Решение о привлечении к налоговой ответственности именно по п.1 ст.122 НК РФ как за неумышленное нарушение явилось, среди прочего, основанием для оправдания. Апелляционное определение Воронежского областного суда от 18.03.2016 № 22-577/16

Статья 199 УК РФ / 1 187 / Печать
Судебная коллегия по уголовным делам Воронежского областного суда в составе председательствующего Даниловой В.Ю., судей областного суда Новосельцева А.Н. и Щербакова А.В., при секретаре Михине Д.А., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционное представление помощника прокурора Советского района г.Воронежа Седых А.Ю. и апелляционную жалобу представителя потерпевшего – начальника ИФНС по Советскому району г. Воронежа Золотаревой В.Н. на приговор Советского районного суда г. Воронежа от 28 января 2016 года, которым Гл-в **, ***, ранее не судимый, оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в его деянии состава преступления.

Гражданский иск ИФНС России по Воронежской области о взыскании с Г.А.В. 67 108 253,37 рублей в счет возмещения имущественного вреда оставлен без рассмотрения.

Отменены меры по обеспечению возмещения вреда в виде наложения ареста на имущество Г.А.В., а именно: кадастровый (или условный) номер объекта **** – общая долевая собственность, доля в праве 1/5, на жилую квартиру площадью 60,4 кв.м., расположенную по адресу: ****, наложенные по постановлению Ленинского районного суда г. Воронежа от 07.08.2014 года.

Признано за Г.А.В. право на реабилитацию в соответствии со ст.ст. 133, 134 УПК РФ и разъяснен порядок возмещения вреда в соответствии главой 18 УПК РФ.

В приговоре разрешена судьба вещественных доказательств.
     
Заслушав доклад судьи Даниловой В.Ю., выступление прокуроров отдела областной прокуратуры Бутырина Е.И. и Петренко М.П., поддержавших апелляционное представление и просивших об отмене оправдательного приговора, представителя потерпевшего – Инспекции Федеральной Налоговой Службы по Советскому району г. Воронежа Попова С.Г., поддержавшего апелляционную жалобу и представление, оправданного Г.А.В. и его защитника – адвоката Чеботарева Д.А., возражавших против представления и жалобы и просивших оставить приговор без изменения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Органами предварительного следствия Г.А.В. обвинялся в уклонении от уплаты налогов с организации, путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, совершенном в особо крупном размере при следующих обстоятельствах.

Г.А.В., на основании решения собрания учредителей №1 от 24.01.2001 года и приказа №1 от 14.06.2002 года, являлся директором ООО «***» с возложением на него обязанностей по ведению бухгалтерского учета, т.е. являлся руководителем исполнительного органа коммерческой организации - ООО «***», а именно лицом, которое распоряжалось денежными средствами общества, определяло направления и виды деятельности, решало кадровые вопросы, контролировало составление и подачу в налоговую инспекцию документов налоговой отчетности.

В 2006 году Г.А.В., являющимся, кроме того, индивидуальным предпринимателем, был взят в аренду земельный участок, площадью 6 900 кв.м. на основании дополнительного соглашения к договору аренды земельного участка и оформлено право собственности на объект незавершенного строительства 32% готовности по адресу: ***.

В дальнейшем для продолжения строительства указанного объекта в 2007-2008 гг. Г.А.В. были заключены договоры на предоставление кредита с Центрально-Черноземным банком ОАО «Сберегательный банк России» на сумму 84 000 000 рублей, 41 000 000 рублей и 40 000 000 рублей.

При этом, ранее 01.11.2006 года между ИП Г.А.В. и ООО «***», в лице финансового директора Г.А.А. был заключен договор доверительного управления №1, согласно которому «учредитель управления» - ИП Г.А.В. передал «доверительному управляющему» - ООО «***», в лице финансового директора Г.А.А., объект незавершенного строительства 32% готовности, литер А1 по адресу: *** и право аренды на 49 лет на земельный участок площадью 6 900 кв.м. для осуществления управления с целью завершения строительства и организации офисного центра с предоставлением третьим лицам помещений в аренду.

23.11.2009 года ИП Г.А.В. оформлено право собственности на все производственно-складские сооружения в лит. А, А1, составляющие площадь 7 317, 8 кв. м. по адресу: ***.

В 2010 году в связи с невозможностью погашения основного долга и процентов по вышеуказанным кредитным договорам, ИП Г.А.В. принято решение о продаже объекта недвижимости – производственно-складского сооружения, расположенного по адресу: ***, в адрес ОАО «Сберегательный банк России», с целью последующего погашения полученными денежными средствами кредитных обязательств.

Для этих целей между учредителем управления – ИП Г.А.В. и управляющим – ООО «***», в лице финансового директора Г.А.А., заключены пять дополнительных соглашений к договору доверительного управления №1 от 01.11.2006 года.

В дальнейшем между ООО «***», в лице финансового директора Г.А.А., действовавшего в качестве доверительного управляющего, и ОАО «Сберегательный банк России», в лице заместителя председателя правления ЦЧБ Сбербанка России Шепелева О.Е., заключены договоры купли-продажи частей объекта (производственно–складского сооружения в лит. А, А1), расположенного по адресу: ***.

Денежные средства от продажи данных объектов недвижимости поступили на расчетный счет № 40702810513370116585 ООО «***» в сумме 262 380 000 рублей.

На основании распоряжений ИП Г.А.В. №1 от 02.02.2010 года, №2 от 29.07.2011 года, №3 от 23.12.2011 года доверительным управляющим ООО «***» полученные денежные средства были перечислены на определенные цели: расчеты по договорам ипотеки с ОАО «Сберегательный банк» в сумме 212 303 031,61 рублей, а также на другие нужды финансово-экономической деятельности организации в размере около 50 000 000 рублей.

По мнению органов предварительного следствия, директору ООО «***» Г.А.В. было достоверно известно, что в соответствии с главой 21 Налогового кодекса РФ, возглавляемая им организация является плательщиком налога на добавленную стоимость, и он, осуществив вышеуказанные сделки купли-продажи недвижимого имущества в рамках договора «доверительного управления», осознавал и понимал, что в соответствии с нормами ст.174.1 НК РФ, на него, как на руководителя организации ООО «***», возлагаются обязанности налогоплательщика, установленные НК РФ, однако, он в нарушение налогового законодательства, являясь руководителем ООО «***», выступавшим в качестве доверительного управляющего, имея корыстную цель и направленность преступного умысла на уклонение от уплаты налогов, разработал преступный план, согласно которому в налоговой отчетности общества будут отражены заведомо ложные сведения, свидетельствующие об отсутствии налогооблагаемой базы по налогу на добавленную стоимость от операций по реализации недвижимости (производственно-складского помещения) по вышеуказанным договорам купли-продажи.

В период времени с 01.10.2010 года по 20.06.2012 года, по мнению следствия, Г.А.В., являясь руководителем ООО «***» реализуя свой преступный умысел, направленный на уклонение от уплаты налогов ООО «***» в особо крупном размере, дал незаконное указание заместителю главного бухгалтера С.Г.Э. о неисчислении налога на добавленную стоимость с совершенных сделок купли-продажи и внесении в налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость за соответствующие налоговые периоды: 4 квартал 2010 года; 3 квартал 2011 года и 1 квартал 2012 года заведомо ложных сведений, согласно которых в них не была отражена налогооблагаемая база по налогу на добавленную стоимость (НДС) от совершенных сделок, и соответственно не исчислен налог, которые Г.А.В. представил в ИФНС России по Советскому району г. Воронежа.

По мнению органов предварительного следствия, Г.А.В., являясь руководителем ООО «***», достоверно зная нормы налогового законодательства, в том числе устанавливающие конкретные элементы налогообложения и регламентирующие обязанность по уплате налога, движимый единым преступным умыслом, в нарушение норм налогового законодательства, принял незаконное решение о внесении в налоговые декларации по НДС за налоговые периоды 4 квартал 2010 года, 3 квартал 2011 года и 1 квартал 2012 года заведомо ложных сведений, и имея общую цель и направленность умысла - неуплата обязательных индивидуально безвозмездных платежей в целях финансового обеспечения деятельности государства, не исчислил и не уплатил с организации установленный законодательством РФ налог на добавленную стоимость за период с 01.10.2010 года по 20.06.2012 года на общую сумму не менее 47 228 400 рублей, чем причинил экономический ущерб от не поступления в бюджетную систему Российской Федерации денежных средств в размере неуплаченных налогов. Указанная сумма не исчисленного и не уплаченного налога (47 228 400 рублей) является особо крупным размером, так как в соответствии с примечанием к ст. 199 УК РФ превышает 30 000 000 рублей.

Подсудимый Г.А.В. вину в совершении инкриминируемого преступления не признал. Пояснил, что в договорах ООО «***» со Сбербанком имелась отметка о том, что сделка налогом на добавленную стоимость не облагается, в связи с чем, он полагал, что обязанности по уплате НДС у него не возникает. Таким образом, он добросовестно заблуждался относительно налоговых последствий заключенных сделок, полагаясь при этом на профессионализм сотрудников одного из крупнейших банков ОАО «Сбербанк России», более того, этому предшествовала консультация ООО «***» с сотрудниками Инспекции Федеральной налоговой службы по Советскому району г. Воронежа, а сами сделки он указал в декларациях индивидуального предпринимателя.

Приговором суда Г.А.В. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, был оправдан.

В апелляционном представлении помощника прокурора Советского района г. Воронежа Седых А.Ю. ставится вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение. В обоснование жалобы указывается, что в исследованной в суде декларации налоговая база существенно занижена с должных 78 147 000 руб. до 834 798 руб., что опровергает показания Г.А.В. о добросовестном исполнении им как индивидуальным предпринимателем предусмотренной законом налоговой обязанности. Кроме того, по мнению автора апелляционного представления, судом не принято во внимание, что в декларациях Г.А.В. как ИП за 2011 год не указал ни одну из сделок между ООО «***» и Сбербанком России, имея при этом все возможности и рассчитать налог, и своевременно представить документы в налоговый орган, что подтверждается показаниями арбитражного управляющего. Выводы суда первой инстанции об отсутствии у Г.А.В. прямого умысла на уклонение от уплаты налогов являются несостоятельными, поскольку каких-либо данных, подтверждающих, что Г.А.В. консультировался с представителями налоговых органов, суду не представлено, материалы уголовного дела не содержат документальных сведений, подтверждающих изложенное.

Кроме того, указывается, что отклоняя ходатайство стороны обвинения о вызове в суд представителя налоговой инспекции для пояснения в каком режиме функционирует телефонная линия налоговых органов и по каким вопросам осуществляются консультации, суд нарушил принцип состязательности сторон, закрепленный в законе. Опровергается вывод суда об отсутствии умысла Г.А.В. на неуплату налога в связи с его доверием сотрудникам Сбербанка России относительно указания цены без НДС, т.к. Сбербанк России по указанным сделкам не является плательщиком НДС, в связи с чем, на отметку в договоре цены с учетом НДС или без него не обращалось внимания, что подтверждается показаниями представителей указанного общества.

Указывается на несостоятельность доводов Г.А.В. о том, что он никак не мог повлиять на условия заключенных договоров, т.к. договоры заключались в рамках действующего гражданского законодательства, устанавливающего равенство сторон при заключении сделок. Кроме того, согласно показаниям Г.А.В. со стороны сотрудников банка на него не оказывалось давления, и какие-либо действия по оспариванию данных сделок не принимались.

По мнению автора представления, ссылка суда, как на основание отсутствия прямого умысла в действиях Г.А.В., на постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда противоречит постановлению Пленума ВС РФ «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления».

Кроме того, при принятии судом решения об оправдании Г.А.В. не приняты во внимание установленные по делу и имеющие существенное значение для определения умысла обстоятельства, а именно, что Г.А.В. около 15 лет занимается предпринимательской деятельностью, в своей работе много раз сталкивался с вопросом уплаты НДС, был осведомлен об объектах обложения по НДС, что подтверждается налоговыми декларациями в материалах уголовного дела, однако несмотря на это, судом приняты во внимание показания Г.А.В. о том, что он не смог правильно решить вопрос уплаты НДС по многомиллионной сделке купли-продажи недвижимости. По мнению стороны обвинения, из материалов дела и представленных суду доказательств, следует, что Г.А.В. имея прямой умысел и корыстную заинтересованность, сознательно уклонился от уплаты самого распространенного в коммерческой деятельности налога.

В апелляционной жалобе представителя потерпевшего – начальника ИФНС по Советскому району г. Воронежа Золотаревой В.Н. ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. По мнению представителя потерпевшего, судом не были установлены обстоятельства, предусмотренные ст. 11 Налогового кодекса РФ, исключающие вину лица в совершении налогового правонарушения, показания оправданного и свидетелей стороны защиты о том, что после консультации с сотрудниками ИФНС стало известно о том, что производить оплату НДС должен индивидуальный предприниматель, как выгодоприобретатель, являются голословными и ничем не подтверждены. Кроме того, доводы Г.А.В. о добросовестном заблуждении также, по мнению автора жалобы, являются несостоятельными, т.к. не соответствуют действительности. Кроме того, указывается о том, что для участников договора доверительного управления Налоговым кодексом РФ предусмотрены специальные нормы, согласно которым при реализации объектов недвижимости Сбербанку России, обязанности по уплате НДС возлагались на доверительного управляющего ООО «***», а указанным обществом налог не был исчислен и уплачен.

На апелляционное представление и жалобу оправданным Г.А.В. были принесены письменные возражения на несостоятельность доводов жалобы, в которых он просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы представления и жалобы, апелляционная инстанция находит состоявшийся по делу оправдательный приговор подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Постановив оправдательный приговор в отношении Г.А.В., суд обоснованно исходил из конституционного положения ч.2 ст.50 Конституции РФ, согласно которой при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона, а также и ст.49 Конституции РФ, согласно которой неустранимые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу.

При этом, при постановлении приговора в нем получили оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства.

В своем оправдательном приговоре суд первой инстанции обоснованно изложил в его описательной части сущность предъявленного обвинения, а также обстоятельства дела, как они были установлены судом, проанализировал доказательства, обосновывающие вывод суда о невиновности подсудимого, привел мотивы, по которым суд отверг доказательства, предложенные органами обвинения.

Так, в стадии судебного разбирательства судом установлено, что Г.А.В., являясь директором и главным бухгалтером ООО «***», и одновременно индивидуальным предпринимателем (далее ИП), имея в аренде земельный участок с находящимся на нем объектом незавершенного строительства (на который ИП Г.А.В. обладал правом собственности), заключил в период 2007-2008 годы договоры на предоставление кредита с ЦЧБ ОАО «Сбербанк России» на суммы 84 млн. руб., 41 млн. руб. и 40 млн. руб. В 2010 году в связи с невозможностью погашения основного долга и процентов по кредитным договорам ИП Глушанковым было принято решение о продаже объекта недвижимости, в связи с чем, между Сбербанком РФ и ООО «***» в рамках договора доверительного управления (заключен между ИП Г.А.В. и ООО «***») были заключены договоры купли-продажи недвижимого имущества, а полученные средства от продажи имущества, поступившие на расчетный счет ООО «***» были перечислены в счет погашения кредитных обязательств.

Действительно, в период времени с 01.10.2010 года по 20.06.2012 года Г.А.В. в ИФНС России по Советскому району г. Воронежа представлялись налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость (НДС) за соответствующие периоды – каждый квартал каждого года. По результатам проведенной выездной налоговой проверки за период с 01.01.2010 года по 31.12.2012 года было установлено, что руководителем ООО «***» Г.А.В. в декларациях (за 4 квартал 2010 года, 3 квартал 2011 года и 1 квартал 2012 года) не была отражена налогооблагаемая база по НДС от совершенных сделок, и соответственно не исчислен налог.

Вместе с тем, согласно диспозиции ст.199 УК РФ, преступлением по этой статье признается уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию или такие документы заведомо ложных сведений.

Субъективная сторона данного преступления предполагает прямой умысел на совершение данного преступления. Цель заключается в оставлении в распоряжении организации суммы, которая должна быть перечислена в бюджет в виде налогов. Лицо, укрывающее объекты налогообложения от соответствующих налоговых органов, сознает общественную опасность своего деяния, предвидит возможность (и неизбежность) наступления в результате этого деяния общественно опасных последствий в виде не поступления в государственный или местный бюджет соответствующих платежей и желает наступления таких последствий. Если тот или иной субъект налогообложения не отражается в соответствующих официальных документах не в силу прямого на то умысла (а в силу косвенного умысла) или вообще это происходит неумышленно (а по неосторожности), либо если сокрытие осуществляется хотя бы и с прямым умыслом, но без цели уклонения от уплаты налогов (в крупном размере), состав рассматриваемого преступления отсутствует. Состав преступления отсутствует и в том случае, если имеет место лишь неуплата (или несвоевременная уплата) налогов – при достоверном отражении в официальных документах объектов налогообложения.

В судебном заседании Г.А.В., не признавая своей вины, пояснил, что умысла на уклонение от уплаты налога у него не было. Чтобы выяснить, какие налоги со сделки подлежат уплате, и как должна происходить сделка, они обращались в налоговую инспекцию, где им подтвердили правильность составления договоров и пояснили, что платить налоги со сделки должен собственник здания, т.е. ИП Г.А.В., поскольку он является выгодоприобретателем. Кроме того, в договорах ООО «***» со Сбербанком имелась отметка о том, что эта сделка купли-продажи НДС не облагается, в связи с чем, он полагал, что обязанности по уплате НДС у него не возникает. То обстоятельство, что это указание относилось лишь к Сбербанку России, он не предполагал и следствие это утверждение Г.А.В. ничем не опровергло.

Таким образом, суд пришел к правильному выводу о добросовестном заблуждении относительно налоговых последствий заключенных сделок, тем более что ОАО «Сбербанк России» от налога на НДС освобожден, а реализация этих объектов была, по существу, реализацией заложенного имущества по кредитам. Тем более, что хотя в декларации ООО «***» данная сделка отражена не была, однако за 2010 год в налоговую инспекцию им, как индивидуальным предпринимателем, была подана декларация 3-НДФЛ, в которой он отразил этот договор купли-продажи. Представители инспекции указали, что Г.А.В. не представил документы по ИП, но фактически никаких препятствий для получения налоговой инспекцией интересующих ее документов он не чинил.

В стадии судебного разбирательства вышеуказанные показания Г.А.В. нашли свое подтверждение в показаниях свидетелей С.Г.Э., Г.А.А.

Оценив эти доказательства в совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о том, что обвинение Г.А.В. в умышленном уклонении от уплаты налога на добавленную стоимость не нашло своего подтверждения.

Из показаний представителя потерпевшего П.С.Г. видно, что определяющим фактором обращения налоговой инспекции в следственные органы в связи с неуплатой налога является сумма неуплаченного налога, предусмотренная УК РФ, подразумевающая преступление, если бы сумма неуплаченного налога была бы меньше, то обращения в следственные органы не последовало бы. Решение о привлечении Г.А.В. к налоговой ответственности именно по п. 1 ст. 122 НК РФ, как лица неумышленно допустившего нарушения налогового законодательства было принято потому, что у Г.А.В. не было умысла на неуплату налога.

Таким образом, и показания представителя потерпевшего в совокупности с другими доказательствами по делу, свидетельствуют, что в уголовном деле не содержится доказательств, подтверждающих наличие умысла у Г.А.В. на уклонение от уплаты налога, т.е. отсутствует объективная сторона состава данного преступления.

Давая оценку всем собранным по делу и исследованным в судебном заседании доказательствам, суд правильно указал в приговоре, что ни одно из представленных органами следствия доказательств не давало оснований для вывода о виновности Г.А.В. в совершении инкриминируемого ему деяния.

Доводы обвинения в апелляционном представлении и доводы налоговой инспекции, изложенные в апелляционной жалобе, по существу сводятся к тому, что Г.А.В., имея пятнадцатилетний стаж работы в области предпринимательства, должен был знать все тонкости уплаты налога на добавленную стоимость при сделках купли-продажи, даже если стороной в этой сделке был Сбербанк России. Вместе с тем, показания Г.А.В. об отсутствии умысла в его действиях ничем не опровергаются, более того они подтверждаются также решением Арбитражного суда Воронежской области, констатировавшего неумышленные действия Г.А.В.

Таким образом, выводы суда об отсутствии в действиях Г.А.В. состава преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, в приговоре мотивированы и, по мнению судебной коллегии, являются правильными. Указанных в ст. 389.15 УПК РФ оснований, влекущих отмену или изменение судебного решения в апелляционном порядке, судебной коллегией не установлено.

С учетом изложенного, судебная коллегия не может согласиться и с доводами апелляционного представления о том, что суд не дал в приговоре оценки исследованным в судебном заседании доказательствам, не привел в приговоре мотивы, по которым отверг доказательства, положенные в основу обвинения.

Предусмотренных ст. 389.17 УПК РФ нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о лишении или ограничении гарантированных УК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдении процедуры судопроизводства или иных обстоятельств, которые повлияли либо могли повлиять на постановление законного и справедливого приговора, судебной коллегией при рассмотрении дела не выявлено.

Довод апелляционного представления о том, что судом необоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства о вызове представителя налоговой инспекции, который рассказал бы о порядке работы телефонной линии налоговой службы, апелляционная инстанция не может принять во внимание, поскольку решение по данному ходатайству судом было принято в установленном законом порядке, в суде интересы потерпевшего представляла Инспекция Федеральной Налоговой Службы по Советскому району г. Воронежа и ее представитель рассказывал о функционировании телефонной линии, поэтому допрашивать еще одного представителя инспекции не вызывалось никакой необходимостью, в суд этот свидетель самостоятельно не являлся, т.е. условий, при которых отказ в допросе свидетеля был бы невозможен, по делу не возникало.

Доводы апелляционного представления о том, что суд не принял во внимание ряд обстоятельств, имеющих существенное значение для дела и якобы свидетельствующих о виновности Г.А.В., на материалах дела не основаны.

Судом исследованы и приняты во внимание все обстоятельства, в том числе и те, на которые указывается в представлении, которые имели отношение для принятия правильного решения по делу.

Все представленные стороной обвинения доказательства, как правильно отмечено в приговоре, носят предположительный характер и ни одно из них, ни все они в совокупности вины Г.А.В. бесспорно не подтверждают.
    
Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Приговор Советского районного суда г. Воронежа от 28 января 2016 года в отношении Гл-ва ** оставить без изменения, а апелляционное представление и жалобу потерпевшего – без удовлетворения.


Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Телеграм-канал

Практика по налоговым

преступлениям: только суть

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images