Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » При разрешении ходатайств не приведены ни правовые, ни фактические мотивы отказа в назначении экспертиз, что искажает смысл правосудия. Из Обзора судебной практики Верховного Суда Республики Мордовия по уголовным делам за 1 полуг. 2021 г. (22.07.21)

При разрешении ходатайств не приведены ни правовые, ни фактические мотивы отказа в назначении экспертиз, что искажает смысл правосудия. Из Обзора судебной практики Верховного Суда Республики Мордовия по уголовным делам за 1 полуг. 2021 г. (22.07.21)

22 июль 2021
159
Одним из принципов уголовного судопроизводства является законность при производстве по уголовному делу, которая предполагает, что определения суда, постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ч. 4 ст. 7 УПК РФ).

Приговором Пролетарского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 08.02.2021 Р. осужден по ч. 3 ст. 160 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 160 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев.

Согласно ч. 2 ст. 297 УПК РФ приговор суда признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Приговор в отношении Р. указанным требованиям в полной мере не соответствует.

В силу ч. 1 ст. 256 УПК РФ по вопросам, рассматриваемым судом во время судебного заседания, суд выносит определения или постановления, которые подлежат оглашению в судебном заседании.

Одним из принципов уголовного судопроизводства является законность при производстве по уголовному делу, которая предполагает, что определения суда, постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ч. 4 ст. 7 УПК РФ).

В соответствии со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах каждый при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, исходя из презумпции невиновности обвиняемого и предоставлении ему и его защитнику процессуальных возможностей по отстаиванию своей позиции. Реализация права на справедливое судебное разбирательство невозможна, если суд не выслушал и не оценил по существу все аргументы, представленные в ходе судебного процесса его участниками со стороны обвинения и защиты, и не обеспечил им равные процессуальные права.

Требование справедливого правосудия предполагает обязательность фактического и правового обоснования принимаемых судебных решений, в том числе обоснования отказа в удовлетворении ходатайства. Предписания уголовно-процессуального закона не предоставляют суду возможность игнорировать или произвольно отклонять доводы сторон, не приводя фактические и правовые мотивы отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку мотивировка решения суда во всяком случае должна основываться на рассмотрении конкретных обстоятельств, нашедших отражение в материалах дела и дополнительно представленных сторонами материалах, а также на нормах материального и процессуального права, – иначе не может быть обеспечено объективное и справедливое разрешение уголовного дела. 

Конституционно-правовой смысл предписаний УПК РФ, обязывающих мотивировать судебные решения, обусловлен также взаимосвязанными конституционными принципами состязательности, равноправия сторон в судопроизводстве и презумпции невиновности, из которых следует, что эти решения могут быть вынесены только после рассмотрения и опровержения доводов, выдвигаемых стороной защиты. Отказ от рассмотрения и оценки обоснованности доводов защиты создает преимущества для стороны обвинения, искажает содержание ее обязанности по доказыванию обвинения и опровержению сомнений в виновности лица, позволяя игнорировать подтверждающие эти сомнения данные. Это не согласуется с конституционными принципами состязательного правосудия, включая строгое разграничение функций обвинения и суда, обеспечивающее независимое и беспристрастное рассмотрение и разрешения дела.

В ходе судебного следствия по уголовному делу в отношении Р. стороной защиты было заявлено 6 ходатайств о назначении судебных экспертиз с приведением доводов о необходимости постановки перед экспертами вопросов, требующих специальных познаний.

Разрешая данные ходатайства без удаления в совещательную комнату, суд первой инстанции сослался лишь на то, что «судебное разбирательство проводится полно и объективно, в связи с чем суд не усматривает оснований для назначения экспертизы». В некоторых случаях суд дополнительно сослался на то, что «обеим сторонам предоставлена возможность представления доказательств» либо «назначение данной экспертизы приведет к затягиванию судебного разбирательства». 

Таким образом, судом при принятии решения по данным ходатайствам не приведены ни правовые, ни фактические мотивы отказа в назначении экспертиз, что искажает смысл правосудия.

По аналогичным мотивам отклонено значительное число ходатайств стороны защиты о вызове для допроса свидетелей, истребовании и (или) приобщении к материалам уголовного дела документов, подтверждающих, по мнению данной стороны, невиновность Р. в совершении инкриминированных ему деяний.

Кроме того, практически в конце судебного следствия произведена замена защитника в связи с приостановлением статуса адвоката Г. Вступивший в процесс защитник К. заявил ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания в части показаний свидетелей в связи с необходимостью подготовки к судебным прениям. Суд первой инстанции отклонил данное ходатайство со ссылкой на то, что протокол судебного заседания будет изготовлен в полном объеме по окончании рассмотрения дела. 

Между тем, даже и в случае изготовления единого протокола, суд не был лишен возможности предоставить вступившему в дело защитнику для ознакомления имевшиеся части аудиопротокола, который велся судом, либо предложить защитнику ознакомиться с аудиозаписями, о намерении производить которые Р. заявлял в подготовительной части судебного заседания.

Судом по делу допущены и иные нарушения уголовно-процессуального закона.

Так, подсудимым Р. в судебном заседании было заявлено ходатайство о повторном допросе представителя потерпевшего Д. Суд отказал в удовлетворении данного ходатайства, несмотря на то, что представитель потерпевшего находился в зале судебного заседания и для его допроса не требовалось откладывать судебное заседание.

Судом первой инстанции по ходатайству государственного обвинителя был исследован протокол очной ставки между свидетелем М. и подозреваемым Р. в части показаний свидетеля (его содержание приведено в приговоре). При этом судом не было учтено, что очная ставка является формой одновременного допроса двух лиц и для оглашения протокола очной ставки необходимы основания, предусмотренные ст. ст. 276, 281 УПК РФ, на которые суд не сослался при принятии решения. Не были они указаны и государственным обвинителем при заявлении ходатайства.

Определением судебной коллегии приговор в отношении Р. отменен с передачей уголовного дела в тот же суд в ином составе суда со стадии подготовки к судебному заседанию (определение № 22611 от 31.05.2021).

Похожая практика:

Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив