Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Обзор судебной практики Нижегородской области по применению в 2014 году положений ст.237 УПК РФ при разрешении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий к рассмотрению дела судом

Институт возвращения судом прокурору уголовных дел, для устранения препятствий их рассмотрения, регламентированный в статье 237 УПК РФ введен в действие с 01 июля 2002 года новым Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (Федеральный закон от 18 декабря 2001 года N 174-ФЗ). С этого времени, он неоднократно подвергался кардинальной законодательной корректировке.

Всего в статью 237 УПК РФ изменения вносились пять раз Федеральными законами от 04.07.2003 №92-ФЗ, от 02.12.2008 №226-ФЗ, от 04.03.2013 №23-ФЗ (в связи с введением нового института дознания в сокращенной форме), от 26.04.2013 №64 (была введена ч.1.2 ст.237 УПК РФ во исполнение Постановления КС РФ от 16.05.2007 №6-П), от 21.07.2014 №269-ФЗ (введены п.6 ч.1 и ч.1.3 УПК РФ во исполнение Постановления КС РФ от 02.07.2013 года №16-П).

Для понимания правовой природы возвращения уголовного дела прокурору ключевую роль сыграли постановления Конституционного Суда РФ: от 04.03.2003 №2-П, от 08.12.2003 №18-П, а также другие.

В частности, наиболее знаковым является постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 №18-П, в котором выражена правовая позиция о том, что суд вправе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом во всех случаях, когда в досудебном  производстве были допущены существенные нарушения закона, неустранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты проведенного дознания или предварительного  следствия. Этим же Постановлением положения ч.4 ст.237 УПК РФ, запрещавшей по возвращенному прокурору уголовному делу производство каких–либо следственных или иных процессуальных действий, не предусмотренных данной статьей УПК РФ, признаны неконституционными.

Во исполнение этого постановления Конституционного Суда РФ, Верховный Суд РФ,  в постановлении Пленума от 05.03.2004 №1 «О применении судами норм уголовно-процессуального Кодекса РФ» (п.14), разъяснил, что при решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, указанным в ст.237 УПК РФ, под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона, следует понимать  такие нарушения изложенных  в ст.ст.220,225 УПК РФ положений, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта.  В частности, исключается возможность вынесения  судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном  заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого; обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем, дознавателем, либо не утвержден прокурором; в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствует указание на прошлые неснятые и непогашенные  судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он установлен по делу.

Если возникает необходимость устранения иных препятствий рассмотрения уголовного дела, указанных в пп.2-5 ч.1 ст.237 УПК РФ, а также в других случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, неустранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, судья в соответствии с ч.1 ст.237 УПК РФ по собственной инициативе или по ходатайству стороны в порядке, предусмотренном ст.ст.234 и 236 УПК РФ, возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 N 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству" указанный перечень безусловных оснований для возвращения уголовного дела судом прокурору дополнен также случаями, когда обвинительное заключение не согласовано с руководителем следственного органа, а обвинительный акт не утвержден начальником органа дознания.

В постановлении №6-П от 16.05.2007 «По делу о проверки конституционности положений статей 237,413 и 418 УПК РФ в связи с запросом Президиума Курганского областного суда», Конституционный Суд впервые признал, что не соответствуют Конституции РФ положения закона, в части не позволяющей суду возвращать уголовное дело прокурору для предъявления более тяжкого обвинения, если новые общественно опасные последствия инкриминируемого обвиняемому обвинения наступили после направления уголовного дела в суд, и которое инициировало дополнение части 1 ст.237 УПК РФ новой частью 1.2.

Постановление Конституционного Суда РФ от 02.07.2013 №16-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 237 УПК РФ в связи с жалобой гражданина Республики Узбекистан Б.Т. Гадаева и запросом Курганского областного суда» отменило при возвращении дела прокурору запрет на поворот к худшему, то есть запрет на дополнение (изменение) обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении, и которое инициировало дополнение части 1 ст.237 УПК РФ пунктом 6 и новой частью 1.3 УПК РФ.***Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 05.03.2004 №12 разъяснил судам возможность возвращения уголовного дела прокурору для проведения дополнительных следственных и процессуальных действий с любой стадии процесса: предварительного слушания, судебного разбирательства в первой, апелляционной и кассационной инстанциях.

***

1. Изучение практики применения требований ст.237 УПК РФ районными судами за 2014 год позволяет сделать вывод, что наиболее часто встречались случаи возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ из-за нарушений УПК РФ при составлении обвинительного заключения (акта), на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ.

Это обусловлено значением обвинительного заключения и обвинительного акта, как итоговых уголовно-процессуальных документов, которые формулируют существо обвинения, его объем, квалификацию содеянного, содержат перечень доказательств, на которые ссылаются стороны в обоснование своей позиции по делу, то есть определяют пределы судебного разбирательства, и отступление от этих положений объективно создает препятствие для рассмотрения дела по существу в стадии судебного разбирательства.

В связи с этим, уголовно-процессуальный закон содержит четкие требования к обвинительному заключению (ст.220 УПК РФ), обвинительному акту (ст.225 УПК РФ), а также обвинительному постановлению (ст.226.7 УПК РФ).При характеристике оснований для возвращения уголовного дела прокурору предусмотренных п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, следует иметь в виду, что достаточным основанием для возвращения дела прокурору служат не только недостатки, выявленные судом в обвинительном заключении (акте, постановлении) и препятствующие постановлению правосудного судебного решения, но и иные существенные нарушения закона или прав обвиняемого (потерпевшего).

Сложившаяся судебная практика дифференцирует два основания для применения п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ:

  • непосредственное нарушение положений ст.220, 225 или 226.7 УПК РФ, при составлении обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления, соответственно, связанные с несоблюдением требований указанных правовых норм к форме и содержанию данных процессуальных документов (1.1);
  • иные существенные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные в ходе предварительного расследования, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела (1.2).

1.1 Практика возвращения уголовного дела прокурору в связи с непосредственным нарушением положений уголовно-процессуального закона при составлении обвинительного заключения (акта, постановления) по форме и содержанию выглядит следующим образом:

  1.  не утверждение прокурором обвинительного заключения (акта) при направлении уголовного дела в суд;
  2.  обвинительное заключение не подписано следователем и (или) несогласованно с руководителем следственного органа;
  3.  нарушения, связанные с установлением личности обвиняемого (в соответствии с пп.1,2 ч.1 ст.220 УПК РФ, в обвинительном заключении, в том числе, должны быть указаны фамилия, имя и отчество обвиняемого, иные данные о его личности, к которым, по смыслу закона, относится информация о месте жительства и регистрации);
  4.  недостатки и упущения при изложении в обвинительном заключении (обвинительном акте) фабулы, существа и формулировки обвинения;
  5.  нарушение п.8 ч.1 статьи 220 УПК РФ, когда в обвинительном заключении следователем не указаны данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причиненного ему преступлением;
  6.  использование в обвинительном заключении ненормативной лексики при изложении фабулы обвинения.

***
3) Нарушения, связанные с установлением личности обвиняемого.
В соответствии с пп.1,2 ч.1 ст.220 УПК РФ, в обвинительном заключении, в том числе, должны быть указаны фамилия, имя и отчество обвиняемого, иные данные о его личности, к которым, по смыслу закона, относится информация о месте жительства и регистрации.

Постановлением Кстовского городского суда Нижегородской области от 10.01.2014, в порядке ст.237 УПК РФ, возвращено прокурору, уголовное дело по обвинению А. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.3 ст.291 УК РФ.

Как следует из материалов уголовного дела, оно поступило в суд 20.11.2013. 03.12.2013 назначено судебное заседание на 17.12.2013. Судом принимались исчерпывающие меры к извещению А. о времени и месте судебного заседания по адресу и телефону, указанному в обвинительном заключении. Однако, подсудимый в суд не явился, а согласно полученным судом данным по указанному следствием адресу он не проживает.  

Из ответа на запрос в ОУФМС России по Нижегородской области судом было установлено, что подсудимый А., будучи гражданином Республики Узбекистан и проживающий на территории Кстовского района Нижегородской области без регистрации, выдворен за пределы РФ по решению Кстовского городского суда Нижегородской области от 04.09.2013.  

Таким образом, на момент составления обвинительного заключения, следователю было известно, об отсутствии у А. постоянного места жительства и регистрации на территории РФ, а также о решении суда о выдворении его за пределы РФ.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции обоснованно возвратил дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом.

4) Недостатки и упущения при изложении в обвинительном заключении (обвинительном акте) фабулы, существа и формулировки обвинения.

Так, в соответствии с пп.3,4 ст.220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь указывает существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для дела, а также формулировку обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за данное преступление. Аналогичные требования и к обвинительному акту содержатся в пп.4-5 ст.225 УПК РФ.

В качестве нарушений указанных требований закона судами указывались:

  • несоответствие изложенных в обвинительном заключении (акте) или установленных судом фактических обстоятельств преступления диспозиции конкретной нормы уголовного закона либо ее юридической квалификации;
  • юридическая квалификация не согласуется с предъявленным обвинением;
  • неконкретное изложение фактических обстоятельств инкриминируемого деяния в обвинительном заключении (акте);
  • допущенные при раскрытии существа обвинения противоречивые формулировки, касающиеся преступления;
  • при формулировке обвинения отсутствует указание на конкретную часть, пункт статьи либо статью УК РФ;
  • не указаны в обвинительном заключении место совершения преступления, способ, время, последствия и другие обстоятельства совершения преступления, имеющие значение для дела;
  • не раскрыты квалифицирующие признаки инкриминируемого преступления.

Так, постановлением Нижегородского районного суда г.Нижнего Новгорода от 18.02.2014 возвращено уголовное дело по обвинению Б. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ, в связи с тем, что  квалификация преступных действий обвиняемого не соответствует обстоятельствам предъявленного обвинения, что является препятствием для принятия судом решения.

При этом суд указал, что в обвинительном акте формулировка предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса РФ должна соответствовать фактическим обстоятельствам преступления, изложенным в обвинительном акте, в том числе способам, мотивам, целям и другим обстоятельствам совершения преступления, имеющим значение для данного уголовного дела.***Постановлением Автозаводского районного суда г.Нижнего Новгорода от 29.09.2014 возвращено прокурору уголовное дело в отношении Я., обвиняемой по ч.3 ст.159 УК РФ, на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, поскольку обвинительное заключение составлено с нарушением  требований ст.220 УПК РФ, так как предъявленное обвинение содержит противоречия о способе совершения хищения: вначале по тексту указано, что хищение совершено путем присвоения и растраты, а далее путем обмана и злоупотребления доверием.

Постановлением судьи Нижегородского районного суда г.Нижнего Новгорода от 07.02.2014 прокурору возвращено уголовное дело по обвинению К. в совершении преступления, предусмотренного ст.165 ч.2 п. «б» УК РФ (причинение имущественного ущерба владельцу имущества путем обмана при отсутствии признаков хищения, причинившее особо крупный ущерб).

Предъявленное К.обвинение являлось неконкретным, поскольку в нем отсутствовало детальное описание способа совершения инкриминируемого преступления, что повлекло невозможность постановления приговора или иного судебного решения на основе имеющегося в деле обвинительного заключения.

В предъявленном обвинении не указано, какие именно действия, направленные на обман владельца имущества, совершил К., в чем именно выразился данный обман, и кто именно был введен в заблуждение в результате предпринятых обвиняемым действий.***Постановлением Борского городского суда Нижегородской области от 14.04.2014 возвращено прокурору, в порядке ст.237 УПК РФ, уголовное дело по обвинению К., И., К.Е.О.в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ. Согласно обвинению, органами предварительного следствия К.Е.О. вменялось совершение преступления по предварительному сговору с К. и И., тогда как в обвинении последних, указание на совершение ими преступления совместно с К.Е.О. отсутствовало.

Постановлением Московского районного суда г.Нижнего Новгорода от 20.11.2014 прокурору было возвращено уголовное дело по обвинению Е. по ч.3 ст.160 УК РФ (2 эпизода). Е. инкриминировалось совершение хищений чужого имущества, вверенного виновной, в крупном размере. Однако, вопреки требованиям ст.220 УПК РФ, органом предварительного следствия при описании преступных деяний Е. не указаны мотивы совершения преступлений, конкретные временные периоды совершения хищений, не установлено время и место совершения хищений, не указаны конкретные суммы похищенного.

Постановлением судьи Богородского городского суда Нижегородской области от 30.05.2014 возвращено прокурору уголовное дело в отношении Р. обвиняемого в совершении двух преступлений, предусмотренных ч.1 ст.166 УК РФ.

Основанием для принятия судом такого решения послужило то, что составитель обвинительного акта по данному уголовному делу, ограничившись описанием совершенных Р., в период времени с 02.02.2013 по 03.02.2013, преступных действий, не дал им юридической оценки, нарушив п.5 ч.1 ст.225 УПК РФ, согласно которому обвинительный акт должен содержать формулировку обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса РФ.***Постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 26.08.2014 было возвращено прокурору уголовное дело в отношении М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.291.1 УК РФ, поскольку в обвинительном заключении не раскрыт квалифицирующий признак посредничества во взяточничестве.

Так, из предъявленного М. обвинения следует, что он обвиняется в посредничестве во взяточничестве за совершение заведомо незаконных действий. Однако, указанный квалифицирующий признак не раскрыт, не отражено, в чем конкретно выразились незаконные действия должностного лица.

Другим постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 10.01.2014 было возвращено прокурору уголовное дело в отношении Р., обвиняемого по ч.3 ст.30, п.п. «б,в» ч.2 ст.158 УК РФ. В обвинительном заключении, при описании преступного деяния не был описан вмененный обвиняемому квалифицирующий признак кражи у потерпевшей «с причинением значительного ущерба гражданину».

5) Согласно п.8 ч.1 статьи 220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь указывает данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причиненного ему преступлением.

Аналогичные требования предъявляются и к обвинительному акту (п.8 ч.1 ст.225 УПК РФ).

Обобщение показало, что в 2014 году имели место нарушения данного положения закона, которые соотносились судьями с процедурой, закрепленной в статье 237 УПК РФ.

Постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 03.10.2014 по инициативе суда возвращено прокурору уголовное дело по обвинению С. и К. по п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ (95 эпизодов), а также С. по п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ (42 эпизода),поскольку в обвинительном заключении неверно установлены данные о потерпевшем, характере и размере вреда.

Согласно обвинительному заключению С. и К. обвинялись в совершении краж государственных регистрационных знаков транспортных средств в составе организованной группы на территории г.Дзержинска и г.Нижнего Новгорода, то есть предметом хищений являлись знаки государственной регистрации транспортных средств.

Несмотря на то, что государственные регистрационные знаки не являются собственностью владельца транспортного средства, не могут обращаться в качестве товара, выдаются владельцу автомашины без права его отчуждения и распоряжения, после снятия транспортного средства с учета, государственные регистрационные знаки подлежат возврату в ГИБДД, потерпевшими по делу необоснованно признаны 95 владельцев транспортных средств, которые собственниками данных регистрационных знаков не являлись.

6) Использование в обвинительном заключении не принятой в официальном документообороте лексики при изложении фабулы обвинения.

Статьей 240 УПК РФ предусмотрен принцип непосредственности и устности судебного разбирательства. По смыслу ч.1 ст.18 УПК РФ уголовное судопроизводство ведется на русском языке. В соответствии со ст.9 ч.1 УПК РФ в ходе уголовного судопроизводства запрещается осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство.

При этом, согласно п.6 ст.1 Федерального закона от 01.06.2005 №53-ФЗ «О государственном языке РФ» при использовании русского языка как государственного языка РФ не допускается использование слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка, за исключением иностранных слов, не имеющих общеупотребительных аналогов в русском языке.

Постановлением Павловского городского суда Нижегородской области от 06.11.2014 прокурору было возвращено уголовное дело в отношении Б., обвиняемого по п.п. «а,г» ч.2 ст.242.1, п. «б» ч.3 ст.242 УК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом, поскольку в обвинительном заключении следователем допущено использование ненормативных оборотов при изложении фабулы обвинения, что не  позволяет суду использовать его в ходе судебного разбирательства и исключает возможность постановления судом приговора или вынесение иного решения на основе такого заключения.

1.2. Сложившаяся судебная практика возвращения уголовного дела прокурору на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, в связи с иными существенными нарушениями уголовно-процессуального закона в ходе предварительного расследования выглядит следующим образом.

В п.14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 №1 «О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса РФ» указано, что в случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, неустранимые в судебном заседании, судья в соответствии с ч.1 ст.237 УПК РФ по собственной инициативе или по ходатайству стороны в порядке, предусмотренном ст.ст.234 и 236 УПК РФ, возвращает уголовное дело прокурору для устранения допущенных нарушений.

В частности, существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, неустранимыми в судебном заседании, судами области признавались:1) не ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела в полном объеме, а также с вещественными доказательствами, после окончания предварительного расследования;2) не обеспечение обвиняемого, не владеющего русским языком, переводчиком;3) нарушение права обвиняемого на защиту;4) нарушение права несовершеннолетнего обвиняемого, страдающего психическим расстройством, на дополнительные преференции при защите от обвинения, поскольку он был допрошен без участия педагога или психолога;  5) процессуальные действия по делу, включая предъявление обвинения и составление обвинительного заключения (акта), проведены вне установленных сроков следствия;6) поступление дела в суд с нарушением правил подсудности;7) нарушение уголовно-процессуального закона, выразившееся в не разъяснении обвиняемому на стадии дознания права воспользоваться правилами главы 32.1 УПК РФ о производстве дознания в сокращенной форме;8) не выполнение прокурором требований ч.3 ст.317.5 УПК РФ, в соответствии с которой копия вынесенного прокурором представления об особом порядке судебного заседания вручается обвиняемому и его защитнику, которые вправе представить свои замечания, учитываемые прокурором при наличии к тому оснований.

1) Не ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела в полном объеме, а также с вещественными доказательствами, после окончания предварительного расследования.

Согласно ч.1 ст.217 УПК РФ после выполнения требований статьи 216 УПК РФ следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику, подшитые и пронумерованные материалы уголовного дела. Для ознакомления предъявляются также вещественные доказательства. В случае невозможности предъявления вещественных доказательств, следователь выносит об этом постановление.

Постановлением судьи Сергачского районного суда Нижегородской области от 13.05.2014 возвращено прокурору уголовное дело в отношении М. обвиняемого по п. «а» ч.3 ст.158 К РФ (два эпизода),на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Судом первой инстанции было установлено, что согласно протоколу ознакомления обвиняемогос материалами уголовного дела, обвиняемый и его защитник были ознакомлены с материалами уголовного дела, содержащимися в томе №1 на 251 листе и в томе №2 на 34 листах, в подшитом и пронумерованном виде. Вместе с тем в томе №2 уголовного дела до вышеуказанного протокола подшито и пронумеровано только 16 листов. Такое же количество листов, до протокола ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела, указано следователем и в описи бумаг, находящихся в томе №2 уголовного дела.

Из справки к обвинительному заключению следует, что по делу в качестве вещественных доказательств были признаны: 4 следа пальцев рук и ладони; след обуви, снятый на дактилопленку. Кроме того, согласно протоколу ознакомления обвиняемого М. с материалами уголовного дела, при выполнении требований ст.217 УПК РФ, приобщенные к делу вещественные доказательства обвиняемому представлены не были. Причина необеспечения следствием этого процессуального правомочия обвиняемого не отражена.

Поскольку часть 1 статьи 217 УПК РФ содержит адресованное следователю требование предъявить обвиняемому и его защитнику подшитые и пронумерованные материалы дела, а также вещественные доказательства, по ознакомлении с которыми он вправе заявить ходатайства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что М. был лишен возможности воспользоваться правами, предоставленными ему как обвиняемому по уголовному делу в стадии предварительного следствия.

***
5) Процессуальные действия по делу (ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, разрешение ходатайств, составление обвинительного заключения), проведены вне установленных сроков предварительного расследования.

Постановлением Приокского районного суда г.Нижнего Новгорода от 29.12.2014 возвращено прокурору уголовное дело по обвинению Н. по ч.1 ст.111 УК РФ для устранения допущенных нарушений уголовно-процессуального закона.

Основанием для принятия такого решения послужило то, что после окончания срока предварительного следствия по делу следователь ознакомила обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, разрешила ходатайство, составила обвинительное заключение и направила уголовное дело прокурору для утверждения обвинительного заключения. При этом было принято во внимание, что согласно положениям ч.2 ст.162 УПК РФ, в срок предварительного следствия включается время со дня возбуждения уголовного дела и до дня его направления прокурору с обвинительным заключением. Поскольку срок предварительного следствия по делу был установлен лишь до 03.12.2014, то после указанной даты у следователя не было правовых оснований для производства каких-либо следственных либо процессуальных действий по делу.

Учитывая процессуальную ничтожность такого обвинительного заключения, суд возвратил дело прокурору в порядке ст.237 УПК РФ.
      
6) Уголовное дело поступило в суд с нарушением правил подсудности.

Апелляционным постановлением Нижегородского областного суда от 31.07.2014 отменен приговор Дзержинского городского суда Нижегородской области от 15.01.2014 в отношении С., осужденного по ч.2 ст.159.4 УК РФ, уголовное дело возвращено прокурору г.Дзержинска Нижегородской области для устранения препятствий его рассмотрения судом, поскольку уголовное дело было рассмотрено с нарушением правил подсудности, а предварительное расследование осуществлено с нарушением правил подследственности, что повлекло юридическую несостоятельность  обвинительного заключения и вынесенного на его основе судебного решения.  Апелляционной инстанцией было установлено, что преступление, предусмотренное ч.2 ст.159.4 УК РФ, в совершение которого обвинялся С., было окончено на территории г.Нижнего Новгорода. В нарушение положений ст.152 УПК РФ предварительное расследование по делу проведено следователем СУ УМВД России по г.Дзержинску Нижегородской области, а затем направлено с обвинительным заключением в Дзержинский городской суд Нижегородской области, который в нарушение положений ч.2 ст.32 УПК РФ рассмотрел уголовное дело с вынесением обвинительного приговора.

 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
    • stenkin
    • 09-03-2017, 20:56
    • : 20:56
    • Пользователь offline
    Утвержден Президиумом Нижегородского областного суда 15 июля 2015 года.

    Документ не связан непосредственно с налоговыми уголовными делами, но общий подход применим и для этих составов.

Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты