Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Обзоры, справки » Успешное оспаривание незаконного продления сроков следствия в избранной судебной практике

Успешное оспаривание незаконного продления сроков следствия в избранной судебной практике

27 апрель 2022
500
Прошел год после публикации судебной практики о незаконном продлении правоохранителями срока предварительного следствия, порядок установления которого закреплен в ст. 162 УПК РФ. Продуманная с бюрократической точностью неудачность диспозиции ч. 6 этой статьи позволяет следователям злоупотреблять правом и незаконно продлевать срок следствия.

За прошедший год в судебной практике по успешному оспариванию продления сроков следствия при злоупотреблении нормой ч. 6 ст. 162 УПК РФ наблюдался количественный рост. Продление срока следствия успешно оспаривалось на этапе судебного контроля в порядке ст. 125 УПК РФ; на предварительном слушании дела в порядке ст. 234-239 УПК РФ; в первой инстанции; в апелляционной инстанции; при рассмотрении материалов. Успешное оспаривание незаконного продления срока следствия влечет возвращение уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Следствием для продления сроков следствия использовались: фиктивные обвинительные заключения (в одном судебном акте: «документ, названный «обвинительным заключением»), незаконное приостановление и прекращение дела следователем, возвращение дела прокурором для доследования. Решения по назначению «еще одного месяца», а то и трех месяцев, к сроку следствия принимались руководителем следственного органа и прокурором: злоупотребление правом возможно только при совместном участии следователя и его руководителя.
 
Правовая позиция Конституционного суда РФ
 
В качестве правовой позиции КС РФ по ст. 162 УПК РФ заявители и суды чаще всего ссылаются на три определения – от 02.07.2015 №№ 1541-О, 1542-О, 1543-О. Однако относящихся определений КС РФ значительно больше: от 11.07.2006 № 352-О, от 17.10.2006 № 418-О, от 25.12.2008 № 962-О, от 16.04.2009 № 386-О, от 23.06.2009 № 895-О, от 19.10.2010 № 1412-О, от 18.10.2012 № 1907-О, от 24.10.2013 № 1621-О, от 22.04.2014 № 878-О, от 02.07.2015 № 1541-О,  пункт 22 «Обзора практики КС РФ за третий и четвертый кварталы 2015 года», утвержденным Решением КС РФ от 28.01.2016,  от 23.06.2016 № 1241-О, от 25.10.2018 № 2733-О, от 27.09.2019 № 2258-О, от 26.03.2020 № 759-О, от 23.04.2020 № 1051-О.

Суть правовой позиции КС РФ такова.

В соответствии с ч. 1, 4, 5 ст. 162 УПК РФ срок предварительного следствия по уголовному делу, составляющий 2 месяца, может быть продлён руководителем соответствующего следственного органа до 3 месяцев, руководителем следственного органа по субъекту РФ и иным приравненным к нему руководителем следственного органа, а также их заместителями до 12 месяцев. Срок предварительного следствия свыше 12 месяцев может быть продлён только в исключительных случаях Председателем Следственного комитета РФ, руководителем следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и их заместителями.

Согласно ч. 6 ст. 162 УПК РФ, при возобновлении производства по приостановленному или прекращенному уголовному делу, а также при возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия руководитель следственного органа, в производстве которого находится уголовное дело, вправе устанавливать срок предварительного следствия в пределах одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю вне зависимости от того, сколько раз оно до этого возобновлялось, прекращалось либо возвращалось для производства дополнительного следствия, и вне зависимости от общей продолжительности срока предварительного следствия. Дальнейшее продление срока предварительного следствия производится на общих основаниях в порядке, установленном ч. 4, 5 и 7 ст. 162 УПК РФ.

Вместе с тем, по смыслу ч. 5 ст. 162 УПК РФ, выявленному Конституционным Судом РФ в вышеуказанных определениях, предусмотренный данной нормой закона порядок продления срока предварительного следствия по уголовному делу:
- может применяться лишь в качестве исключения из общего порядка продления срока предварительного следствия;
- не предполагает злоупотребление правом на его использование, в том числе неоднократные направление уголовного дела для производства дополнительного следствия, приостановление или прекращение уголовного дела по одним и тем же основаниям;
- направлен на обеспечение принципов законности и разумного срока уголовного судопроизводства путем устранения выявленных нарушений и препятствий к дальнейшему движению уголовного дела, принятия мер, направленных на ускорение предварительного расследования в случаях его незаконного, необоснованного приостановления или прекращения;
- должен отвечать требованиям законности, обоснованности, достаточности и эффективности действий руководителя следственного органа, следователя, которые могут быть проверены в рамках судебного и ведомственного контроля, прокурорского надзора и должны быть учтены при присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в соответствии с Федеральным законом от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и статьей 6.1 УПК РФ.
 
Возвращение дела прокурору
 
В апелляционном постановлении от 08.09.2020 №10-16687/20 Московский городской суд признал законным и обоснованным постановление Симоновского районного суда г. Москвы от 03.08.2020, которым уголовное дело в отношении Г.А.М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, в порядке п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ возвращено прокурору для устранения  препятствий его рассмотрения судом.

Суд апелляционной инстанции пришёл к выводу, что суд первой инстанции законно «возвратил дело прокурору по п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ в связи с продлением срока следствия свыше 12 месяцев ненадлежащим должностным лицом и составления обвинительного заключения за пределами срока следствия, что препятствует вынесению решения по делу на основе данного заключения. 

В соответствии с п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения».

Суд установил, что, «согласно ч. 2 ст. 162 УПК РФ в срок предварительного следствия включается время со дня возбуждения уголовного дела и до дня его направления прокурору с обвинительным заключением.

Согласно ч. 5 ст. 162 УПК РФ, по уголовному делу, расследование которого представляет особую сложность, срок предварительного следствия может быть продлен руководителем следственного органа по субъекту РФ и иным приравненным к нему руководителем следственного органа, и их заместителями, до 12 месяцев. Дальнейшее продление срок предварительного следствия может быть произведено только в исключительных случаях, Председателем Следственного Комитета РФ, руководителем следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти и их заместителями.

В соответствии с ч. 6 ст. 162 УПК РФ при возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия руководитель следственного органа, в производстве которого находится уголовное дело, вправе устанавливать срок предварительного следствия  в пределах одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю вне зависимости от того, сколько раз оно до этого возвращалось для производства дополнительного следствия и вне зависимости от общей продолжительности срока предварительного следствия.

Эти требования закона органом следствия не выполнены.

Уголовное дело возбуждено 23.01.2019. 

19.12.2019 предварительное следствие по делу окончено, 23.12.2019 составлено обвинительное заключение. 

В тот же день, 23.12.2019 постановлением заместителя руководителя СУ по ЮАО ГСУ СК РФ по г. Москве уголовное дело возвращено для дополнительного следствия, установлен срок следствия на 1 месяц.

23.12.2019 дело принято следователем к производству. Таким образом, срок следствия истекал 23.01.2020 и составил 12 месяцев.

23.01.2020 постановлением заместителя руководителя СУ по ЮАО ГСУ СК РФ по г. Москве уголовное дело возвращено для производства дополнительного следствия, срок следствия установлен на 1 месяц.

Судом обоснованно указано в постановлении, что в этот период времени предварительное следствие окончено не было, обвинительное заключение не составлялось, уголовное дело с обвинительным заключением в порядке ст. 220 УПК РФ прокурору не направлялось (обвинительное заключение было составлено только 25.02.2020), в связи с чем требования ч. 6 ст. 162 УПК РФ  руководителем следственного органа, в чьем производстве находилось уголовное дело, применены быть не могли. 

При таких обстоятельствах, вывод суда о том, что продление срока предварительного следствия свыше 12 месяцев в данном случае вынесено ненадлежащим должностным лицом, подтверждается материалами дела и является правильным. 

Фактически срок предварительного следствия по делу истек 23.01.2020 и составил 12 месяцев. Поэтому, обвинительное заключение, составленное 25.02.2020, а также 23.03.2020, которое было утверждено прокурором 19.06.2020 и поступило в суд, в нарушении ч. 2 ст. 162 УПК РФ, вынесено за пределами срока предварительного следствия. 

Учитывая процессуальную ничтожность такого обвинительного заключения, суд вопреки доводам апелляционного представления обоснованно возвратил дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, поскольку составление обвинительного заключения следователем по истечении срока предварительного расследования, исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения».
 
В апелляционном постановлении от 27.04.2021 № 22К-620/2021 Ивановский областной суд «пришел к выводу, что обстоятельства производства по уголовному делу явно свидетельствовали о том, что формальное, без выполнения требований ст.ст. 215, 217 УПК РФ, составление обвинительного заключения и направление уголовного дела руководителю следственного органа вопреки его указаниям имело целью использование предусмотренного ч. 6 ст. 162 УПК РФ исключительного порядка продления срока предварительного следствия не для устранения допущенного грубого нарушения уголовно-процессуального закона, препятствовавшего надлежащему окончанию предварительного расследования и направлению дела прокурору, а для продолжения предварительного расследования, срок которого в таком случае подлежал продлению в общем порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 162 УПК РФ».

Суд принял решение «признать незаконными постановление исполняющего обязанности руководителя Фрунзенского МСО СУ СК России Х.А.В. от <дата> и постановление руководителя Фрунзенского МСО СУ СК России Г.А.И. от <дата> о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования».

Суд также установил, что «ходатайство, согласованное с и.о. руководителя Фрунзенского МСО СУ СК России, об установлении обвиняемому С. и его защитнику адвокату М.А.В. и иным адвокатам, с которыми обвиняемый может заключить соглашение на оказание защиты по настоящему уголовному делу, определенного срока для ознакомления с материалами уголовного дела и вещественными доказательствами, вынесено следователем вне процессуального срока предварительного следствия.

Таким образом, постановление суда, принявшего обжалуемое решение по вышеуказанному ходатайству следователя, нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене по основанию, предусмотренному ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ, в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона в виду несоблюдения процедуры судопроизводства. Устраняя допущенное нарушение, суд апелляционной инстанции в соответствии со ст.389.23 УПК РФ, выносит новое решение о прекращении производства по вышеуказанному ходатайству следователя как не имеющему процессуального значения ввиду вынесения его следователем вне процессуального срока предварительного следствия».
 
В апелляционном определении от 23.04.2021 № 22-1863/21 Краснодарский краевой суд определил, что, «как следует из материалов уголовного дела, срок следствия по делу последовательно продлевался в установленном законом порядке, последний раз - постановлением от 02.07.2020 срок предварительного расследования продлен до 12 месяцев, то есть, до 07.08.2020. Судом установлено, что решение о продлении сроков следствия в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 162 УПК РФ, не принималось». 

«В деле содержится документ, названный обвинительным заключением, с указанием о направлении уголовного дела 07.08.2020г. прокурору для утверждения обвинительного заключения.

Порядок направления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением определен главой 30 УПК РФ, в которой закреплено, что обвинительное заключение составляется после окончания предварительного расследования (ст. 215 УПК РФ), ознакомления с материалами уголовного дела и разрешения ходатайств (ст.ст. 216-219 УПК РФ). Однако, требования ст.ст. 215-219 УПК РФ по делу не выполнялись.

Требования, предъявляемые к обвинительному заключению, регламентированы положениями ст. 220 УПК РФ. Составленный документ не мог быть признан обвинительным заключением, поскольку содержит описание преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 303 и ч. 3 ст. 290 УК РФ, указание на доказательства по эпизоду преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 290 УК РФ, в качестве которых приведены только показания обвиняемого ШМЗ. Показаний свидетелей, письменных доказательств по первому эпизоду, а также каких-либо доказательств по второму эпизоду, не приведено.

Уголовное дело с составленным в таком виде обвинительным заключением направлено руководителю следственного органа.

Постановлением руководителя СО от 07.08.2020 уголовное дело возвращено для производства дополнительного следствия. В качестве основания для возвращения уголовного дела указано на необходимость проведения осмотра места происшествия, осмотра детализации телефонных переговоров, а также выполнения требований ст.ст. 215-217 УПК РФ.

Постановлением от 10.08.2020 следователь возобновил предварительное следствие (об окончании следствия объявлено не было) и обратился с ходатайством к руководителю СО об установлении дополнительного срока следствия на 1 месяц, которое указанным руководителем следственного органа удовлетворено, срок следствия установлен – 1 месяц.

После возвращения дела следователю последним проведены: осмотр места происшествия, осмотр документов (информации о соединениях абонентских номеров), осмотренные предметы и документы признаны вещественными доказательствами, дополнительно допрошен свидетель, проведены очные ставки, предъявлено обвинение в окончательной редакции (11.08.2020), ШМЗ допрошен в качестве обвиняемого, выполнены требования ст.ст. 215-217 УПК РФ.

По результатам ознакомления с материалами уголовного дела защитником заявлено ходатайство, в котором указано, в том числе, о незаконности продления срока следствия, однако в указанной части ходатайство защитника фактически не рассмотрено.

В судебном заседании осужденный привел доводы, аналогичные указанным в ходатайстве защитника, указал на искусственное создание обстоятельств для продления срока следствия, незаконность продления сроков следствия, и, в связи с этим недопустимость проведенных процессуальных и следственных действий».

Суд определил, что «не может быть признано законным решение руководителя следственного органа, основанное на незаконных действиях следователя, в связи с чем, учитывая, что решение о продлении сроков следствия в установленном законом порядке не принималось, все следственные и процессуальные действия, проведенные после 07.08.2020, следует признать незаконными.

По изложенным основаниям обвинительное заключение следует признать составленным с нарушением требований уголовно-процессуального закона, что является основанием для возвращения уголовного дела прокурору в порядке п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ».
 
В апелляционном постановлении от 18.03.2021 № 22-259/2021 Рязанский областной суд согласился с постановлением Пронского районного суда Рязанской области от 08.02.2021 о возвращении уголовного дела прокурору, в виду того, что органом предварительного следствия положения ч. 6 ст. 162 УПК РФ в смысле правовой позиции КС РФ были нарушены.

Судом установлено, что «Врио начальника следственного отделения ОМВД России по Пронскому району Рязанской области неоднократно, а именно <дата>, <дата>, <дата> возвращал следователю уголовное дело в отношении обвиняемой для производства дополнительного расследования по одному и тому же основанию: следователем не были выполнены положения ст. 217 УПК РФ - обвиняемая и её защита не были должным образом ознакомлены с материалами дела. Возвращая повторно следователю уголовное дело для производства дополнительного расследования, врио начальника следственного управления не указал о необходимости выполнения следователем положения ст. 162 УПК РФ, касающегося продления сроков предварительного следствия в установленном законом порядке. При этом сам врио начальника следственного управления неоднократно в вышеназванные периоды устанавливал срок предварительного следствия на 1 месяц со дня принятия дела следователем к производству.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что в действиях органа предварительного расследования имело место злоупотребление правом на порядок продления срока предварительного следствия, предусмотренного ст. 162 УПК РФ, поскольку неоднократно уголовное дело возвращалось следователю по одним и тем же основаниям, чем были нарушены правила продления предварительного расследования, закреплённые данной статьёй закона, с чем и соглашается суд апелляционной инстанции.

Кроме того, судом верно установлено, что постановление о привлечении в качестве обвиняемой вынесено ДД.ММ.ГГГГ. В этот же день ФИО была допрошена в качестве обвиняемой.

Из материалов уголовного дела следует, что 16 февраля, 18 марта и <дата> врио начальника СO ОМВД России по Пронскому району Рязанской области незаконно возвращал следователю уголовное дело в отношении обвиняемой для производства дополнительного расследования по одному и тому же основанию: следователем не выполнены положения ст. 217 УПК РФ, то есть возвращал дело с неоконченным сроком предварительного следствия и незаконно составленным обвинительным заключением, незаконно устанавливая дополнительный срок предварительного следствия.

С учётом данных обстоятельств законный срок предварительного следствия истёк <дата>.

Учитывая, что окончательное обвинение было предъявлено обвиняемой за рамками следствия, с указанием в нем данных, полученных, в том числе, и за этими рамками, включая назначение и проведение дополнительной судебной бухгалтерской экспертизы № <дата>. Обвинительное заключение также составлено <дата> за рамками следствия в нарушение требований ст. 162, 220 УПК РФ».
 
Апелляционным постановлением от 18.11.2021 № 22-2445/2021 Ивановский областной суд согласился с постановлением Ленинского районного суда г. Иваново от 10.08.2021, которым уголовное дело возвращено прокурору. Судом установлено, что «при первом возвращении уголовного дела следователем допущены явные нарушения требований ст.ст. 217, 218 УПК РФ, которые очевидно свидетельствовали о возвращении уголовного дела на доследование с установлением дополнительного срока следствия. Вопреки указанию на необходимость только ознакомления обвиняемой и защитника с материалами уголовного дела следователем проводится ряд следственных и процессуальных действий, не связанных с фактом ознакомления с материалами уголовного дела, при возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия ДД.ММ.ГГГГ следователем вынесено постановление о возобновлении и установлении срока предварительного следствия только ДД.ММ.ГГГГ, обвинение в окончательной редакции было предъявлено ФИО только ДД.ММ.ГГГГ. Вышеизложенное свидетельствует о неэффективности организации предварительного следствия следователем по уголовному делу, применение ч. 6 ст. 162 УПК РФ вопреки выявленному смыслу, определенному в определениях КС РФ от 02.07.2015 № 1541-О, № 1542-О и № 1543-О. 

Тем самым период предварительного следствия фактически составил 16 месяцев, в то время как требования порядка продления срока предварительного следствия, предусмотренные ч. 5 ст. 162 УПК РФ исполнены не были, в связи с чем суд перовой инстанции пришел к обоснованному выводу о составлении обвинительного заключения за пределами сроков предварительного следствия и необходимости возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Доводы представления о том, что обжалуемое постановление лишает всех участников возможности реализации своих прав на судебной стадии уголовного судопроизводства, а также исключает вынесение законного и обоснованного судебного решения в разумный срок, являются несостоятельными, поскольку указанные судом первой инстанции нарушения свидетельствуют о несоблюдении установленного законом порядка привлечения лица к уголовной ответственности».
 
Апелляционным определением от 07.02.2022 № 22-262/2022 Саратовского областного суда отменен приговор Кировского районного суда г. Саратова от 26.11.2021, уголовное дело возвращено прокурору Кировского района г. Саратова в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом. Судом установлено: «требования ч. 2 ст. 162 УПК РФ уголовно-процессуального закона и руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ при составлении обвинительного заключения не выполнены. Из материалов дела видно, что срок предварительного следствия составил более 3-х месяцев. Постановлением от 11.10.2021 врио начальника отдела по расследованию преступлений на территории, обслуживаемой ОП № 3 в составе УМВД России по г. Саратову СУ УМВД России по г. Саратову ФИО срок предварительного следствия был установлен до 3 месяцев 3 суток, то есть до 13.10.2021. Анализ данного постановления и материалов уголовного дела позволяет сделать вывод, что следователем не соблюден порядок продления срока предварительного следствия, а врио начальника отдела по расследованию преступлений на территории, обслуживаемой ОП № 3 в составе УМВД России по г. Саратову СУ УМВД России по г. Саратову ФИО в нарушение требований действующего уголовно-процессуального законодательства установил срок предварительного следствия свыше 3-х месяцев, то есть до 13.10.2021.

Кроме того, обвинительное заключение по данному уголовному делу составлено 15.10.2021, то есть за пределами срока предварительного следствия и не имеет юридической силы. Указанные нарушения являются существенными, неустранимыми в судебном производстве и препятствующими рассмотрению дела по существу в судебном заседании».
 
Постановлением Петропавловск-Камчатского городского суда от 16.09.2021 № 1-695/2021 уголовное дело возвращено прокурору на основании того, что «руководителем следственного органа, в связи с допущенными нарушениями норм УПК РФ, обвинительное заключение не согласовано, а уголовное дело в день истечения 9-ти месячного сока расследования, возвращено следователю для производства дополнительного следствия. При этом, срок предварительного следствия установлен на 1 месяц с момента принятия уголовного дела следователем к производству, тогда как из смысла ст. 162 УПК РФ, срок предварительного следствия подлежал продлению в установленном законом порядке лицом, имеющим полномочия на продление срока следствия по истечению девяти месяцев следствия».
 
В апелляционном постановлении от 06.05.2021 № 1-85-3/2021 Судакский городской суд Республики Крым согласился с постановлением мирового судьи судебного участка №85 Судакского судебного района Республики Крым от 26.02.2021, которым уголовное дело возвращено прокурору.

Основанием для возвращения дела прокурору послужил тот факт, что «руководителем СО ОМВД России по г. Судаку, в нарушение ч.ч. 5, 6 ст. 162 УПК РФ, был незаконно установлен срок предварительного следствия с 29.10.2020 по 29.11.2020, в связи с чем все следственные и процессуальные действия, произведенные после 29.10.2020, а также полученные в результате этих действий доказательства, в силу ст.ст. 73, 75 УПК РФ, являются недопустимыми, в том числе обвинительное заключение.

Из материалов уголовного дела следует, что сроки предварительного расследования в форме дознания неоднократно продлевались прокуратурой г. Судака. 08.10.2020 уголовное дело поступило в прокуратуру г. Судака с обвинительным актом и 12.10.2020 в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 226 УПК РФ направлено для производства предварительного следствия в СО ОМВД России по г. Судаку. Уголовное дело поступило в СО ОМВД России по г. Судаку 29.10.2020. В этот же день предварительное следствие возобновлено следователем Б.М.Ю., а руководителем следственного органа в нарушение требований ч. 6 ст. 162 УПК РФ установлен срок следствия до 29.11.2020, что является нарушением требований ч. 6 ст. 162 УПК РФ, согласно которой руководитель следственного отдела вправе устанавливать срок предварительного следствия без продления в установленном ч. 4, 5 ст. 162 УПК РФ порядке лишь в трех указанных в статье случаях (при возобновлении производства по приостановленному или прекращенному уголовному делу, а также при возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия).

Принимая во внимание, что ни одно из указанных решений по указанному уголовному делу не принималось, 29.10.2020 у руководителя следственного отдела отсутствовали законные основания для установления срока следствия в порядке ч. 6 ст. 162 УПК РФ в пределах одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю.

После 29.10.2020 и только при условии особой сложности уголовного дела продление срока следствия должно было быть произведено руководителем следственного органа по субъекту Российской Федерации и иным приравненным к нему руководителем следственного органа, а также их заместителями.

В нарушение указанных выше требований УПК РФ, руководителем СО ОМВД России по г. Судаку срок предварительного следствия по уголовному делу незаконно установлен до 29.11.2020, что противоречит изложенным в Определениях КС РФ от 02.07.2015 № 1541-О, № 1542-О и № 1543-О позиции относительно предусмотренного ч. 6 ст. 162 УПК РФ порядка установления срока предварительного следствия.

С учетом изложенного, все следственные и процессуальные действия, проведенные после 29.10.2020, в том числе и составление обвинительного заключения, проведены вне сроков следствия, что в силу ст.ст.73,75 УПК РФ влечет признание имеющихся доказательств недопустимыми и процессуальных документов юридически ничтожными».
 
Апелляционным постановлением от 07.10.2021 № 22-3851/21 Приморский краевой суд засилил постановление Уссурийского районного суда Приморского края от 09 августа 2021 года, которым уголовное дело возвращено Уссурийскому городскому прокурору.

Основанием для возвращения уголовного дела послужило то, что «при многократно повторяющихся возвращениях уголовного дела следователю для производства дополнительного расследования, по разным основаниям, постановлением руководителя следственного органа - заместителя начальника СО ОМВД Росси по г. Уссурийску 25.03.2021 года уголовное дело было возвращено следователю для дополнительного расследования и устранений выявленных недостатков, и постановлением этого же должностного лица 25.03.2021 был установлен срок для исполнения указаний руководителя следственного органа, где было указано со ссылкой на ст. 162 УК РФ об установлении срока для исполнения указаний руководителя следственного органа - один месяц со дня поступления данного уголовного дела следователю. Согласно постановлению от 25.03.2021 данное уголовное дело было фактически передано следователю для производства предварительного следствия. Суд апелляционной инстанции, как и суд первой инстанции, пришел к однозначному выводу о том, что 25.03.2021 уголовное дело уже находилось в производстве следователя Л.А.В., ссылка прокурора на техническую опечатку в данном постановлении, признается голословным утверждением. Суду апелляционной инстанции не предоставлено сведений о том, где находилось уголовное дело в период с 25.03.2021 по 12.05.2021, когда следователем Л.А.В. вынесено постановление о принятии уголовного дела к производству. Следовательно, указание суда первой инстанции о том, что все следственные и процессуальные действия, выполненные после 24.04.2021, осуществлены за рамками установленных сроков предварительного следствия, являются убедительными».
 
Апелляционным постановлением от 05.03.2021 № 22К-109/2021 суд Еврейской автономной области отменил постановление Биробиджанского районного суда ЕАО от 16.02.2021, которым было удовлетворено ходатайство следователя, согласованное с руководителем следственного органа, о продлении срока содержания под стражей в отношении П. на один месяц, до 06 месяцев 16 дней. 

Суд установил, что «срок предварительного следствия по делу ранее продлён до 31.12.2020. 24.11.2020 следователь уведомил обвиняемого П. и его защитника об окончании следственных действий, а 25.11.2020 обвиняемый и защитник ознакомлены с материалами уголовного дела. После этого по уголовному делу со стороны следователя возможно лишь составление обвинительного заключения либо вынесение постановления о возобновлении предварительного расследования. Вместе с тем, в нарушение требований ст. 162 и 215-217 УПК РФ, без возобновления предварительного следствия по делу следователь 8 и 10 декабря 2020 вынесла два постановления о возбуждении ходатайства о продлении срока следствия по делу и о продлении срока содержания под стражей обвиняемому, которые удовлетворены при их рассмотрении руководителем следственного органа и судом, соответственно. При этом прокурор возвратил дело следователю для проведения дополнительного расследования лишь 18.12.2020, где находилось уголовное дело в период с 25.11.2020 до 18.12.2020, когда и каким образом оно направлено прокурору, а также когда и каким образом возвращено следователю, сведений в представленных материалах нет».

Суд установил, что «из представленных материалов по настоящему уголовному делу следует, что 15.01.2021 срок предварительного следствия «продлён» руководителем следственного органа - и.о. начальника СУ УМВД России по ЕАО ещё на 2 месяца, а всего до 6 месяцев 30 суток, т.е. по 31.03.2021. В предыдущем решении суда апелляционной инстанции от 29.01.2021 в отношении П., суд апелляционной инстанции мотивировал свои выводы, которыми обосновывал необходимость и достаточность продления обвиняемому срока содержания под стражей именно на один месяц - до 20 февраля 2021 года. Эти выводы в полной мере соответствуют и нынешним обстоятельствам при рассмотрении законности и обоснованности продления срока стражи обвиняемому П. до 20 марта 2021 года. Поэтому новых и исключительных обстоятельств для продления этого срока ещё на один месяц по настоящему уголовному делу, суд апелляционной инстанции не усматривает».
 
Апелляционным постановлением от 17.06.2021 № 22-1249/2021 Ивановский областной суд согласился с постановлением Ленинского районного суда г. Иваново от 21.04.2021, которым уголовное дело возвращено прокурору Ленинского района г. Иваново. 

Суд установил: «Поскольку документов, подтверждающих вызов ФИО, принятие мер к его розыску до приостановления производства по делу 01.03.2020; сведений, подтверждающих отсутствие реальной возможности участия ФИО в уголовном деле на 23.07.2020 в деле нет, кроме того, ФИО участвовал в следственных действиях 15 и 20 июля 2020 года; производство по делу было приостановлено без проведения назначенных судебных экспертиз, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что производство по делу 01.03.2020 и 23.07.2020 приостанавливалось необоснованно». «Также судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о том, что в ходе предварительного следствия следователем трижды необоснованно приостанавливалось предварительное следствие 11.10.2020, 29.11.2020 и 30.12.2020 в связи с неустановлением лица, причастного к совершению преступления, поскольку уголовные дела возбуждались в отношении ФИО Кроме того, в период приостановления производства по уголовному делу № <номер> предварительное следствие по уголовному делу № <номер> в отношении ФИО по тем же обстоятельствам продолжалось, срок следствия продлевался. Вместе с тем, уголовные дела № <номер> и № <номер> при наличии предусмотренных ст. 153 УПК РФ оснований длительное время в одно производство не соединялись. 

Учитывая изложенные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что вопреки установленному УПК РФ общему порядку продления срока предварительного следствия, общая продолжительность которого составила более 17 месяцев, органом предварительного следствия неоднократно принимались очевидные необоснованные и незаконные решения о приостановлении производства по делу с последующей их отменой и установлением срока предварительного следствия в порядке ч. 6 ст. 162 УПК РФ, что свидетельствует о злоупотреблении применением специальных правил вместо общего порядка его продления и, как следствие, незаконном продлении срока предварительного следствия.

Таким образом, вывод суда о том, что обвинительное заключение по уголовному делу составлено за пределами законно установленного срока предварительного следствия, то есть с нарушением требований УПК РФ, в связи с чем, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ уголовное дело подлежит возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, является верным».
 
Апелляционным постановлением от 07.07.2021 № 22-1397/2021 Ивановский областной суд засилил постановление Кинешемского городского суда от <дата>, которым уголовное дело возвращено прокурору. 

Суд установил: «Фактически детально проанализировав принятые по уголовному делу в отношении ФИО решения, связанные с приостановлением предварительного следствия и его возобновлением, суд первой инстанции правильно пришёл к выводу о проведении ряда юридически значимых процессуальных и следственных действий по делу, равно как и составлении обвинительного заключения, за пределами законно установленного срока предварительного следствия. Выводы об этом в постановлении приведены и являются правильными. При этом суд обоснованно учитывал не только содержание как таковой статьи 162 УПК РФ, как это фактически предложено в апелляционном представлении, а принимал во внимание и выявленный КС РФ в ряде своих Определений смысл её положений и назначение. Между тем, позиции КС РФ применительно к указанной норме уголовно-процессуального закона стороной обвинения фактически проигнорированы.

Доводы представления о том, что в результате действий следственных органов права участников уголовного судопроизводства не нарушались, являются несостоятельными, поскольку указанные судом первой инстанции нарушения свидетельствуют о несоблюдении установленного законом порядка привлечения лица к уголовной ответственности.

"Ускорение" уголовного преследования, сокращение времени принятия по уголовному делу окончательного процессуального решения не могут оправдывать применение органами предварительного следствия "удобной" для производства по делу нормы уголовно-процессуального закона вместо подлежащей применению в действительности, поскольку тем самым нарушается установленный УПК РФ порядок уголовного судопроизводства.

Доводы представления о том, что действия следователя и руководителя следственного органа могут быть проверены в рамках судебного разбирательства, ведомственного контроля, прокурорского надзора, и результаты такой проверки могут быть учтены при присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, изложенные в обжалуемом постановлении выводы о наличии препятствий для рассмотрения уголовного дела судом не опровергают».
 
Апелляционным постановлением от 15.06.2021 № 22-1190/2021 Ивановский областной суд засилил постановление Ленинского районного суда г. Иваново от 23 апреля 2021 года, которым уголовное дело возвращено прокурору. 

Суд установил: «Как неоднократно отмечал КС РФ, такой порядок продления срока предварительного следствия, будучи исключительным и направленным на реализацию принципов законности и разумного срока уголовного судопроизводства посредством устранения выявленных нарушений и препятствий к надлежащему окончанию предварительного расследования, принятия мер для ускорения рассмотрения уголовного дела в случае его незаконного и необоснованного приостановления или прекращения, может применяться лишь законно – при условии, что процессуальные решения о возобновлении производства по приостановленному или прекращенному делу, а также возвращение уголовного дела для производства дополнительного следствия основаны на правильном применении п. 11 ч. 1 ст. 39, ст. 211, 214, п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ и отвечает требованиям законности, обоснованности и мотивированности. Несоблюдение указанных требований, в том числе, при неоднократном приостановлении уголовного дела по одним и тем же основаниям, свидетельствует о незаконном продлении срока предварительного следствии, злоупотреблении применением специальных правил вместо общего порядка его продления, а потому и о нарушении не только норм о ведомственном контроле со стороны руководителей следственных органов за ходом производства по уголовному делу, но и гарантированного ст. 46 Конституции РФ и п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод права на судебную защиту и судебное разбирательство в разумный срок.

С выводами суда первой инстанции о том, что данные положения закона органом предварительного следствия не были соблюдены, а принимаемые следователем решения о приостановлении предварительного следствия в связи с отсутствием реальной возможности участия в уголовном деле обвиняемого, место нахождения которого известно, являются явно необоснованными, о чем прямо указано в постановлениях начальника следственного органа при их отмене, суд апелляционной инстанции согласен.

Принимая во внимание неоднократность выносимых следователем постановлений о приостановлении предварительного следствия, тождество оснований их принятия и немотивированность, отсутствие объективных данных, свидетельствующих о невозможности участия обвиняемого в уголовном деле, а также факты отмен таких постановлений начальником следственного органа в день их вынесения, вывод суда первой инстанции о явной незаконности последующего установления руководителем следственного органа срока предварительного следствия по уголовному делу в порядке ч. 6 ст. 162 УПК РФ, суд апелляционной инстанции признает обоснованным.

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что срок предварительного следствия по уголовному делу впервые продлен врио. заместителя начальника СУ УМВД России по Ивановской области 27.07.2020, то есть до вынесения прокурором постановления от 31.07.2020 о передаче уголовного дела в СО ОМВД России по Ленинскому району г. Иваново и, соответственно, до принятия его следователем к производству. С учетом изложенного, следует признать, что обвинительное заключение по уголовному делу, утвержденное начальником СО ОМВД России по Ленинскому району г. Иваново 23.03.2021, составлено за рамками срока предварительного следствия, что нарушает право обвиняемого на защиту, свидетельствует о его нелегитимности и лишает суд возможности постановления приговора или вынесения иного решения на основании данного заключения».
 
В Постановлении от 10.08.2021 № 1-71/2021 Ленинский районный суд г. Иваново о возвращении дела прокурору суд установил:  «Изложенное свидетельствует, что вопреки установленному уголовно-процессуальному законом общему порядку продления срока предварительного следствия по уголовному делу, общая продолжительность которого составила 16 месяцев, органом предварительного следствия и прокурором неоднократно принимались решения о возвращении следователю уголовного дела для производства дополнительного следствия, что свидетельствует о незаконном продлении срока предварительного следствия и о злоупотреблении применением специальных правил вместо общего порядка его продления. Кроме того, суд отмечает, что производство по уголовному делу трижды приостанавливалось на основании п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ при отсутствии достаточных оснований для этого».
 
В постановлении от 21.04.2021 № 1-170/2021 Ленинского районного суда г. Иваново о возвращении дела прокурору установлено: «Документов, подтверждающих вызов ФИО к следователю, принятие мер к розыску ФИО до приостановления производству по делу ДД.ММ.ГГГГ, отсутствие реальной возможности участия ФИО в уголовном деле на ДД.ММ.ГГГГ, в деле нет, что свидетельствует о необоснованности приостановления производства по делу ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ. Более того, участие ФИО в следственных и процессуальных действиях 15 и ДД.ММ.ГГГГ свидетельствует о возможности его участия в уголовном деле, подтверждая показания ФИО в суде. Предварительное следствие ДД.ММ.ГГГГ было приостановлено без проведения назначенных судебных экспертиз.
      
Материалами дела также подтверждается надуманность приостановления производства по делу трижды на основании п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ. Уголовные дела возбуждались в отношении ФИО. На него в ходе следствия потерпевшие и очевидцы указали как на совершившего преступления. ФИО причастность к инкриминируемым преступлениям не отрицал. Кроме того, в период приостановления производства по делу № предварительное расследование по делу № в отношении ФИО по тем же обстоятельствам продолжалось, срок следствия продлевался. Вместе с тем, уголовные дела № и № при наличии предусмотренных ст. 153 УПК РФ оснований длительное время в одно производство не соединялись.
      
Изложенное позволяет судить, что вопреки установленному УПК РФ общему порядку продления срока предварительного следствия, общая продолжительность которого составила более 17 месяцев, органом предварительного следствия неоднократно принимались очевидные необоснованные и незаконные решения о приостановлении производства по делу с последующей их отменой и установлением срока следствия в порядке ч.6 ст.162 УПК РФ, что свидетельствует о злоупотреблении применением специальных правил вместо общего порядка его продления и, как следствие, незаконном продлении срока предварительного следствия».
 
Постановлением от 16.07.2021 № 1-196/2021 Ивановский районный суд Ивановской области, в предварительном слушании постановил возвратить уголовное дело Ивановскому межрайонному прокурору. Судом установлено: «В нарушение требований ч. 2 ст. 156, ч. 2 и ч. 6 ст.162 УПК РФ, в отсутствие установленного срока следствия и постановления о принятии уголовного дела к производству, ДД.ММ.ГГГГ следователь составила обвинительное заключение и с согласия врио руководителя следственного органа вместе с материалами уголовного дела направила его прокурору, утвердившего его ДД.ММ.ГГГГ. Таким образом, процессуальное действие в виде составления обвинительного заключения произведено неуполномоченным должностным лицом вне срока предварительного следствия».
 
В постановлении от 28.06.2021 № 1-14/2021 Фрунзенского районного суда г. Иваново установлено: «Из материалов дела следует, что ДД.ММ.ГГГГ срок предварительного расследования по настоящему уголовному делу был продлен до 12 месяцев, то есть до ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ, то есть в последний день продленного срока предварительного следствия, обвиняемый и его защитник были уведомлены об окончании следственных действий, им разъяснено право на ознакомление с материалами уголовного дела, которым они пожелали воспользоваться. При этом, на указанную дату срок предварительного расследования по уголовному делу продлен не был. Обвиняемый, его защитник, потерпевшие к ознакомлению с материалами уголовного дела не приступили, обвинительное заключение по уголовному делу составлено не было.

ДД.ММ.ГГГГ начальником СО ОМВД России по <адрес> было вынесено постановление о возвращении уголовного дела для производства предварительного следствия для его соединения с иным уголовным делом в отношении обвиняемого, установлен срок следствия до ДД.ММ.ГГГГ. При этом, согласно вышеуказанному постановлению, начальник СО ОМВД России по <адрес> при принятии решения о возвращении уголовного дела для производства предварительного следствия руководствовался ст. 39, ч. 6 ст. 220 УПК РФ.

Суд отмечает, что при наличии сведений об уведомлении обвиняемого и защитника об окончании следственных действий ДД.ММ.ГГГГ, то есть в последний день продленного срока предварительного следствия, для следователя и руководителя следственного органа была очевидна невозможность выполнения следователем требований ст. 216-220 УПК РФ об ознакомлении участников уголовного судопроизводства с материалами уголовного дела и составлении обвинительного заключения до истечения установленного до ДД.ММ.ГГГГ срока предварительного следствия.

В силу положений ст. 215-219 УПК РФ обвинительное заключение по уголовному делу может быть составлено только после ознакомления участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения и защиты с материалами уголовного дела и разрешения заявленных ими ходатайств.

При этом, в силу положений ст. 39, ч. 6 ст. 220 УПК РФ в их системном единстве руководитель следственного органа после уведомления об окончании следственных действий может реализовать свое право на возвращение уголовного дела для дополнительного расследования лишь на стадии согласования обвинительного заключения, составленного следователем. Вместе с тем, в нарушение указанных выше норм уголовно-процессуального закона руководитель следственного органа при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных ст.ст. 39, 220 ч.6 УПК РФ, необоснованно, минуя стадии ознакомления участников с материалами уголовного дела и составления следователем обвинительного заключения, возвратил уголовное дело на дополнительное расследование, что, исходя из приведенных выше фактических обстоятельств дела, имело целью использование предусмотренного ч. 6 ст. 162 УПК РФ исключительного порядка продления срока предварительного следствия для продолжения предварительного расследования, срок которого в таком случае подлежал продлению в общем порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 162 УПК РФ. 

При таких обстоятельствах обвинительное заключение по уголовному делу следует признать составленным за пределами законно установленного срока предварительного следствия, то есть с нарушением уголовно-процессуального закона».
 
Постановлением от 12.07.2021 № 1-99/2021 Фрунзенский районный суд г. Иваново возвратил уголовное дело прокурору Фрунзенского района г. Иваново. Судом установлено, что «ДД.ММ.ГГГГ срок предварительного расследования по настоящему уголовному делу был продлен до 12 месяцев, то есть до ДД.ММ.ГГГГ.

В силу положений ст. 215-219 УПК РФ обвинительное заключение по уголовному делу может быть составлено только после ознакомления участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения и защиты с материалами уголовного дела и разрешения заявленных ими ходатайств.

В нарушение указанных требований уголовно-процессуального закона следователь СО ОМВД России по Фрунзенскому району г. Иваново Б.Н.А., не предъявив Р.А.С. обвинение и не выполнив требования ст.ст. 215-219 УПК РФ, составила обвинительное заключение по уголовному делу, которое в тот же день постановлением начальника СО ОМВД России по Фрунзенскому району г. Иваново Д.О.Н. было возвращено для производства дополнительного следствия и устранения выявленных недостатков.

ДД.ММ.ГГГГ предварительное следствие по уголовному делу было возобновлено, его срок установлен до ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ следователь Б.Н.А., вновь не предъявляя Р.А.С. обвинение и игнорируя требования ст. ст. 215-217 УПК РФ, составила обвинительное заключение по уголовному делу, которое в тот же день постановлением начальника СО ОМВД России по Фрунзенскому району г. Иваново Д.О.Н. опять было возвращено для производства дополнительного следствия и устранения выявленных недостатков.

ДД.ММ.ГГГГ предварительное следствие по уголовному делу было возобновлено, его срок установлен до ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ следователь Б.Н.А., вновь не предъявляя Р.А.С. обвинение и игнорируя требования ст. ст. 215-217 УПК РФ, составила обвинительное заключение по уголовному делу, которое в тот же день постановлением начальника СО ОМВД России по Фрунзенскому району г. Иваново Д.О.Н. опять было возвращено для производства дополнительного следствия и устранения выявленных недостатков.

ДД.ММ.ГГГГ предварительное следствие по уголовному делу было возобновлено, его срок установлен до ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ следователь Б.Н.А., вновь не предъявляя Р.А.С. обвинение и игнорируя требования ст. ст. 215-217 УПК РФ, составила обвинительное заключение по уголовному делу, которое в тот же день постановлением начальника СО ОМВД России по Фрунзенскому району г. Иваново Д.О.Н. опять было возвращено для производства дополнительного следствия и устранения выявленных недостатков.

ДД.ММ.ГГГГ предварительное следствие по уголовному делу было возобновлено, его срок установлен до ДД.ММ.ГГГГ.

Изложенное свидетельствует, что вопреки установленному уголовно-процессуальным законом общему порядку продления срока предварительного следствия по уголовному делу, общая продолжительность которого составила 16 месяцев, органом предварительного следствия неоднократно принимались решения о возвращении следователю уголовного дела для производства дополнительного следствия по одним и тем же основаниям, что свидетельствует о незаконном продлении срока предварительного следствия и о злоупотреблении применением специальных правил вместо общего порядка его продления.

При таких обстоятельствах обвинительное заключение по уголовному делу следует признать составленным за пределами законно установленного срока предварительного следствия, то есть с нарушением уголовно-процессуального закона».
 
Апелляционным постановлением от 19.10.2021 № 1-11-126-22-1678/2021 Новгородского областного суда признано законным постановление Окуловского районного суда Новгородской области от 17 августа 2021 года, которым уголовное дело возвращено прокурору. Судом установлено, «что срок предварительного следствия продлевался до 7 месяцев, то есть по 15.03.2021, следовательно, предварительное следствие по данному уголовному делу в соответствии с требованиями ст. 162 УПК РФ должно быть завершено не позднее 15.03.2021. 

Следователем в установленный законом срок, то есть 15.03.2021, было составлено обвинительное заключение, которое вместе с материалами уголовного дела и с согласия руководителя следственного органа было направлено прокурору. 29.03.2021 уголовное дело заместителем прокурора района возвращено следователю для пересоставления обвинительного заключения.

В нарушение требований ч. 2 и ч. 6 ст. 162 УПК РФ, в отсутствие установленного срока следствия, следователь 02.04.2021 составил обвинительное заключение и вместе с материалами уголовного дела в этот же день направил прокурору, утвердившего его 28.06.2021. 

Таким образом, возвращая уголовное дело прокурору, суд первой инстанции исходил из приведенных выше уголовно-процессуальных норм и обоснованно указал, что обвинительное заключение было составлено за пределами срока предварительного следствия, что является недопустимым и влечет признание таких процессуальных действий незаконными».
 
Обжалование в порядке статьи 125 УПК РФ
 
Апелляционным постановлением от 10.02.2022 № 22К-69/2022 Верховный Суд Республики Алтай отменил постановление Горно-Алтайского городского суда Республики Алтай от 11.01.2022, которым жалоба адвоката в защиту обвиняемого, поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, на постановление и.о. руководителя отдела по расследованию ОВД СУ СК РФ по Республике Алтай от 27.09.2021, постановление руководителя отдела по расследованию ОВД СУ СК РФ по Республике Алтай от 27.10.2021, действия следователя по ОВД СУ СК РФ по Республике Алтай, оставлена без удовлетворения. Судом установлено: «Предусмотренный ч. 6 ст. 162 УПК РФ порядок продления срока предварительного следствия является исключительным и может применяться лишь законно. Указанные положения закона могут применяться лишь в качестве исключения из общего порядка продления срока предварительного следствия, не предполагают злоупотребление правом использования, в том числе неоднократное направление уголовного дела для производства дополнительного следствия по одним и тем же основаниям. 

Возвращение руководителем следственного органа уголовного дела следователю и неоднократное продление срока дополнительного следствия по делу каждый раз на 1 месяц по одним и тем же основаниям – ввиду невыполнения следователем требований статей 215, 217, 220 УПК РФ свидетельствует о злоупотреблении применением специальных правил вместо общего порядка продления предварительного следствия, а также о нарушении не только норм о ведомственном контроле руководителей следственного органа над ходом производства по уголовному делу, но и гарантированного статьей 46 Конституции РФ и пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, права на судебную защиту и судебное разбирательство в разумный срок.

В связи с изложенным выводы суда первой инстанции об отсутствии нарушений требований ст. 162 УПК РФ являются необоснованными, а решение об отказе в удовлетворении жалобы, поданной адвокатом в порядке ст. 125 УПК РФ, на решения и действия должностных лиц, незаконным, подлежащим отмене».
 
Апелляционным постановлением от 14.03.2022 № 22К-695/2022 Иркутский областной суд отменил постановление Октябрьского районного суда г. Иркутска от 13.01.2022, которым оставлена без удовлетворения жалоба адвоката, поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, о признании незаконным решения заместителя начальника СЧ ГСУ ГУ МВД России по Иркутской области о продлении срока предварительного следствия по уголовному делу.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что ходатайство о продлении срока предварительного следствия по уголовному делу на срок до 8 месяцев обоснованно утверждено руководителем следственного органа СЧ ГСУ ГУ МВД РФ по Иркутской области, т.е. уполномоченным должностным лицом в рамках предоставленных ему полномочий при наличии к тому законных оснований, что при вынесении данного решения соблюдены требования УПК РФ. Судом установлено, что «согласно ч. 5 ст. 39 УПК РФ полномочия руководителя следственного органа, предусмотренные ст. 39 УПК РФ, осуществляют руководители следственных органов соответствующих федеральных органов исполнительной власти (при соответствующих федеральных органах исполнительной власти), их территориальных органов по субъектам РФ, их заместители, иные руководители следственных органов и их заместители, объем процессуальных полномочий которых устанавливается руководителями следственных органов соответствующих федеральных органов исполнительной власти (при соответствующих федеральных органах исполнительной власти). Материалы дела не содержат доказательств соблюдения установленного порядка возложения на П. обязанностей начальника СЧ ГСУ ГУ МВД <дата>, равно как достоверно не подтверждено и временное отсутствие <дата> начальника СЧ ГСУ ГУ МВД. Приняв решение о продлении срока предварительного следствия по уголовному делу до 8 месяцев, П. не указал, что является ВРИО руководителя следственного органа.

С учетом вышеизложенного, состоявшееся судебное решение по жалобе адвоката Ш. в интересах Х. нельзя признать соответствующим требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ».
 
В апелляционном постановлении от 17.06.2021 № 22К–516/2021 Верховный Суд Кабардино-Балкарской Республики признал законным и обоснованным постановление Урванского районного суда Кабардино-Балкарской Республики от 19.02.2021, которым по жалобе адвокатов в порядке ст. 125 УПК РФ признано незаконным, с возложением обязанности устранить допущенные нарушения, постановление первого заместителя руководителя СУ СК РФ по КБР от 01.02.2021 в части отмены постановления старшего следователя Урванского МРСО СУ СК РФ по КБР Б.А.Б. от 12.12.2020 о прекращении уголовного дела №11/35-20, возобновлении производства по уголовному делу и установлении срока дополнительного следствия по делу на 01 месяц, как нарушающее положения ст. 162 УПК РФ о продлении сроков следствия. Судом установлено: «На момент принятия последнего решения о прекращении 30.01.2021 уголовного дела, оно находилось в производстве следственных органов 11 месяцев 00 суток (с 29.11.2019 по 29.10.2020), и еще в течение двух месяцев (с 12.11.2020 по 12.12.2020 и с 30.12.2020 по 30.01.2021), когда дважды устанавливался месячный срок для производства дополнительного следствия. Следовательно, уголовное преследование Ш.Р.А. по настоящему делу осуществлялось в течение 13 месяцев.

В этот период времени предварительное следствие окончено не было, обвинительное заключение не составлялось, уголовное дело с обвинительным заключением в порядке ст. 220 УПК РФ прокурору не направлялось, в связи с чем, судом сделан обоснованный вывод о том, что требования ст. 162 УПК РФ руководителем следственного органа, в чьем производстве находилось уголовное дело, соблюдены не были».

Суд отметил, что «невозможно не согласиться и с выводом суда первой инстанции о том, что несоблюдение вышеприведенных требований уголовно-процессуального закона и правовых позиций КС РФ при расследовании уголовного дела в отношении Ш.Р.А. в части неоднократного прекращения уголовного дела и их отмены по одним и тем же основаниям, свидетельствует о незаконном продлении срока предварительного следствия, злоупотреблении применением специальных правил (ч. 6 ст. 162 УПК РФ) вместо общего порядка его продления».
 
Апелляционным постановлением от 30.03.2021 № 22К-1605/2021 Пермский краевой суд отменил постановление Кировского районного суда г. Перми от 25.01.2021, которым отказано в принятии к рассмотрению жалобы заявителя К1., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ: «Вывод суда первой инстанции, положенный в основу постановления об отказе в принятии жалобы К1. к производству, о неспособности решения о применении ч. 6 ст. 162 УПК РФ причинить ущерб конституционным правам и свободам заявителя, затруднить доступ к правосудию и, как следствие, о том, что жалоба К1. не является предметом судебного контроля в порядке ст. 125 УПК РФ, ошибочен».

Фабула дела: «В Кировский районный суд г. Перми поступила жалоба заявителя К1., поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, в которой она просила признать незаконным решение заместителя начальника ГСУ ГУ МВД России по Пермскому краю К2. об установлении срока предварительного расследования по уголовному делу № ** на основании постановления следователя по ОВД СЧ ГСУ МВД России по Пермскому краю И. после возобновления производства по уголовному делу за рамками установленного ст. 162 УПК РФ общего 12 месячного срока предварительного следствия». Заявитель утверждал, что «данное уголовное дело особой сложности не представляет, в связи с чем, срок предварительного расследования по нему не должен был превышать 2 месяца. Однако к настоящему моменту он составляет более 18 месяцев, что, по мнению автора жалобы, свидетельствует о неэффективности организации предварительного расследования. Оспариваемое решение считает вынесенным с нарушением ст. 162 УПК РФ и ее права на защиту, в подтверждение обращает внимание на то, что ранее срок предварительного следствия продлевался заместителем начальника Следственного Департамента МВД России. При этом в постановлении следователя приводятся те же основания для продления срока следствия, что и в предыдущих случаях, проведение каких-либо следственных действий после возвращения следователю материалов уголовного дела не планируется, кроме выполнения требований ст.ст. 171-173, 215-217 УПК РФ. Кроме того, отмечает, что следователем И. с нарушением требований УПК РФ были вынесены два постановления о возбуждении ходатайства об установлении срока следствия на один месяц и на три месяца». 

Вывод суда апелляционной инстанции основан на следующем: «Применение положений ч. 6 ст. 162 УПК РФ, представляющих собой исключение из общего порядка продления срока предварительного следствия, должно отвечать требованиям законности, обоснованности, достаточности и эффективности действий руководителя следственного органа, следователя, которые могут быть проверены в рамках, в том числе судебного контроля.

Предметом такого контроля является выяснение соответствия решения о применении ч. 6 ст. 162 УПК РФ конституционно-правовому смыслу указанного особого порядка продления срока предварительного следствия, который должен быть направлен на обеспечение принципов законности и разумного срока уголовного судопроизводства путем устранения выявленных нарушений и препятствий к дальнейшему движению уголовного дела, принятия мер, направленных на ускорение предварительного расследования в случаях его незаконного, необоснованного приостановления или прекращения; и не предполагает злоупотребление правом на его использование, в том числе неоднократные направление уголовного дела для производства дополнительного следствия, приостановление или прекращение уголовного дела по одним и тем же основаниям».
 
Апелляционным постановлением от 03.03.2021 № 22К-371/2021 Верховный Суд Республики Дагестан отменил постановление Хасавюртовского городского суда Республики Дагестан от <дата>, которым отказано в удовлетворении жалобы адвоката в порядке ст. 125 УПК РФ. Суд установил, что «выводы суда первой инстанции о том, что с вынесением постановления о возвращении уголовного дела по обвинению ФИО1 для дополнительного расследования, соответственно, срок предварительного следствия продлен в пределах одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю, с учетом требований ч.6 ст. 162 УПК РФ, является лишь предположением суда первой инстанции, не основанным на исследованных в судебном заседании доказательствах, поскольку таких данных суду не представлено. Указанные обстоятельства, свидетельствующие о том, что следователем не выполнены требования ч.ч. 6 и 8 ст. 162 УПК РФ, в соответствии с которыми он должен в письменном виде уведомить обвиняемого и его защитника о сроке предварительного следствия, установленном руководителем при возвращении дела для дополнительного расследования, а также о последующем его продлении».


Ефимов Е.В., магистр права, налоговый консультант

Источник

Похожая практика: