РФ законными представителями юридического лица являются лица, уполномоченные представлять указанное лицо на основании закона или учредительных документов, а К-га С.Ф. является директором ООО «<данные изъяты>», следовательно он несет ответственность, если при осуществлении своих права и исполнения своих обязанностей действовал недобросовестно или неразумно. К-га С.Ф., являясь руководителем организации, руководствовался преступным умыслом, направленным на уклонение от уплаты налогов, и причинил ущерб бюджету РФ, т.е. ущерб бюджету причинен организацией по вине ее руководителя, а потому осужденный является лицом, ответственным за возмещение причиненного государству ущерба. При таких обстоятельствах прокурор полагает необоснованными выводы суда первой инстанции о невозможности возложения на К-гу С.Ф. ответственности за неуплату ООО «<данные изъяты>» налогов, в связи с чем просит приговор в части разрешения гражданского иска отменить, направив дело в данной части на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.

В возражениях на апелляционное представление осужденный К-га С.Ф. просит приговор в части разрешения гражданского иска оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления и возражений на него, выслушав стороны, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Выводы суда о доказанности вины К-ги С.Ф. в преступлении подтверждаются копиями отчетов ООО «<данные изъяты>» о прибылях и убытках за ДД.ММ.ГГГГ года, декларациями по налогу на прибыль за ДД.ММ.ГГГГ года, декларации по НДС за ДД.ММ.ГГГГ года, авансовыми отчетами ООО «<данные изъяты>», карточками счетов 41.4 и 71, договорами купли-продажи продукции, которая в действительности не осуществлялась, товарно-транспортными накладными, счетами-фактурами, выпиской по операциям на счетах ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>»,

показаниями свидетеля В.Н., который пояснял, что с ДД.ММ.ГГГГ года управленческие решения принимал соучредитель ООО «<данные изъяты>» К-га С.Ф., исполнявший функции директора и бухгалтера, в ходе проведенной в ДД.ММ.ГГГГ году налоговой проверки было установлено наличие задолженности по налогам, составляющей с учетом штрафов около № миллионов рублей, что с ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» он не работал,

оглашенными в соответствии с ч.1 ст.281 УПК РФ показаниями свидетеля В.С., которая в действительности ООО «<данные изъяты>» не учреждала, не работала в ней, банковские счета этой фирмы не открывала, доверенностей не выдавала, по месту регистрации фирмы никогда не была, К-гу С.Ф. и В.Н. не знает и общих дел с ними не имела, никаких договоров с ООО «<данные изъяты>» не подписывала, а о том, что является генеральным директором ООО «<данные изъяты>» узнала от сотрудников ИФНС,

оглашенными в соответствии с ч.1 ст.281 УПК РФ показаниями свидетеля Г.В., которая в ДД.ММ.ГГГГ годах за вознаграждение в <данные изъяты> рублей оставляла свой паспорт в одной из фирм, а в ДД.ММ.ГГГГ году паспорт потеряла. К регистрации ООО «<данные изъяты>» и его работе отношения не имеет,

показаниями свидетеля С.В., заместителя начальника отдела выездных проверок ИФНС по <адрес>, из которых следует, что при проведении выездной налоговой проверки установлено, что руководством ООО «<данные изъяты>» для минимизации налогообложения и завышения расходов и налоговых вычетов по налогам была применена схема фиктивного документооборота с ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>». В ходе проверки установлено, что данные фирмы являются «однодневками», представляют «нулевые» отчеты, движений по их расчетным счетам не осуществлялось. В.С., которая была указана в документах руководителем ООО «<данные изъяты>», отрицала свое участие в деятельности ООО, а генеральный директор ООО «<данные изъяты>» Г.В. поясняла, что являлась лишь номинальным руководителем и никаких документов не подписывала. По итогам проверки общая сумма доначисленных налогов составила более 10 миллионов рублей без учета пеней и штрафов,

материалами оперативно-розыскного мероприятия – обследование помещений ООО «<данные изъяты>», в ходе которого изъяты документы, контрольно-кассовая машина <данные изъяты>-<данные изъяты>, заправленная контрольной лентой ООО «<данные изъяты>», печати различных организаций, в том числе ООО «<данные изъяты>»,

заключением судебно-технической экспертизы, согласно выводам которой в части изъятых документах оттиски печати ООО «<данные изъяты>» нанесены печатной формой, которая была представлена на экспертизу, в части изъятых документов оттиски печати вероятно нанесены данной печатной формой,

согласно выводам технико-криминалистической экспертизы, невозможно категорично установить, изготовлены ли при помощи контрольно-кассовой машины, изъятой в ООО «<данные изъяты>», чеки к товарным накладным, однако установлены совпадения по общим признакам – способу печати, количеству строк, конфигурации шрифта и соответствующих одноименных знаков, образующих горизонтальные линии печатных элементов,

актом № от ДД.ММ.ГГГГ выездной налоговой проверки ООО «<данные изъяты>», в разделе 2.4.2 которого «Расходы, связанные с производством и реализацией» указано на применение налогоплательщиком в ДД.ММ.ГГГГ годах схемы ухода от налогообложения путем получения необоснованной налоговой выгоды с использованием фирм-«однодневок». Так, в нарушение п. 1 ст. 252 Налогового кодекса РФ в 2009 году ООО «<данные изъяты>» необоснованно отнесены на расходы, связанные с реализацией продукции (работ, услуг) затраты в сумме <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп. на приобретение нефтепродуктов и втулок к горелке сварочного аппарата у ООО «<данные изъяты>», являющейся фирмой-«<данные изъяты>». По информации МИФНС организация является не отчитывающейся - последняя налоговая отчетность представлена за 3 квартал ДД.ММ.ГГГГ года, транспортных средств, недвижимого имущества, зарегистрированных ККТ не имеет, по указанному в учредительных документах адресу ООО «<данные изъяты>» не находится. Свидетель В.С. пояснила, что об организации ООО «<данные изъяты>» слышит впервые, учредителем и руководителем её не является, с ООО «<данные изъяты>» не знакома, К-гу С.Ф. и В.Н. не знает. Согласно представленным банками выпискам у ООО «<данные изъяты>» отсутствовали операции на счетах. Исходя из данных федеральной базы Центра обработки данных ФНС России ООО «<данные изъяты>» не имеет зарегистрированной контрольно-кассовой техники (ККТ). Контрольно-кассовый аппарат с заводским номером №, на котором отпечатаны кассовые чеки ООО «<данные изъяты>», представленные ООО «<данные изъяты>» в качестве платежных документов, числился за иным юридическим лицом и был снят с учета в связи с истекшим сроком амортизации. Данный кассовый аппарат не содержит ЭКЛЗ (электронная контрольная лента защищенная, являющаяся обязательной частью ККТ). Данная модель контрольно-кассовых машин была исключена из государственного реестра ККМ в ДД.ММ.ГГГГ году. Таким образом, контрольно-кассовый аппарат, на котором отпечатаны чеки ООО «<данные изъяты>», не мог применяться для осуществления денежных расчетов, т.к. был исключен из Государственного реестра ККМ и не имел ЭКЛЗ, обязательной к применению с ДД.ММ.ГГГГ. В связи с вышеизложенным, учитывая, что использование незарегистрированной в налоговых органах ККТ означает её неприменение, представленные ООО «<данные изъяты>» кассовые чеки не могут служить доказательством оплаты товаров. Договоры на поставку, товарные накладные и счета-фактуры, выставленные в адрес покупателя ООО «<данные изъяты>» и представленные в ходе проверки в качестве подтверждающих документов, не могут являться основанием для подтверждения расходов, т.к. подписаны неустановленными лицами. Выездная налоговая проверка выявила отсутствие взаимодействия ООО «<данные изъяты>» с ООО «<данные изъяты>», что позволило сделать вывод о невозможности поставки товаров для ООО «<данные изъяты>» указанным контрагентом и, соответственно, применение налоговых вычетов по НДС и отнесение на расходы затрат, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль организаций, по представленным по результатам взаимоотношений указанных организаций первичным документам и счетам-фактурам, подписанным неустановленными лицами и не соответствующим требованиям ст.ст.169, 252 НК РФ.

В нарушение п. 1 ст. 252 НК РФ ООО «<данные изъяты>» в ДД.ММ.ГГГГ г. были необоснованно отнесены на расходы, связанные с производством и реализацией продукции (работ, услуг), затраты в сумме <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп. на приобретение нефтепродуктов и запасных частей у ООО «<данные изъяты>», поскольку хозяйственных отношений между ними не было. Товарные накладные, полученные от ООО «<данные изъяты>», подписаны от имени генерального директора Г.В., подпись которой заверена печатью ООО «<данные изъяты>», и директором ООО «<данные изъяты>» К-гой С.Ф. Все кассовые чеки к авансовым отчетам без ЭКЛЗ отпечатаны на одном и том же кассовом аппарате, содержащей наименование организации ООО «<данные изъяты>», а само ООО является организацией с «нулевой» отчетностью, численность работников 1 человек, сведений о зарегистрированных ККТ нет, по указанному в учредительных документах адресу ООО «<данные изъяты>» не находится. Свидетель Г.В. пояснила, что является номинальным директором ООО, подписи в договорах и счетах-фактурах выполнены не ею, а сама она подписывала лишь чистые бланки. По данным федерального информационного ресурса ФНС России ООО «<данные изъяты>» не имеет зарегистрированной контрольно-кассовой техники. Контрольно-кассовый аппарат с номером №, на котором отпечатаны кассовые чеки ООО «<данные изъяты>», в базе данных не числится. В ходе обследования офисного помещения ООО «<данные изъяты>» была изъята контрольно-кассовая машина №, заправленная контрольной лентой без ЭКЛЗ ООО «<данные изъяты>», а из сейфа печать ООО «<данные изъяты>». Данная модель ККМ исключена из Государственного реестра ККМ с ДД.ММ.ГГГГ года, из чего следует, что контрольно-кассовый аппарат, на котором отпечатаны чеки ООО «<данные изъяты>», не мог применяться для осуществления денежных расчетов. Налоговая проверка установила отсутствие взаимодействия ООО «<данные изъяты>» с ООО «<данные изъяты>», что позволяет сделать вывод о невозможности поставки товаров для ООО «<данные изъяты>» указанным контрагентом и соответственно применение налоговых вычетов по НДС и отнесение на расходы затрат, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль организации. Расходы в сумме <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп. за ДД.ММ.ГГГГ г. и <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп. за ДД.ММ.ГГГГ г. на приобретение у ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» нефтепродуктов и других товаров не могут быть признаны документально подтвержденными и экономически обоснованными. В ходе проверки выявлены грубые нарушения правил ведения бухгалтерского учета, выразившиеся в недостоверном отражении хозяйственных операций на счете 41.4 «<данные изъяты>» в ДД.ММ.ГГГГ годах, что повлекло завышение расходов при исчислении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и неправомерное применение вычетов по НДС.

Согласно выводам по результатам проверки установлены: неполная уплата налогов на прибыль организаций в сумме <данные изъяты> руб., а также неправомерность включения в книгу покупок и предъявления к вычету налога на добавленную стоимость в сумме <данные изъяты> руб.

решением заместителя начальника Инспекции федеральной налоговой службы по <адрес> № от ДД.ММ.ГГГГ о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, которым ООО «<данные изъяты>» предложено:
уплатить суммы доначисленных неуплаченных (излишне возмещенных) налогов на общую сумму <данные изъяты> руб.;
уплатить штрафы на общую сумму <данные изъяты> руб.;
уплатить пени на общую сумму <данные изъяты> руб. 98 коп.,
внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета,
    
заключением комиссионной налоговой судебной экспертизы №\Э\Н-№- 13 от ДД.ММ.ГГГГ, установившей размер суммы налога на добавленную стоимость, неисчисленной ООО «<данные изъяты>» к уплате в бюджет РФ за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ (по конкретным налоговым периодам),
    
вступившим в законную силу решением <адрес> суда <адрес> и <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, которым отказано в удовлетворении заявления ООО «<данные изъяты>» о признании недействительным решения ИФНС России по <адрес> № от ДД.ММ.ГГГГ о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на прибыль и НДС по хозяйственным операциям с контрагентами ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>». Признаны правильными выводы ИФНС о необоснованном применении ООО «<данные изъяты>» вычетов НДС и отнесении спорных расходов на затраты, уменьшающие налогооблагаемую базу на прибыль, а сами эти затраты – необоснованной налоговой выгодой,
    
постановлением <адрес> арбитражного апелляционного суда от ДД.ММ.ГГГГ, вынесенном по апелляционной жалобе ООО «<данные изъяты>», где указано, что совокупный анализ представленных доказательств свидетельствует об отсутствии факта реальной поставки ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» топлива, битума в адрес налогоплательщика. Представленные первичные документы, а именно договоры, счета-фактуры, ТН содержат противоречивые сведения и не подтверждают реального исполнения сделок, количество и стоимость фактически полученного Обществом топлива. Контрагенты в связи с отсутствием персонала, основных средств, текущих общехозяйственных расходов не имели объективной возможности для осуществления поставки топлива. Решение суда первой инстанции в части правильности выводов о неуплате ООО «<данные изъяты>» указанных налогов оставлено без изменения,

постановлением Арбитражного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, которым постановление <адрес> арбитражного апелляционного суда от ДД.ММ.ГГГГ оставлено без изменения, а кассационная жалоба ООО «<данные изъяты>» - без удовлетворения.

Согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 64 от 28 декабря 2006 года «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», при рассмотрении уголовных дел о налоговых преступлениях судам необходимо учитывать вступившие в законную силу решения арбитражных судов, судов общей юрисдикции, а также другие решения, постановленные в порядке гражданского судопроизводства, имеющие значение по делу. Такие решения подлежат оценке в совокупности с иными собранными доказательствами по правилам статьи 88 УПК РФ.

Таким образом, выводы суда первой инстанции о виновности осужденного в совершении преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре, получивших надлежащую оценку суда. Положенные в основу обвинения доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

При этом выводы суда первой инстанции о правильном исчислении ИФНС по <адрес> суммы налога на прибыль организации и НДС за ДД.ММ.ГГГГ года являются обоснованными, учитывая, что решение заместителя начальника Инспекции федеральной налоговой службы по <адрес> № от ДД.ММ.ГГГГ о привлечении ООО «<данные изъяты>» к налоговой ответственности в части неуплаты налогов за указанный период с размере <данные изъяты> рублей признано законным арбитражными судами, в том числе кассационной инстанции. В удовлетворении заявления ООО «<данные изъяты>» о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам также отказано. При таких обстоятельствах судом первой инстанции сделан правильный вывод о том, что хозяйственная деятельность ООО «<данные изъяты>» с ООО «<данные изъяты>» и ООО «<данные изъяты>» не велась, представленные ООО «<данные изъяты>» в налоговую инспекцию документы бухгалтерского учета и налоговые декларации содержат заведомо ложные сведения, в связи с чем показания К-ги С.Ф. в данной части, как опровергающиеся иными доказательствами, обоснованно признаны несостоятельными.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судом первой инстанции не допущено.
    
Действиям осужденного судом первой инстанции дана надлежащая юридическая оценка.

Подсудимый К-га С.Ф., являясь директором и бухгалтером ООО «<данные изъяты>», то есть лицом, на которое в силу закона возложена обязанность по исчислению и перечислению налогов, умышленно включил в документы бухгалтерского учета и в налоговые декларации заведомо ложные сведения и представил их в ИФНС, что повлекло неуплату налога на прибыль организаций за ДД.ММ.ГГГГ года в сумме <данные изъяты> рубля и налога на добавленную стоимость за ДД.ММ.ГГГГ года в сумме <данные изъяты>рубля, а всего в сумме <данные изъяты> рублей, то есть в особо крупном размере.

При этом доля неуплаченных налогов превышает 20 % подлежащих уплате сумм налогов, что подтверждается справкой-расчетом о суммах неуплаченных налогов ( т.1 л.д.96-97) по каждому виду налога и периоду их неуплаты в ДД.ММ.ГГГГ годах, из которой следует, что процент неуплаченного налога на добавленную стоимость и налога на прибыль организации за 2 календарных года составляет № %.

При назначении наказания К-ге С.Ф. суд первой инстанции в соответствии с требованиями ст.ст.6 и 60 УК РФ в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, который к административной ответственности не привлекался, на учете психиатра и нарколога не состоит, ранее не судим, что судом признано смягчающим наказание обстоятельством, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, и пришел к правильному выводу о назначении наказания в виде лишения свободы без реального его отбывания и без лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью.

С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности оснований для применения положений ч.6 ст.15 УК РФ не имеется.

Вместе с тем, обжалуемый приговор подлежит изменению, поскольку применив к осужденному положения п.9 постановления Государственной Думы № 6576-6 от 24 апреля 2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» и освободив его от наказания, суд не применил к осужденному положения п.12 указанного постановления и не указал в приговоре о снятии с него судимости.

Кроме того, обжалуемый приговор подлежит отмене в части разрешения гражданского иска по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела (т.3 л.д.245-246), и.о. прокурора <адрес> к ООО «<данные изъяты>» предъявлен гражданский иск в порядке ст.44 ГПК РФ в защиту интересов Российской Федерации в лице ИФНС России по <адрес> о взыскании суммы неуплаченных налогов, которые прокурор сформулировал и как причиненный вред и как недоимку по уплате налогов. Суд первой инстанции взыскал с ООО «<данные изъяты>» указанную сумму в качестве ущерба, причиненного преступлением. Вместе с тем, суд первой инстанции не принял мер к уточнению предмета и оснований иска, которые в соответствии с требованиями ст.39 ГПК РФ определяет истец. Кроме того, в соответствии со ст.38 ГПК РФ лицо, в интересах которого дело начато по заявлению лиц, обращающихся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц, извещается судом о возникшем процессе и участвует в нем в качестве истца и обладает всеми правами, предусмотренными ст.35 ГПК РФ, в том числе знакомиться с материалами дела, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств, обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права. Однако, в нарушение указанных требований к участию в деле не была привлечена в качестве истца ИФНС России по <адрес>, а в качестве ответчика не привлечено ООО «<данные изъяты>», к которому был предъявлен иск и с которого судом первой инстанции взысканы суммы неуплаченных налогов.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции о взыскании с ООО «<данные изъяты>» в федеральный бюджет Российской Федерации <данные изъяты> рублей нельзя признать законным и обоснованным, а потому приговор в указанной части подлежит отмене с передачей дела в суд первой инстанции на новое судебное разбирательство для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. При этом доводы апелляционного представления о том, что осужденный является лицом, ответственным за возмещение причиненного государству ущерба, подлежат исследованию и оценке суда первой инстанции с учетом предъявления гражданского иска к иному ответчику.

Иные вопросы разрешены в приговоре в соответствии с законом.
    
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор <адрес> городского суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ в отношении К-ГИ С.Ф. изменить:

на основании п.12 постановления Государственной Думы № 6576-6 от 24 апреля 2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» снять с К-ги С.Ф. судимость.

Этот же приговор в части взыскания с ООО «<данные изъяты>» в федеральный бюджет Российской Федерации <данные изъяты> рублей отменить, передав дело в этой части в суд первой инстанции на новое судебное разбирательство для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

В остальном данный приговор оставить без изменения, апелляционное представление заместителя <адрес> городского прокурора Смагина Е.Е. удовлетворить.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 471 УПК РФ, в кассационную инстанцию Ленинградского областного суда.

Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика

Поисковые метки

Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images

О сайте

Практика судов по налоговым преступлениям, собственные обзоры судебных актов, письма, разъяснения, выводы.

Делай что должно, и будь что будет.

Стенькин Алексей © 1992-2020. Адвокат.

Рейтинг@Mail.ru