Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 198 УК РФ » Сроков уплаты НДС и НДФЛ в обвинении нет, уже уплаченные налоги не указаны, редакция уголовной нормы не приведена. Апелляционное постановление Краснодарского краевого суда от 29.08.2022 № 22-5263/22

Сроков уплаты НДС и НДФЛ в обвинении нет, уже уплаченные налоги не указаны, редакция уголовной нормы не приведена. Апелляционное постановление Краснодарского краевого суда от 29.08.2022 № 22-5263/22

29 август 2022
12

Судья Краснодарского краевого суда Кульков В.И., при ведении протокола помощником судьи Каретиной О.А., с участием прокурора прокуратуры Краснодарского края Серого Д.Н., подсудимого С., защитника адвоката Гребенюка А.В., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению старшего помощника Крымского межрайонного прокурора Т. на постановление Крымского районного суда Краснодарского края от 27 июня 2022 года, которым уголовное дело в отношении С., <Дата ...> года рождения, уроженца <Адрес...>, <...>, ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.198 УК РФ, возвращено Крымскому межрайонному прокурору в соответствии с п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Этим же постановлением мера пресечения С. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставлена без изменения.

Изложив содержание обжалуемого постановления, существо апелляционного представления и возражений на него, выслушав позицию прокурора Серого Д.Н., поддержавшего доводы апелляционного представления, мнения подсудимого С. и его защитника-адвоката Гребенюка А.В., возражавших против удовлетворения апелляционного представления, суд

У С Т А Н О В И Л :

в производстве Крымского районного суда Краснодарского края находится уголовное дело по обвинению С. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 198 УК РФ.

Обжалуемым постановлением суда удовлетворено ходатайство защитника подсудимого адвоката Гребенюка А.В. о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ на том основании, что судом установлены нарушения уголовно-процессуального закона при составлении обвинительного заключения по делу, которые препятствуют суду в постановлении приговора или вынесению иного итогового решения по делу, а также допущены существенные нарушения прав подсудимого на судебную защиту.

В апелляционном представлении, старший помощник Крымского межрайонного прокурора Т. просит постановление суда отменить, направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение. В обоснование указывает, что на момент возбуждения уголовного дела в отношении С. сроки уплаты по каждому указанному следствием налогу за налоговый период наступили и за непредставление именно налоговой декларации и включение в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, предусмотрена уголовная ответственность. Положение ст.198 УК РФ не ставят в зависимость наступление ответственности от сроков уплаты налога, сбора, страхового взноса. ИП С. не предпринимались действия, направленные на уплату вменяемых сумм НДС и НДФЛ до истечения срока уплаты соответствующих налогов, в связи с чем, не указание сроков уплаты налогов за каждый из налоговых периодов, вмененных подсудимому, не препятствует трактовке сути предъявленного обвинения. Кроме того, считает, что неуказание редакции ч.1 ст.198 УК РФ в предъявленном подсудимому обвинении, не препятствует рассмотрению уголовного дела, поскольку редакцию статьи возможно установить в ходе судебного следствия. Также просит учесть, что суд не рассмотрел по существу заявленное государственным обвинителем ходатайство о назначении дополнительной судебной бухгалтерской экспертизы.

Письменных возражений на апелляционное представление не поступило.

Проверив материалы дела по доводам апелляционного представления, суд апелляционной инстанции не находит оснований для его удовлетворения.

В соответствии с ч.1 ст. 237 УПК РФ, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления.

По смыслу закона, разъясненному, в частности, в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 года N 1«О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации», если возникает необходимость устранения иных препятствий рассмотрения уголовного дела, указанных в пунктах 2-5 части 1 статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса РФ, а также в других случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, судья в соответствии с частью 1 статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса РФ по собственной инициативе или по ходатайству стороны в порядке, предусмотренном статьями 234 и 236 Уголовно-процессуального кодекса РФ, возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 27 февраля 2018 года N 274-О, возвращение уголовного дела прокурору для устранения препятствий к его судебному рассмотрению может иметь место лишь в случае, если допущенное органами предварительного расследования процессуальное нарушение является таким препятствием для рассмотрения дела, которое суд не может устранить самостоятельно и которое исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора.

Из требований ст. 171 УПК РФ следует, что органы предварительного расследования обязаны отразить в обвинении описание преступления с указанием времени, места его совершения, а так же иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со ст.73 УПК РФ.

Аналогичные требования содержатся и в ст.220 УПК РФ, регламентирующей порядок составления обвинительного заключения.

Судом первой инстанции установлено, что при вынесении постановления о привлечении С. в качестве обвиняемого и при составлении обвинительного заключения выше приведенные нормы закона существенно нарушены.

Так, судом установлено, что С., как индивидуальный предприниматель с <Дата ...>, в период <Дата ...>, а также 2, 3, 4 кварталов 2017 года, 1, 2, 3, 4 кварталов 2018 года, являлся плательщиком НДС, с налогообложением по ставке 18%, в связи с осуществлением в период с <Дата ...> по <Дата ...> финансово-хозяйственной деятельности в сфере автомобильного грузового транспорта и услуги по перевозкам. Согласно обвинения, С. уклонился от уплаты налогов и сборов в крупном размере, путем включения заведомо ложных сведений в налоговые декларации, с целью занижения окончательной суммы НДС, подлежащим уплате в бюджет за 2, 3 и 4 кварталы 2017 года и за 1, 2, 3 и 4 кварталы 2018 года в общей сумме 469 180 рублей. Также ИП С. умышленно в нарушении ст.ст. 210, 221 НК РФ занизил налогооблагаемую базу для исчисления налога на доходы физических лиц (3-НДФЛ), в связи с отражением сумм в части материальных расходов как оплата ИП С. за услуги по транспортировке материалов, а фактически произведен возврат займов. Всего ИП С. за период 2016, 2017 и 2018 года занизил налог на доходы физических лиц по форме 3- НДФЛ в общей сумме 1 972 970 рублей.

Как следует из обвинения, с учетом изменений предложенных государственным обвинителем, в результате вышеуказанных преступных умышленных действий С. сумма не полностью исчисленных и подлежащих уплате НДС и НДФЛ за период с <Дата ...> по <Дата ...> ИП С. составляет 2 442 150 рублей, что в соответствии с примечанием 1 к ст. 198 УК РФ является крупным размером.

Вместе с тем, в предъявленном С. обвинении от <Дата ...> и в обвинительном заключении, не указаны сроки уплаты налога на добавленную стоимость и налога на доходы физических лиц по форме 3- НДФЛ за каждый из налоговых периодов, вмененных подсудимому, а именно НДС за 2, 3, 4 кварталы 2017 года и за 1, 2, 3, 4 кварталы 2018 года, а также 3-НДФЛ за 2016, 2017 и 2018 года, не отражена конкретная дата, не позднее которой он должен был исчислить и фактически уплатить соответствующий вид налогов за отдельный налоговый период.

Как правильно отметил суд первой инстанции, по смыслу закона ответственность за преступление, предусмотренное ст. 198 УК РФ наступает, если уклонение от уплаты одного или нескольких налогов, сборов, страховых взносов составило крупный или особо крупный размер и истекли сроки их уплаты, установленные законодательством о налогах и сборах. Кроме того, в соответствии с положениями законодательства о налогах и сборах срок представления налоговой декларации (расчета) и сроки уплаты налога, сбора, страхового взноса могут не совпадать, в связи с чем моментом окончания преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ, следует считать фактическую неуплату налогов, сборов, страховых взносов в срок, установленный законодательством о налогах и сборах (п.п. 4, 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления»).

Согласно разъяснений, содержащихся в пункте 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 №48, состав преступления, предусмотренный ст. 198 УК РФ, отсутствует, если налогоплательщик, плательщик сборов или плательщик страховых взносов включил в налоговую декларацию (расчет) или в эти документы заведомо ложные сведения, в том числе в случаях подачи в налоговый орган заявления о дополнении и изменении налоговой декларации (расчета) после истечения срока ее (его) подачи, но затем до истечения срока уплаты налога, сбора, страхового взноса сумму обязательного взноса уплатил (пункты 4, 6, 7 статьи 81 НК РФ), добровольно и окончательно отказавшись от доведения преступления до конца (ч.2 ст.31 УК РФ).

Таким образом, в обвинении изложены лишь обстоятельства о способе совершения инкриминируемого преступления, а именно о внесении недостоверных сведений в декларации по налогам и сборам и их представления в налоговую инспекцию, при этом, не указано в каком именно размере ИП С. фактически уплачены налоги и сборы в соответствующий бюджет за каждый налоговый период, с указанием сроков уплаты, и соответственно в каком размере установлена фактическая недоплата (недоимка) налогов и сборов за обозначенные налоговые периоды, с нарушением сроков, что имеет существенное значение для правовой оценки наличия либо отсутствия в действиях С. признаков состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 198 УК РФ.

В пункте 29 указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 №48 судам разъяснено, что исходя из положений главы 34 УПК РФ, по поступившим уголовным делам о налоговых преступлениях следует проверять, содержатся ли в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении сведения о том. какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым, сроки уплаты конкретного налога, сбора, страхового взноса, каким образом был исчислен период для определения крупного или особо крупного размера для целей применения статей 198, 199, 199.1 УК РФ. Если в обвинительном заключении отсутствуют указанные и другие сведения, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, суд в силу ст.237 УПК РФ по ходатайству стороны или по собственной инициативе должен решить вопрос о возвращении дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению.

Также, судом верно указано, что предъявленное С. обвинение нарушает его право на защиту, поскольку не позволяет точно определить в совершении, какого именно запрещенного уголовным законом преступного деяния, он обвиняется. В предъявленном С. обвинении и обвинительном заключении, при квалификации его действий, не указана редакция ч.1 ст. 198 УК РФ, при том, что инкриминируемое С. преступное деяние, согласно обвинения, совершено в период действия одной редакции Примечания к данной статье, а обвинение предъявлено <Дата ...> - в период действия другой редакции, предусматривающих различные условия определения крупного размера. При этом, уголовное дело возбуждено в отношении С. по ч.1 ст. 198 УК РФ, с указанием редакции данной нормы уголовного закона (<№...> от <Дата ...>), которая фактически уголовным законом никогда не предусматривалась.

Из изложенного следует, что уголовное дело в отношении С. возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 198 УК РФ в несуществующей редакции, что само по себе существенно нарушает его право на защиту.

С учетом изложенного суд обоснованно пришел к выводу, что нарушения требований уголовно-процессуального закона, допущенные при составлении обвинительного заключения по делу в отношении С. существенны, таковые не могут быть устранены при рассмотрении дела судом, поскольку влекут фактическое доказывание судом вины С. в совершении инкриминируемого ему стороной обвинения преступления, что выходит за пределы полномочий суда.

Таким образом, судом установлено существенное нарушение п. 1 ч. 1 ст.237 УПК РФ, поскольку обвинительное заключение составлено с существенным нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

Согласно ст.15 УПК РФ функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Вышеуказанное нарушение является неустранимым в стадии судебного производства, будучи существенным - нарушающим право на защиту, влечет необходимость возвращения уголовного дела прокурору для устранения допущенных нарушений.

Вопреки доводам апелляционного представления, неправильное применение уголовного закона при квалификации действий виновного лица и невозвращение уголовного дела прокурору при наличии очевидных к тому оснований будет являться существенным нарушением уголовного и уголовно-процессуального законов, повлиявшим на законность принятого судьей решения, искажающим саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия. Довод о том, что судом не рассмотрено ходатайство о назначении дополнительной судебной бухгалтерской экспертизы, несостоятелен, поскольку в ходе судебного разбирательства, сторона защиты, инициировавшая данный вопрос, отказалась от дальнейшего его обсуждения, заявив ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору, поэтому суд пришел к выводу о необходимости удовлетворения именно этого ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Таким образом, суд апелляционной инстанции считает, что было правомерно принято решение о возвращении уголовного дела прокурору для устранения недостатков, препятствующих его рассмотрению судом.

Принятое судом решение мотивировано в соответствии с требованиями закона, в связи с чем, оснований для отмены постановления по доводам, изложенным в апелляционном представлении, не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену постановления суда, по делу не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.22, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л :

постановление Крымского районного суда Краснодарского края от 27 июня 2022 года в отношении обвиняемого С., оставить без изменения, апелляционное представление старшего помощника Крымского межрайонного прокурора Т. – без удовлетворения.

Источник

Похожая практика: