Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Кассационные суды » При исключении организации из ЕГРЮЛ взыскание сокрытых налогов лично с осужденного законно. Постановление Восьмого кассационного суда от 21.03.2023 № 77-1345/23

При исключении организации из ЕГРЮЛ взыскание сокрытых налогов лично с осужденного законно. Постановление Восьмого кассационного суда от 21.03.2023 № 77-1345/23

27 март 2023
30
Восьмой кассационный суд общей юрисдикции в составе Палия А.Ю., при секретаре  Шевченко А.В.,  с участием прокурора Богдан А.И., защитника Дмитриева Д.Н., рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу защитника Дмитриева Д.Н. в интересах осужденной С-о Н.С. на приговор Октябрьского районного суда г. Иркутска от 19 июля 2022 года, апелляционное постановление Иркутского областного суда от 5 октября 2022 года.

Доложив обстоятельства уголовного дела, содержание вынесенных судебных решений, доводы кассационной жалобы, заслушав защитника Дмитриева Д.Н., поддержавшего доводы кассационной жалобы, выступление прокурора Богдан А.И., полагавшей судебные решения оставить без изменения, суд кассационной инстанции

установил:

приговором Октябрьского районного суда г. Иркутска от 19 июля 2022 года С-о Наталия Сергеевна, <данные изъяты> осуждена по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ к штрафу в размере 250000 рублей.

На основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освобождена от назначенного наказания, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, установленных п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ.

Взыскано с С-о Н.С. в пользу <данные изъяты> 2 239 404 рубля 43 копейки в счет возмещения ущерба, причиненного преступлением.

Апелляционным постановлением Иркутского областного суда от 5 октября 2022 года приговор Октябрьского районного суда г. Иркутска от 19 июля 2022 года оставлен без изменений.

С-о Н.С. осуждена за сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, в крупном размере.

Преступление совершено в <адрес> в период времени и при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

В кассационной жалобе защитник Дмитриев Д.Н. оспаривает обоснованность осуждения С-о Н.С. по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушения норм уголовно-процессуального законодательства.

Анализируя показания свидетелей ФИО7, ФИО8, ФИО9, сведения содержащиеся в договоре поручительства от ДД.ММ.ГГГГ, распорядительных письмах, <данные изъяты>, чек-ордере ПАО «Сбербанк России» и приводя доводы аналогичным доводам, указанным в его апелляционной жалобе, утверждает, что объективных доказательств, подтверждающих совершение С-о Н.С. инкриминируемого преступления, в приговоре не приведено. В обоснование вины С-о Н.С. суд сослался на недопустимые доказательства, которыми автор жалобы считает показания свидетеля ФИО7

Кроме того, обращает внимание на те обстоятельства, что судом не дана оценка версии стороны защиты о непричастности С-о Н.С. к совершению инкриминируемого преступления.

Считает, что квалифицирующий признак «в крупном размере» не нашел своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Также указывает о нарушении правил территориальной подсудности рассмотрения уголовного дела.

Кроме того полагает, что имелись основания для возвращения дела прокурору, поскольку обвинительное заключение составлено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, что по мнению автора жалобы исключало возможность постановления судом приговора.

Полагает материалы уголовного дела сфабрикованными, возбуждение уголовного дела незаконным, а судебное разбирательство проведенным с обвинительным уклоном.

Помимо прочего выражает несогласие с решением суда в части разрешения гражданского иска прокурора, указывая на отсутствие образовавшейся задолженности ввиду ее погашения.

С учетом изложенных доводов в заключении жалобы просит отменить приговор Октябрьского районного суда г. Иркутска от 19 июля 2022 года, апелляционное постановление Иркутского областного суда от 5 октября 2022 года.

Проверив материалы дела в соответствии с требованиями ст. 401.16 УПК РФ, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, суд кассационной инстанции приходит к следующим выводам.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Таких нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона по делу не допущено.

В обвинительном приговоре указаны время, обстоятельства преступного деяния, установленного судом, проанализированы доказательства, обосновывающие вывод суда о виновности осужденного в содеянном.

Вывод суда о том, что С-о Н.С. совершила сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, в крупном размере, в приговоре мотивирован. В обоснование вывода о виновности С-о Н.С. суд сослался на показания свидетеля ФИО10 о наличии налоговой задолженности у <данные изъяты> свидетелей ФИО11, ФИО12 по обстоятельствам выявления сокрытия денежных средств, за счет которых должно было быть произведено взыскание недоимки по налогам.

Указанные показания дополняют показания свидетеля ФИО7 по обстоятельствам осуществления переводов денежных средств при наличии требований налогового органа об оплате налогов; свидетеля ФИО8 об исполнении обязательств по договору между <данные изъяты> и <данные изъяты>; свидетеля ФИО13 по обстоятельствам поступления денежных средств на расчетные счета <данные изъяты>

Также суд сослался на показания свидетеля ФИО9 по обстоятельствам заключения договора поручительства между <данные изъяты>

Эти показания суд обоснованно признал достоверными, поскольку они согласуются между собой, взаимно дополняют друг друга и подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами – протоколами следственных действий и заключениями экспертов, подробное содержание и анализ которых приведен в судебных решениях.

Доказательства, на которые суд сослался в обоснование виновности С-о Н.С., проверены судом первой инстанции с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, при этом суд в соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ привел мотивы, по которым признал достоверными одни доказательства и отверг другие, поэтому оснований сомневаться в правильности данной судом оценки не имеется.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, судом установлены верно, при этом выводы суда не содержат предположений, неустранимых противоречий и основаны исключительно на исследованных материалах дела.

Доводы жалобы о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, о недоказанности вины С-о Н.С. в инкриминируемом ей деянии, за которое она осуждена, тщательно проверялись в судах первой и апелляционной инстанций и обоснованно отвергнуты.

Тот факт, что данная оценка доказательств не совпадает с позицией защитника Дмитриева Д.Н., не свидетельствует о нарушении судами требований уголовно-процессуального закона и не является основанием к отмене или изменению судебных решений.

Вопреки доводам жалобы, предварительное расследование проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. В материалах уголовного дела не содержится и судами первой и апелляционной инстанций не добыто данных о том, что у сотрудников правоохранительных органов имелась необходимость для искусственного создания доказательств обвинения.

При возбуждении уголовного дела, предъявлении С-о Н.С. обвинения, не были допущены нарушения норм уголовно-процессуального закона, в том числе глав 20, 23 УПК РФ, которые давали бы основания для признания этих уголовно-процессуальных действий незаконными. Материалами дела подтверждено, что уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, возбуждено с соблюдением требований ч. 1 ст. 140 УПК РФ при наличии повода и оснований для его возбуждения.

Следственные действия, связанные с допросами ФИО11, ФИО12,  ФИО7, ФИО8, ФИО13, ФИО9 в качестве свидетелей, проведены с соблюдением требований ст. ст. 79, 187 - 190 УПК РФ, а поэтому доводы жалобы в этой части признаются несостоятельными.

Нарушений правовых норм, регулирующих основания и порядок производства экспертиз по уголовному делу, а также правила проверки и оценки оспариваемых стороной защиты экспертиз, которые бы могли повлечь недопустимость заключений экспертов, не допущено.

Суд обоснованно учел, что экспертизы произведены на основании постановлений следователя, вынесенных в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона.

В производстве экспертиз участвовали эксперты, имеющие соответствующее образование и определенный стаж экспертной деятельности по различным специальностям.

Проведение исследований с привлечением этих экспертов, компетентность которых не вызывает сомнений, соответствует положениям ч. 2 ст. 195, п. 60 ст. 5 УПК РФ. В деле отсутствуют какие-либо основанные на фактических данных сведения о наличии предусмотренных ст. 70 УПК РФ обстоятельств для отвода экспертов, участвовавших в производстве экспертиз.

Заключения экспертов отвечают требованиям ст. 204 УПК РФ, содержат полные ответы на все поставленные вопросы, ссылки на примененные методики и другие необходимые данные, в том числе заверенные подписями экспертов записи, удостоверяющие то, что им разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, и они предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных заключений. Представленные на исследование материалы дела были достаточны для ответов на поставленные перед экспертами вопросы.

В связи с изложенным оснований для признания необоснованными и недопустимыми экспертных заключений у суда первой инстанции не имелось, о чем в приговоре и апелляционном постановлении сделан мотивированный вывод, который сомнений в своей правильности не вызывает.

Доводы, приведенные в жалобе, о необходимости возвращения настоящего уголовного делу прокурору для устранения препятствий его рассмотрения, обоснованными признать также нельзя, поскольку случаев, которые бы являлись основанием для возвращения дела и перечисленных ст. 237 УПК РФ, также установлено не было.

Принцип территориальной подсудности судом соблюден. Доводы кассационной жалобы о нарушении правил территориальной подсудности рассмотрения дела, являются необоснованными, поскольку эти доводы с достаточной полнотой проверены в судебном заседании и мотивированно разрешены апелляционном постановлении. Оснований не согласиться с выводами суда апелляционной инстанции не имеется.

Судебное разбирательство проведено с соблюдением требований УПК РФ, полно и объективно, с соблюдением состязательности и равноправия сторон.

Судом тщательно проверялись утверждения стороны защиты о непричастности С-о Н.С. к совершению инкриминируемого ей преступления, которые обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются совокупностью исследованных доказательств. При этом в судебных решениях приведены мотивы, по которым суд критически оценил версию осужденной, справедливо признав ее как позицию защиты, избранную с целью избежать ответственности за содеянное.

Размер причиненного ущерба, вопреки доводам жалобы, установлен судом верно, на основании исследованных судом допустимых доказательств, мотивы решения приведены в приговоре и апелляционном постановлении, оснований подвергать их сомнению, не имеется.

Нельзя согласиться и с приведенными в жалобе доводами о том, что дело рассмотрено судьей с обвинительным уклоном и с нарушением принципа состязательности сторон, поскольку, как следует из протокола судебного заседания, требования, предусмотренные ст. 15 УПК РФ, судьей соблюдены в полном объеме. При этом сторона защиты участвовала не только в обсуждении всех ходатайств участников процесса, но и наравне со стороной обвинения в исследовании всех доказательств. Все заявленные участниками процесса ходатайства были рассмотрены судом первой инстанции с приведением мотивов принятых решений, в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона. Несогласие одной из сторон с результатами рассмотрения заявленных ходатайств не может свидетельствовать о нарушениях прав участников процесса и необъективности суда.

Нарушений требований ст. ст. 278, 281 УПК РФ при допросе свидетелей и оглашении их показаний, из протокола судебного заседания не усматривается.

С учетом установленных судом фактических обстоятельств квалификация действий осужденной С-о Н.С. ч. 1 ст. 199.2 УК РФ является правильной и надлежащим образом мотивирована в приговоре и апелляционном постановлении. Вопреки доводам жалобы квалифицирующие признаки, установлены судом верно, выводы суда о квалификации действий осужденной подтверждаются всей совокупностью доказательств, приведенных в приговоре. Оснований для иной квалификации указанных действий осужденной не имеется.

В ходе предварительного расследования и судебного следствия психическое состояние С-о Н.С. исследовалось и суд обоснованно признал ее вменяемой.

Наказание назначено осужденной в соответствии со ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности виновной, а также иных обстоятельств дела, влияющих на назначение наказания.

Мотивы разрешения всех вопросов, касающихся назначения наказания, приведены в приговоре.

Назначенное С-о Н.С. наказание отвечает целям, указанным в ст. 6 и 43 УК РФ, является справедливым, и оснований для его смягчения или применения положений ст. 64, 73, ч. 6 ст. 15 УК РФ не имеется.

Гражданский иск разрешен правильно на основании исследованных в судебном заседании доказательств, в соответствии с требованиями ст. 12, 15, 1064, ГК РФ, п. 5 ст. 307 УПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 309 УПК РФ.

Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В силу ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, его причинившим. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (п. 2 ст. 401 ГК РФ). По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064 ГК РФ). Бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, нарушившем обязательство или причинившем вред. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное.

В п. 1 постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.11.2019 г. № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления» разъяснено, что общественная опасность уклонения от уплаты налогов и сборов, то есть умышленного невыполнения конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы, заключается в непоступлении денежных средств в бюджетную систему Российской Федерации.

Виновное физическое лицо может быть привлечено в качестве гражданского ответчика лишь в случаях, когда отсутствуют правовые и (или) фактические основания для удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, отвечающих по ее долгам в предусмотренном законом порядке (например, если у организации-налогоплательщика имеются признаки недействующего юридического лица, указанные в п. 1 ст. 21.1 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", либо установлена невозможность удовлетворения требований об уплате обязательных платежей с учетом рыночной стоимости активов организации) (пункт 28).

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2017 г. № 39-П, после исчерпания или объективной невозможности реализации установленных налоговым законодательством механизмов взыскания налоговых платежей с организации-налогоплательщика и предусмотренных гражданским законодательством механизмов привлечения указанных лиц к установленной законом ответственности обращение в суд в рамках ст. 15 и 1064 ГК РФ к физическому лицу, привлеченному или привлекавшемуся к уголовной ответственности за совершение налогового преступления, с целью возмещения вреда, причиненного публично-правовым образованиям, в размере подлежащих зачислению в соответствующий бюджет налогов и пеней по ним является одним из возможных способов защиты и восстановления нарушенного права и само по себе не может рассматриваться как противоречащее Конституции Российской Федерации.

С учетом изложенного, неисполнение обязанности лицом уплатить законно установленные налоги и сборы влечет ущерб Российской Федерации в виде не полученных бюджетной системой денежных средств.

Из п. 1 ст. 27 НК РФ следует, что законными представителями налогоплательщика-организации признаются лица, уполномоченные представлять указанную организацию на основании закона или ее учредительных документов.

При этом лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, по смыслу гражданского законодательства несет ответственность, если при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе, если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

С учетом приведенных положений законодательства, поскольку совокупностью исследованных и оцененных судами доказательств подтверждено причинение ущерба государству в результате неуплаты <данные изъяты> в бюджет недоимки по налогам и сборам, все возможные меры по взысканию задолженности за счет средств и имущества общества, в отношении которого внесена запись об исключении из ЕГРЮЛ, были исчерпаны, судами обоснованно сделан вывод о возложении гражданско-правовой ответственности на генерального директора указанного общества С-о Н.С.

В данном случае судами была исследована совокупность имеющихся в деле доказательств, по итогам оценки которых судами обоснованно сделан вывод о наличии в действиях ответчика состава деликтного правонарушения, влекущего возложение на него ответственности.

С-о Н.С. каких-либо доказательств отсутствия своей вины, причинения государству ущерба в результате иных обстоятельств, нежели были установлены судами представлено не было, вследствие чего доводы кассационной жалобы об отсутствии оснований для удовлетворения иска, необоснованной подмене судами функций уголовного преследования и констатации совершения ответчиком налогового преступления отклоняются судом кассационной инстанции как необоснованные.

Из представленных материалов следует, что суд апелляционной инстанции проверил доводы, аналогичные приведенным в настоящей жалобе, и обоснованно отверг их с приведением в апелляционном постановлении аргументированных суждений. Выводы суда апелляционной инстанции мотивированы и убедительны, оснований не согласиться с ними не имеется. Содержание постановления суда апелляционной инстанции отвечает положениям ст. 389.20, 389.28 УПК РФ.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.13, 401.14 УПК РФ, суд кассационной инстанции,

постановил:

кассационную жалобу защитника Дмитриева Д.Н. в интересах осужденной С-о Н.С. на приговор Октябрьского районного суда г. Иркутска от 19 июля 2022 года, апелляционное постановление Иркутского областного суда от 5 октября 2022 года оставить без удовлетворения.


Источник

Похожая практика: