При отсутствии сырья и отключении энергии остановка стекловаренной печи при затратах на ее запуск в 350 млн руб., утрата рабочих мест не есть крайняя необходимость. Апелляционное определение Владимирского областного суда от 08.07.2021 № 22-1144/21

Статья 199.2 УК РФ / 73 / Печать
Владимирский областной суд в составе: председательствующего Ухолова О.В., судей Пальцева Ю.Н. и Москвичева А.Н., при секретаре Козловой Д.С., с участием прокурора Федосовой М.Н., осужденного М-ва В.Н., защитника-адвоката Фомина М.А., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Фомина М.А. в защиту интересов осужденного М-ва В.Н. на приговор Гусь-Хрустального городского суда Владимирской области от 3 марта 2021 года, которым М-в В. Н., **** года рождения, уроженец ****, ранее не судимый, осужден по ч. 2 ст. 199.2 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 1 300 000 (одного миллиона трехсот тысяч) рублей.

Приняты решения о сохранении ранее избранной в отношении М-ва В.Н. меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора в законную силу и вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Пальцева Ю.Н. о содержании приговора, существе доводов апелляционной жалобы и возражений, выступления осужденного М-ва В.Н. и его защитника - адвоката Фомина М.А., поддержавших доводы жалобы, прокурора Федосовой М.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения, суд апелляционной инстанции

установил:

М-в В.Н. признан виновным и осужден за совершение сокрытия денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и страховым взносам, в особо крупном размере.

Преступление совершено в период с 9 по 25 июня 2018 года на территории п. Анопино Гусь-Хрустального района Владимирской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Фомин М.А. выражает несогласие с приговором, считает его незаконным и необоснованным. Полагает, что в действиях М-ва В.Н. отсутствует умысел на совершение преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ. Ссылаясь на практику Конституционного суда Российской Федерации, заявляет, что вина М-ва В.Н. в совершении инкриминируемого преступления в ходе судебного разбирательства стороной обвинения не доказана.

Отмечает, что в ходе судебного разбирательства были собраны доказательства того, что целью действий М-ва В.Н. являлось не сокрытие имущества предприятия от принудительного взыскания задолженности по налогам и сборам, а поддержание бесперебойного производственного цикла, остановка которого, в связи с отсутствием сырья для стекольного оборудования либо отключением снабжающими компаниями энергоресурсов, вызванным неуплатой, могла привести к масштабным вредным последствиям. В обоснование довода защитник ссылается на показания М-ва В.Н, данные в ходе судебного заседания, о том, что в случае остановки стекловаренной печи ООО «РАСКО» затраты на ее запуск, с учетом сложной технической подготовки и устранения негативных последствий, составили бы 350 000 000 рублей.

Сообщает, что самостоятельно прекратить предпринимательскую и иную приносящую доход деятельность предприятия М-в В.Н., как ответственное лицо, был не вправе, так как это привело бы к остановке работы опасных производственных объектов, созданию техногенной угрозы, а также утрате 349 рабочих мест (33,2 % от численности трудоспособного населения п. Анопино), что в итоге могло нанести ущерб, значительно превышающий размер денежных средств, за сокрытие которых он осужден. По мнению автора жалобы, опасность остановки производства на предприятии была реальной, обусловленной отсутствием сырья и иных материалов, возможным отключением электроэнергии, газа, эксплуатацией опасных производственных объектов, для штатного прекращения работы некоторых из которых необходима длительная и дорогостоящая подготовка.

Приходит к выводу, что при таких обстоятельствах у руководителя предприятия М-ва В.Н. отсутствовала возможность устранения указанной опасности иными способом и средствами. Утверждает, что в сложившейся обстановке М-в В.Н. действовал в состоянии крайней необходимости с целью устранения опасности, которая не могла быть устранена иными средствами. При этом отмечает, что М-вым В.Н. не допущено превышения пределов крайней необходимости, что исключает преступность деяния. Считает, что в связи с эксплуатацией в деятельности ООО «РАСКО» опасных производственных объектов, действия М-ва В.Н. основаны на обычаях делового оборота, существующих на предприятиях стекольного бизнеса, и связаны с особенностями технологического процесса производства стеклоизделий в рыночных условиях, условиях эксплуатации ОПО, находящегося в доступной близости к социальным объектам рабочего поселка. Полагает, что анализ структуры платежей ООО ****, ООО ****, АО ****, ООО **** и ООО ****, осуществленных по письмам ООО «РАСКО», позволяет однозначно определить, что основная доля вышеуказанных платежей была направлена на приобретение сырья, продукции, расходных материалов и комплектующих, оплату за поставки электроэнергии, газа, договорных обязательств, оказание услуг, непосредственно связанных с производственным процессом.

Выражает несогласие с тем, что суд, согласившись с доводами М-ва В.Н. о том, что стекольное производство является непрерывным процессом, его внезапная остановка приводит к застыванию стекломассы в печах и других участках линии и, как следствие, утрате дорогостоящего оборудования, не применил к его действиям положения ч. 1 ст. 39 УК РФ.

Считает, что суд уклонился от сравнительной оценки вреда, причиненного действиями М-ва В.Н., и вреда, им предотвращенного, который несоизмеримо больше, чем причиненный. Обращает внимание, что указанный довод защиты судом не опровергнут, а ходатайство о проведении соответствующей технической экспертизы с целью определения размера предотвращенного ущерба судом отклонено.

Резюмирует, что при постановлении приговора судом не опровергнуты доводы защиты о наличии обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния в соответствии с п. 5 ст. 73 УПК РФ.

Считает необоснованным отказ суда в приобщении к материалам дела заключения специалистов АНО «Палата судебных экспертов» № 18/2020 от 15.09.2020. По мнению автора жалобы, на основании имеющихся в материалах дела документов невозможно определить полноту, достоверность и законность отражения в бухгалтерском и налоговом учете ООО «РАСКО» хозяйственных операций, связанных с погашением дебиторской задолженности перед ООО «РАСКО» контрагентами ООО ****, ООО ****, ООО **** и ООО **** в общей сумме 13 167 801 рубль 47 копеек в период с 09.06.2018 по 25.06.2018.

Заявляет, что судом не установлена очередность списания денежных средств, с учетом положений статьи 855 ГК РФ, в тот же период, с разбивкой суммы налога и платежей по заработной плате и иных платежей, очередность исполнения которых предшествует исполнению списания задолженности по налогам на основании инкассовых поручений.

Ссылаясь на указания Верховного Суда Российской Федерации, изложенные в п. 26 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления», приходит к выводу о наличии обстоятельств, подлежащих доказыванию, которые подлежали установлению посредством проведения судебной экономической экспертизы на предмет бухгалтерско-экономического исследования всей финансово-экономической деятельности ООО «РАСКО» в спорный период, которая в рамках судебного разбирательства проведена не была, и в соответствующем ходатайстве стороны защиты судом было отказано.

Считает, что в отсутствие экспертизы, в основу доказывания обстоятельств объективной стороны состава инкриминируемого М-ву В.Н. преступления, объективно могут быть положены лишь показания ФИО1, процессуальный статус которой в приговоре судом не определен. Обращает внимание, что приговор содержит лишь ссылку на ее должность (начальник отделения документальных исследований в сфере малого и среднего бизнеса УЭБ и ПК УМВД России по Владимирской области). Анализируя отраженные в приговоре показания ФИО1, отмечает, что данным лицом производилось досудебное исследование переданных ей следователем документов, в результате которого ей были установлены данные, положенные в основу обвинения. Приходит к выводу, что, указанное лицо было фактически привлечено к делу в качестве специалиста по вопросам, входящим в ее профессиональную компетенцию, предоставившего результаты своего исследования в качестве доказательства.

Считает, что допрос свидетеля ФИО1 следует оценивать в соответствии с положениями п. 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2017 № 51 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)». Указывает, что заключение специалиста ФИО1 в качестве доказательства не приобщалось к материалам дела, ее привлечение к участию в деле было осуществлено без соблюдения правил ч. 5 ст. 164 УПК РФ, в связи с чем автор жалобы полагает, что показания ФИО1 на суде, а также протокол ее допроса в качестве свидетеля являются ненадлежащими доказательствами и должны быть исключены из перечня доказательств по настоящему уголовному делу.

Приходит к выводу о недоказанности объективной стороны состава преступления, вменяемого М-ву В.Н.

Считает, что из установленной судом общей суммы платежей по распорядительным письмам следует исключить письмо № 1462 от 18.06.2018 на сумму 2 700 087 рублей 20 копеек в адрес ООО «****», отмечая, что платеж в соответствии с указанным распорядительным письмом носил авансовый характер. В обоснование довода защитник ссылается на письмо ООО «****» №4 от 09.02.2021, согласно которому дебиторская задолженность ООО «****» перед ОО «РАСКО» на дату получения распорядительного письма отсутствовала; договор № 22 от 09.07.2014 на поставку стеклобутылки, заключенный между ООО «РАСКО» (поставщик) и ООО «****» (покупатель), из п. 4.1 которого следует, что покупатель производит расчеты по договору с поставщиком в порядке 100% предоплаты; письмо ООО «РАСКО» № 274 от 24.12.2020 об отсутствии дебиторской задолженности ООО «****» перед ООО «РАСКО» на протяжении всего периода налоговой ответственности М-ва В.Н.

Полагает, что суд ошибочно не принял во внимание указанные доказательства, обосновав свой вывод ссылкой на Акт сверки взаиморасчетов между ООО «Раско» и ООО «****», который является приложением к письму ООО «Раско» № 274 от 24.12.2020, носит односторонний характер, опровергается вышеприведенными доказательствами, в том числе, сведениями, изложенными в тексте письма самого ООО «РАСКО», в связи с чем, по мнению автора жалобы, такой вывод суда нельзя считать обоснованным. Кроме того, отмечает, что указанный Акт сверки взаиморасчетов следует оценить с учетом имеющегося не устраненного судом сомнения, которое, с учетом презумпции невиновности, трактуется в пользу подсудимого.

Кроме того, защитник полагает, что из суммы платежей по распорядительному письму ООО «Раско» № 1159 от 18.06.2018 с просьбой перечислить денежные средства за ООО «Раско» в счет имеющейся задолженности на общую сумму 7 339 715 рублей 96 копеек в адрес ООО **** следует исключить платежи в соответствии с платежными поручениями № 4983 от 19.06.2018 на сумму 4 000 000 рублей 00 копеек и № 5041 от 20.06.2018 на сумму 2 339 715 рублей 96 копеек, поскольку указанные платежи осуществлены не от контрагента **** а от иного контрагента - **** Считает незаконным вывод суда о том, что указанные компании являются аффилированными, в связи с чем платежи от ООО ****» возможно зачесть в счет взаиморасчетов с ООО ****, поскольку это разные юридические лица, которые имеют свои самостоятельные финансово-хозяйственные отношения с ООО «Раско», что подтверждается наличием в материалах дела распорядительного письма ООО «Раско» № 1499 от 20.06.2018 непосредственно в адрес ООО ****, которое не входит в объем обвинения. Резюмирует, что платежи по иному распорядительному письму, в адрес иного контрагента невозможно зачесть в счет взаиморасчетов с ООО ****, что является основанием для дополнительной корректировки сделанного судом расчета в сторону снижения.

В связи с изложенным, автор жалобы считает, что общая сумма платежей по распорядительным письмам подлежит снижению до 12 761 202 рубля 03 копейки.

Отмечает, что в период с 09.06.2018 по 25.06.2018 у ООО «РАСКО» было два действующий счета – в **** и в ****, которые являлись рабочими, и на них поступали значительные денежные суммы. В указанный период времени со счета в **** на основании инкассовых поручений произведена оплата налоговой задолженности на общую сумму 3 247 182 рубля 19 копеек, а также производилось списание денежных средств на выплату заработной платы. Вместе с тем в период налоговой ответственности М-ва В.Н. осуществлялось движение денежных средств по кассе ООО «Раско», в связи с чем суд уменьшил общую сумму сокрытия денежных средств до 13 167 801 рубля 47 копеек.

Считает, что корректировке в сторону уменьшения подлежит указанная им ранее сумма платежей по распорядительным письмам - 12 761 202 рублей 03 копейки до 10 536 879 рублей 67 копеек.

Обращает внимание, что суд неправильно определил сумму входного остатка на банковском счете в **** по состоянию на конец банковского дня 08.06.2018 в размере 111 824, 28 руб. По мнению защитника, указанная сумма составляет 1 032 000 рубля. Поясняет, что в соответствии со строкой № 67 выписки со счета на расчетный счет ООО «Раско» поступила сумма 1 032 000 рублей. Указанная банковская операция, отражающая приход денежных средств на счет ООО «Раско» является последней учтенной по реестру операцией на конец банковского дня, при этом последующие расходные операции в указанную дату в выписке отсутствуют. В связи с изложенным, приходит к выводу, что при определении суммы входного остатка на дату 09.06.2018 суд ошибся на 920 175 рублей 72 копейки. Указанная сумма, по мнению автора жалобы, также подлежит вычету, в связи с чем общая сумма платежей по распорядительным письмам подлежит снижению до 9 616 703 рублей 95 копеек.

Полагает неправильным вывод суда об отсутствии оснований для учета при корректировке объема обвинения списанной со счета в **** 14.06.2018 по основанию «зарплата за апрель» денежной суммы в размере 4 163 091 рублей 56 копеек.

Ссылаясь на положения ст. 855 ГК РФ, регламентирующей очередность списания денежных средств со счета, указывает, что списание средств со счета по требованиям, относящимся к одной очереди, производится в порядке календарной очередности поступления документов». Считает, что применительно к правилу, императивно установленному ст. 855 НК РФ, подлежит выяснению юридически значимое обстоятельство о наличие в материалах уголовного дела таких документов, а также очередности их поступления в банковские учреждения.

Перечисляет имеющиеся в материалах уголовного дела инкассовые поручения на общую сумму 18 639 306 рублей 02 копейки. Отмечает, что сведения об указанных документах имеются в ответах банковских учреждений, они признаны доказательствами по делу и, как указывает суд, поступили в банк 13.06.2018.

Вместе с тем указывает, что платежные документы, предусматривающие перечисление или выдачу денежных средств для расчетов по оплате труда с лицами, работающими в ООО «Раско» по трудовому договору (контракту), в материалах дела отсутствуют. Оценивая данное обстоятельство, суд сослался на дату изготовления документа - реестра заработной платы - 07.06.2018, согласно выписке (запись № 4293). Обращает внимание, что вместе с тем, указанный реестр в деле отсутствует, доказательством не является. Кроме того, судом не установлена дата поступления указанного реестра в отличие от поступления в банк инкассовых поручений, сведений об этом в материалах дела нет.

Приходит к выводу, что убеждение суда о приоритете списания денежных средств на заработную плату основывается на презумпции добросовестности банка в очередности списания денежных средств. Полагает, что презумпция добросовестности банка с неясным правовым характером в данном случае противоречит презумпции невиновности, имеющей конституционное закрепление. Считает, что в материалах дела отсутствуют доказательства обоснованности списания со счетов ООО «РАСКО» платежей по заработной плате, очередность исполнения которых предшествует исполнению списания задолженности по налогам на основании инкассовых поручений.

Утверждает, что сведений о списании денежных средств на заработную плату, которые имеются в банковских выписках, в данном случае категорически недостаточно, в ст. 855 ГК РФ идет речь о платежных документах, как о письменных доказательствах, а также о доказанной очередности поступления таких документов в банк.

Заявляет, что обвинительный приговор не может быть построен на допусках и предположениях.

Считает, что сумма 4 163 091 рубль 56 копеек также подлежит вычету при окончательном расчете суммы обвинения, в связи с чем общая сумма платежей по распорядительным письмам подлежит снижению до 5 453 612 рублей 39 копеек, что составляет заведомо менее 9 000 000 рублей.

Ссылаясь на положения ст.ст. 15, 78 УК РФ, примечание к ст. 170.2 УК РФ, полагает, что имеются основания для переквалификации действий М-ва В.Н на ч. 1 ст. 199.2 УК РФ (крупный размер), что, в свою очередь, влечет освобождение подсудимого от уголовной ответственности в связи истечением срока для уголовного преследования.

Просит приговор изменить, уголовное дело по обвинению М-ва В.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199.2 УК РФ, прекратить.

В возражениях на апелляционную жалобу адвоката государственный обвинитель, старший помощник Гусь-Хрустального межрайонного прокурора Кабанов М.М. указывает на необоснованность изложенных в ней доводов, считает приговор законным и обоснованным, а назначенное осужденному наказание справедливым.

Проверив материалы уголовного дела по доводам жалобы, возражений на нее, выслушав участников процесса, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Рассмотрение уголовного дела проведено судом в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, глав 37-39 УПК РФ, регламентирующих процедуру рассмотрения уголовного дела.

Обвинительный приговор соответствует требованиям ст.ст.302, 307-309 УПК РФ, в нем указаны обстоятельства, установленные судом, проанализированы доказательства, обосновывающие вывод суда о виновности М-ва В.Н. в содеянном, мотивированы выводы суда относительно правильности квалификации совершенного им преступления.

Как усматривается из материалов уголовного дела, судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений процессуального закона, влекущих отмену приговора, которые могли повлиять на законность и обоснованность судебного решения, не допущено.

Дело рассмотрено судом всесторонне, полно и объективно.

Как следует из материалов уголовного дела, все ходатайства по делу, в том числе о назначении по делу технической и экономической судебных экспертиз, разрешены после их тщательного обсуждения с участниками процесса, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и принципами состязательности сторон. Вопреки доводам жалобы принятые по ним решения являются законными, обоснованными и мотивированными.

Вопреки доводам жалобы, каких-либо объективных данных, свидетельствующих о незаконном и необоснованном отклонении либо не рассмотрении судом ходатайств, заявленных участниками уголовного судопроизводства, свидетельствующих о нарушении права на защиту, судом апелляционной инстанции не установлено.

Данных, свидетельствующих о неполноте предварительного расследования и судебного следствия, повлиявших на постановление законного и обоснованного решения по делу, не установлено.

Выводы суда, с учетом уменьшения объема обвинения М-ва В.Н. по доводам стороны защиты и государственного обвинителя, о виновности осужденного в сокрытии денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и страховым взносам, в особо крупном размере, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, подтверждаются достаточной совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, приведенных в приговоре.

Сомневаться в объективности и допустимости положенных в основу обвинительного приговора доказательств, на что указано в жалобе, оснований не имеется, поскольку они были получены в соответствии с требованиями закона, каждое из них должным образом было проверено, доказательства были сопоставлены между собой и оценены в совокупности, без придания каким-либо из них заранее установленной силы. Все представленные сторонами доказательства и доводы судом были исследованы и им дана надлежащая оценка, что нашло свое мотивированное отражение в приговоре. Оснований не согласиться с данной судом оценкой суд апелляционной инстанции не находит.

В судебном заседании М-в В.Н. виновным себя по предъявленному обвинению не признал и пояснил суду, что с 1998 года по 25.06.2018 являлся Президентом ООО «Раско», руководство финансово-хозяйственной деятельностью которого фактически осуществлялось финансовой группой, которой он делегировал полномочия по принятию самостоятельных решений. В мае 2018 года в Воронежском филиале ООО «Раско» из-за отключения газа произошла остановка производства, которое составляло 60-65% всего производства, что поставило Общество в тяжелое финансовое положение, повлекшее образование задолженности по налоговым платежам. Им предпринимались усиленные меры к поиску дополнительных средств для обеспечения работы предприятия, расположенного в п. Анопино, а также к поиску финансовых возможностей реанимировать завод в г. Воронеже, в связи с чем в этот период часто отсутствовал на заводе п. Анопино, задачей сохранения производственного процесса которого занималась финансовая группа, последняя работала с главным бухгалтером и не согласовывала с ним текущие платежи. Самостоятельно прекратить предпринимательскую деятельность, приносящую доход, он как ответственное лицо был не вправе, поскольку это привело бы к возникновению техногенной угрозы, остановке опасных производственных объектов, а также утрате 349 рабочих мест, что составляет 33,2% от численности трудоспособного населения п. Анопино. В случае остановки оборудования и застывания стекломассы, стоимость его восстановления для повторного запуска оценивает в 200 млн. рублей, что несоразмерно сумме налоговой задолженности. Опасность остановки производства была реальной, обусловленной отсутствием сырья и материалов, угрозой отключения газа и электроэнергии. Администрация Владимирской области в данном вопросе поддержку не оказывала. С просьбой о помощи в сложившейся трудной финансовой ситуации он обращался к главе администрации Гусь-Хрустального района ФИО2, который пообещал оказать помощь через администрацию Владимирской области, однако документального подтверждения этому у него нет. В сложившейся обстановке он действовал в состоянии крайней необходимости, для устранения опасности, которая не могла быть устранена иными средствами. Сообщил о наличии в инкриминируемый период на расчетных счетах предприятия денежных средств для погашения налоговой задолженности, в частности, о поступлении от контрагентов на расчетный счет в **** не менее 6 млн. рублей, в **** – 5 млн. рублей, а также о наличии у предприятия ликвидного имущества – оборудования и готовой продукции на сумму более 180 млн. рублей, что было проигнорировано налоговым органом. Пояснил, что практика оплаты контрагентами по распорядительным письмам ООО «Раско» применялась на производстве всегда, а не только в инкриминируемый период, указанным вопросом всегда занималась финансовая группа в лице ФИО3 и ФИО4, а он – общими вопросами руководства, в связи с чем распорядительные письма не подписывал, за исключением единственного подобного письма в адрес ООО ****, и распоряжение об их составлении и направлении контрагентам не давал. Указал, что анализ структуры платежей контрагентов, осуществлявших платежи по письмам ООО «Раско», позволяет определить, что основная доля указанных платежей была направлена на приобретение сырья, расходных материалов и комплектующих, оплату за энергоносители и другие платежи, непосредственно связанные с производственным процессом. Основной его целью было не допустить остановку производства стеклоизделий, за счет реализации которых в последующем предполагалось погасить задолженность по налогам. Ранее при наличии у ООО «Раско» налоговой задолженности на переговоры в налоговый орган ездили ФИО5, иногда ФИО4. Последнее уведомление о вызове в налоговую инспекцию в связи с образовавшейся задолженностью, согласно его визе, было передано главному бухгалтеру ФИО6, которая после посещения налоговой инспекции о сложившейся ситуации ему не докладывала. Пояснил, что ФИО6 находилась в подчинении ФИО4 и ФИО3, в связи с чем не общался с ней напрямую, вопрос налоговой задолженности не обсуждал, указания о первоочередном погашении задолженности перед поставщиками, о направлении распорядительных писем в адрес дебиторов ООО «Раско» о необходимости оплаты задолженности ей не давал. Заявил об оговоре со стороны ФИО6 в связи с личной неприязнью к нему из-за увольнения им ее родственника. О направлении указанных писем ему известно не было. Все оперативные вопросы, в том числе финансовые, решали ФИО5 и ФИО4, он (М-в) в этом участия не принимал. На проводимых еженедельных совещаниях вопросы налоговой задолженности не обсуждались. Также пояснил, что ООО **** является дочерним предприятием ООО «Раско», целью которого является реализация готовой продукции. ФИО3 тесно сотрудничала с главным бухгалтером и исполнительным директором указанного Общества, и ему не было известно о том, что в адрес ООО **** от ООО «Раско» направлялись распорядительные письма.

Несмотря на занятую стороной защиты позицию по предъявленному М-ву В.Н. обвинению, судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о его виновности в совершении инкриминируемого преступления, который полностью подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, свидетели ФИО7 и ФИО8 – сотрудники МИНФС №1 и по крупнейшим налогоплательщикам по Владимирской области показали суду о выявления факта неисполнения ООО «Раско», руководителем которого по 25.06.2018 включительно являлся М-в В.Н., обязанности по уплате налогов в бюджет, задолженность по которым и платежам во внебюджетные фонды (без учета пени и штрафов) на период с 01.05.2018 по 25.06.2018 составила более 18 млн. рублей. Подробно рассказали о принятых мерах, направленных на принудительное взыскание недоимки, в частности: о направлении в адрес ООО «Раско» требований об уплате налогов, пени, штрафов; вынесении решений о взыскании налога за счет денежных средств ООО «Раско»; направлении в кредитные учреждения инкассовых платежных поручений на списание и перечисление денежных средств со счетов налогоплательщика; предъявлении ко всем имевшимся в кредитных учреждениях открытым расчетным счетам Общества решений о приостановлении операций по ним; вынесении решений о взыскании налога, сбора, пени, штрафа, процентов за счет имущества налогоплательщика. По результатам списания денежных средств по инкассовым поручениям задолженность составила более 15 млн. рублей, при этом руководство Общества не обращалось в налоговый орган с просьбой отсрочки или рассрочки уплаты налога. После приостановления операций по расчетным счетам Общества установлено, что денежные средства на них поступали в незначительных размерах. При этом анализ расчетных счетов контрагентов ООО «Раско» выявил перечисление денежных средств с назначением «За ООО «Раско» с расчетных счетов ООО ****, генеральным директором которого с 01.08.2002 по 02.07.2018 являлся М-в В.Н., а учредителем – ООО «Раско» с долей 100%. При этом после приостановления движений по счетам ООО «Раско» основная часть денежных средств стала поступать на расчетные счета ООО ****. По результатам анализа документов (информации), истребованных у инспекций по месту учета контрагентов ООО ****, покупателей стеклобутылки, установлено, что ООО **** осуществляет реализацию продукции, производимой ООО «Раско», при этом возможность осуществления деятельности поставлена в зависимость от ООО «Раско» при наличии условий, объективно препятствующих ООО «Раско» осуществлять ее самостоятельно. Кроме того, показали, что согласно выпискам о движении денежных средств с расчетных счетов ООО **** с назначением «За ООО «Раско», контрагентам производились переводы денежных средств, необходимых для осуществления хозяйственной деятельности ООО «Раско», минуя расчетные счета ООО «Раско», что, по мнению налогового органа, осуществлялось с целью воспрепятствования принудительного взыскания задолженности ООО «Раско». Согласно анализу документов (информации), истребованных у инспекций по месту учета основных поставщиков сырья и услуг ООО «Раско», ООО «Раско» направило в адрес ООО **** распорядительные письма об оплате на расчетные счета поставщиков за сырье и оказанные услуги в счет взаимозачетов за поставленную продукцию. При этом с целью выявления взаимоотношений между ООО «Раско» и ООО **** в адрес инспекции по месту учета последнего направлено поручение об истребовании документов (информации), которые предоставлены не были. Установлено, что предпринимательская деятельность осуществлялась с использованием расчетного счета аффилированных лиц. Пришли к выводу, что возложение обязанностей на взаимозависимых лиц по оплате счетов непосредственно поставщикам, без зачисления денежных средств на расчетные счета ООО «Раско», путем направления им соответствующих распорядительных писем является сокрытием денежных средств руководителем ООО «Раско», за счет которого могла быть погашена задолженность по налогам.

Свидетель ФИО9, старший оперуполномоченный ОЭБ и ПК МО МВД России «Гусь-Хрустальный», подробно пояснил об обстоятельствах проведения им в декабре 2018 года проверки в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ по факту сокрытия ООО «Раско» денежных средств организации, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, полученные результаты которой аналогичны установленным в ходе налоговой проверки и изложенным в показаниях свидетелей ФИО7 и ФИО8 Кроме того, дополнительно установлены факты перечисления денежных средств с назначением «За ООО «Раско» не только с расчетных счетов ООО ****, но и других контрагентов-дебиторов, на основании соответствующих распорядительных писем. При этом распоряжения в адрес контрагентов-дебиторов о перечислении денежных средств, минуя расчетные счета ООО «Раско», производились его руководством.

Согласно показаниям свидетеля ФИО1, начальника отделения по проведению документальных исследований в сфере малого и среднего бизнеса УЭБ и ПК УМВД России по Владимирской области, в результате проведенного ею исследования предоставленных документов ООО «Раско», было установлено, что в период с 9 по 25 июня 2018 года налоговым органом были выставлены инкассовые поручения на расчетные счета, которые исполнены на сумму 3 247 182 рублей 19 копеек, неисполненной осталась сумма в размере 15 392 123 рубля 82 копейки. По письмам, адресованным контрагентам-дебиторам с просьбой об оплате контрагентам за ООО «РАСКО» было перечислено 37 296 902 рублей 62 копейки.

Служебное положение М-ва В.Н., являвшегося в инкриминируемый период руководителем ООО «Раско», существование задолженности ООО «Раско» по налогам и принимаемые в связи с этим налоговым органом меры, направленные на принудительное взыскание недоимки, а также осведомленность М-ва В.Н. о требованиях налогового органа и поступивших на расчетные счета Общества инкассовых поручений, принятие М-вым В.Н. решений о направлении распорядительных писем в адрес контрагентов-дебиторов с указанием о перечислении за ООО «Раско» денежных средств на расчетные счета третьих лиц, объективно подтверждаются показаниями сотрудников финансовой группы ООО «Раско» - ФИО6, ФИО10, ФИО11, ФИО3, ФИО4, ФИО5, ФИО12 Факт того, что М-в В.Н. фактически распоряжался денежными средствами Общества, следует из показаний свидетелей ФИО6, ФИО10, ФИО11, ФИО3, ФИО4

В ходе очных ставок, проведенных между М-вым В.Н. и свидетелями ФИО6, ФИО3, ФИО4, последние подтвердили, что М-в В.Н. был осведомлен о том, что расчетные счета Общества заблокированы инкассовыми поручениями из-за неуплаты налогов, в связи с чем он давал указания о подготовке и направлении распорядительных писем в адрес дебиторов ООО «Раско» для расчета с поставщиками сырья, ставя это приоритетной задачей с целью сохранения производства.

Показания приведенных свидетелей, вопреки доводам жалобы, не содержат существенных противоречий, которые бы ставили их под сомнение и которые могли повлиять на выводы суда о виновности осужденного. Оснований к оговору осужденного не установлено.

Как и суд первой инстанции, суд апелляционной инстанции не находит оснований для признания данных в суде показаний ФИО1 недопустимым доказательством, поскольку она допрашивалась в качестве свидетеля в установленном законом порядке об обстоятельствах, имеющих значение для разрешения уголовного дела. Судом в качестве специалиста в порядке ст. 58 УПК РФ не привлекалась.

Показания указанных свидетелей согласуются с исследованными судом иными доказательствами по делу: документами МИФНС России № 1 по Владимирской области и МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам Владимирской области о наличии задолженности у ООО «Раско» по уплате налогов и страховых взносов на общую сумму 18 639 306.02 руб., взыскании налогов и страховых взносов за счет денежных средств на счетах ООО «Раско» в банках и приостановлении всех расходных операций по счетам, за исключением платежей, очередность которых в соответствии с гражданским законодательством предшествует исполнению обязанности по уплате налогов, сборов, страховых взносов; распорядительными письмами, подписанными руководителем ООО «Раско» М-ва В.Н., а также по его поручению иными лицами, на основании которых в период с 9 по 25 июня 2018 года включительно, контрагенты (дебиторы) ООО ****, АО ****, ООО **** ООО **** перечислили на расчетные счета третьих лиц денежные средства в общей сумме 21 801 005 рублей 19 копеек, являющиеся их задолженностью перед ООО «Раско»; документами, представленными ООО «Раско», подтверждающими наличие дебиторской задолженности перед ООО «Раско» у ООО «****», АО ****, ООО **** ООО **** и перечислении последними в пользу третьих лиц за ООО «Раско» денежных средств, с последующим уменьшением дебиторской задолженности перед ООО «Раско», а также иными доказательствами, анализ которых подробно приведен в приговоре.

Служебное положение М-ва В.Н., как единоличного исполнительного органа ООО «Раско», объем и содержание его должностных полномочий, в том числе по осуществлению финансово-хозяйственной деятельности Общества, подтверждается решением общего собрания участников ООО «Раско» от **** о назначении М-ва В.Н. на должность Президента ООО «Раско» на срок 5 лет, трудовым договором от ****, Уставом ООО «Раско».
С приведенным судом первой инстанции в приговоре обоснованием уменьшения общей суммы сокрытых М-вым В.Н. денежных средств, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание имеющейся у ООО «Раско» недоимки по налогам и страховым взносам, до 13 167 801 рубля 47 копеек, суд апелляционной инстанции соглашается и находит доводы стороны защиты, приведенные в апелляционной жалобе о необходимости снижения указанной суммы до 5 453 612 рублей 39 копеек, не основанными на материалах дела.

Оснований ставить под сомнение полноту, достоверность и законность отражения в бухгалтерском и налоговом учете ООО «Раско» хозяйственных операций, связанных с учетом и погашением дебиторской задолженности, суд апелляционной инстанции не усматривает, не приведены такие основания и в апелляционной жалобе.

Нельзя согласиться с доводом защитника об исключении из общей суммы платежей по распорядительным письмам 2 700 087.02 руб., которые были перечислены ООО «****» третьи лицам в счет погашения дебиторской задолженности перед ООО «Раско», а также 4 000 000 руб., которые были перечислены ООО **** за ООО **** третьим лицам в счет погашения дебиторской задолженности ООО **** перед ООО «Раско».

Утверждение защитника о том, что согласно письму ООО «****» на протяжении всего периода налоговой ответственности М-ва В.Н. задолженность перед ООО «Раско» отсутствовала, опровергается исследованным в суде первой инстанции актом сверки за период с 1 по 30 июня 2018 года дебиторской-кредиторской задолженности между ООО «****» и ООО «Раско» и показаниями главного бухгалтера ООО «Раско», данными в суде апелляционной инстанции, - свидетеля ФИО6, согласно которым в инкриминированный М-ву В.Н. период времени у ООО «****» перед ООО «Раско» имелась дебиторская задолженность, в частности, по состоянию на 18.06.2018 – 9 835 626.72 руб., на 20.06.2018 – 7 409 699.52 руб., при этом оплата ООО «****» за ООО «Раско» в пользу третьих лиц составила -13 551 555.52 руб.

Оснований не доверять представленным ООО «Раско» финансовым документам по дебиторской задолженности контрагентов, а также показаниям свидетеля ФИО6 не имеется. Суд первой инстанции правильно критически подошел к оценке содержащейся в ответе ООО «****» информации об отсутствии перед ООО «Раско» дебиторской задолженности, поскольку она не в полном объеме отражает финансовые отношения между указанными хозяйствующими субъектами. При этом факт произведенного по состоянию на 30.06.2018 взаимозачета между ООО «Раско» и ООО «****» на общую сумму 18 000 000 руб., по результатам которого ООО «Раско» в итоге оказало должно ООО «****» 10 000 000 руб., не ставит под сомнение правильность установленных судом фактических обстоятельств по делу.

Принимая во внимание то обстоятельство, что генеральным директором и управляющим ООО **** и ООО **** является одно лицо – ФИО13, которому было адресовано распорядительное письмо от ООО «Раско» и чьей электронной подписью были подписаны платежные поручения, а также снижение дебиторской задолженности у ООО **** перед ООО «Раско» в связи с исполнением распорядительного письма о перечислении третьим лицам в интересах ООО «Раско» денежных средств, суд апелляционной инстанции признает доводы защитника о необходимости исключении из общей суммы платежей по распорядительным письмам 4 000 000 руб., которые были перечислены ООО **** за ООО **** третьим лицам в счет погашения дебиторской задолженности ООО **** перед ООО «Раско», необоснованными.

Вопреки доводам жалобы суд апелляционной инстанции не находит оснований ставить под сомнение правильность установленной судом первой инстанции суммы входного остатка на банковском счете ООО «Раско» в ****.

Не приведено стороной защиты убедительных доводов о недобросовестности ББР Банка в инкриминированный осужденному период совершения уголовно наказуемого деяния по вопросу очередности исполнения поступивших в банк платежных и инкассовых поручений, что могло бы повлиять на правильность установленной судом суммы сокрытия М-вым В.Н. денежных средств организации, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и страховым взносам.

Версия стороны защиты о невиновности М-ва В.Н. тщательно была проверена и обоснованно отвергнута, о чем в приговоре содержится мотивированное суждение.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что М-в В.Н., осуществляя фактическое руководство ООО «Раско», будучи осведомленным о наличии задолженности по налоговым платежам и принятии решений налоговой инспекцией о принудительном взыскании недоимки за счет денежных средств Общества на счетах в банках, обеспечил подписание и направление в адрес своих контрагентов (дебиторов) ООО «****», АО ****, ООО **** и ООО «****» распорядительных писем о перечислении денежных средств в интересах ООО «Раско» на расчетные счета третьих лиц, тем самым в период с 09 по 25 июня 2018 года включительно, умышленно вывел из-под государственного контроля денежные средства ООО «Раско» в сумме 13 167 801 рубль 47 копеек, что в соответствии с примечанием к ст.170.2 УК РФ является особо крупным размером, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание имеющейся у ООО «Раско» недоимки по налогам и страховым взносам.

Судом апелляционной инстанции, как и судом первой инстанции, не установлено признаков крайней необходимости в действиях М-ва В.Н., поскольку его действия не были направлены на предотвращение или устранение опасности, угрожающей интересам общества или государства. Кроме того, с учетом имеющихся ликвидных активов, наличия дебиторской задолженности значительно превышающей задолженность по налогам и страховым взносам, а также предусмотренной налоговым законодательством процедуры отсрочки или рассрочки уплаты налога, реструктуризации долга, о существовании которой осужденный знал и не предпринял никаких действий в данном направлении, он имел возможность произвести полную оплату налоговой задолженности в инкриминированный период времени. Однако, несмотря на это, фактически совершаемые осужденным действия свидетельствуют о том, что они были направлены на обеспечение рентабельности и финансового благополучия руководимой им организации.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, в том числе, виновность М-ва В.Н. в содеянном, форма вины, мотив совершения преступления, судом установлены и мотивированно отражены в приговоре.

Всем доказательствам, исследованным в ходе судебного разбирательства, приведенным в приговоре, как каждому в отдельности, так и в их совокупности, суд, вопреки доводам защитника, дал надлежащую оценку. При этом суд привел в приговоре мотивы, по которым принял одни доказательства и отверг другие. Оснований не согласиться с приведенной судом аргументацией суд апелляционной инстанции не находит.

Таким образом, тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины М-ва В.Н., дал правильную юридическую оценку его действиям, квалифицировав их по ч. 2 ст. 199.2 УК РФ, как сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и страховым взносам, в особо крупном размере.

Иные доводы, приведенные стороной защиты в обоснование своей правовой позиции применительно к постановленному обвинительному приговору, также не являются основаниями к его изменению или отмене.

При определении вида и размера назначенного осужденному наказания суд в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 43, 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства его совершения, данные о личности виновного, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Судом учтено, что М-в В.Н. ранее не судим, на учете у врача-нарколога и врача-психиатра не состоит, к административной ответственности не привлекался, по месту жительства характеризуется удовлетворительно. Также суд принимает во внимание состояние здоровья и возраст подсудимого.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Таким образом, все юридически значимые обстоятельства, данные о личности осужденного и обстоятельства совершения им преступления, которыми располагал суд первой инстанции, исследовались, отражены в приговоре и в полной мере учитывались судом при назначении наказания.

В целях восстановления социальной справедливости, суд пришел к правильному выводу о возможности назначения осужденному наказания в виде штрафа. При этом в соответствии с ч. 3 ст. 46 УК РФ размер штрафа определен судом с учетом материального положения подсудимого.

Правовых оснований для изменения категории преступлений на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ, с учетом фактических обстоятельств совершения преступления, характера и степени его общественной опасности, личности виновного, у суда не имелось.

Каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного деяния, что в свою очередь могло бы свидетельствовать о необходимости назначения осужденному наказания с учетом положений ст. 64 УК РФ, судом первой инстанции не установлено. Не усматривает таковых и суд апелляционной инстанции.

При таких обстоятельствах, назначенное наказание в виде штрафа полностью отвечает целям восстановления социальной справедливости, исправления осужденного, предупреждения совершения им новых преступлений, соразмерно тяжести содеянного, данным о личности.

По изложенным основаниям апелляционная жалоба адвоката удовлетворению не подлежит.

Нарушений норм материального или процессуального права, влекущих на основании ст. 389.15 УПК РФ отмену или изменение приговора, по материалам дела судом апелляционной инстанции не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

определил:

приговор Гусь-Хрустального городского суда Владимирской области от 3 марта 2021 года в отношении М-ва В. Н. оставить без изменения, апелляционную жалобу адвоката Фомина М.А. – без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано во Второй кассационный суд общей юрисдикции в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ, через Гусь-Хрустальный городской суд Владимирской области в течение 6 месяцев со дня его вынесения, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии апелляционного определения. В случае пропуска указанного срока или отказа в его восстановлении кассационная жалоба подается непосредственно в суд кассационной инстанции.

Осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в судебном заседании суда кассационной инстанции.

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Только суть

практика по налоговым преступлениям.

ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛ

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images