Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 199 УК РФ » По уточненным декларациям уплачено до актов проверок, поэтому размер неуплаченных налогов определяется с учетом этих выплат, пусть и за пределами срока уплаты налога. Апелляционное постановление Рязанского областного суда от 22.11.2023 № 22-1072/23

По уточненным декларациям уплачено до актов проверок, поэтому размер неуплаченных налогов определяется с учетом этих выплат, пусть и за пределами срока уплаты налога. Апелляционное постановление Рязанского областного суда от 22.11.2023 № 22-1072/23

22 ноябрь 2023
33
Судебная коллегия по уголовным делам Рязанского областного суда в составе председательствующего судьи Мельникова М.Г., судей Воробьева А.А., Ваганова А.Б., при ведении протокола помощником судьи Чечеткиной Л.В., с участием прокурора – Зимаковой И.Н., лица, в отношении которого прекращено уголовное дело ФИО1, ее защитника - адвоката Бондарчук Н.И. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению помощника прокурора Шиловского района Рязанской области ФИО8, на постановление Шиловского районного суда Рязанской области от 16 декабря 2022 года, которым действия ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженки <адрес>, зарегистрированной и проживающей по адресу: <адрес>, гражданки <адрес>, с <скрыто> образованием, <скрыто>, не работающей, инвалида 3 группы, ранее не судимой, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ (в редакции Федерального закона от 01 апреля 2020 года №73-ФЗ), переквалифицированы на ч. 1 ст. 199 УК РФ, уголовное дело прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Заслушав доклад судьи Мельникова М.Г., выступления прокурора Зимаковой И.Н., поддержавшей доводы апелляционного представления, лица, в отношении которого прекращено уголовное дело - ФИО1, её защитника – адвоката Бондарчук Н.И., просивших постановление суда оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

ФИО1 органами предварительного следствия обвинялась в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ (с учетом примечания 1 в редакции Федерального закона от 01 апреля 2020 года №73-ФЗ), то есть в уклонении от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере (на сумму 60187 859 рублей).

16 декабря 2022 года постановлением Шиловского районного суда Рязанской области в связи с переквалификацией действий подсудимой с п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ на преступление небольшой тяжести, предусмотренное ч. 1 ст. 199 УК РФ (с учетом примечания 1 в редакции Федерального закона от 01 апреля 2020 №73-ФЗ), а именно на уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в крупном размере (на сумму 42764277 рублей), по ходатайству стороны защиты уголовное дело в отношении ФИО1 прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

В апелляционном представлении помощник прокурора Шиловского района Рязанской области ФИО8 выражает несогласие с постановлением суда от 16 декабря 2022 года о прекращении уголовного дела в отношении ФИО1, считая его незаконным, подлежащим отмене.

Предварительным следствием действия ФИО9 квалифицированы по п. «б» ч.2 ст. 199 УК РФ (в редакции Федерального закона от 01 апреля 2020 года № 73-ФЗ), как уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенном в особо крупном размере.

В судебном заседании по ходатайству стороны защиты поставлен вопрос о переквалификации действий ФИО1 на ч.1 ст.199 УК РФ и прекращении уголовного дела за истечением сроков давности, с которым суд согласился.

По мнению апеллятора, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Согласно ст. 192 НК РФ налоговым периодом по акцизу признается календарный месяц.

Согласно пункту 3 ст. 204 НК РФ уплата акциза при реализации (передаче) налогоплательщиками произведенных ими подакцизных товаров производится исходя из фактической реализации (передачи) указанных товаров за истекший налоговый период не позднее 25-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом, если иное не предусмотрено настоящей статьей.

Согласно п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления» моментом окончания преступления, предусмотренного статьей 199 УК РФ, следует считать фактическую неуплату налогов, сборов, страховых взносов в срок, установленный законодательством о налогах и сборах.

В данном случае все уточненные налоговые декларации <скрыто>» поданы после истечения срока уплаты по каждому налоговому периоду.

Указанный в постановлении суда вывод о подачи <скрыто>» уточненных деклараций до проведения камеральных налоговых проверок первичных налоговых деклараций не соответствует исследованным материалам дела.

Из материалов налоговых проверок <скрыто>» следует, что данная организация подавала уточненные налоговые декларации в ходе проведения камеральных налоговых проверок, после получения соответствующих требований налогового органа о представлении пояснений относительно сведений, указанных в первичных налоговых декларациях.

Указание в обвинении ФИО1 сведений о последующем добровольном частичном погашении неуплаченных налогов каких-либо сомнений в размере неуплаченного налога не образует.

В обвинении указана конкретная сумма неуплаченного <скрыто>» налога, до истечения срока его уплаты. Исключения из обвинения фраз о добровольном погашении ООО «Астра» ущерба никак не ухудшит положение ФИО1, поскольку сумма причиненного ущерба не изменится.

При таких обстоятельствах ФИО10 подлежит вменению суммы неуплаченного налога по первичным налоговым декларациям. В этой связи сумма неуплаченного налога составляет 60 187 859 рублей. Указанная сумма образует особо крупный размер, установленный примечанием к ст. 199 УК РФ.

Полагает, что судом допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона, которое выразилось в том, что судом не верно переквалифицированы действия ФИО1 с п. «б» ч. 2 ст.199 УК РФ в редакции Федерального закона от 01.04.2020 года №73-ФЗ на преступление, предусмотренное ч.1 ст.199 УК РФ в редакции Федерального закона от 01.04.2020 года №73-Ф3, дело прекращено по основаниям, предусмотренным п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

В возражениях на апелляционное представление защитник – адвокат ФИО7 просит апелляционное представление оставить без удовлетворения, а постановление суда - без изменения.

Апелляционным определением Рязанского областного суда от 28.02.2023 г. постановление Шиловского районного суда Рязанской области от 16.12.2022 года в отношении ФИО1 оставлено без изменений, а апелляционное представление без удовлетворения.

Кассационным определением Второго кассационного суда общей юрисдикции от 03.08.2023г. кассационное представление прокурора удовлетворено частично, апелляционное определение Рязанского областного суда от 28.02.2023 г. в отношении ФИО1 отменено в связи с тем, что решение суда немотивированно, дело передано на новое апелляционное рассмотрение.

Выслушав мнение участников процесса, проверив представленные материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, возражений на него, судебная коллегия при новом рассмотрении дела приходит к следующему.

В силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ решение суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным, то есть должно быть принято в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основано на правильном применении уголовного закона.

Обжалуемое постановление, вопреки доводам апелляционного представления соответствует указанным требованиям в полном объеме.

Суд обеспечил проведение судебного разбирательства в соответствие с законом, всесторонне и полно исследовал все обстоятельства дела на основе принципов состязательности сторон, их равноправия перед судом, создав необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Из протоколов судебного заседания видно, что судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст.ст. 273 - 291 УПК РФ.

Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Как следует из материалов дела ФИО1 органами предварительного следствия обвинялась в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, то есть в уклонении от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере (на сумму 60187 859 рублей).

16 декабря 2022 года постановлением Шиловского районного суда Рязанской области в связи с переквалификацией действий подсудимой с п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ на преступление небольшой тяжести, предусмотренное ч. 1 ст. 199 УК РФ, а именно на уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в крупном размере (на сумму 42764277 рублей), по ходатайству стороны защиты уголовное дело в отношении ФИО1 прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Суд принял указанное решение, установив, что ФИО1 фактически не исчислен и не уплачен акциз в сумме 42764 277 рублей, и сумма «17423603 рубля», указанная как сумма добровольного возмещения ущерба, подлежит вычитаю и исключению из вмененной в обвинении ФИО1 суммы «60187859 рублей», но при этом сумма при вычитании составит 42764256 рублей. В соответствии с примечанием 1 к ст. 199 УК РФ (в ред. Федерального закона от 01.04.2020 N 73-ФЗ) крупным размером в настоящей статье признается сумма налогов, сборов, страховых взносов, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд пятнадцать миллионов рублей, а особо крупным размером - сумма, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд сорок пять миллионов рублей.

В решении суда первой инстанции отражены все обстоятельства, имеющие значение для дела, проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие надлежащую оценку, с приведением ее мотивов, аргументированы выводы необходимости переквалификации предъявленного обвинения и применения положений ст. 254 УПК РФ.

В судебном заседании на основании исследованных доказательств установлено, что ФИО1, являясь директором и единоличным исполнительным органом <скрыто>», в соответствии с требованиями Конституции РФ, НК РФ, ФЗ №402 от 06 декабря 2011 года «О бухгалтерском учете» была обязана предоставлять в налоговый орган отчетную документацию, в том числе, налоговые декларации, обеспечивать полную и своевременную уплату налогов и сборов возглавляемой организации, нести ответственность за состояние и достоверность бухгалтерского учета в Обществе, то есть являлась плательщиком налогов <скрыто>».

В 2018 году ООО «Астра» производило и реализовывало пивные напитки, в связи с чем, в силу требований п.п. 1 п. 1, п. 2 ст. 179, пп. 3 п. 1 ст. 181 (в редакции Федерального закона от 25 декабря 2012 года № 259-ФЗ), п.п. 1 п. 1 ст. 182, п. 1, п.п. 1 п. 2, п. 2.1. ст. 187, ст. 192, п. 1 ст. 193 (в редакции Федерального закона от 01 января 2017 года № 204-ФЗ), п. 1 ст. 194, абзаца 1 п. 2 ст.195, пунктов 1 (в редакции Федерального закона от 30 ноября 2016 года №401-ФЗ) и 2 (в редакции Федерального закона от 26 июля 2006 года №134-ФЗ) ст. 198, п. 3 ст. 204, п. 5 ст. 204 (в редакции Федерального закона от 23 ноября 2015 года №323-ФЗ) НК РФ, являлось плательщиком акциза.

В соответствии с п. 3 ст.204 НК РФ уплата акциза при реализации (передаче) налогоплательщиками произведенных ими подакцизных товаров производится исходя из фактической реализации (передачи) указанных товаров за истекший налоговый период не позднее 25-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом.

Согласно обвинительного заключения ФИО1, являясь директором ООО <скрыто>», то есть плательщиком налогов, достоверно зная о фактических объемах произведенной и реализованной Обществом подакцизной продукции (пивных напитков) из документов бухгалтерского учета и отчетов об объемах поставки этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, предоставленных в Единую государственную автоматизированную информационную систему (далее по тексту - ЕГАИС), в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ при составлении налоговых деклараций по акцизу ООО <скрыто>» за март, апрель, август, октябрь, ноябрь, декабрь 2018 года включила в них заведомо ложные сведения об объемах реализованной подакцизной продукции (пивных напитков), занижая их, тем самым занижая исчисленную сумму акциза, что в свою очередь влекло неполную его уплату.

В последующем ФИО1 частично добровольно возместила имущественный ущерб, причиненный указанным преступлением, путем подачи уточненных налоговых деклараций по акцизу <скрыто>» за ДД.ММ.ГГГГ года, исчислив и уплатив в бюджет указанный налог в общей сумме 17 423 603 рубля.

Общая сумма неисчисленного и неуплаченного ООО «<скрыто>» акциза за ДД.ММ.ГГГГ года составляет 60 187 859 рублей, что соответствует особо крупному размеру, установленному примечанием к ст.199 УК РФ (в редакции Федерального закона от 01 апреля 2020 года №73-ФЗ).

По заключению налоговой судебной экспертизы №ф/21 от ДД.ММ.ГГГГ в результате включения в первичные налоговые декларации по акцизу за ДД.ММ.ГГГГ года заниженного объема фактически произведенной и реализованной алкогольной продукции, при исчислении к уплате в бюджет акциза ООО «<скрыто> за ДД.ММ.ГГГГ года уменьшен к доплате в бюджет акциз на 66 362 040 рублей.

В результате включения в уточненные налоговые декларации по акцизу за ДД.ММ.ГГГГ года заниженного объема фактически произведенной и реализованной алкогольной продукции с учетом заявленного ООО <скрыто>» налогового вычета в уточненных налоговых декларациях при исчислении к уплате в бюджет акциза ООО <скрыто>» за <скрыто> года уменьшен к доплате в бюджет акциз до 42 764 277 рублей (т. №).

Допрошенная в судебном заседании эксперт ФИО11 пояснила, что сумма неисчисленного ООО «<скрыто>» акциза в результате включения в первичные налоговые декларации по акцизу за ДД.ММ.ГГГГ года заниженного объема фактически произведенной и реализованной алкогольной продукции, при исчислении к уплате в бюджет акциза за указанные периоды с учетом установленной суммы налогового вычета, отраженного в уточненной налоговой декларации по акцизу за ДД.ММ.ГГГГ года составит 60 187 859 рублей (66 362 040 рублей - общая сумма неисчисленного акциза, минус 1 830 226 рублей (сумма, принимаемая к расчету для определения суммы неисчисленного акциза за март 2018 года) и минус 4 343 955 рублей (сумма акциза, подлежащего вычету, отраженная в уточненной налоговой декларации по акцизу за ДД.ММ.ГГГГ года (корректировка №)).

Подсудимая ФИО1 в судебном заседании прямо показала, что действительно в налоговые декларации за март, апрель, август, октябрь, ноябрь и декабрь 2018 года главным бухгалтером ФИО12 по ее указанию вносились недостоверные сведения из-за отсутствия у предприятия денежных средств, но впоследствии до камеральной проверки вносились корректировки и таким образом сумма неуплаченного налога в сумме за указанные месяцы составила 42764277 рублей.

Свидетель ФИО12 пояснила суду, что работая в должности главного бухгалтера <скрыто>», вносила по указанию директора ФИО1 сведения в налоговые декларации за ДД.ММ.ГГГГ года Впоследствии вносились корректировки.

Также в суде были исследованы налоговые декларации по акцизам ООО «<скрыто>» за ДД.ММ.ГГГГ года (т.№); уточненные налоговые декларации (т.№- корректировка за ДД.ММ.ГГГГ, т.№- корректировка за ДД.ММ.ГГГГ года, т.№ корректировка за ДД.ММ.ГГГГ года, т№- корректировка за ДД.ММ.ГГГГ года, т.№- корректировка за ДД.ММ.ГГГГ года, т.№ корректировка за ДД.ММ.ГГГГ года); отчеты об объемах закупки, поставки и производства этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции за ДД.ММ.ГГГГ года, представленные ООО «<скрыто>» в ЕГАИС, содержащие сведения об объемах подакцизной продукции, фактически произведенной и реализованной ООО «<скрыто>» (т№); сведения, представленные МИФНС России № по Рязанской области, согласно которым налоговые декларации ООО «<скрыто>» по акцизам за ДД.ММ.ГГГГ предоставлены ООО «<скрыто>» через телекоммуникационные каналы связи (ТКС), оператором электронного документооборота является ООО «<скрыто>» за подписью «ФИО1» (т№).

Вопреки доводам апелляционного и кассационного представлений прокурора, перечисленные доказательства, в том числе сведения, представленные МИФНС России № по Рязанской области, о дате и времени предоставления ООО «<скрыто>» в налоговый орган налоговых деклараций по акцизам ДД.ММ.ГГГГ года, а также периода подачи уточненных налоговых деклараций (т№); копии решений МИФНС России № по Рязанской области о привлечении к ответственности ООО «<скрыто>» за совершение налоговых правонарушений № от ДД.ММ.ГГГГ (т.№); № от ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ (т.№); № от ДД.ММ.ГГГГ (т№); № от ДД.ММ.ГГГГ (т. №) и иные документы, а также содержание обвинительного заключения позволили суду прийти к обоснованному выводу о том, что из материалов дела следует, что уточненные налоговые декларации были представлены ООО «<скрыто>» до проведения камеральных проверок. Приведенные выше решения налогового органа, а также решения Арбитражного суда Рязанской области подтверждают факт того, что проверки, по результатам которых и были вынесены указанные решения, проводились только после предоставления всех уточненных деклараций, и ООО «<скрыто>» привлекалось к ответственности только за фактически неуплаченный акциз.

Об этом в суде также прямо показали свидетель ФИО13 (государственный налоговый инспектор отдела камеральных проверок № МИФНС России № по Рязанской области), указавшая, что по результатам проведенных налоговых проверок ООО «Астра» привлекалось к налоговой ответственности за фактическую неуплату налогов, то есть за минусом корректировок. Об этом же свидетельствуют материалы, представленные МИФНС России № по Рязанской области, следственным органам, в соответствии с которыми налоговая служба представляет материалы камеральных проверок уточненных налоговых деклараций ООО «<скрыто>» (т. №).

Принимая обжалуемое решение, суд первой инстанции обоснованно сослался на Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 мая 2003 года N 9-П, в соответствии с которым ст.199 УК РФ по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующих правовых норм предусматривает ответственность лишь за такое деяние, которое совершается с умыслом и направлено на избежание уплаты налога в нарушение установленных налоговым законодательством правил. Тем самым при привлечении к уголовной ответственности должны учитываться нормы не только уголовного, но и налогового законодательства, к которому ст.199 УК РФ прямо отсылает.
Положениями ст.81 НК РФ предусмотрено право налогоплательщика внести изменения в налоговую декларацию. Если уточненная налоговая декларация представляется в налоговый орган после истечения срока подачи налоговой декларации и срока уплаты налога, то налогоплательщик освобождается от ответственности в случаях (в том числе): представления уточненной налоговой декларации до момента, когда налогоплательщик узнал об обнаружении налоговым органом неотражения или неполноты отражения сведений в налоговой декларации, а также ошибок, приводящих к занижению подлежащей уплате суммы налога, либо о назначении выездной налоговой проверки по данному налогу за данный период, при условии, что до представления уточненной налоговой декларации он уплатил недостающую сумму налога и соответствующие ей пени.

В апелляционном и кассационном представлениях прокурор, не оспаривая факта подачи ФИО1 уточненных деклараций и уплаты по ним акциза, полагает, что решение суда о переквалификации предъявленного обвинения и последующего прекращения дела в связи с истечением сроков давности является незаконным, поскольку все уточненные налоговые декларации ООО «<скрыто>» поданы после истечения срока уплаты по каждому налоговому периоду (25-ое число месяца, следующего за истекшим налоговым периодом (ст. ст. 192, 204 НК РФ)), во время проведения камеральных налоговых проверок, после получения соответствующих требований налогового органа о предоставлении пояснений относительно сведений, указанных в первичных налоговых декларациях. При таких обстоятельствах, по мнению прокурора, ФИО10 подлежит вменению суммы неуплаченного налога по первичным налоговым декларациям. В этой связи сумма неуплаченного налога составляет 60 187 859 рублей, что образует особо крупный размер, установленный примечанием 1 к ст. 199 УК РФ.

Вместе с тем, в соответствии с письмом ФНС России от ДД.ММ.ГГГГ N № «О привлечении налогоплательщиков к ответственности в случае представления налогоплательщиком уточненной налоговой декларации после направления в адрес налогоплательщика требования о представлении пояснений о выявленных ошибках в налоговой декларации, о противоречиях между сведениями, содержащимися в представленных документах, о несоответствии сведений, представленных налогоплательщиком в налоговой декларации, сведениям, содержащимся в документах, имеющихся у налогового органа, и полученным им в ходе налогового контроля» в соответствии с подпунктом 1 пункта 4 статьи 81 Налогового кодекса РФ если уточненная налоговая декларация представляется в налоговый орган после истечения срока подачи налоговой декларации и срока уплаты налога, то налогоплательщик освобождается от ответственности в случаях представления уточненной налоговой декларации до момента, когда налогоплательщик узнал об обнаружении налоговым органом неотражения или неполноты отражения сведений в налоговой декларации, а также ошибок, приводящих к занижению подлежащей уплате суммы налога, либо о назначении выездной налоговой проверки по данному налогу за данный период, при условии, что до представления уточненной налоговой декларации он уплатил недостающую сумму налога и соответствующие ей пени.

Обнаружение налоговым органом неотражения или неполноты отражения сведений в налоговой декларации, а также ошибок, приводящих к занижению подлежащей уплате суммы налога, подтверждается актом налоговой проверки, в котором указываются документально подтвержденные факты нарушений законодательства о налогах и сборах.

Направление в адрес налогоплательщика требования о представлении пояснений по выявленным ошибкам в налоговой декларации, по противоречиям между сведениями, содержащимися в представленных документах, по выявленным несоответствиям сведений, представленных налогоплательщиком, сведениям, содержащимся в документах, имеющихся у налогового органа, до составления акта налоговой проверки, не свидетельствует об обнаружении налоговым органом неотражения или неполноты отражения сведений в налоговой декларации, а также ошибок, приводящих к занижению подлежащей уплате суммы налога.

Как следует из материалов дела, в том числе представленных документов налоговым органом (т. 1, л.д. 76-251), после подачи ФИО1 первичных деклараций МИФНС России № по Рязанской области направляло в адрес налогоплательщика именно требования о представлении пояснений по выявленным ошибкам. Это также отражено в обвинительном заключении, на это ссылается и прокурор в представлениях.

Вместе с тем, документально подтвержденные факты нарушений ООО «<скрыто>» законодательства о налогах и сборах были установлены (как того требует Федеральная налоговая служба РФ) актами налоговых проверок за ДД.ММ.ГГГГ г. – ДД.ММ.ГГГГ (последний платеж по уточненной декларации – ДД.ММ.ГГГГ) (т.№);  за ДД.ММ.ГГГГ г. – ДД.ММ.ГГГГ (последний платеж по уточненной декларации – ДД.ММ.ГГГГ) (т. №); за ДД.ММ.ГГГГ г. – ДД.ММ.ГГГГ (последний платеж по уточненной декларации – ДД.ММ.ГГГГ) (т. №);  за ДД.ММ.ГГГГ г. – ДД.ММ.ГГГГ (последний платеж по уточненной декларации –  ДД.ММ.ГГГГ) (т. №); за ДД.ММ.ГГГГ г. – ДД.ММ.ГГГГ (последний платеж по уточненной декларации – ДД.ММ.ГГГГ) (т. №); за ДД.ММ.ГГГГ г. – ДД.ММ.ГГГГ (последний платеж по уточненной декларации – ДД.ММ.ГГГГ) (т. №).

Уточненные налоговые декларации представлялись и оплачивались ФИО14 за ДД.ММ.ГГГГ г. -  с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ (корректировка №); за ДД.ММ.ГГГГ г. - с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ (корректировка №); за ДД.ММ.ГГГГ г. – с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ (корректировка №); за ДД.ММ.ГГГГ г. –  с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ (корректировка №); за ДД.ММ.ГГГГ г. – с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ (корректировка №); за ДД.ММ.ГГГГ г. – с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ (корректировка №) (т. №

Таким образом, все уточненные декларации, а также платежи по ним осуществлены ООО «<скрыто>» в лице ФИО1 до составления актов налоговой проверки, то есть до официального установления налоговым органом документально подтвержденных фактов нарушений ООО <скрыто>» законодательства о налогах и сборах.

Также прокурор в апелляционном и кассационном представлениях указывает, со ссылкой на ст. 204 НК РФ и п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления», что моментом окончания преступления, предусмотренного статьей 199 УК РФ, следует считать фактическую неуплату налогов, сборов, страховых взносов в срок, установленный законодательством о налогах и сборах. В этой связи полагает, что преступление, вмененное ФИО1, следует считать оконченным именно с момента фактической неуплаты акциза после подачи первичных деклараций. Последующие действия, связанные с подачей уточненных деклараций и доплаты налога, считает добровольным возмещением ущерба.

Вместе с тем, в соответствии п. 13 и п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 ноября 2019 года № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления» в случае возникновения неустранимых сомнений в определении периода для исчисления крупного или особо крупного размера неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов суду необходимо толковать их в пользу обвиняемого.

Для определения размера ущерба бюджетной системе, причиненного налоговым преступлением, суд должен устанавливать действительный размер обязательств по уплате налогов, сборов, страховых взносов в соответствии с положениями законодательства о налогах и сборах, учитывать в совокупности все факторы, как увеличивающие, так и уменьшающие размер неуплаченных налогов, сборов и страховых взносов.

Суд первой инстанции в обжалуемом решении совершенно обоснованно указал, что преступление, предусмотренное ст. 199 УК РФ, является по своей правовой природе длящимся. В этом случае момент его окончания действительно следует считать с момента фактической неуплаты налогов в срок, установленный законодательством о налогах и сборах, но поскольку уголовная ответственность за его совершение наступает только в случае невыплаты налогоплательщиком сумм, указанных в законе, оно длится определенный период, вплоть до прекращения или пресечения. При таких обстоятельствах размер неуплаченных налогов должен определяться, в том числе и с учетом последующих выплат обвиняемым лицом, пусть и за пределами срока, установленного законом, но до его фактического прекращения или пресечения, поскольку такой срок влияет на общий срок противоправного поведения налогоплательщика.

Из материалов дела следует, что последние платежи по налогам (по уточненным декларациям) ФИО1 за ДД.ММ.ГГГГ года были осуществлены до составления актов налоговых проверок по указанным периодам, то есть до обнаружения налоговым органом неполноты отражения сведений в налоговых декларациях, поданных ООО «<скрыто>».

С учетом правовой природы состава преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, и его законодательной конструкции, предусматривающей уголовную ответственность за сам факт уклонения от уплаты налогов, но только при установлении определенного размера за определенный период времени (длящиеся преступление), а также положений ст. 81 НК РФ, регламентирующей вопросы освобождения налогоплательщика от налоговой ответственности в случаях представления уточненной налоговой декларации именно до момента обнаружения налоговым органом неполноты отражения сведений в налоговой декларации, действия ФИО1, связанные с уклонением от уплаты налогов, фактически были прекращены (пресечены) составлением актов налоговой проверки. По смыслу закона именно до этого момента она могла уплатить недостающую сумму налога, соответствующие ей пени и быть освобождена от налоговой ответственности. С учетом положений примечания 2 ст. 199 УК РФ оснований для возникновения охранительных уголовно-правовых отношений в этом случае также не было бы.

Помимо этого, субъективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, предполагает установление только умышленной формы вины (прямой умысел).

Из материалов дела, в том числе показаний ФИО1, следует, что она осознавала, что ей необходимо оплачивать налоги в полном объеме, так как ООО «<скрыто>» представляло соответствующие действительности отчеты об объемах производства и реализации алкогольной и спиртосодержащей продукции за ДД.ММ.ГГГГ года в единую государственную автоматизированную информационную систему (ЕГАИС), исходя из чего рассчитывается размер акциза, что делала это в связи со сложным финансовым положением ООО «<скрыто>» и в последующем намеривалась осуществлять оплату налогов, что и делала в зависимости от материального положения организации.

Факт предоставления достоверной информации о работе ООО «<скрыто>» в ЕГАИС) полностью подтверждают свидетели ФИО12 (главный бухгалтер ООО «<скрыто>»), ФИО15 (менеджер ООО «<скрыто>»), ФИО13 (государственный налоговый инспектор отдела камеральных проверок № МИФНС России № по Рязанской области), ФИО16 (государственный налоговый инспектор отдела камеральных проверок № МИФНС России № по Рязанской области). Наличие финансовых проблем в этот период времени у ООО «<скрыто>» установлено вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Рязанской области от ДД.ММ.ГГГГ по делу № № (т№). Помимо этого, по показаниям свидетеля ФИО17 (главный бухгалтер ООО «<скрыто>») она вносила сведения в налоговые декларации за ДД.ММ.ГГГГ года по указанию ФИО1, которая говорила ей, что позже подадут еще уточненные декларации, что потом и делалось.

В связи с изложенным, наличие умысла у ФИО1 на уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере на сумму именно 60187 859 рублей, с учетом ее последующих действий, связанных с подачей уточненных налоговых деклараций по акцизу ООО «<скрыто>» за ДД.ММ.ГГГГ года, а также уплатой в бюджет указанного налога в общей сумме 17 423 603 рубля до составления актов налоговой проверки и возбуждения уголовного дела (уголовное дело возбуждено ДД.ММ.ГГГГ), вызывает сомнения.

Установив указанные выше обстоятельства, а именно, что фактическая сумма не исчисленного и неуплаченного ФИО1 за март, апрель, август, октябрь, ноябрь и декабрь 2018 года акциза составила 42764277 рублей, суд первой инстанции, в том числе с учетом положений ст. 14 УПК РФ, по ходатайству стороны защиты, с учетом положений ст. 10 УК РФ обоснованно изменил квалификацию предъявленного ФИО1 обвинения с п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ на ч. 1 ст. 199 УК РФ (с учетом примечания 1 в редакции Федерального закона от 01 апреля 2020 №73-ФЗ, в соответствии с которым крупным размером в ст. 199 УК РФ признается сумма налогов, сборов, страховых взносов, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд пятнадцать миллионов рублей, а особо крупным размером - сумма, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд сорок пять миллионов рублей), на преступление небольшой тяжести, после чего с согласия подсудимой и ее защитника уголовное дело в отношении ФИО1 прекратил на основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ и п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Судебная коллегия находит решение суда в отношении ФИО1 законным, обоснованным и справедливым. Оснований для отмены или изменения постановления по доводам, изложенным в апелляционном и кассационном представлениях, не усматривается.

Таким образом, все утверждения прокурора о нарушениях норм материального и процессуального права, допущенных судом первой инстанции при принятии обжалуемого решения, поскольку он основан на неправильном применении уголовного и уголовно-процессуального закона, а действиям подсудимой дана неправильная юридическая оценка, не нашли своего подтверждения в суде апелляционной инстанции. С учетом изложенного в удовлетворении апелляционного представления прокурора следует отказать.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

постановление Шиловского районного суда Рязанской области от 16 декабря 2022 года, которым уголовное дело в отношении ФИО1 прекращено по п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования – оставить без изменения, а апелляционное представление помощника прокурора Шиловского района Рязанской области ФИО8 – без удовлетворения.

Похожая практика: