Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 199.2 УК РФ » Изменение срока платежей, наличие помимо дебиторской задолженности иного имущества, превышающего недоимку, не скрываемого от принудительного взыскания, проигнорированы. Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 16.02.2022 №22-413/22

Изменение срока платежей, наличие помимо дебиторской задолженности иного имущества, превышающего недоимку, не скрываемого от принудительного взыскания, проигнорированы. Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 16.02.2022 №22-413/22

16 февраль 2022
115
Волгоградский областной суд в составе председательствующего судьи Ростовщиковой О.В., судей: Осадчего Я.А., Шевцовой Е.Н., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Турутиной О.А., с участием прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры Волгоградской области Банарь А.А., защитника осужденного Б-на А.Г. – адвоката Соловьева В.Ю., представившего удостоверение № 8461 и ордер № 27 от 16 февраля от 2022 года, рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Б-на А.Г. и его защитника-адвоката Соловьева В.Ю. на приговор Светлоярского районного суда Волгоградской области от 30 сентября 2021 года, которым Б-н А. Г., родившийся <.......> осужден по ч. 2 ст. 199.2 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Б-ну А.Г. наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года, с возложением на него следующих обязанностей: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных; ежемесячно, 1 раз в месяц в установленные специализированным государственным органом дни проходить регистрацию в указанном органе.

До вступления приговора в законную силу мера пресечения в отношении Б-на А.Г. оставлена прежней - в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Разрешен вопрос по вещественным доказательствам.

Заслушав доклад судьи Осадчего Я.А., выслушав защитника осужденного Б-на А.Г. - адвоката Соловьева В.Ю., поддержавшего доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Банарь А.А., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, суд

у с т а н о в и л:

Б-н А.Г. осуждён за сокрытие денежных средств организации, за счёт которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, совершенном в особо крупном размере.

Преступление им совершено в <адрес> при следующих обстоятельствах (более подробно изложены в приговоре).

ДД.ММ.ГГГГ <.......> зарегистрировано в качестве юридического лица за основным государственным регистрационным номером № <...> и с указанной даты поставлено на налоговый учет в межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России № <...> по <адрес>, расположенной по адресу: <адрес>, р.<адрес> Яр, <адрес> (далее по тексту – МИ ФНС № <...> России по <адрес>) с присвоением индивидуального номера налогоплательщика № <...> <.......> располагается по адресу: <адрес>, стр.1 «б», и применяет общую систему налогообложения.

Основным видом деятельности <.......> является разведение сельскохозяйственной птицы.

Единственный участник (учредитель) <.......> – <.......> (ИНН № <...>), зарегистрированное в Едином государственном реестре юридических лиц ДД.ММ.ГГГГ за основным государственным регистрационным номером № <...> находящееся с ДД.ММ.ГГГГ на учете в Инспекции ФНС России № <...> по <адрес>. С ДД.ММ.ГГГГ участником (учредителем) <.......> с долей участия 99% является Б-н А.Г.

В период ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ генеральным директором <.......> являлся Свидетель №1, однако фактическое руководство Обществом в указанный период времени осуществлял Б-н А.Г.

Б-н А.Г., являясь фактическим руководителем <.......>, осуществлял контроль за принятием основных решений в данной организации, определял приоритетные направления деятельности <.......>, контролировал движение денежных средств Общества и давал обязательные для исполнения указания об их перечислении в адрес контрагентов, издавал приказы и распоряжения, касающиеся вопросов финансово-хозяйственной деятельности Общества, премировании сотрудников, организации производственного процесса, бухгалтерской и налоговой отчетности <.......>.

Он же, являясь фактическим руководителем <.......>, единолично определял цели расходования денежных средств <.......>, а также ежедневно контролировал все осуществляемые платежи в адрес контрагентов Общества.

За период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ у <.......> образовалась задолженность по уплате налога на добавленную стоимость за 2, 3 кварталы 2018 года, налога на прибыль организации за 2018 год, налога на доходы физических лиц за 4 квартал 2017 года, 1, 2, 3 квартал 2018 года, налога на имущество организаций за 3 квартал 2018 года, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2016 год, 2017 год и 2018 год, страховых взносов на обязательное медицинское страхование за 2016 год, 2017 год и 2018 год, страховых взносов на обязательное социальное страхование по временной нетрудоспособности и в связи с материнством.

В указанный период времени в связи с отсутствием добровольной оплаты задолженности, в установленный налоговым законодательством срок, в адрес должника в соответствии со ст.ст. 45 и 69 НК РФ Межрайонной ИФНС России № <...> по <адрес> выставлены требования об уплате налога, сбора, страховых взносов, пеней, штрафов, процентов на общую сумму 50480693,52 руб., в том числе недоимки по налогам, сборам, страховым взносам в размере 48003708,16 руб., которые направлены в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в адрес <.......> и получены последним посредством телекоммуникационного канала связи в электронном виде.

В ходе применения мер принудительного взыскания задолженности по налоговым платежам, в соответствии со статьей 46 НК РФ, МИ ФНС России № <...> по <адрес> приняты решения о взыскании с <.......> налога, сборов, страховых взносов за счет денежных средств, находящихся на счетах в банках, а также электронных денежных средств на общую сумму 40 597 779,15 руб., (в том числе основной долг – 35 974 120,72 руб.), которые направлены в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в адрес <.......> и получены последним посредством телекоммуникационного канала связи в электронном виде.

Помимо указанных мер принудительного взыскания задолженности по налоговым платежам, МИ ФНС России № <...> по <адрес> в соответствии со статьей 47 НК РФ вынесены постановления о взыскании налогов, сборов, пеней и штрафов за счёт имущества налогоплательщика, в том числе по основному долгу на сумму 35093032 руб., которые в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ направлены в адрес <.......> и получены последним посредством телекоммуникационного канала связи в электронном виде.

В связи с неисполнением требований об уплате налогов и решений о взысканиях, МИ ФНС России № <...> по <адрес> на основании ст.76 НК РФ вынесены решения о приостановлении всех расходных операций по расчетным счетам <.......>.

На основании требований об уплате налогов, сборов, страховых взносов, решений о взыскании налогов, сборов, страховых взносов за счет денежных средств налогоплательщика и решений о приостановлении операций по счетам налогоплательщика, налоговым органом выставлены инкассовые поручения на списание и перечисление налогов, сборов, страховых взносов в бюджет на сумму 23 153 536,75 руб., действующие в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, на расчетные счета <.......>, открытые в финансово-кредитных организациях.

Указанные инкассовые поручения в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, выставлены и направлены посредством телекоммуникационного канала связи в электронном виде в адрес финансово-кредитных учреждений и <.......>, которые были не исполнены.

Таким образом, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ МИ ФНС России № <...> по <адрес> предприняты все меры, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, направленные на принудительное взыскание задолженности по налогам, сборам и страховым взносам.

Б-н А.Г., будучи осведомлённым, что в связи с имеющейся задолженностью по уплате налогов, сборов и страховых взносов, МИ ФНС России № <...> по <адрес> вынесены решения о приостановлении всех расходных операций по расчётным счетам <.......>, а также выставлены инкассовые поручения на расчётные счета Общества, понимая, что в случае перечисления на них контрагентами-должниками денежных средств, они могут быть списаны в счёт погашения недоимки по налогам, сборам и страховым взносам. Примерно в начале апреля 2018 года он решил сокрыть денежные средства организации, за счёт которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам. В целях сокрытия указанных денежных средств, Б-н А.Г. принял решение вести финансово-хозяйственную деятельность <.......> через счета третьих лиц путем направления соответствующих распорядительных писем в адрес контрагентов-покупателей Общества.

Действуя в рамках своего преступного умысла, в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ фактический руководитель <.......> Б-н А.Г., находясь в <адрес>, более точный адрес не установлен, зная о необходимости своевременно и в полном объёме исчислять и уплачивать установленные законом налоги, сборы и страховые взносы, будучи уведомлённым об имеющейся задолженности и об установленном сроке её погашения, руководствуясь корыстными побуждениями, умышленно, осознавая общественную опасность и противоправный характер своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно-опасных последствий в виде сокрытия денежных средств и желая этого, в нарушение требований ст.ст.45, 46 НК РФ, ст.855 ГК РФ давал устные и письменные указания об обязательном согласовании с ним всех платежных операций <.......> за текущий день, самостоятельно выбирая цели расходования денежных средств данного Общества в соответствии с установленной им формой реестров ежедневных платежей, на основании которых главный бухгалтер <.......> Свидетель №2, либо должностные лица <.......>, заменяющие её, должны были ежедневно подготавливать распорядительные письма в адрес контрагентов-дебиторов о перечислениях денежных средств, подлежащих перечислению на расчётный счёт <.......>, в адрес контрагентов-кредиторов последнего, минуя его расчётные счета в счёт поставляемой продукции, в рамках заключенных между ними договоров.

В рабочее время, в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, Свидетель №2, не осведомлённая о преступных действиях Б-на А.Г., во исполнение письменных и устных указаний последнего, находясь на своём рабочем месте в офисе <.......> по адресу: <адрес>, стр. 1 «б», изготавливала самостоятельно либо поручала подготовку писем с просьбой оплаты контрагентами задолженности <.......> перед третьими лицами минуя расчётные счета <.......> иным бухгалтерам Общества, которые также, будучи не осведомленными о преступных действиях Б-на А.Г., составляли указанные письма.

Затем, в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, указанные распорядительные письма с просьбой оплаты контрагентами задолженности <.......> перед третьими лицами минуя расчётные счета <.......> во исполнение согласованных Б-ным А.Г. реестров ежедневных платежей и в виду необходимости выполнения указаний последнего о необходимости оплаты в адрес контрагентов <.......>, подписывались от имени генерального директора <.......> Свидетель №1, либо от имени заместителя генерального директора по экономике и финансам <.......> Свидетель №4, главного бухгалтера <.......> Свидетель №2, не осведомлённых о преступных действиях фактического руководителя Общества Б-на А.Г. После подписания, указанные распорядительные письма заверялись печатью <.......> и направлялись в адрес ООО «<.......> ИНН № <...>, ООО «<.......>» ИНН № <...>, ООО «№ <...>» ИНН № <...>, ООО «<.......>» ИНН № <...>, ООО «№ <...>» ИНН № <...>, ООО «<.......> ИНН № <...>, ООО «<.......>» ИНН № <...>

Таким образом, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в адрес контрагентов-дебиторов были направлены распорядительные письма на общую сумму 75 7422 140,35 руб.

Соответственно, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, минуя расчётные счета <.......>, вышеуказанными организациями по распорядительным письмам переведены в адрес контрагентов-кредиторов <.......> денежные средства в размере 759317340,24 руб., при этом сумма неисполненных инкассовых поручений, направленных МИ ФНС России № <...> по <адрес> на расчётные счета <.......> на взыскание налогов, страховых взносов на обязательное пенсионное и медицинское страхование по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ составила 23153383,75 руб.

В результате вышеизложенного, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ фактический руководитель <.......> Б-н А.Г., имея реальную возможность осуществить уплату имеющейся у предприятия недоимки по налогам, страховым взносам в бюджет, которая по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ составила 23153383,75 руб. (основной долг) и, одновременно, располагая денежными средствами в размере 759317340,24 руб., находящимися на расчётных счетах контрагентов и принадлежащих <.......>, расходовал их на иные цели, не связанные с уплатой налогов, сборов и страховых взносов, тем самым сокрыл указанные денежные средства организации, за счёт которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, что в соответствии с примечанием к ст. 170.2 УК РФ, признаётся особо крупным размером.

В судебном заседании суда первой инстанции осуждённый Б-н А.Г. вину в инкриминируемом преступлении не признал, пояснив, что он является учредителем ООО <.......>» и <.......>, который также является учредителем <.......>. Фактическим руководителем <.......> он не является. Реестры платежей направлялись в ООО <.......> только для контроля за хозяйственно-финансовой деятельностью данной организации. О том, что в период 2018 года платежи осуществлялись <.......> по письмам и оплату за счёт контрагентов, он не знал. Когда он узнал о недоимке по налогам, то приложил максимум усилий для быстрейшего её погашения, в том числе остаток по мировому соглашению погасил собственными средствами. Указаний, направленных на сокрытие денежных средств и имущества, за счёт которых должно быть произведено взыскание по налогам, сборам и страховым взносам, руководителям <.......> он не давал.

В апелляционной жалобе осужденный Б-н А.Г. указывает на невиновность в совершении инкриминируемого деяния, поскольку после утверждения судом мирового соглашения налоговая инспекция изменила сроки погашения недоимки по налогам, а в установленный срок он лично погасил задолженность, что подтвердил в судебном заседании представитель потерпевшего. Утверждает, что он не являлся руководителем <.......> и ссылается на показания свидетелей, которые подтвердили, что руководство названной организацией осуществлял Свидетель №1 Обращает внимание на то, что в материалах дела отсутствуют доказательства совершения какого-либо преступления. Просит приговор суда отменить, его оправдать.

В апелляционной жалобе защитник осужденного Б-на А.Г. адвокат Соловьев В.Ю. считает приговор подлежащим отмене ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.
Утверждает, что стороной обвинения не представлено доказательств, подтверждающих виновность Б-на А.Г., и оспаривает квалификацию содеянного последним по ст. 199.2 УК РФ, настаивая на отсутствии признаков данного преступления, поскольку определением Арбитражного суда <адрес> утверждено мировое соглашение, согласно которому изменен срок уплаты обязательных платежей. Данное соглашение исполнено в полном объёме и имеет преюдициальное значение.

Отмечает, что в период вменённых Б-ну А.Г. действий, у <.......>, помимо активов в виде дебиторской задолженности, имелось иное имущество, превышающее размер недоимки, которое от принудительного взыскания не скрывалось. Установленные органами следствия действия <.......> были направлены на погашение недоимки по налогам, что свидетельствует об отсутствии умысла на совершение инкриминируемого деяния.

Выводы суда о том, что Б-н А.Г. является фактическим руководителем <.......>, не соответствует фактическим обстоятельствам дела, поскольку допрошенные свидетели подтвердили, что текущее руководство обществом осуществлял Свидетель №1

Указывает, что судом первой инстанции надлежащим образом не оценены доводы стороны защиты об оговоре подзащитного со стороны свидетеля Свидетель №1, поскольку первоначально последний сообщал о том, что сам осуществлял руководство <.......>, а затем изменил свои показания непосредственно перед прекращением уголовного дела в отношении него. Отмечает, что при наличии существенных противоречий судом незаконно отказано в оглашении показаний свидетеля Свидетель №1 на предварительном следствии, в связи с чем суд первой инстанции проявил предвзятость и необъективность. Обращает внимание на то обстоятельство, что Свидетель №1 ранее имел по делу статус подозреваемого, а потому не мог быть допрошен в качестве свидетеля. Оспаривает положенные в основу приговора показания данного свидетеля от ДД.ММ.ГГГГ, поскольку они получены вне рамок судебного заседания. Так, в судебном заседании от ДД.ММ.ГГГГ был объявлен перерыв до ДД.ММ.ГГГГ, однако в дальнейшем без принятия какого-либо процессуального решения, без уведомления других участников процесса, в том числе защитника Поликашиной О.В., суд приступил к допросу Свидетель №1

Указывает на нарушения требований ст. 281 УПК РФ при решении вопроса об оглашении показаний свидетеля Свидетель №4, так как законных оснований для этого не имелось. Кроме того, с указанным свидетелем у осуждённого не было очных ставок, а также не было возможности задавать вопросы и проверить его показания.

Между тем, в деле отсутствуют доказательства направления налоговым органом в адрес <.......> требований об уплате налога. Акцентирует внимание на том, что решения налогового органа, которые приняты судом как допустимые доказательства, не подписаны уполномоченным должностным лицом и не заверены гербовой печатью, что является незаконным, и указывает на неполноту представленных суду требований об уплате налога. Кроме того, выражает несогласие с расчётом размера задолженности по налогам.

Ссылается на то, что представленные стороной обвинения доказательства являются недопустимыми в связи с тем, что обвинение построено на заключении по исследованию документов <.......>. Считает, что также не может быть признано допустимым доказательством заключение по исследованию документов <.......> № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, поскольку оно составлено на основе документов, полученных незаконным путем, а также составлено путём сокрытия фактов, подтверждающих отсутствие состава преступления во вмененном подсудимому деянии. Обращает внимание, что заключением эксперта, привлеченного стороной защиты, установлена недостоверность, необоснованность и ошибочность данного заключения.

Кроме того, оспаривает положенное в основу приговора заключение специалиста-ревизора ПЛГ, поскольку его выводы основаны на документах, которые были изъяты и подменены органами предварительного расследования. Утверждает, что банковские выписки, на которые ссылается ревизор, получены органами предварительного расследования в нарушение законодательства об охране банковской тайны.

Считает, что заключение специалиста является недопустимым доказательством, поскольку основано на сведениях, зафиксированных на одном оптическом диске, однако органами предварительного следствия осмотрен и приобщен к делу иной диск, что отражено в протоколе осмотра. Оспаривает выводы специалиста, поскольку они основаны на документах, полученных незаконным путем.

Кроме того, считает недопустимым доказательством протокол допроса Б-на А.Г. в качестве свидетеля, поскольку последний являлся подозреваемым, а также доказательства, полученные органами предварительного следствия в результате обыска, поскольку нарушен порядок проведения названного следственного действия. Так, следователем незаконно отказано в допуске защитника к участию в обыске, в протоколе обыска отсутствуют индивидуальные признаки изъятых документов, а также электронной информации.

Вместе с тем, считает, что положенные в основу приговора письменные документы (копии приказов, распоряжений, письма, распечатки электронной почты и другие) также должны быть признаны недопустимыми доказательствами, поскольку они надлежащим образом не заверены. Протоколы осмотра электронного почтового ящика не составлялись, копирование информации не осуществлялось.

Протоколы осмотра и дополнительного осмотра документов и фототаблицы к ним, постановления о признании документов вещественными доказательствами являются недопустимыми доказательствами, поскольку в них отсутствовала подпись следователя на момент производства осмотра, фотофиксация фактически не проводилась, фототаблицы составлялись по истечении длительного времени после осмотров, понятые не участвовали, в протоколах отсутствуют подписи последних, тождественность документов, содержащихся в коробках, документам, полученным в ходе следственных действий, не установлена.

Сообщает о том, что судом первой инстанции оставлен без внимания тот факт, что в рамках судебного следствия было установлено, что протокол осмотра документов от ДД.ММ.ГГГГ и фототаблица к нему являются недопустимыми доказательствами, так как в них отсутствовала подпись следователя на момент производства осмотра. Также являются недопустимыми доказательствами протокол дополнительного осмотра документов от ДД.ММ.ГГГГ и фототаблица к нему (т.9 л.д.1-215), постановление о признании документов в качестве вещественных доказательств (т.9 л.д.216) поскольку в них отсутствует подпись следователя на момент следственного действия; протокол выемки документов от ДД.ММ.ГГГГ, поскольку в нём отсутствовала подпись понятого, что противоречит требованиям ст.166 УПК РФ. Ссылаясь на протоколы осмотров документов, считает, что они проведены с нарушением требований УПК РФ, без участия понятых и без фиксации хода осмотра при помощи технических средств.

Указывает, что в томе 11 представлены в никем не заверенных копиях документы, отсутствует заверительная надпись, подпись о месте хранения документов. Место нахождения оригиналов документов неизвестно и не установлено.

Полагает, что судом первой инстанции не учтено, что в изъятых органами следствия доказательств по делу документах, содержались доказательства, полностью исключающие вину подсудимого.

Ссылается на то, что к вещественным доказательствам по делу имел место несанкционированный доступ неустановленных лиц, в результате которого из числа вещественных доказательств были изъяты документы, подтверждающие невиновность подзащитного, и добавлены документы, происхождение и содержание которых не установлено. При этом на них ссылается в своём заключении специалист-ревизор. При этом, число документов в коробке № <...> и в коробке № <...> не соответствует числу документов, указанных в протоколах. Данный факт судом первой инстанции проигнорирован. Обоснованные сомнения в достоверности и законном происхождении документов, содержащихся в соответствующих коробках, ни обвинением, ни судом не опровергнуты.

Отмечает, что органами предварительного расследования нарушен порядок изъятия документов, признанных в качестве вещественных доказательств, так как осмотр документов, а равно фиксация следственного действия не проводилась, установить подлинное содержание документов в частности коробок № <...> и № <...> не представляется возможным. Кроме того, нарушен порядок описи и хранения документов, в связи с тем, что фактически опись документов произведена по истечении 6 месяцев с момента их изъятия, где и как хранились изъятые документы, судом не установлено.

Заявляет, что приговор не соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ, поскольку представляет собой дословное воспроизведение обвинительного заключения. Приговор не содержит описания преступного деяния, в нём не содержится мотивов, по которым суд отверг доказательства и доводы стороны защиты, отсутствует надлежащий анализ доказательств, представленных стороной обвинения. Утверждает, что на страницах 69-70 приговора суд приводит доводы со ссылкой на письменные документы, которые не исследовались в судебном заседании.

Ссылается на существенные нарушения УПК РФ, так как после постановления и оглашения вводной и резолютивной части приговора в него были внесены изменения в порядке, не предусмотренном законом, поскольку из аудиозаписи судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ следует, что судом в нарушении ст. 304 УПК РФ не указаны дата и место составления приговора, фамилия секретаря судебного заседания, государственных обвинителей, представителя потерпевшего, реквизиты ордеров и удостоверений защитников, данные, характеризующие личность подсудимого, неправильно оглашено отчество осужденного, по тексту приговора имеются дополнения, которые не были озвучены судьей.

Утверждает, что приговор в полном объеме не был изготовлен и подписан в совещательной комнате на день оглашения вводной и резолютивной частей приговора, он не был своевременно вручен стороне защиты, а на ходатайство об ознакомлении с полным текстом приговора им получен ответ о возможности это сделать только ДД.ММ.ГГГГ. Обращает внимание, что суд удалился в совещательную комнату ДД.ММ.ГГГГ в 16 часов 48 минут, а оглашен ДД.ММ.ГГГГ в 16 часов 48 минут, то есть, по мнению автора жалобы, судья физически не мог изготовить текст приговора в полном объёме.

Обращает внимание на незаконное и немотивированное отклонение ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору.

Считает, что протокол судебного заседания составлен с нарушением требований ст. 259 УПК РФ, так как он не соответствует аудиозаписи судебного заседания и содержит недостоверную и искаженную информацию.

Просит приговор отменить, подзащитного оправдать.

Проверив материалы дела, доводы апелляционных жалоб осужденного и его защитника, выслушав участников процесса, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Вывод суда о виновности осужденного в инкриминируемом деянии основан на надлежаще исследованных в судебном заседании доказательствах, должный анализ и правильная оценка которых даны в приговоре.

Представитель потерпевшего - МИ ФНС России по <адрес> № <...> ЦЮР показал, что в 2016-2018 году (период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ) у <.......> образовалась задолженность по уплате налогов на добавленную стоимость, на прибыль, на доходы физических лиц, на имущество организаций, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и на обязательное медицинское страхование. В связи с отсутствием добровольной оплаты задолженности, инспекцией были выставлены требования об уплате налога, сбора, страховых взносов, пеней, штрафов, процентов на общую сумму 50 480 693,52 руб., в том числе недоимки по налогам, сборам, страховым взносам в размере 48 003 708,16 руб. В связи с отсутствием оплаты по требованиям инспекцией приняты меры по безакцептному списанию задолженности, а также вынесены решения о взыскании с <.......> налога, сборов, страховых взносов за счёт денежных средств, находящихся на счетах в банках, на общую сумму 40 597 779,15 руб., (в том числе основной долг – 35 974 120,72 руб.). В кредитные организации направлены поручения на перечисление сумм налога в бюджетную систему Российской Федерации (инкассовые поручения) на списание и перечисление налогов, сборов, страховых взносов в бюджет на сумму 23 153 536,75 руб., действующие в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ между <.......> и МИ ФНС России № <...> по <адрес> заключено мировое соглашение, согласно которому под залог имущества, принадлежащего ООО «<.......> <.......> предоставлена рассрочка выплаты сложившейся задолженности на один год. В настоящее время мировое соглашение исполнено в соответствии с графиком платежей. Размер недоимки <.......> в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ составил 50480693 рубля 52 копейки.

Из показаний свидетеля Свидетель №1 следует, что к моменту его трудоустройства на должность генерального директора <.......> сложилась система оплаты по распорядительным письмам, которая была сформирована руководством группы компаний «<.......>». Собственником и фактическим руководителем ООО «<.......>» был Б-н А.Г., которым давались указания на подписания писем о взаиморасчетах с третьими лицами, в том числе с ООО «<.......>», ООО «<.......>», а также иными контрагентами, входившими в группу указанных компаний. Согласно приказу № <...> от ДД.ММ.ГГГГ, подписанному Б-ну А.Г., бухгалтерией формировались реестры платежей для <.......>, обязательные для исполнения. Он самостоятельно произвести какие-либо платежи не мог. Б-н А.Г. знал о наличии задолженности по налогам, сборам и страховым взносам у ООО «<.......>. ДД.ММ.ГГГГ между <.......> и МИФНС России № <...> по <адрес> в судебном порядке было заключено мировое соглашение, после которого были сняты обременения с расчётных счетов <.......>.

Свидетели ХЕВ, Свидетель №2, ССВ, ГТХ, Свидетель №4, АИН, КТА показали, что в 2016-2018 годах у <.......> образовалась задолженность по уплате налогов, в связи с этим налоговым органом принимались решения об обращении взыскания на имущество ООО <.......>», а также были арестованы расчетные счета. ООО «<.......>» погашал задолженность по налогам исключительно за счёт третьих лиц, являющихся контрагентами. Платежи от ООО «<.......>», иных юридических лиц были произведены на основании писем <.......>, подписанные Свидетель №1 На основании писем готовились реестры платежей. При подписании мирового соглашения о погашении задолженности по налогам, процентов, пени, штрафов Б-н А.Г. выступал как собственник ООО «<.......>». Несмотря на это, налоги были уплачены после установленного срока.

Свидетель ААА, КАА суду пояснили, что номинальным директором <.......> был Свидетель №1, который подписывал документы по распоряжению Б-на А.Г. Хозяйственной и финансовой деятельностью предприятия руководил Б-н А.Г., все решения <.......> принимались последним. Контроль платежей ООО <.......> осуществлялся путем направления в ООО <.......>» реестров платежей.

Из показаний свидетелей БАА, ПСС, Свидетель №5, СКВ, ПЕА, ШВВ, ПАА, Свидетель №6, КИА, НВВ, ГЕФ, КАИ, АИН следует, что возглавляемые (или представляемые) ими организации в 2016-2018 годах имели хозяйственные отношения с <.......>. Денежные средства за поставленную продукцию по просьбам его руководства, изложенным в письмах, они направляли не на расчётные счета <.......>, а на счета других указанных им организаций в связи с арестом расчётных счетов. Из приходящих реестров было известно о наличии задолженностей <.......> по налогам и сборам, указанные сведения отражались в данных реестрах.

Кроме того, виновность Б-н А.Г. в совершённом преступлении также подтверждается:

- материалами оперативно-розыскной деятельности, проведённой в ходе оперативно-розыскных мероприятий «<.......> согласно которым собраны сведения, касаемо вступления в должность генерального директора <.......> Свидетель №1, образования задолженности у Общества по уплате налогов, сборов и страховых взносов в бюджет, получены сведения из налогового органа о состоянии расчетов <.......> и иной информации, проанализированы сведения и документы относительно финансово-хозяйственной деятельности <.......> (т. <.......>

- протоколом обыска от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому в ходе обыска в офисе <.......>, расположенном по адресу: <адрес>, стр.1 «б», обнаружены и изъяты платежные поручения, письма <.......> в адрес организаций с просьбой о перечислении денежных средств контрагентам <.......>

- протоколом обыска от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому в ходе обыска в офисе <.......>, расположенном по адресу: <адрес>, стр.1 «б», обнаружены и изъяты предметы и документы, а также электронные носители информации <.......>
- заключением по исследованию документов <.......> от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ установлена сумма неисполненных инкассовых поручений, направленных налоговым органом на расчётные счета общества на взыскание страховых взносов на обязательное пенсионное и медицинское страхование в размере 23153383,75 руб., при этом за указанный период от ООО <.......>» ИНН № <...> ООО «<.......>» ИНН № <...> ООО «<.......>» ИНН № <...>, ООО «<.......>» ИНН № <...>, ООО «<.......>» ИНН № <...> ООО «<.......>» ИНН № <...>, ООО «<.......> ИНН № <...>, ООО «<.......>» ИНН № <...>, ООО «<.......>» ИНН № <...>, с назначением платежа «оплата за <.......> перечислены денежные средства в размере 759317340,24 руб. <.......>

- документацией, содержащей письма <.......> в адрес контрагентов о перечислении денежных средств напрямую в адрес кредиторов <.......>, минуя расчётные счета последних, а также копиями платёжных поручений <.......> в адрес контрагентов о перечислении денежных средств напрямую в адрес кредиторов <.......>, минуя расчётные счета последних; бухгалтерской документацией, платежными поручениями, реестрами платежей <.......> в адрес контрагентов, протоколами осмотра изъятой в ходе предварительного расследования документации, а также иными письменными и вещественными доказательствами, исследованными в ходе судебного разбирательства.

Указанные доказательства полно и объективно исследованы в ходе судебного разбирательства, их анализ, а равно оценка, подробно изложены в приговоре, поэтому доводы апелляционных жалоб о том, что приговор является незаконным и необоснованным, а выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, суд апелляционной инстанции находит несостоятельными.

Все собранные по делу доказательства в совокупности суд признал достаточными для разрешения дела по существу, имеющиеся противоречия устранил и обоснованно пришёл к выводу о доказанности вины Б-на А.Г. в совершении инкриминированного ему деяния. Неустранённых существенных противоречий в исследованных судом доказательствах, которые бы требовали их истолкования в пользу осужденного, не имеется.

У суда не имелось оснований не доверять показаниям указанных свидетелей обвинения, поскольку их показания согласуются между собой и подтверждаются доказательствами, имеющимися в материалах дела и изложенными в приговоре, на основании которых судом и установлены фактические обстоятельства дела.

Суд апелляционной инстанции не усматривает в показаниях свидетеля Свидетель №1, данных им на стадии предварительного и судебного следствия, каких-либо значительных противоречий, которые указывали бы на их недостоверность или могли бы повлиять на правильность принятого судом решения, как указано на это в апелляционных жалобах. Каких-либо данных, свидетельствующих о заинтересованности свидетеля Свидетель №1 в исходе дела при даче им показаний в отношении Б-на А.Г., либо об оговоре последнего, в том числе с целью избежать уголовной ответственности, по делу не имеется, в связи с чем доводы жалобы в этой части нельзя признать состоятельными. При этом, факт прекращения уголовного преследования в отношении Свидетель №1 не свидетельствует о том, что последним были даны недостоверные показания.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, выводы суда о виновности, наличии умысла Б-на А.Г. в сокрытии денежных средств организации, за счёт которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах, сборах и страховых взносах, должно было быть произведено взыскание недоимки по налогам и страховым взносам, в особо крупном размере, о фактическом руководстве последним <.......>, при изложенных в приговоре обстоятельствах, подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, приведённых в приговоре, которым суд в соответствии со ст. 88 УПК РФ дал оценку как каждому в отдельности, так и в совокупности с точки зрения относимости, достоверности и допустимости.

Судом первой инстанции достоверно установлено, что Б-н А.Г., являясь фактическим руководителем <.......>, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, имея реальную возможность осуществить уплату имеющейся у предприятия недоимки по налогам, страховым взносам в бюджет, которая по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ составила 23153383,75 руб. (основной долг) и, одновременно, располагая денежными средствами в размере 759317340,24 руб., находящимися на расчётных счетах контрагентов и принадлежащих <.......>, расходовал их на иные цели, не связанные с уплатой налогов, сборов и страховых взносов, тем самым сокрыл указанные денежные средства организации, за счёт которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, что в соответствии с примечанием к ст. 170.2 УК РФ, признается особо крупным размером.

В соответствии с определением Конституционного суда РФ от 30.06.2020г. N 1388-О положения ст. 199.2 УК РФ подлежат применению во взаимосвязи с положениями Общей части УК РФ, в том числе определяющими принцип и формы вины, основание уголовной ответственности (ст. ст. 5, 8, 24 и 25). Соответственно, ст. 199.2 УК РФ признает составообразующим применительно к предусмотренному ею преступлению только такое деяние, которое совершается с умыслом, направленным на избежание взыскания недоимки по налогам, сборам, страховым взносам. Это определяет необходимость в каждом конкретном случае уголовного преследования доказать не только наличие у организации или индивидуального предпринимателя денежных средств или имущества, за счёт которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, но и то, что эти средства были намеренно сокрыты с целью уклонения от взыскания недоимки.

Согласно п. 21 постановления Пленума Верховного суда РФ от 26.11.2019 г. N 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления» при рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных ст. 199.2 УК РФ, судам надлежит устанавливать не только наличие у организации денежных средств или имущества, за счёт которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, но и обстоятельства, свидетельствующие о том, что указанные денежные средства и имущество были намеренно сокрыты с целью от взыскания недоимки. При этом, уголовная ответственность по данной статье может наступить после истечения срока, установленного в полученном требовании об уплате налога, сбора, страхового взноса. (ст. 69 НК РФ).

Состав преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, возможен в случае, если размер недоимки по налогам, сборам и страховым взносам равен сумме сокрытых денежных средств или стоимости сокрытого имущества в крупном размере или больше. Крупный и особо крупный размер неуплаченного налога и, соответственно, сокрытых денежных средств или имущества от его уплаты определен в примечании к ст. 170.2 УК РФ.

Полученными в ходе предварительного и судебного следствия доказательствами установлено, что <.......> осуществляло свою финансово-экономическую деятельность через третьи лица. Конечным бенефициаром ООО «<.......>» и ООО «<.......>» являлся Б-н А.Г., поскольку данные компании входили в группу компаний <.......>». Фактическое управление и распоряжение основными средствами и денежными средствами <.......> осуществлялось непосредственно Б-ным А.Г.

Фактическая задолженность ООО «<.......>» перед <.......> на сумму 80172577,53 рублей указывала на согласованные действия фактического руководства ООО «<.......>», направленные на вывод денежных средств из <.......> и консолидации всех средств в своих руках для личных целей.

Б-н А.Г. лично давал указания об исполнении его распоряжений всей группе компаний «Белый Фрегат», в которую входит <.......>, с обязательным требованием согласования реестров ежедневных платежей и иных основополагающих операций по движению денежных средств каждой из фирм.

Указанные в распорядительных документах обстоятельства подтверждают выводы о фактическом руководстве <.......> со стороны Б-на А.Г., который вопреки требованиям законодательства РФ, зная о наличии задолженности перед налоговым органом, а также принятыми принудительными мерами о взыскании задолженности, направлял денежные средства <.......> по своему усмотрению, минуя расчётные счета данной компании.

Б-н А.Г. лично давал распоряжения об обязательном направлении реестров ежедневных платежей для их согласования и последующего исполнения директорами обществ, входящих в группу компаний.

Произведённые оплаты осуществлялись третьими лицами, не на расчётный счёт <.......>, а на счёт кредитора последнего, тем самым, исключая возможность списания денежных средств по инкассовым поручениям в качестве погашения задолженности <.......> по налогам, сборам и страховым взносам.

Данные обстоятельства подтверждаются исследованными по уголовному делу доказательствами, в том числе показаниями представителя потерпевшего - МИ ФНС России по <адрес> № <...> ЦЮР, свидетелей Свидетель №1, ХЕВ, Свидетель №2, ССВ, ГТХ, Свидетель №4, АИН, КТА, БАА, ПСС, Свидетель №5, СКВ, ПЕА, ШВВ, ПАА, Свидетель №6, КИА, НВВ, ГЕФ, КАИ, АИН, иных лиц, материалами оперативно-розыскной деятельности и другими доказательствами, положенными в основу приговора. Оснований для иной оценки исследованных по уголовному делу доказательств, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Обоснование мотивов, по которым судом были признаны неубедительными и отвергнуты показания осуждённого Б-на А.Г. о своей невиновности, приведено в приговоре, с которой соглашается суд апелляционной инстанции.

Сам осуждённый не отрицает, что знал о том, что в связи с невыполнением обязанности по уплате налогов и сборов, ИФНС вынесены решения о принудительном взыскании с <.......> недоимки по налогам, сборам и страховым взносам, в связи с чем предпринял меры по погашению задолженности по указанным платежам.

Доводы жалобы защитника о том, что в период вменённых Б-ну А.Г. действий у <.......> помимо активов в виде дебиторской задолженности имелось иное имущество, превышающее размер недоимки, которое от принудительного взыскания не скрывалось, а последним предпринимались действия, направленные на погашение недоимки по налогам, сборам и страховым взносам, не могут служить основанием для вывода об отсутствии у Б-на А.Г. умысла на совершение преступления, поскольку последним были сокрыты денежные средства, вырученные от реализации товаров, за счёт которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам.

При таких обстоятельствах, оснований сомневаться в выводах суда о направленности умысла осуждённого Б-на А.Г. на сокрытие денежных средств организации, совершённом в особо крупном размере, у суда апелляционной инстанции не имеется.

Ссылка стороны защиты на то, что руководство <.......> осуществлял Свидетель №1, в силу чего Б-н А.Г. не может быть привлечен к уголовной ответственности за сокрытие денежных средств организации, является несостоятельной. То обстоятельство, что деятельностью <.......> фактически руководил Б-н А.Г., подтверждается показаниями свидетелей Свидетель №1, ААА, КТА, а также другими доказательствами по делу.

Доводы жалоб о том, что мировым соглашением от ДД.ММ.ГГГГ изменены сроки уплаты налогов, не могут служить основанием для вывода о невиновности осуждённого Б-на А.Г., поскольку заключенное сторонами мировое соглашение об отсрочке погашения недоимки по налоговым и иным обязательным платежам лишь изменило порядок погашения задолженности, но не освободило и не могло освободить от обязанности ее выплачивать.

Кроме того, факт заключения указанного мирового соглашения был оценен судом первой инстанции в совокупности с другими собранными доказательствами по правилам ст. 88 УПК РФ, и иного доказательственного значения не имело. При этом, данное соглашение не опровергает выводы суда о виновности Б-на А.Г. в совершённом преступлении.

Помимо этого, фактические обстоятельства, установленные определением арбитражного суда, утвердившего мировое соглашение, на которое ссылается сторона защиты, не предопределяет выводы суда о виновности лица в совершении преступления, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, включая неисследованные при ином разбирательстве доказательства, подлежащие рассмотрению в установленных уголовно-процессуальным законом процедурах.

Суд апелляционной инстанции также не соглашается с доводами жалоб, изложенными в судебном заседании о том, что суд в достаточной мере не учёл обстоятельства совершённого преступления, неполно проверил исследованные по делу доказательства, не учёл всех обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда, поскольку обоснованно пришёл к выводу о достаточности доказательств для постановления приговора и разрешения вопросов в соответствии с положениями ст. 299 УПК РФ.

С учётом изложенного, следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершённого осуждённым Б-ным А.Г. преступления, прийти к правильному выводу о его виновности в совершении преступления, а также о квалификации его действий по ч. 2 ст. 199.2 УК РФ.

Выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам. Оснований для оправдания Б-на А.Г. в инкриминируемом ему преступлении, прекращения уголовного дела в связи с отсутствием состава (события) преступления, у суда апелляционной инстанции не имеется.

Каких-либо существенных нарушений требований УПК РФ, допущенных органами следствия при сборе доказательств по уголовному делу, судом не выявлено, в связи с чем приведенные в приговоре доказательства обоснованно признаны судом допустимыми и относимыми. Оснований ставить под сомнение выводы суда первой инстанции, на что указывается в апелляционных жалобах, не имеется.

Нарушений требований законодательства в ходе следственных действий, в том числе обысков (выемок), касающиеся изъятия документов, признанных доказательствами, не допущено, поскольку проведены уполномоченными лицами, с привлечением понятых, фиксацией результатов в протоколах, а также посредством применения специальных средств.

Несогласие защитника с результатами названных действий, его сомнения в тождестве изъятых документов тем, которые были представлены специалисту-ревизору, являются необоснованными и не вызывают сомнений в достоверности сведений, полученных в результате ревизии.

При этом, ходатайство о допуске защитника для участия в производстве обыска рассмотрено следователем в установленном законом порядке и мотивированно отвернуто (т. 12, л.д. 155-156).

Вопреки утверждениям защитника, протоколы осмотра и дополнительного осмотра документов, фототаблицы к ним являются доказательствами, поскольку получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

При этом, заявления адвоката о том, что в них отсутствовала подпись следователя на момент производства осмотра, фотофиксация фактически не проводилась, фототаблицы составлялись по истечении длительного времени после осмотров, понятые не участвовали, в протоколах отсутствует подписи последних, являются голословными. Сомнения защитника в тождественности документов, содержащихся в коробках, документам, полученным в ходе следственных действий, не могут свидетельствовать о недопустимости доказательств, полученных в ходе их проведения.

Доводы стороны защиты об оспаривании заключения по результатам исследования документов <.......>, суд апелляционной инстанции находит неубедительными.

Заключение специалиста-ревизора ПЛГ обоснованно признано относимым, допустимым и достоверным доказательством, поскольку подготовлено компетентным лицом, с использованием установленных законодательством методик исследования, на основе изъятых в соответствии с законодательством документов. Оснований сомневаться в выводах, изложенных в заключении, не имеется, поскольку каких-либо неясностей выводы специалиста не содержат, стороной защиты суду не представлено.

При этом, по мнению суда апелляционной инстанции, не могут являться относимыми доказательствами заключения специалистов, представленных стороной защиты, содержащихся в т.16 на л.д. 173-178, 180-196.

Суд первой инстанции, оценивая данные доказательства, правомерно их отверг, поскольку исследования проведены вне рамок уголовного дела, специалисты не были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, материалы уголовного дела ими не изучались, а исследовались только документы, представленные стороной защиты. При этом, в заключении содержатся суждения об отсутствии состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199.2 УК РФ, что относится к компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу.
Представленные суду копии решений налоговых органов и иные письменные документы (копии приказов, распоряжений, письма, распечатки электронной почты и другие) не дают оснований сомневаться в подлинности их содержания. В связи с этим суд первой инстанции правомерно признал их относимыми и допустимыми доказательствами и положил в основу приговора. Требований о копировании файлов для их последующего исследования законодательство не содержит.

Вопреки доводам защитника суду представлен необходимый объём доказательств, в том числе письменных документов, включая требований об уплате налога, что позволило суду первой инстанции прийти к правомерному выводу о виновности осужденного в совершении инкриминируемого деяния.

Кроме того, в материалах уголовного дела не содержится и в судебном заседании не добыто данных о том, что у сотрудников правоохранительных органов имелась необходимость для искусственного создания доказательств обвинения, либо их фальсификации, как об этом утверждается в апелляционной жалобе адвоката.

Достоверность доказательств из числа результатов оперативно-розыскных мероприятий, положенных судом в основу своих выводов о виновности осуждённого, у суда апелляционной инстанции сомнений не вызывает.

Утверждения защитника о подмене документов, о получении сведений о банковских операциях в нарушении требований законодательства об охране банковской тайны, об исследовании иного, нежели изъятого в ходе предварительного расследования диска, являются голословными. Несогласие защитника с расчётом задолженности по налоговым и иным обязательным платежам, не дает оснований для вывода о недопустимости данного доказательства.

Утверждения защитника о том, что к письменным доказательствам по делу имел место несанкционированный доступ неустановленных лиц, в результате которого были изъяты документы, подтверждающие невиновность Б-на А.Г., и добавлены документы, происхождение и содержание которых не установлено, проверялись судом первой инстанции в ходе судебного заседания путем осмотра данных документов и своего подтверждения не нашли.

Вопреки доводам жалобы защитника, судом правомерно отказано в оглашении показаний Свидетель №1, поскольку на стадии предварительного расследования он был допрошен в качестве подозреваемого, а на момент рассмотрения дела судом имел статус свидетеля, в связи с чем не имелось предусмотренных законом оснований для оглашения показаний указанного лица. Утверждение защитника о том, что Свидетель №1 ранее имел статус подозреваемого, а потому не мог быть допрошен в суде в качестве свидетеля, также не основано на законе.

Является несостоятельным заявление защитника о том, что свидетель Свидетель №1 был допрошен вне рамок судебного заседания, поскольку объявлен перерыв в судебном заседании до ДД.ММ.ГГГГ, данное решение не было отменено, без уведомления других участников процесса. Согласно протоколу судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ <.......> свидетель Свидетель №1 был допрошен в судебном заседании с участием сторон, в том числе защитника Соловьева В.Ю. Каких-либо нарушений требований закона судом при этом допущено не было.

Вопреки заявлению защитника показания свидетеля Свидетель №4, данные на предварительном следствии, оглашены на основании п. 2 ст. 281 УПК РФ. Каких-либо нарушений при этом допущено не было.

Правильность оценки судом доказательств, как каждого в отдельности, так и в их совокупности, сомнений не вызывает, а доводы жалобы защитника о недопустимости перечисленных в апелляционной жалобе показаний свидетелей, письменных доказательств, сводятся к переоценке собранных по делу доказательств и носят субъективный характер.

Во исполнение требований ст. 307 УПК РФ в обжалуемом приговоре содержится описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа совершения преступления, формы вины, с необходимой степенью конкретизации отражены действия осуждённого, направленные на сокрытие денежных средств организации, приведены доказательства, на которых основаны выводы суда, изложенные в приговоре, мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, и обоснование принятых решений по другим вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ.

Вопреки доводам, изложенным в жалобах, об обвинительном уклоне суда при рассмотрении уголовного дела, а также об односторонней оценке доказательств при постановлении приговора, суд апелляционной инстанции отмечает, что судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, в соответствии с принципом справедливости, с учётом состязательности и равноправия сторон. Заявленные стороной защиты ходатайства рассмотрены судом первой инстанции и по ним приняты мотивированные решения.

Решение об оглашении только вводной и резолютивной частей приговора принято судом на основании п. 7 ст. 241 УПК РФ. Содержание названных частей приговора соответствует требованиям законодательства. Отдельные сведения, на которые указывает защитник в апелляционной жалобе, не свидетельствует о наличии существенных нарушений уголовно-процессуального закона.

Заявление защитника о том, что приговор в полном объёме не был изготовлен и подписан в совещательной комнате, опровергаются протоколом судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ. Ссылка адвоката на то, что приговор не был своевременно вручен стороне защиты, а на ходатайство об ознакомлении с полным текстом приговора им получен ответ о возможности это сделать только ДД.ММ.ГГГГ, по мнению суда апелляционной инстанции, не свидетельствуют о том, что полный текст приговора не был изготовлен и подписан в совещательной комнате.

При этом, утверждение защитника, о том, что судья физически не мог изготовить текст приговора в полном объёме, являются голословным, поскольку ничем не подтверждено.

Несостоятельными являются доводы защитника о том, что на страницах 69-70 приговора суд приводит доводы со ссылкой на письменные документы, которые не исследовались в судебном заседании. Согласно протоколу судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ данные документы исследованы в полном объёме (<.......>

Ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору рассмотрено судом первой инстанции согласно с требованиями законодательства и мотивированно отвергнуто как несостоятельное. Несогласие защитника с принятым судом решением не может свидетельствовать о его незаконности. Отклонение ходатайств стороны защиты не могло повлиять на объективность установления обстоятельств, имеющих значение для дела, и не может расцениваться как нарушение права на защиту, а также нарушение принципа состязательности и равноправия сторон.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ, объективно отражает ход судебного заседания. Незначительные расхождения его содержания с аудиозаписью судебного заседания являются несущественными, что не свидетельствует о нарушениях уголовно-процессуального закона при рассмотрении уголовного дела.

При этом, по смыслу положений ст. 259 УПК РФ протокол судебного заседания является средством фиксирования предусмотренных законом сведений о ходе судебного заседания, в силу чего он не является стенограммой, в которой дословно воспроизводится всё происходящее в зале суда.

Обсуждая вопрос о виде и мере наказания, суд в соответствии со ст. 60 УК РФ учёл характер и степень общественной опасности совершённого осуждённым преступления, конкретные обстоятельства дела, личность Б-на А.Г., в том числе наличие смягчающих наказание обстоятельств и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

Смягчающими наказание Б-на А.Г. обстоятельствами суд в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ признал добровольное возмещение имущественного ущерба.

Также обстоятельствами, смягчающими наказание последнего, в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ, суд признал то, что Б-н А.Г. является ветераном боевых действий, награжден орденами и медалями, имеет ряд заболеваний, имеет на иждивении престарелую мать, а также его состояние здоровья в силу возраста.

Обстоятельств, отягчающих наказание, в соответствии со ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

При назначении наказания суд также принял во внимание, что Б-н А.Г. по месту жительства характеризуется положительно, на учётах у врача психиатра и врача нарколога не состоит, не судим, является пенсионером.

С учётом положений ч. 1 ст. 62, ст. 73 УК РФ, данных о личности Б-на А.Г., характера и степени общественной опасности совершённого преступления суд первой инстанции пришёл к правильному выводу о наличии оснований для назначения последнему наказания в виде условного лишения свободы.

Суд апелляционной инстанции находит назначенное Б-ну А.Г. наказание справедливым и соразмерным содеянному, соответствующим общественной опасности совершённого им преступления и личности виновного, отвечающим задачам исправления осуждённого и предупреждения совершения им новых преступлений, а потому оснований для снижения назначенного наказания с учётом доводов стороны защиты суд апелляционной инстанции не усматривает.

Каких-либо нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену либо изменение судебного решения, судом первой инстанции не допущено.

Руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд

о п р е д е л и л:

приговор Светлоярского районного суда Волгоградской области от 30 сентября 2021 года в отношении Б-на А. Г. оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в Четвёртый кассационный суд общей юрисдикции в порядке сплошной кассации, предусмотренном статьями 401.7 и 401.8 УПК РФ, в течение шести месяцев со дня его вынесения, через суд первой инстанции, а осуждёнными, содержащимися под стражей, – в тот же срок со дня вручения им копии апелляционного определения. Осуждённый вправе ходатайствовать о своём участии в рассмотрении дела судом кассационной инстанции.

В случае пропуска шестимесячного срока для обжалования судебного решения в порядке сплошной кассации, предусмотренном статьями 401.7 и 401.8 УПК РФ, или отказа в его восстановлении, кассационные жалоба, представление подаются непосредственно в Четвёртый кассационный суд общей юрисдикции и рассматриваются в порядке выборочной кассации, предусмотренном статьями 401.10 – 401.12 УПК РФ.

Комментарий

Похожая практика:

Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив