Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Обоснованно указано на совершение продолжаемого преступления, указание раздельно двух денежных сумм, сокрытых от взыскания недоимки, не нарушает прав осужденного. Апелляционное постановление Челябинского областного суда от 03.12.2013 № 10-5817/13

Судебная коллегия по уголовным делам Челябинского областного суда под председательством судьи Макухи Г.М. при секретаре Осиповой Е.В.,с участием прокурора Тарасовой Н.П., адвоката Балышева В.В., осуж­денного Вик-ва А.А. рассмотрела в открытом судебном заседании уго­ловное дело по апелляционному представлению государственного обвините­ля Первененок В.П., апелляционным жалобам осужденного Вик-ва А.А. и адвоката Балышева В.В. на приговор Южноуральского городского суда Че­лябинской области от 13 сентября 2013 года, которым ВИК-В А.А., родившийся ***года в г. ***, не судимый, осужден к лишению свободы по ст. 199.2 УК РФ сроком на 2 года 6 месяцев условно с испыта­тельным сроком 2 года с возложением обязанностей периодически являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществ­ляющий исправление осужденного по месту его жительства, не менять места работы и места жительства без уведомления специализированного государ­ственного органа, осуществляющего контроль за поведением осужденного.

Заслушав объяснения осужденного Вик-ва А.А. и адвоката Балыше­ва В.В., поддержавших доводы жалоб, выступление прокурора Тарасовой Н.П., поддержавшей доводы апелляционного представления, судебная колле­гия

установила:

Генеральный директор ОАО «***» Вик-в осужден за сокрытие путем использования расчетных счетов треть­их лиц денежных средств организации, за счет которых в порядке, преду­смотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, совер­шенное руководителем организации либо иным лицом, выполняющим управленческие функции в этой организации, в крупном размере.

Преступление совершено в период времени с 01 мая 2010 года по 31 мая 2012 года в г. Южноуральске Челябинской области.

Сумма недоимки по налогам и сборам ОАО «***» на 01 мая 2010 года составила ***рубля *** копейки. 

Сумма сокрытия денежных средств от взыскания, израсходованных на цели, не связанные с выплатой заработной платы, уплатой налогов и сборов, взносов, других обязательных платежей и перечислением алиментов, за пе­риод с 01 мая 2010 года по 31 декабря 2010 года составила ***рублей *** копеек, сумма недоимки по налогам и сборам с указанной сокрытой сум­мы денежных средств за этот же период - ***рублей *** копеек.

Сумма сокрытия денежных средств от взыскания, израсходованных на цели, не связанные с выплатой заработной платы, уплатой налогов и сборов, взносов, других обязательных платежей и перечислением алиментов, за пе­риод с 01 января 2011 года по 01 мая 2012 года составила ***рублей ***копеек, сумма недоимки по налогам и сборам с указанной сокрытой сум­мы денежных средств за этот же период - *** рублей *** копейки. Указанные суммы значительно превышают ***рублей, являются круп­ным размером.

В апелляционном представлении поставлен вопрос об отмене пригово­ра в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, факти­ческим обстоятельствам уголовного дела, установленными судом, сущест­венным нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным при­менением уголовного закона. Суд, квалифицировав действия Вик-ва как одно продолжаемое преступление, охватываемое единым умыслом, при этом в описательно-мотивировочной части приговора указал суммы денежных средств, сокрытых осужденным, раздельно по каждому инкриминируемому преступлению. Считает, что раздельное указание сумм денежных средств противоречит выводу суда о совершении одного продолжаемого преступле­ния.

Кроме того, суд в нарушение требований ст. 307, 308 УПК РФ в описа­тельно-мотивировочной и резолютивной частях не указал, какое решение принято им по дополнительному наказанию, предусмотренному санкцией ст. 199.2 УК РФ в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Государственный обвинитель просит вынести новый обвинительный приговор с указанием общей суммы сокрытых денежных средств в размере ***рублей и решением вопроса о дополнительном наказании, преду­смотренном санкцией ст. 199.2 УК РФ.

В апелляционных жалобах:

- осужденный Вик-в просит приговор отменить, вынести оправда­тельный приговор. Считает, что приговор не соответствует выводам суда, из­ложенным в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, ус­тановленным судом первой инстанции, а также имеет место существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применениеуголовного закона и несправедливость приговора. Указывает, что судом не предоставлено доказательств того, что он имел умысел на совершение пре­ступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ. Полагает, что суд незаконно и необоснованно отверг его показания и показания свидетелей защиты. Судеб­ное следствие по делу проведено не полно, поскольку имелись все основания для назначения и проведения повторной судебно-бухгалтерской экспертизы.

Кроме того, деяние, предусмотренное ст. 199.2 УК РФ, подпадает под действие Постановления Государственной думы об объявлении амнистии. Потерпевшие по уголовному делу отсутствуют, в связи с чем, не было ника­ких препятствий для применения акта амнистии и прекращения производства по делу.

В дополнениях осужденный просит признать приговор незаконным, отменить его и прекратить уголовное дело в связи с отсутствием в его дейст­виях состава преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ. Цитирует положения Пленума Верховного суда РФ от 28 декабря 2006 года № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственно­сти за налоговые преступления» и нормы Налогового Кодекса РФ, указывает, что уклонение от уплаты налогов возможно только с прямым умыслом с це­лью полной или частичной их неуплаты. Считает, что суд незаконно отверг его показания и показания свидетелей (из числа работников предприятия), которые пояснили, что действия руководителя предприятия по использова­нию счета третьего лица были продиктованы только крайней необходимо­стью и преследовали только одну цель - не допустить остановку предприятия и обеспечить его бесперебойную работу. Отмечает, что согласно ст. 5, ч. 1 ст. 14 УК РФ - лицо может подлежать уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействия) и наступившие последствия, в отношении которых установлена его вина, объективное вменение не допус­кается. Также осужденный ссылается на Определение Конституционного су­да РФ от 24 марта 2005 года № 189-0, указывает, что норма ст. 199.2 УК РФ устанавливающая ответственность именно за «сокрытие» денежных средств либо имущества, может расцениваться как норма, позволяющая признавать состав образующим применительно к предусмотренному ею преступлению только такое деяние, которое совершается с умыслом и направлено на избе­жание взыскания недоимки по налогам и (или) сборам.

Это предполагает необходимость в каждом случае уголовного пресле­дования доказать не только наличие у организации или индивидуального предпринимателя денежных средств или имущества, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, но и то, что эти средства были, намерено сокрыты с целью уклонения от взыскания недоимки, следовательно, исключает: возможность произвольного привлече­ния к уголовной ответственности за предусмотренное ст. 199.2 УК РФ пре­ступление. Осуществление законной хозяйственной деятельности, оплата ус­луг, которая предполагает обоснованный переход прав на имущество или де­нежные средства третьему лицу не может расцениваться как сокрытие в виде воспрепятствования принудительному взысканию недоимки по налогам исборам. Оценка хозяйственных операций по договорным обязательствам как действий по сокрытию имущества, то есть их правовое умаление перед инте­ресами фискальных органов является нарушением конституционного прин­ципа, закрепленного в ст. 8 ч. 2 Конституции РФ. Отмечает, что наличие у налогоплательщика недоимки является основанием для применения к нему налоговыми органами мер принудительного взыскания. Указывает, что не скрывал денежных средств и имущество предприятия, не представлено дока­зательств его умышленных действий, направленных на сокрытие денежных средств и имущества, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам. Считает, что в порядке п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в отношении него должен быть вынесен оправдательный приговор.

Ссылается на п. 3 ст. 108 НК РФ отмечает, что только после того, как решение налогового органа по результатам проверки вступит в законную си­лу, следственным органом может быть решен вопрос о наличии оснований для возбуждения уголовного дела и привлечения налогоплательщика к нало­говой ответственности.

Полагает, что суд незаконно не принял во внимание доводы о незакон­ности возбуждения уголовного дела по ст. 199.2 УК РФ в связи с неисполне­нием следственными органами требований п. 1.1 ст. 140 УПК РФ. Отмечает, что при квалификации преступлений необходимо оценить наличие обстоя­тельств, исключающих преступность деяния, в частности такого обстоятель­ства, как крайняя необходимость. Применительно к налоговым преступлени­ям надлежит определить, действительно ли лицо вынуждено было скрывать денежные средства либо имущество, чтобы устранить, например, опасность ликвидации предприятия или прекращения хозяйственной деятельности. Ра­бочей группой Правительства РФ на заседании, состоявшемся 29 августа 2013 года, принята к сведению информация о ситуации, сложившейся на предприятии, и о мерах, принимаемых для восстановления платежеспособно­сти. Принято решение о нецелесообразности подачи уполномоченным орга­ном заявления в Арбитражный суд о признании банкротом ОАО «***» в связи с наличием признака единственного производителя основания резисторов и чип-резисторов в России. При возбу­ждении уголовного дела следственный орган фактически заставил иницииро­вать процедуру банкротства в отношении предприятия, которое включено в сводный реестр организации оборонно-промышленного комплекса;

- адвокат Балышев В.В. просит отменить приговор, дело направить на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда, изло­женных в приговоре фактическим обстоятельствам дела, установленным су­дом первой инстанции, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора. Считает, что суд необоснованно отверг пока­зания Вик-ва о том, что он действовал в условиях крайней необходимо­сти, по счету третьего лица, операции по которому полностью отражаются бухгалтерией предприятия, позволяет предотвратить остановку предприятия. Банкротство предприятия признано нецелесообразным рабочей группой Пра­вительства Российской Федерации.

В дополнениях адвокат Балышев указывает, что никто из свидетелей из числа действующих работников предприятия не подтвердил в суде то, что Вик-в, как руководитель предприятия совершил сокрытие финансовых средств. Все финансовые операции, совершенные с использованием счета третьего лица, учитывались бухгалтерией предприятия. Каких-либо наруше­ний, ложных сведений, внесенных в бухгалтерские и иные учетные докумен­ты, обнаружено не было и суду стороной обвинения не представлено. Счита­ет, что в действиях Вик-ва нет признаков состава преступления, преду­смотренного ст. 199.2 УК РФ, так как на предприятии в результате много­численных налоговых проверок на протяжении длительного времени не вы­явлено никакой «черной» бухгалтерии. Полагает, что суд первой инстанции незаконно отверг доводы Вик-ва о том, что он действовал в условиях крайней необходимости. Всеми представленными в суд доказательствами не доказано наличие у Вик-ва умысла на совершение преступления, преду­смотренного ст. 199.2 УК РФ. Считает, что суд необоснованно отказал сто­роне защиты в назначении и проведении финансовой судебно-экономической экспертизы. Вместе с тем, использование счета третьего лица производилось также с целью оплаты за поставки предприятию газа, света и воды. В случае отключения завода от указанных источников энергии и воды в связи с осо­бенностями производства произошло бы нарушение технологического про­цесса, что могло привести к взрыву завода, находящегося в городской черте. Таким образом, Вик-в действовал в состоянии крайней необходимости, то есть с целью устранения опасности, которая угрожала жителям города в слу­чае отключения завода от источников энергии и воды. Просит приговор от­менить, вынести в отношении Вик-ва оправдательный приговор в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ.

Кроме того, адвокатом Балышевым принесены возражения на апелля­ционное представление государственного обвинителя, в которых он указыва­ет на то, что вина Вик-ва не доказана, поскольку отсутствовал умысел на совершение указанного преступления. О счете третьего лица, о его использо­вании только в интересах предприятия знали сотрудники налогового органа, его руководитель. Только использование счета третьего лица позволило ру­ководству предприятия не допустить полную остановку ОАО «***». Все операции по счету третьего лица отражались бухгалтерией предприятия и не скрывались от налогового органа. Отмечает, что государственный обвинитель, ссылаясь на нарушения судом уголовно-процессуального закона, но в обоснование этого вывода не приводит кон­кретных фактов. Апелляционное представление просит удовлетворить в час­ти отмены приговора, в части требования прокурора о вынесении нового об­винительного приговора по двум преступлениям, предусмотренных ст. 199.2 УК РФ - отказать в удовлетворении.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, апелляционного представления, судебная коллегия не находит осно­ваний для их удовлетворения. Вместе с тем, приговор подлежит изменению в части размера назначенного наказания из-за неправильного применения уго­ловного закона при назначении наказания, судом первой инстанции не учте­но наличие у осужденного инвалидности третьей группы, то есть состояние его здоровья.

Выводы суда о доказанности причастности осужденного Вик-ва к вмененному ему преступлению являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных судом и изложенных в приго­воре. В целом судом дана надлежащая правовая оценка представленным сто­ронами доказательствам, действия осужденного правильно квалифицированы судом. Фактические обстоятельства преступного деяния никем из участников судебного разбирательства не оспариваются. При этом осужденный и его ад­вокат настаивают на отсутствии состава преступления в действиях Вик-ва, ссылаясь на совершение вмененных осужденному действий в состоянии крайней необходимости.

По смыслу уголовного закона (статья 39 УК РФ) совершенными в со­стоянии крайней необходимости являются действия для устранения опасно­сти, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами.

По материалам дела осужденный Вик-в утверждает, что организа­ция, генеральным директором которой он является, по его решению в тече­ние 6-7 лет проводит финансовую деятельность через расчетные счета треть­их лиц, то есть с нарушением финансового и налогового законодательства, для того, чтобы не выплачивать недоимки по налогам и сборам в полном объеме. Настаивает на том, что в случае выплаты налогов производство ос­тановилось бы, что могло повлечь увольнение работников предприятия, сложности для других предприятий, находящихся в зависимости от продук­ции, выпускаемой ОАО «***».

Однако эти доводы осужденного никак не свидетельствуют о состоя­нии крайней необходимости в уголовно-правовом смысле. Никакой непо­средственной опасности для личности кого-либо не существовало, тем более, не было опасности охраняемым законом интересам общества и государства, поскольку именно законные интересы государства, его бюджета, а значит и общества нарушались осужденным, нанесен прямой ущерб бюджету в виде не поступивших сумм налога.

Что касается доводов осужденного и его адвоката об отсутствии реаль­ной возможности производить перечисления платежей в бюджет и внебюджетные фонды, с ними также нельзя согласиться, поскольку они опровергну­ты фактической активной финансово-производственной деятельностью ОАО «***» за вмененный период времени, отраженной на расчетных счетах третьих лиц, минуя собственные счета, размером оборота денежных средств.

Кроме того, о реальной возможности производить перечисления пла­тежей в бюджет свидетельствуют заключение судебно-бухгалтерской экс­пертизы, материалы дела, из которых видно, что заработная плата работни­кам организации регулярно выплачивалась и выплачивается, с сумм заработ­ной платы налоги регулярно выплачивались. Данные суммы денежных сред­ств, связанных с выплатой заработной платы, не учитывались экспертами при определении сокрытых от взыскания денежных сумм, вмененных осуж­денному.

Таким образом, доводы Вик-ва об отсутствии состава преступления в его действиях, поскольку он не занижал налогооблагаемую базу, все опера­ции с использованием счетов «третьих» лиц отражал в отчетах, не выводил имущество для уменьшения налогов, поэтому, по его мнению, он не препят­ствовал принудительному погашению недоимки по налогам, не состоятель­ны, поскольку осужденному вменяется не сокрытие от налогов, а воспрепят­ствование взысканию суммы недоимки по налогам и сборам в крупном раз­мере.

Приведенные показания Вик-ва, а также его показания, данные на предварительном следствии, тщательно проверены в судебном заседании, обоснованно отклонены в части утверждения об отсутствии состава преступ­ления в действиях осужденного.

В частности, они опровергнуты заключениями экономических экспер­тиз, подробно приведенными в приговоре, а также показаниями свидетелей.

Так, в основу обвинительного приговора обоснованно положено за­ключение дополнительной комиссионной судебно-бухгалтерской экспертизы № Н/88-12, проведенное старшими экспертами отдела экономических экс­пертиз ЭКЦ ГУ МВД по Челябинской области на основании основных и до­полнительно истребованных бухгалтерских документов, материалов налого­вой инспекции, материалов дела (том 2 л.д. 147-172). Заключение указанной экспертизы является полным, мотивированным, подтвержденным финансо­выми и бухгалтерскими документами, поэтому доводы жалоб о необходимо­сти проведения еще одной бухгалтерской экспертизы не обоснованны, удов­летворению не подлежат.

Согласно заключению бухгалтерской экспертизы, исследованным в су­дебном заседании доказательствам у ОАО «***», генеральным директо­ром которого является Вик-в, из-за невыплаты налогов и сборов на 01 мая 2010 года образовалась задолженность перед бюджетом по уплате налогов и сборов в сумме *** рублей *** копейки.

В период времени с 01 мая 2010 года до 31 декабря 2010 года, минуя расчетные счета организации, генеральный директор организации Вик-в направил на расчетные счета третьих лиц ИП *** и ИП *** денежные средства в сумме *** рублей *** копеек, из них умыш­ленно сокрыл от взыскания в счет погашения задолженности по налогам де­нежные средства ОАО в крупном размере в сумме ***рублей ***ко­пеек.

Таким образом, из-за сокрытия денежных средств организации от взы­скания недоимка по налогам и сборам за указанный период увеличилась на *** рублей *** копеек и составила***рублей ***копеек.

Кроме того, имея на 01 января 2011 года указанную выше задолжен­ность по налогам и сборам, Вик-в продолжал скрывать денежные средст­ва организации от взыскания и препятствовать уплате налогов и сборов пу­тем использования расчетных счетов третьих лиц в финансовой деятельно­сти. С 01 января 2011 года по 31 мая 2012 года Вик-в, минуя расчетные счета ОАО «***», сокрыл от взыскания денежные средства в сумме ***рубля *** копеек путем расчетов через счета третьих лиц, указан­ных выше.

Таким образом, из-за сокрытия денежных средств организации от взы­скания недоимка по налогам и сборам за указанный период увеличилась на ***рублей 93 копейки и составила ***рублей *** копейки.

Из показаний свидетеля Р., начальника аналитического отдела налоговой инспекции, следует, что в соответствии с требованиями статей 69 и 70 НК РФ налоговой инспекцией неоднократно направлялись генеральному директору Вик-ву требования об уплате налогов, где были указаны сум­мы недоимки, срок, в течение которого необходимо погасить задолженность.

Требования осужденным не выполнялись. Согласно ст. 46 НК РФ при­нимались решения о взыскании недоимки за счет денежных средств на рас­четном счете налогоплательщика. Для этого в банк направлялись инкассовые поручения на сумму недоимки по налогам и сборам, все расходные операции были приостановлены решениями инспекции. *** процентов сумм, имеющих­ся на счете, автоматически подлежат списанию на счет бюджета.

По показаниям свидетеля в 2011 году по 31 мая 2012 года на расчетные счета ОАО «***» было направлено 22 инкассовых поручения, приоста­новлены расходные операции на *** миллиона рублей, одно поручение на *** миллионов рублей было исполнено.

Кроме этого, сотрудник налоговой инспекции пояснил, что при вы­ставлении инкассовых поручений на счета недопустимы взаимозачеты и рас­четы через счета третьих лиц, налоговая инспекция не вправе и не может об­ратить взыскание на счета третьих лиц.

При таких обстоятельствах выводы суда о виновности осужденного в совершении преступления, предусмотренного ст. 199-2 УК РФ, являются за­конными и обоснованными.

Судебная коллегия также учитывает, что до настоящего привлечения Вик-ва к уголовной ответственности согласно постановлению Южно­уральского городского суда Челябинской области от 19 декабря 2011 года производство по уголовному делу в отношении Вик-ва по ст. 199.2 УК РФ было прекращено в связи с деятельным раскаянием. Из предъявленного обвинения, которое Вик-в признал, согласившись с прекращением дела по нереабилитирующему основанию, видно, что из-за невыплаты налогов и сборов на 01 июня 2007 года у ОАО «***» образовалась задолженность перед бюджетом по уплате налогов и сборов в сумме ***рублей *** копеек. В период времени с 01 июня 2007 года до 30 апреля 2010 года гене­ральный директор организации Вик-в умышленно сокрыл денежные средства ОАО, используя расчетный счет третьего лица (на имя ИП ***), в крупном размере в сумме ***рублей *** коп.

По смыслу уголовного закона и согласно правовой позиции Конститу­ционного суда РФ привлечение к уголовной ответственности по ст. 199.2 УК РФ возможно за такое деяние, которое совершается с умыслом и направлено на избежание взыскания недоимки по налогам и (или) сборам. При этом под сокрытием денежных средств либо имущества организации или индивиду­ального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов, следует понимать деяние, направленное на воспре­пятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам в крупном размере. Наиболее распространенными способами сокрытия денеж­ных средств (имущества) организации, за счет которых должно быть произ­ведено взыскание недоимки, являются открытие новых расчетных счетов для проведения финансовых операций, либо использование счетов третьих лиц, поскольку на имеющиеся счета организации выставлены инкассовые поруче­ния, а также использование для этих целей наличных денежных средств, рас­четы с контрагентами, минуя расчетный счет организации в банке.

Действия субъекта преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, скрывающего денежные средства или имущество от взыскания недоимки, могут быть обусловлены хозяйственными интересами предприятия. Однако гражданско-правовой и частный интерес хозяйствующего субъекта не может быть признан более значимым, нежели интерес общественный и государст­венный.

Поэтому доводы жалоб осужденного и его адвоката с теоретическим анализом статьи 199.2 УК РФ о том, что вмененные Вик-ву действия не являются преступными, что он не подлежит уголовной ответственности, что к нему следует применить налоговые меры принуждения, не могут быть при­няты.

Также судебная коллегия учитывает, что согласно статье 57 Конститу­ции РФ каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. На­логоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну, и обязан регулярно перечислять эту сумму в пользу государ­ства, так как иначе были бы нарушены права и охраняемые законом интересы других лиц, а также государства. Взыскание налога не может расцениваться как произвольное лишение собственника его имущества, оно вытекает из конституционной публично-правовой обязанности.

В целях исполнения налогоплательщиками данной конституционной обязанности федеральный законодатель в соответствии со статьями 71 (пунк­ты «в,ж,з,о»), 72 (пункты «б,и» ч. 1), 75 части 3 и 78 части 1 и 2 Конституции РФ устанавливает систему налогов, взимаемых в бюджет и общие принципы налогообложения, а также предусматривает меры государственного принуж­дении, направленные на понуждение налогоплательщика к полной и свое­временной уплате причитающихся государству сумм налога.

Из материалов уголовного дела, доказательств, исследованных в су­дебном заседании, материалов налоговой инспекции следует, что в отноше­нии генерального директора «***» Вик-ва как в 2009 году, так и за период с мая 2010 года, были использованы в установленном законом порядке все формы налогового контроля, средства административного (налогового) характера: многократное направление нало­гоплательщику требования об уплате налога (статья 69 НК) и обращение взыскания на денежные средства на счетах в банках и иное имущество орга­низации (статьи 46 и 47 НК).

В приговоре суда первой инстанции обоснованно указано, что именно с целью сокрытия денежных средств и имущества, что признает и сам Вик-в, генеральным директором были использованы счета третьих лиц двух со­трудниц завода, образовавших фактически недействующие ИП, через кото­рые и перечислялись денежные средства по финансовым операциям завода. Использование счетов третьих лиц позволило предприятию в нарушение за­кона не оплачивать недоимку по налогам и сборам в полном размере и свое­временно. В своих показаниях при рассмотрении дела судом первой инстан­ции Вик-в пояснил, что и в настоящее время предприятие продолжает ра­ботать таким же образом, нарушая российское законодательство.

Из-за таких недобросовестных действий налогоплательщика, имеющих целью сокрытие денежных средств или иного имущества от взыскания недо­имки по налогам и сборам, возник юридический факт, влекущий возникнове­ние уголовно-правовых отношений, то есть привлечение к уголовной ответ­ственности.

Доводы жалобы осужденного и его адвоката о возбуждении уголовного дела с нарушением положений части 1-1 статьи 140 УПК РФ рассмотрены судом первой инстанции, оценены в приговоре, обоснованно отклонены, так как опровергнуты материалами уголовного дела. Вопреки утверждениям осужденного и его адвоката в материалах дела представлены заявления нало­говой инспекции о наличии у них материалов по факту сокрытия генераль­ным директором ОАО «***» денежных средств от взыскании недоимки по налогам и сборам и о необходимости проведения следственной проверки по налоговым материалам.

Настоящее уголовное дело возбуждено 13 июня 2012 года, на листе де­ла 34 в томе 1 имеется обращение ИФНС от 14 мая 2012 года, на листе дела 51 этого же тома - второе заявление ИФНС от 28 августа 2012 года, по этим обращениям запрошены материалы ИФНС, копии запросов имеются в деле, (л.д. 60 том 1 -документы на 21 листе), ответы МИФНС.

Доводы жалоб осужденного о применении к нему Постановления Го­сударственной Думы «Об объявлении амнистии» от 02 июля 2013 года про­верены судом первой инстанции, нашли свою правовую оценку в приговоре, обоснованно отклонены, поскольку осужденный не выполнил обязательств по возмещению убытков бюджету государства.

Что касается доводов апелляционного представления о необходимости сложения двух сумм денежных средств за период 01 мая 2010 года по 31 мая 2012 года, сокрытых осужденным от взыскания недоимки по налогам и сбо­рам, а также о незаконности приговора из-за отсутствия решения о дополни­тельном наказании, они не подлежат удовлетворению. Судом первой инстан­ции обоснованно указано на совершение Вик-вым продолжаемого пре­ступления, указание раздельно двух денежных сумм, сокрытых осужденным от взыскания недоимки по налогам и сборам, не нарушает прав осужденного, не может влечь незаконности приговора. Что касается вопроса об альтерна­тивном дополнительном наказании, отсутствие указания на него в резолю­тивной части приговора свидетельствует о том, что оно не назначено, осно­вания для его назначения у суда апелляционной инстанции отсутствуют.

Наказание, назначенное осужденному в виде лишения свободы с при­менением статьи 73 УК РФ в соответствии с требованиями уголовного зако­на, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, кон­кретных обстоятельств дела, личности виновного, смягчающих наказание об­стоятельств, является обоснованным.

Вместе с тем, размер назначенного судом первой инстанции наказания в виде лишения свободы подлежит снижению, поскольку осужденный суду апелляционной инстанции представил документ о наличии у него инвалид­ности третьей группы по общему заболеванию. Эти сведения не были пред­ставлены суду первой инстанции, поэтому и не учтены при назначении нака­зания.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не имеется.Руководствуясь п. 9 ч. 1 ст. 389.20 УПК РФ, судебная коллегия

постановила

приговор Южноуральского городского суда Челябинской области от 13 сентября 2013 года в отношении ВИК-ВА А.А. изменить: сократить срок наказания, назначенный по ст. 199.2 УК РФ, с учетом смягчающего обстоятельства ***, до двух лет трех ме­сяцев лишения свободы. 

На основании ст. 73 УК РФ наказание считать ус­ловным с испытательным сроком два года и возложением обязанностей, указанных в приговоре.В остальной части тот же приговор оставить без изменения, апелляци­онные жалобы осужденного, адвоката Балышева В.В., апелляционное пред­ставление - без удовлетворения.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты