Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Решение об использовании всех имеющихся денежных средств, в том числе и удержанного НДФЛ, для обеспечения производственных нужд предприятия является преступным. Апелляционное постановление Владимирского областного суда от 15.02.2017 № 22-292/17

Владимирский областной суд в составе: председательствующего Ухолова О. В., судей Ильичева Д. В. и Каперской Т.А., при секретаре     Ероховой М. В., с участием: прокурора И., осужденного М., защитника адвоката И., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению прокурора г.Владимира Ш. и апелляционной жалобе осужденного М. на приговор Фрунзенского районного суда г. Владимира от 30 ноября 2016 года, которым М., **** года рождения, уроженец ****, ранее не судимый, осужден по ч.2 ст. 199.1 УК РФ к лишению свободы на срок 4 года с лишением права заниматься деятельностью, связанной с выполнением управленческих, организационно - распорядительных, административно - хозяйственных функций в коммерческих и иных организациях, а также в некоммерческих организациях, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями, на срок 3 года.

В соответствии со ст.73 УК РФ назначенное М. наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 4 года и возложением обязанности ежемесячно являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию, без уведомления которой не изменять место жительства.

На основании п.9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24.04.2015 г. «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» М. освобожден от назначенного основного и дополнительного наказаний.

Приняты решения о мере пресечения, вещественных доказательствах, по гражданскому иску.

Заслушав доклад судьи Каперской Т.А., выступления прокурора И., полагавшей приговор подлежащим изменению по доводам апелляционного представления и возражавшей против удовлетворения апелляционной жалобы, осужденного М. и его защитника адвоката И., поддержавших доводы апелляционной жалобы осужденного об отмене приговора и возражавших против удовлетворения апелляционного представления, суд апелляционной инстанции

установил:

М. признан виновным в неисполнении в личных интересах обязанности налогового агента по перечислению налога на доходы физических лиц, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, в особо крупном размере.

Преступление совершено в период с **** по **** в ****, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении прокурор г. Владимира Ш. ставит вопрос об изменении приговора ввиду неправильного применения судом уголовного закона и несправедливостью приговора. Отмечает, что в приговоре не указаны мотивы признания смягчающим наказание осужденного обстоятельством совершение М. преступления в условиях сложного финансового положения предприятия. Полагает, что назначенное М. наказание не соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного им преступления и обстоятельствам его совершения. Указывает, что решение о наличии оснований для условного осуждения М. не основано на исследованных в судебном заседании доказательствах, а убедительных обоснований вывода о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания в приговоре не приведено. Полагает, что чрезмерная мягкость назначенного осужденному наказания выразилась в необоснованном применении положений ст. 73 УК РФ. Просит приговор изменить, исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на наличие обстоятельства, смягчающего наказание – совершение преступления в условиях сложного финансового положения предприятия, назначить М. наказание в виде реального лишения свободы.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденный М. выражает несогласие с приговором ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. Полагает, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании и содержат существенные противоречия, которые могли повлиять на решение вопроса о его виновности. Отмечает, что в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни доказательства и отверг другие. Полагает, что суд, вопреки требованиям закона и правовой позиции высших судов, результатов финансовых анализов деятельности предприятия, проведенных арбитражными управляющими, необоснованно сделал вывод о финансово-обеспеченной возможности ОАО **** по своевременному перечислению в бюджет налога на доходы физических лиц.

Находит выводы суда о его причастности к совершению преступления, предусмотренного ч.2 ст.199.1 УК РФ, наличии личного интереса в неисполнении обязанностей налогового агента, не соответствующими требованиям закона. Отмечает, что финансовые трудности у ОАО «****» и отсутствие реальной возможности по перечислению в бюджет НДФЛ в размере ****рубля подтверждаются решениями Арбитражного суда Владимирской области, а также показаниями свидетелей Б., А., К., Ш., Ф., Б., М., Г., А.. Обращает внимание, что описательно-мотивировочная часть приговора полностью скопирована с обвинительного заключения, которое в свою очередь переписано с акта налоговой проверки, а предоставленным стороной защиты в судебное заседание письменным доказательствам и показаниям свидетелей в приговоре не дано правовой оценки. Полагает, что суд установил наличие возможности у завода уплатить НДФЛ только на основании материалов налоговой проверки и показаний специалистов налоговых органов, которые не принимали участия в налоговой проверке и давали в судебном заседании противоречивые показания. Отмечает, что его показания и показания свидетелей Г., Н., Ш., И., Ф., Б., С., Х. констатируют факт возможного ошибочного истолкования налоговым органом и судом финансовой возможности уплаты НДФЛ. Считает, что само по себе не перечисление в бюджетную систему Российской Федерации налога на доходы физических лиц в особо крупном размере, обусловленное стремлением обеспечить нормальную текущую жизнедеятельность предприятия, не является достаточным поводом для вынесения обвинительного приговора по ч. 2 ст. 199.1 УК РФ. Отмечает, что о крайне сложном, критическом финансово-экономическом положении предприятия было известно как администрации ****, непосредственно губернатору области, так и Министерству промышленности и торговли Российской Федерации, что подтверждается многочисленными официальными письмами и обращениями в адрес депутатов, Президента РФ, председателя правления Банка ****; а долги организации по налогу на доходы физических лиц достоверно и своевременно отражались в балансе и других документах бухгалтерского учёта.

Обращает внимание, что согласно акту налоговой проверки и выводам экономической судебной экспертизы за исследуемый период (с **** по ****) НДФЛ был удержан в общей сумме **** рублей, из которой в бюджет перечислено **** рублей (за предыдущий период в сумме **** рублей, за исследуемый период в сумме **** рублей). Данное обстоятельство, по мнению осужденного, свидетельствует об отсутствии умысла на совершение инкриминируемого ему преступления. Указывает, что заключение эксперта не подтверждает доводы обвинения о том, что в период его работы в должности генерального директора, удержанные и не перечисленные в бюджет денежные средства в сумме **** рублей были направлены на нужды предприятия с целью получения прибыли; что он, имея в распоряжении предприятия свободные средства, в бюджет их не перечислил, а распорядился свободными денежными средствами на нужды предприятия по своему усмотрению.

Считает необоснованным вывод суда о том, что при расчетах с поставщиками денежные средства перечислялись на счета подконтрольных ему и его родственникам предприятий. Утверждает, что расширенная выписка движения денежных средств ****, на основании которой сделан указанный вывод, судом не анализировалась и не оглашалась; сведения федеральной базы ЕГРЮЛ также судом не исследовались.

Полагает, что никаких карьерных преимуществ из рассматриваемой ситуации он извлечь не мог, поскольку нарастание задолженности по налогу на доходы физических лиц отрицательно характеризовало его управленческие способности. Отмечает, что неуплата НДФЛ - вынужденная мера, примененная в состоянии крайней необходимости, что всеми средствами он добивался выполнения обязательств перед банком. Обращает внимание, что из показаний свидетелей А., О., Ч. следует, что завод занимал монопольное положение для потребителей, так как выполнял государственные заказы, неисполнение которых привело бы к ответственности, предусмотренной ст.11 ФЗ «О государственном оборонном заказе». Считает, что с учетом указанных обстоятельств суд должен был установить его невиновность и постановить оправдательный приговор.

В возражениях на апелляционное представление защитник осужденного адвокат И. указывает, что вопреки доводам апелляционного представления, мотивы признания судом в качестве смягчающего наказание М. обстоятельства - совершение преступления в условиях сложного финансового положения предприятия, указаны в описательно-мотивировочной части приговора.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы, возражений защитника на апелляционное представление, выслушав выступления сторон, суд апелляционной инстанции находит выводы суда о виновности осужденного М. в неисполнении в личных интересах обязанностей налогового агента по перечислению налога на доходы физических лиц, подлежащего в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, совершенном в особо крупном размере, правильными, основанными на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, полно и подробно изложенных в приговоре.

При этом суд правильно сослался в приговоре, как на доказательство виновности осужденного в неисполнении обязанностей налогового агента в особо крупном размере на:

- показания свидетеля А. из которых следует, что в ходе выездной налоговой проверки ОАО «****» по вопросу правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) НДФЛ и налога на имущество за период с **** было выявлено, что Обществом удержан НДФЛ в сумме **** руб., а перечислен в бюджет в сумме **** руб., из которых **** руб. - за предыдущий период, а за исследуемый период - **** руб., в связи с чем сумма удержанного, но не перечисленного в бюджет НДФЛ составила **** руб. При рассмотрении жалобы завода на решение МИФНС о привлечении к налоговой ответственности Управлением ФНС по **** была зачтена в счет уплаты НДФЛ перечисленная за сентябрь **** г сумма удержанного НДФЛ в размере **** руб., в связи с чем окончательная сумма недоимки составила **** руб. Общество имело возможность уплаты в бюджет НДФЛ в дни перечисления зарплаты работникам, за исключением отраженных в акте проверки дат, вывод о чем сделан на основе анализа остатков денежных средств предприятия на расчетных счетах в дни выплаты зарплаты. В проверяемый период на счета завода поступали денежные средства в объемах, достаточных для исполнения находившихся в картотеках платежных поручений по уплате НДФЛ, однако, завод не всегда направлял платежные поручения по перечислению НДФЛ в банки, в результате чего по состоянию на ****, при имевшейся недоимке НДФЛ, на расчетных счетах Общества отсутствовали неисполненные платежные поручения о перечислении в бюджет удержанного НДФЛ;

- показания свидетеля Б., из которых следует, что ОАО «****» является налоговым агентом по уплате НДФЛ, который он обязан исчислять, удерживать и перечислять в бюджет в момент выплаты зарплаты работникам, являющимся плательщиками налога. В отношении Общества была проведена выездная налоговая проверка за период с ****, по результатам которой выявлена неуплата НДФЛ в размере **** руб., а за проверяемый период уплачено было лишь **** руб. При проверке наличия остатков денежных средств на счетах выяснилось, что предприятие осуществляло платежи и имело финансовую возможность для погашения задолженности по налогу. После привлечения Общества к налоговой ответственности был перечислен удержанный им за сентябрь **** НДФЛ в размере **** руб., что руководством вышестоящего налогового органа было зачтено в счет уплаты НДФЛ, в связи с чем окончательная сумма недоимки по налогу составила **** руб. Относительно очередности списания денежных средств по платежным поручениям о перечислении НДФЛ в бюджет в период **** г.г. пояснила, что до принятия заявления о банкротстве в соответствии с ч.2 ст.855 ГК РФ при недостаточности денежных средств на счете организации для удовлетворения всех предъявленных к ней требований, выплата заработной платы, а значит, и перечисление НДФЛ, производится в 3-ю очередь, а после начала процедуры банкротства, согласно ч.2 ст.134 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» перечисление НДФЛ, как требования по текущим платежам в части выплаты заработной платы работникам, производится во 2-ю очередь;

- показания свидетеля В. о том, что при проведении выездной налоговой проверки ОАО «****» выявлено не перечисление заводом исчисленного и удержанного с работников НДФЛ за период с **** в размере свыше **** млн. руб., впоследствии данная сумма была уменьшена решением УФМС РФ по **** до **** руб. При исследовании остатков денежных средств на расчетных счетах предприятия в день выплаты зарплаты установлено, что в большинстве случаев возможность перечислить НДФЛ у Общества имелась. При этом в ходе проверки было выявлено отсутствие в банках платежных поручений на перечисление НДФЛ после выплаты зарплаты работникам. Подтвердила показания, данные на предварительном следствии о том, что в период процедуры банкротства уплата НДФЛ подлежала исполнению в установленную п.2 ст.134 Закона о банкротстве вторую очередь наряду с выплатой заработной платы, поскольку НДФЛ не является налогом, уплачиваемым должником;

- показания свидетеля З., из которых следует, что в ходе проведенной налоговой проверки за период с **** было выявлено, что ОАО «****», являющимся налоговым агентом, был удержан, но не перечислен в бюджет НДФЛ, плательщиками которого являются работники предприятия. В ходе проверки было установлено, что деньги на счетах предприятия были, поэтому у налогового агента имелась возможность перечислить удержанный НДФЛ в бюджет одновременно с выдачей заработной платы, однако платежных поручений банку налоговым агентом выставлено не было. Нахождение предприятия в процедуре наблюдения не влияет на исполнение налоговым агентом своей обязанности по перечислению в бюджет удержанного НДФЛ, который подлежит уплате не позднее дня, следующего за днем выдачи зарплаты работникам;

- показания свидетелей Ш., И., Ф., О., В., Б., К., показания свидетеля К. и С., данные в ходе предварительного расследования и оглашенные в судебном заседании - сотрудников банков, клиентом которых в **** годах являлся ОАО «****», из которых следует, что при проверке выписок по счетам ОАО «****» наличия платежных поручение на оплату НДФЛ за период с ****не имелось;

- показания свидетеля Б., из которых следует, что он работал начальником финансового отдела ОАО «****», подчинялся финансовому директору, обязанности которого исполняла главный бухгалтер Н., непосредственно подчинявшаяся гендиректору. Суммы, подлежащие уплате в бюджет налогов, в том числе по НДФЛ, определяла Н., согласовывая их с М.; после составления бюджета Н. и коммерческий директор А., согласовывали его расходную и доходную части, утверждал бюджет М., который вместе с Н. курировал все вопросы уплаты налогов. По согласованию с М., Н. давала ему указания о включении в бюджет завода сумм подлежащих уплате налогов, в том числе НДФЛ, в меньшем размере, чем требовалось, что приводило к возрастанию задолженности;

- показания свидетеля Н. – главного бухгалтера ОАО «****», в **** г.г. исполнявшей обязанности директора по экономике и финансам, из которых следует, что в указанный период зарплата выплачивалась работникам регулярно, задолженность была на несколько дней, НДФЛ исчислялся и удерживался с начисленной работникам зарплаты; задолженность по уплате НДФЛ с **** г увеличивалась, что связано с кризисом в отрасли и недостаточностью денежных средств у предприятия; перечисление в бюджет сумм удержанного НДФЛ производилось согласно бюджету движения денежных средств Общества, который составлялся ежемесячно, а затем утверждался генеральным директором, которому было известно о росте задолженности по НДФЛ, которую не было возможности полностью погасить в виду тяжелой финансовой ситуации Общества;

- показания свидетеля А. – коммерческого директора ОАО «****», из которых следует, что завод являлся доминирующим поставщиком для ведущих предприятий автопрома, которые имели возможность выбора поставщиков, поэтому основной задачей являлось поддержание производственной деятельности, в связи с чем гендиректор не мог допустить ценой уплаты каких-либо других, в том числе налоговых, платежей, остановку хотя бы одного из конвейеров, так как это бы повлекло за собой срыв заказа. В **** г.г. финансово-экономическое состояние завода ухудшилось, снижались заказы и продажи производимых комплектующих, существовала острая нехватка оборотных средств, начали снижаться показатели платежеспособности, рентабельности. Для привлечения оборотных средств, развития производства М. получен кредит от банка ****, но экономическое состояние завода продолжало ухудшаться, финансирование производственной деятельности Общества сокращалось, для выполнения заказа он сам договаривался с другими предприятиями, то есть заказы «переходили» к конкурентам.
Вина М. также подтверждается:

- актом **** от **** выездной налоговой проверки ОАО «****» за период с **** по **** по вопросу правильности исчисления и своевременности уплаты, удержания и перечисления НДФЛ, в ходе которой установлено, что на **** сумма удержанного с работников и не перечисленного в бюджет НДФЛ (задолженность) составила **** рублей; что суммы остатков денежных средств по всем расчетным счетам на конец дня выплат заработной платы работникам и суммы удержанного НДФЛ в проверяемом периоде позволяют сделать вывод, что ОАО «****» имело возможность уплаты в бюджет налога в полном объеме в день перечисления заработной платы на счета работников (за исключением ****, ****, ****, ****, ****, ****, ****, ****, ****, ****);

- решением **** от **** МИФНС РФ по крупнейшим налогоплательщикам по **** о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым ОАО «****» привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного ст.123 НК РФ в виде штрафа сумме **** рублей, а также начислены пени в сумме **** рублей;
- решением Управления ФНС РФ по **** от **** по жалобе ОАО «****» на решение **** от ****, которым зачтен в качестве уплаченного перечисленный в период с **** по **** НДФЛ, с назначением платежа за **** г, в сумме **** руб., в связи с чем сумма недоимки по НДФЛ снижена до **** рублей, а сумма пени – до **** рублей;

- расширенными выписками движения денежных средств с расчетных счетов в отделении **** Сбербанка России, в ООО «****», во Владимирском филиале ОАО АКБ «****», во Владимирском филиале ОАО «****» в ****, в ОАО АКБ «****», отделении КБ «****» в **** и ПАО «**** «****), содержащими сведения о достаточности поступавших денежных средств для перечисления в бюджет удержанного НДФЛ;

- заключениями экспертов №****, ****, согласно которым по данным бухгалтерского учета ОАО «****» с выплат, произведенных за период с **** по ****, исчислен и фактически удержан НДФЛ в общей сумме **** руб; за тот же период фактически перечислен НДФЛ в общей сумме **** руб., в том числе за предыдущий период в сумме **** руб., за исследуемый период в сумме **** руб.; в исследуемом периоде ОАО «****» располагало денежными средствами в виде остатков денежных средств на начало исследуемого периода в сумме **** коп., поступления денежных средств в кассу и на расчетные счета организации составили в общей сумме **** руб. **** коп.; выбыли из кассы и с расчетных счетов денежные средства в общей сумме **** коп.; в исследуемом периоде, без учета затрат на выплату заработной платы, налогов и иных обязательных платежей, ОАО «****» израсходованы денежные средства в общей сумме **** копеек.
Кроме того, вина осужденного в совершении инкриминируемого деяния подтверждается и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, подробно приведенными в приговоре.

Приведенные показания свидетелей суд обоснованно признал допустимыми и достоверными, поскольку их допросы проведены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, сообщенные ими сведения подробны, последовательны и соответствуют как друг другу, так и другим доказательствам, исследованным в судебном заседании. Оснований для оговора осужденного свидетелями или умышленного искажения ими фактических обстоятельств дела, судом не установлено, не усматривает таких оснований и суд апелляционной инстанции.

Доводы стороны защиты о том, что свидетель А. не в полном объеме изучил необходимые бухгалтерские документы, а свидетели Б., В. и З. не участвовали в проверке и их показания противоречивы, являются несостоятельными, поскольку выводы А. основаны на изученных им в ходе выездной налоговой проверки, в необходимом объеме документах, данные о которых имеются в акте проверки **** от ****; показания свидетелей Б., В. и З. и выводы, к которым они пришли, основаны на результатах проведенной выездной налоговой проверки и то, что они лично в силу своего служебного положения не участвовали в проведении проверки, не свидетельствует о недостоверности их показаний. Каких-либо существенных противоречий, которые ставили бы под сомнение достоверность показаний указанных свидетелей, вопреки доводам стороны защиты, не имеется.

Доводы апелляционной жалобы осужденного и стороны защиты в суде апелляционной инстанции о финансовой необеспеченности предприятия по перечислению в бюджет НДФЛ и что неуплата НДФЛ является вынужденной мерой, примененной в состоянии крайней необходимости, непричастности М. к совершению преступления, отсутствии у него личного интереса в неисполнении обязанностей налогового агента, тщательно проверялись судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

Как правильно пришел к выводу суд первой инстанции, в соответствии с Уставом ОАО «****», трудовым договором М. являлся единственным акционером и генеральным директором Общества, то есть единоличным исполнительным органом и высшим органом управления, осуществлял руководство текущей производственно-хозяйственной, финансово-экономической деятельностью, обеспечивал выполнение Обществом всех обязательств перед федеральным, региональным и местным бюджетами, нес всю полноту ответственности за последствия принимаемых им решений. Тем самым, на него, как на руководителя Общества, возложена обязанность налогового агента, а потому, независимо от распределения обязанностей между структурными подразделениями Общества, ответственность за неисполнение данной обязанности возлагалась на генерального директора.

Доводы жалобы о том, что М. возложил свои обязанности на уполномоченных подчиненных, не имея отношения к распределению денежных средств, подлежащих расходованию, а бюджеты движения денежных средств, которым предусматривалась сумма подлежащих уплате налогов, утверждались исполнительным директором, опровергается исследованным судом паспортом процесса **** «Управление финансовыми ресурсами», из которого следует, что утверждение бюджета отнесено к полномочиям генерального директора, а также показаниями свидетелей Н. и Б., сообщивших об утверждении бюджета движения денежных средств Общества генеральным директором М. и об осведомленности последнего о не перечислении НДФЛ и росте по нему задолженности.

При этом, как следует из показаний свидетелей А. и В. ОАО «****» систематически не исполняло обязанность налогового агента добровольно, предприятие перечисляло НДФЛ лишь по результатам проводимых выездных налоговых проверок, которые побуждали руководство платить НДФЛ, что подтверждается решениями налогового органа о привлечении ОАО «****» к ответственности по ст.123 НК РФ за не перечисление (неполное перечисление) в бюджет удержанного НДФЛ: **** от **** за период с **** по **** в сумме **** руб.; **** от **** за период с **** по **** в сумме **** руб.; **** от **** за период с **** по **** в сумме **** руб.

Правильно установлен судом и мотив совершения преступления – личная заинтересованность, о чем свидетельствует то обстоятельство, что М. являлся единственным акционером Общества, осуществляющего коммерческую деятельность, направленную на извлечение прибыли, имел право на получение дивидендов, а в случае ликвидации Общества – на получение части его имущества.

Являясь единоличным исполнительным органом управления Общества и единственным акционером, будучи заинтересованным в улучшении коммерческой деятельности фактически принадлежащего и контролируемого им предприятия, увеличении его прибыльности, стоимости предприятия, и, как следствие, в увеличении своего личного благосостояния, осужденный, в условиях недостатка оборотных средств, стремился обеспечить хозяйственную деятельность предприятия, улучшить его экономическое состояние, используя для решения текущих финансовых проблем удержанные с работников предприятия суммы налога на доходы физических лиц, не принадлежащие Обществу и подлежащие перечислению в бюджет.

О стремлении получать имущественные выгоды свидетельствует и то, что при осуществлении расчетов с поставщиками перечислялись денежные средств на счета подконтрольных в исследуемый период ему и его близким родственникам предприятий, что следует из анализа расширенных выписок движения денежных средств АКБ «****» и сведений из ЕГРЮЛ в отношении организаций, где подсудимый и его близкие являлись учредителями и (или) лицами, имеющими право действовать без доверенности от имени юридического лица.

О наличии стремления поддержания своей деловой репутации перед контрагентами и имиджа предприятия перед ведущими автопроизводителями также свидетельствуют показания подсудимого о том, что Общество получило признание и являлось поставщиком автоконцерна «****», подтвердившего высокое качество поставляемой продукции в рамках программы локализации производства иномарок на территории РФ.

Как верно пришел к выводу суд первой инстанции, позиция подсудимого о том, что гарантированное ст.37 Конституции РФ право на оплату труда, не является корыстным мотивом, и он не получал никаких, помимо зарплаты, вознаграждений, предусмотренных его служебным контрактом, не свидетельствует об отсутствии стремления к их получению как мотива его преступной деятельности, поскольку при использовании подлежащих перечислению в бюджетную систему РФ сумм НДФЛ в производственных целях он не мог не преследовать цели улучшения своего благосостояния.

С учетом изложенного, суд обоснованно отверг доводы стороны защиты о непричастности М. к совершению преступления и отсутствии у него личной заинтересованности в неисполнении обязанностей налогового агента.

Вопреки доводам жалобы, введение на предприятии определением Арбитражного суда **** от **** процедуры наблюдения, а определением от **** – внешнего управления на срок 18 месяцев, не опровергают выводов суда о наличии у Общества в инкриминируемый период финансово-обеспеченной возможности для перечисления удержанного НДФЛ, что следует из показаний свидетеля А., проводившего выездную налоговую проверку, о наличии остатков денежных средств на счетах Общества (за исключением некоторых, указанных в акте дней), в результате чего имелась возможность перечисления НДФЛ; свидетелей Б., В., З. подтвердивших выводы о наличии финансовой возможности у Общества для уплаты НДФЛ, содержащиеся в акте выездной налоговой проверки **** от ****, решении заместителя начальника МИФНС **** от **** и решении руководителя УФНС РФ по **** от ****; акта выездной налоговой проверки **** от ****; решения заместителя начальника МИФНС **** от **** о привлечении Общества к налоговой ответственности по ст.123 НК РФ, утвержденного решением руководителя УФНС РФ по **** от ****, с изменениями в части зачета в счет уплаченного за **** г. НДФЛ в сумме **** руб.; заключений экспертов № ****, 46, показаний экспертов М. и Ф., из которых следует, что по данным бухгалтерского учета у ОАО «Завод «Автоприбор» на **** имелись остатки денежных средств в сумме **** коп., поступления денежных средств в кассу и на расчетные счета составили в общей сумме **** **** руб., выбыли денежные средства в общей сумме **** коп., при этом без учета заработной платы, налогов и иных обязательных платежей, предусмотренных налоговым законодательством РФ, в исследуемый период израсходованы денежные средства из кассы и с расчетных счетов в общей сумме **** коп. (49,9% к общей сумме поступивших денежных средств).

С учетом изложенного, вывод суда о том, что поступивших в исследуемый период на расчетные счета и в кассу Общества денежных средств было достаточно для перечисления НДФЛ в полном объеме, является правильным.

Мотивы, по которым суд нашел доводы стороны защиты о том, что с момента введения процедуры наблюдения в отношении ОАО «****» обязательства по уплате НДФЛ стали относиться не ко второй, а к четвертой очередности платежей в силу ст.134 Закона о банкротстве, основанными на неверном толковании закона и судебной практики, приведены в приговоре, с ними суд апелляционной инстанции соглашается.

При этом из показаний допрошенного в судебном заседании подсудимого, следует, что им было принято решение об использовании всех имеющихся денежных средств, в том числе и удержанного НДФЛ, для обеспечения производственных нужд предприятия; при этом он оснознавал, что совершает налоговое правонарушение, полагая, что, установив санкции в виде штрафа и пени, закон допускает возможность не перечислять НДФЛ в установленный срок; при этом он рассчитывал на значительное снижение размера санкций при последующем обжаловании решений налогового органа, как это было ранее.

Указанные показания подсудимого, в совокупности с показаниями свидетеля Н. о том, что она ставила подсудимого в известность о задолженности по налогу, но тому важно было обеспечить исполнение заказа; свидетеля А. о важности для генерального директора Общества исполнения производственного заказа по сравнению с налоговыми платежами; свидетелей А.и В. о том, что на протяжении трех последних лет Общество начинало перечисление налога только после проведения налоговых проверок, обжалования решений о привлечении к налоговой ответственности, в результате чего реальные сроки оплаты налога откладывались на более позднее время, свидетельствуют об умышленном характере совершаемых им действий по неисполнению обязанности налогового агента.

Как следует из материалов дела, нарушений норм уголовно-процессуального закона в ходе предварительного расследования, а также в ходе судебного разбирательства, влекущих отмену или изменение приговора, по данному делу допущено не было.

Вопреки доводам стороны защиты, всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам в соответствии со ст. ст. 87 - 88 УПК РФ, судом в приговоре дана надлежащая оценка.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию, перечисленные в ст. 73 УПК РФ, были установлены судом и отражены в приговоре.

Довод жалобы осужденного о том, что приговор скопирован с обвинительного заключения несостоятелен, поскольку суд дал оценку всем положенным в основу приговора доказательствам, приговор в полной мере соответствует требованиям ст. ст. 307 - 309 УПК РФ, а несогласие осужденного с данной судом оценкой положенных в основу обвинительного приговора доказательств не может служить основанием для отмены приговора.

Судебное следствие проведено полно и объективно. Все представленные сторонами доказательства, признанные судом допустимыми, были исследованы в судебном заседании с достаточной полнотой.

Заявленные в ходе судебного заседания ходатайства участников процесса, в том числе о допросе свидетелей, исследовании доказательств, назначении экспертизы, признании ряда доказательств недопустимыми, другие ходатайства рассмотрены судом в соответствии с действующими нормами уголовно-процессуального законодательства, решения суда по заявленным ходатайствам мотивированы.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ, поданные осужденным и защитником замечания рассмотрены в соответствии с требованиями закона и приобщены к протоколу судебного заседания.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, из протокола судебного заседания следует, что выписка движения денежных средств АКБ «****» и сведения из федеральной базы ЕГРЮЛ, были предметом исследования в судебном заседании 24 февраля и 12 мая 2016 года (т.16 л.д., 101 об., 160 об.).

Приведя подробный анализ исследованных в судебном заседании доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности М. в неисполнении в личных интересах обязанности налогового агента по перечислению налога на доходы физических лиц подлежащего в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, в особо крупном размере, правильно квалифицировав его действия по ч.2 ст.199.1 УК РФ и не найдя оснований для постановления оправдательного приговора.

Решение суда о вменяемости М. основано на материалах дела, данных о его личности, поведении осужденного до, во время и после совершения преступления.

Оснований для отмены или изменения судебного решения по иным доводам, изложенным в апелляционной жалобе и в судебном заседании суда апелляционной инстанции, суд апелляционной инстанции также не находит, поскольку указанные доводы осужденного и стороны защиты, аналогичны их позиции в судебном заседании суда первой инстанции и направлены на переоценку исследованных судом доказательств. Эти доводы проверялись судом первой инстанции, результаты проверки отражены в приговоре с указанием мотивов принятых решений.

Следует отметить, что приведенные защитником и осужденным в судебном заседании суда апелляционной инстанции и апелляционной жалобе выдержки из материалов дела и показаний допрошенных по делу лиц носят односторонний характер, не отражают в полной мере существо этих доказательств и оценены ими в отрыве от других имеющихся по делу доказательств. Исследованные по делу доказательства необходимо рассматривать и оценивать во всей их совокупности, что и сделано судом в приговоре. Существенных противоречий между фактическими обстоятельствами дела, как они установлены судом и доказательствами, положенными судом в основу приговора, не имеется.

Все принятые судом решения по оценке доказательств основаны на законе и материалах дела. Не устраненных существенных противоречий в исследованных судом доказательствах, требующих истолкования их в пользу осужденного, судом апелляционной инстанции по делу не установлено.

Вопреки доводам апелляционного представления, наказание М. назначено в соответствии с положениями ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельств его совершения, данных о личности виновного, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих обстоятельства, а также влияния назначенного наказания на его исправление.

При этом обстоятельствами смягчающими наказание осужденного, судом, обоснованно признаны и в полной мере учтены при назначении наказания: то, что ранее М. не судим, имеет на иждивении малолетнего ребенка, состояние его здоровья, а также, исходя из установленных в судебном заседании обстоятельств, совершение преступления в условиях сложного финансового положения предприятия.
Выводы суда первой инстанции о назначении М. основного и дополнительного наказания, а также применения при назначении наказания ст. 73 УК РФ, должным образом мотивированы, не соглашаться с приведенными доводами суд апелляционной инстанции оснований не усматривает. При этом суд первой инстанции обоснованно применил к М. пункт 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года N 6576-ГД "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов", освободив его от назначенного наказания.

Вопреки доводам апелляционного представления, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что юридически значимые обстоятельства, влияющие на назначение наказания, судом установлены правильно и учтены в полной мере. Назначенное М. наказание является справедливым и соразмерным содеянному, соответствующим общественной опасности совершенного им преступления и личности виновного, а потому не находит оснований к удовлетворению апелляционного представления.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20 и 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

определил:

приговор Фрунзенского районного суда г. Владимира от 30 ноября 2016 года в отношении М. оставить без изменения, а апелляционное представлении прокурора г.Владимира Ш. и апелляционную жалобу осужденного М. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

Источник
 
теги: НДФЛ
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
Формула защиты
Мы в соцсетях