Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 199.2 УК РФ » Эксперт как участник органа дознания не был независим, руководитель должен знать о требовании об уплате налога, получение обществом на это прямо не указывает. Апелляционное постановление Суд Ямало-Ненецкого автономного округа от 02.02.2023 № 22-92/23

Эксперт как участник органа дознания не был независим, руководитель должен знать о требовании об уплате налога, получение обществом на это прямо не указывает. Апелляционное постановление Суд Ямало-Ненецкого автономного округа от 02.02.2023 № 22-92/23

02 февраль 2023
45
Суд Ямало-Ненецкого автономного округа в составе председательствующего судьи Палея С.А., при секретаре Пановой Я.С., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Нужина А.С. на приговор Новоуренгойского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 8 ноября 2022 года, которым Л-н Егор Владимирович, родившийся ДД.ММ.ГГГГ <адрес>, оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в действиях состава преступления. За Л-ном Е.В. признано право на реабилитацию.

Выслушав выступление прокурора Бугорковой Е.В., поддержавшей доводы представления и просившей приговор отменить, мнение оправданного Л-на Е.В. и защитника Власова С.В., просивших приговор оставить без изменения, суд

УСТАНОВИЛ:

Л-н Е.В. органом предварительного расследования обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, а именно в сокрытии в период с 6 октября 2021 года по 31 декабря 2021 года денежных средств ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК» на общую сумму 5 378 580 рублей, за счёт которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и (или) законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, в крупном размере.

Суд оправдал Л-на Е.В. в предъявленном обвинении на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 и п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в действиях состава преступления.

Суд установил, что ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК» имело задолженность перед бюджетом по состоянию на 6 октября 2021 года в размере 6 382 823,58 рублей, а по состоянию на 1 февраля 2022 года в размере 20 024 647,96 рублей. При этом Л-н Е.В., являясь управляющим ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК» и имея доступ к расчётному счёту ООО «КРИСТАЛЛ ГРУПП», в период с 6 октября 2021 года по 15 декабря 2021 года осуществил расчёты с контрагентами ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК» на общую сумму 5 378 580 рублей, минуя расчётный счёт этой организации и не имея умысла на сокрытие денежных средств ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК», поскольку не получал требования об уплате налога, сбора, страховых взносов (без учёта пеней и штрафов) № 26485 от 1 сентября 2021 года со сроком уплаты не позднее 29 сентября 2021 года на сумму 2 689 290 рублей и № 28386 от 5 октября 2021 года со сроком уплаты не позднее 2 ноября 2021 года на сумму 2 711 416 рублей, а также в период с 1 октября 2021 года по 31 декабря 2021 года на лицевом счёте № ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК», открытом в ПАО «Сбербанк», имелись денежные средства в размере 22 732 000 рублей.

В апелляционном представлении и дополнениях к нему государственный обвинитель Нужин А.С. просит об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела и существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Выражает несогласие с выводами суда об оправдании Л-на Е.В., считая, что в судебном заседании представлены доказательства, подтверждающие совершение Л-ном Е.В. налогового преступления и наличие умысла на сокрытие денежных средств. Оспаривает вывод суда о нарушении порядка возбуждения уголовного дела, ссылаясь на то, что поводом для возбуждения дела явился рапорт об обнаружении признаков преступления, зарегистрированный 3 марта 2022 года, то есть до введения в действие ч. 1.3 ст. 140 УПК РФ. Также обращает внимание, что 15 марта 2022 года был зарегистрирован материал проверки по заявлению инспектора налогового органа, который был соединён в одно производство с ранее зарегистрированным материалом. Считает, что лицу, направляющему сведения о налоговых нарушениях, доверенность на представление интересов налоговых органов не требуется. Указывает на отсутствие необходимости проведения налоговой проверки деятельности ООО «Кристалл Восток», так как последнее представило налоговые декларации, которые содержали сведения о размере налогов, подлежащих выплате в бюджет Российской Федерации. Считает необоснованным исключением из числа допустимых доказательств заключение налоговой судебной экспертизы, так как эксперт был предупреждён об уголовной ответственности, предусмотренной ст. 307 УК РФ перед составлением заключения, а отсутствие ответа на один из поставленных перед экспертом вопросов не влияет на обоснованность и достоверность заключения. Обращает внимание, что в ходе судебного разбирательства эксперт пояснила об отсутствии ответа в экспертизе по причине невнимательности. При этом считает, что судом немотивированно отказано в удовлетворении ходатайств государственного обвинителя о проведении повторных налоговых экспертиз. Считает доказанным факт получения Л-ном Е.В. требований налогового органа об уплате налога. В обоснование указывает, что отправка требования налогового органа об уплате налога считается полученной адресатом с момента фиксации даты отправки электронного документа. Указывает, что судом не принято во внимание и не дана оценка показаниям свидетеля ФИО1, а также копиям скриншотов экрана, свидетельствующих об отказе ООО «Кристалл Восток» в получении указанных требований. Также указывает, что судом не дана оценка доводам стороны обвинения о том, что началом осуществления преступных действий, предусмотренных ст. 199.2 УК РФ, является начало применения налоговым органом принудительных мер взыскания на денежные средства налогоплательщика. Считает, что наличие недоимки по налогам, а также наложенных ограничений по операциям со счетами, совершение расчётов с контрагентами через ООО «Кристалл Групп» образуют состав преступления. При этом погашение недоимки по налогам до возбуждения уголовного дела не свидетельствует об отсутствии состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ. Полагает, что отсутствие жалоб Л-на Е.В. на действия налогового органа по применению принудительных мер взыскания свидетельствует о наличии прямого умысла на сокрытие денежных средств. Отмечает, что Л-н Е.В. знал о необходимости погашения образовавшейся задолженности по налогам, поскольку Обществом были поданы налоговые декларации, однако имея на счёте, открытом в ПАО Сбербанк, денежные средства, не предпринял мер к её погашению. Оспаривает вывод суда, что наличие денежных средств на счете ООО «Кристалл Восток», открытом в ПАО Сбербанк, исключает умысел на сокрытие денежных средств. Обращает внимание, что денежные средства, поступившие на счёт, открытый в ПАО Сбербанк, были списаны на выплату заработной платы в порядке очерёдности в соответствии с требованиями ст. 855 ГК РФ, а потому они не могли быть списаны на задолженность по налогам. При этом обращает внимание, что денежные средства на указанный счёт поступали частями и в день поступления сразу списывались на выплату заработной платы сотрудникам Общества. Полагает, что наличие имущества, в том числе увеличение его стоимости, не свидетельствует об отсутствии оснований для сокрытия денежных средств. Обращает внимание, что полное погашение налоговой задолженности было осуществлено после возбуждения исполнительного производства и принятия решения о запрете на регистрационные действия в отношении транспортных средств Общества. В этой связи просит оправдательный приговор отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В возражениях на апелляционное представление адвокаты Власов С.В. и Яковченко А.В. просят приговор суда оставить без изменения, а апелляционное представление - без удовлетворения.

Изучив материалы уголовного дела, выслушав стороны, обсудив доводы апелляционного представления и поступивших возражений, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

В соответствии с ч. 2 ст. 302 УПК РФ оправдательный приговор постановляется в случаях, если не установлено событие преступления, подсудимый не причастен к совершению преступления или в деянии подсудимого отсутствует состав преступления.

По настоящему уголовному делу указанные требования закона судом соблюдены - судом постановлен оправдательный приговор на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии Л-на Е.В. состава преступления.

Вывод суда об отсутствии инкриминируемого Л-ну Е.В. состава преступления, связанного с сокрытием денежных средств организации, за счёт которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации и налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, в крупном размере, основан на проверенных в судебном заседании доказательствах, показаниях оправданного, допрошенных в суде свидетелей и других материалах дела, которые проанализированы и оценены в приговоре.

Суд апелляционной инстанции находит, что данный вывод суда соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на глубоком анализе всесторонне рассмотренных судом доказательств.

Проверка и оценка доказательств проведены судом с соблюдением требований ст.ст. 87, 88 УПК РФ. Всем исследованным в судебном заседании доказательствам суд дал надлежащую оценку с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности для разрешения уголовного дела.

Тот факт, что данная оценка доказательств не совпадает с позицией стороны обвинения, не свидетельствует о нарушении судом первой инстанции требований уголовно-процессуального закона и не является основанием к отмене или изменению судебного решения.

Показаниям всех допрошенных по делу лиц суд дал надлежащую оценку в совокупности с имеющимися в материалах дела доказательствами, указав при этом, что их показания не содержат конкретных подтверждений о виновности Л-на Е.В. в инкриминируемом преступлении. Вывод суда об этом убедительно мотивирован в приговоре, не соглашаться с которым у суда апелляционной инстанции оснований не имеется.

Оправданный Л-н Е.В., не отрицал факта своей осведомленности об имевшейся налоговой недоимке, однако, как установил суд, умысла на сокрытие денежных средств предприятия от принудительного взыскания задолженности по налогам и сборам не имел.

Указанный вывод суда первой инстанции представляется верным.

Преступление, предусмотренное статьёй 199.2 УК РФ, заключается в сокрытии денежных средств либо имущества, за счёт которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и (или) законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки (пункт 2 статьи 11 НК РФ) по налогам, сборам, страховым взносам, в крупном размере.

При этом, под сокрытием денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов, следует понимать деяние, направленное на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам в крупном размере.

Порядок принудительного взыскания налогов, сборов и страховых взносов в целях погашения недоимки регламентирован ст.ст. 45, 46 и 47 НК РФ. В том числе, законом предусмотрена возможность взыскания задолженности за счёт денежных средств на счетах налогоплательщика, которая реализуется путём направления в банк, в котором открыты счета налогоплательщика, поручения налогового органа на списание и перечисление в бюджетную систему Российской Федерации необходимых денежных средств со счетов налогоплательщика.

Вопреки доводам апелляционного представления, представленными доказательствами не подтверждается, что расчёты с контрагентами ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК» минуя расчётные счета предприятия были произведены Л-ном Е.В. именно в целях воспрепятствования принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам.

Во-первых, такой порядок взаиморасчётов (оплата одним лицом кредиторской задолженности другого лица в счёт погашения собственной задолженности перед ним) не противоречит закону и является обычной практикой в предпринимательской деятельности, в том числе, такие взаиморасчёты активно производились во взаимоотношениях между ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК» и ООО «КРИСТАЛЛ ГРУПП» задолго до появления претензий налогового органа.

Таким образом, само по себе использование расчётов, минуя расчётный счёт предприятия, ещё не свидетельствует о цели скрыть денежные средства от принудительного взыскания.

По настоящему делу также следует учитывать, что большая часть таких расчётов была осуществлена Л-ном Е.В. до истечения сроков добровольной уплаты налога, указанных в полученных им требованиях об уплате налога, и до применения налоговым органом принудительных мер взыскания, а на счета ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК» продолжали поступать денежные средства, в том числе на лицевой счёт, открытый в ПАО «Сбербанк», в период с 1 октября 2021 года по 31 декабря 2021 года поступило 22 732 000 рублей, то есть в существенно большем размере, чем Л-н Е.В. по версии стороны обвинения пытался скрыть от принудительного взыскания.

Тот факт, что денежные средства со счёта в ПАО «Сбербанк» в последующем списывались на выплату заработной платы, а не на взыскание задолженности по налогам, на что обращено внимание в апелляционном представлении, не свидетельствует о наличии у Л-на Е.В. умысла на сокрытие денежных средств, так как в соответствии с п. 2 ст. 855 ГК РФ расчёты по оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору, и платежи по поручениям налоговых органов на списание и перечисление задолженности по уплате налогов и сборов в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации относятся к одной очереди списания денежных средств, а потому должны были производиться в порядке календарной очерёдности поступления документов.

Кроме того, суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о том, что Л-н Е.В. не получал требования об уплате налога, сбора, страховых взносов № 26485 от 1 сентября 2021 года (т. 4 л.д. 34-35) и № 28386 от 5 октября 2021 года (т. 4 л.д. 36-37).

Оценивая соответствующие доводы апелляционного представления, в которых утверждается о доказанности получения Л-ном А.В. указанных требований, суд апелляционной инстанции отмечает, что стандарты доказывания по налоговым правонарушениям и уголовным преступлениям существенно отличаются. В частности, в налоговых правоотношениях допускается установление отдельных фактов по «упрощённой процедуре». Между тем, в целях установления наличия или отсутствия в действиях лица уголовного преступления должны использоваться правила доказывания, установленные главой 11 УПК РФ, а также учитываться предусмотренный ст. 14 УПК РФ принцип презумпции невиновности обвиняемого.

Материалами дела подтверждается, что налоговым органом в адрес ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК» по телекоммуникационным каналам связи были направлены требования об уплате налога, сбора, страховых взносов № 26485 от 1 сентября 2021 года и № 28386 от 5 октября 2021 года (т. 7 л.д. 57-73), однако этих документов ещё недостаточно для вывода, что оправданный Л-н Е.В. лично получил указанные требования и был ознакомлен с их содержанием.

Так, из имеющихся в деле доказательств следует, что ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК» не подтвердило получение требований № 26485 от 1 сентября 2021 года и № 28386 от 5 октября 2021 года, в отличие, например, от последующих требований от 9 ноября 2021 года, 16 ноября 2021 года, 23 ноября 2021 года, 2 декабря 2021 года и 11 января 2022 года, получение которых было зафиксировано соответствующей программой обмена документами по телекоммуникационным каналам связи (т. 7 л.д. 18).

Действительно, в соответствии с п. 16 Порядка направления и получения документов, предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации и используемых налоговыми органами при реализации своих полномочий в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах, а также представления документов по требованию налогового органа в электронной форме по телекоммуникационным каналам связи, утверждённого приказом ФНС России от 16 июля 2020 года № ЕД-7-2/448@ (далее Порядок), требование об уплате налога, сбора, страховых взносов, пени, штрафа, процентов считается полученным плательщиком в том числе по истечении шести дней с даты направления такого требования, если в указанный срок отправителю не поступило уведомление об отказе в приёме требования об уплате, подписанное УКЭП плательщика.

Установленный порядок свидетельствует о том, что налогоплательщик, то есть в данном случае ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК», в налоговых правоотношениях считается получившим требования об уплате налога № 26485 от 1 сентября 2021 года и № 28386 от 5 октября 2021 года. Этого достаточно для привлечения ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК» к налоговой ответственности за неисполнение требований и применение к обществу принудительных мер взыскания.

Вместе с тем, этого явно не достаточно для утверждения, что Л-н Е.В. получил и ознакомился с данными требованиями.

Оправданный Л-н Е.В. отрицал, что в общество по телекоммуникационным каналам связи поступили приведённые требования об уплате налога, связывал непоступление требований с программным сбоем. Данная версия стороной обвинения опровергнута не была, как и не предоставлено ни одного доказательства, что оправданный Л-н Е.В. действительно получал и лично ознакомился с требованиями об уплате налога № 26485 от 1 сентября 2021 года и № 28386 от 5 октября 2021 года.

Пунктом 20 Порядка предусмотрено, что если отправитель документов в соответствии с пунктом 18 настоящего Порядка не получил от получателя квитанцию о приёме электронного документа, он направляет получателю Документ на бумажном носителе.

Вместе с тем, как верно установлено судом первой инстанции, указанное предписание Порядка налоговым органом исполнено не было - требования об уплате налога № 26485 от 1 сентября 2021 года и № 28386 от 5 октября 2021 года на бумажном носителе налогоплательщику ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК» не направлялись и Л-ну Е.В. не вручались.

Таким образом, по настоящему делу невозможно достоверно установить, поступали ли в действительности в ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК» указанные выше требования об уплате налога. Но даже если допустить, что такие требования в адрес юридического лица поступили в электронной форме, этого, самого по себе, ещё недостаточно для констатации факта, что с ними лично ознакомился Л-н Е.В., так как не исключено, что тот в силу своей невнимательности, нежелания или по другим причинам эти документы не видел.

Положениями ч. 2 ст. 5 УК РФ не допускается объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда.

С учётом этого, а также установленного ч. 3 ст. 14 УПК РФ принципа, что все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом РФ, должны толковаться в пользу обвиняемого, суд первой инстанции правильно посчитал недоказанным факт получения Л-ном Е.В. требований об уплате налога № 26485 от 1 сентября 2021 года и № 28386 от 5 октября 2021 года.

По смыслу уголовного закона и в соответствии с разъяснениями, данными в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 ноября 2019 года № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления», уголовная ответственность по статье 199.2 УК РФ может наступить только после истечения срока, установленного в полученном требовании об уплате налога, сбора, страхового взноса (статья 69 НК РФ).

В связи с тем, что представленными доказательствами не подтверждено получение оправданным требований об уплате налога № 26485 от 1 сентября 2021 года и № 28386 от 5 октября 2021 года, представляется верным вывод суда первой инстанции о том, что у Л-на Е.В. при осуществлении расчётов с контрагентами ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК» через расчётный счёт ООО «КРИСТАЛЛ ГРУПП» отсутствовал умысел на сокрытие денежных средств, так как большая часть таких расчётов произведена в период до 7 декабря 2021 года, то есть до истечения срока, установленного для добровольной уплаты имеющей задолженности по требованию об уплате налога № 35417 от 9 ноября 2021 года, получение которого оправданным подтверждено имеющимися доказательствами.

В период с 8 по 15 декабря 2021 года (конечная дата, указанная в предъявленном обвинении) по указанию Л-на Е.В. произведены расчёты, минуя лицевые счета ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК», на сумму 1 891 353,44 рублей (т. 1 л.д. 39-47), что в соответствии с примечанием к статье 170.2 УК РФ не образует крупного размера для целей ст. 199.2 УК РФ.

При таких обстоятельствах, судом первой инстанции дана надлежащая оценка тому обстоятельству, что совершённые Л-ном Е.В. действия не обладают признаками преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, в связи с чем оснований для удовлетворения представления прокурора не имеется.

Тот факт, что Л-н Е.В., как управляющий предприятием, не предпринимал мер для погашения имеющейся задолженности по налогам, на что обращает внимание автор апелляционного представления, не образует состава преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, так как данная статья устанавливает уголовную ответственность за сокрытие денежных средств от принудительного взыскания, а не за уклонение от уплаты налогов.

Следует согласиться и с другими суждениями суда, которые не влияют на вывод об отсутствии или наличии в действиях Л-на Е.В. состава преступления, но оспариваются в апелляционном представлении.

В частности, суд первой инстанции признал недопустимым заключение налоговой судебной экспертизы (т. 4 л.д. 137-155). Приведённые судом основания для признания данного заключения недопустимым доказательством скорее относятся к оценке его достоверности. Между тем, имеются и предусмотренные п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ основания для признания его недопустимым.

Согласно п. 2 ч. 2 ст. 70 УПК РФ эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей.

Оспариваемая прокурором налоговая экспертиза проведена экспертом Алифановой Н.А., которая состоит в должности старшего специалиста-ревизора группы проведения документальных исследований межрайонного отдела № 3 УЭБ и ПК УМВД России по Ямало-Ненецкому автономному округу.

При этом из материалов дела следует, что УМВД России по Ямало-Ненецкому автономному округу и входящий в его состав территориальный отдел - ОЭБиПК ОМВД по г. Новый Уренгой, как органы дознания проводили в отношении Л-на Е.В. оперативно-розыскные мероприятия и проверку сообщения о преступлении в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ (т. 1 л.д. 20-55), в связи с чем согласно ст. 40 УПК РФ являются стороной по настоящему делу.

С учётом этого, эксперт Алифанова Н.А., как состоящая в служебной зависимости от стороны и не являющаяся работником экспертного учреждения, не могла проводить экспертизу по настоящему делу, а потому подготовленное ею заключение эксперта не может быть признано допустимым доказательством.

Суд первой инстанции также обосновано отказал прокурору в назначении и проведении по делу повторной или дополнительной судебной налоговой экспертизы, так как для установления общей суммы денежных средств, перечисленных с лицевого счёта ООО «КРИСТАЛЛ ГРУПП» для расчёта с контрагентами ООО «КРИСТАЛЛ ВОСТОК», специальных знаний и производства экспертного исследования не требуется, такие суммы могут быть установлены путём простого арифметического подсчёта произведённых операций, информация о которых имеется в материалах уголовного дела (т. 1 л.д. 41-47, CD-диск, приложенный к заявлению МИФНС № 6 - форзац т. 1).

Суд первой инстанции также правильно обратил внимание на нарушение процедуры возбуждения уголовного дела.

Уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации в ч. 1.3 ст. 140 УПК РФ установлен исключительный повод возбуждения уголовных дел о налоговых преступлениях, предусматривающий только материалы, направляемые налоговыми органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Процедура направления в следственные органы таких материалов предусмотрена положениями п. 3 ст. 32 НК РФ, которые устанавливают, что налоговый орган должен направить для решения вопроса о возбуждении уголовного дела материалы налогового контроля, установившие нарушения законодательства о налогах и сборах.

Однако в настоящем деле таких материалов проверки не имеется, поводом для возбуждения уголовного дела послужили рапорт об обнаружении признаков преступления (т. 1 л.д. 11, 22) и заявление о возбуждении уголовного дела, поданное государственным налоговым инспектором Мальцевым М.В. (т. 1 л.д. 12-13), которое не может подменять материалы, подготовленные налоговым органом в соответствии с законодательством о налогах и сборах.

Довод апелляционного представления, что рапорт об обнаружении признаков преступления зарегистрирован до вступления в силу положений Федерального закона от 9 марта 2022 года № 51-ФЗ, не влияет на выводы суда, так как согласно положениям ст. 4 УПК РФ на момент возбуждения уголовного дела, то есть 16 марта 2022 года, следователь должен был руководствоваться уголовно-процессуальным законом, действовавшим во время принятия этого процессуального решения.

Кроме того, положения ч. 2 ст. 36 НК РФ, которые действуют в нормативном единстве с ч. 1.3 ст. 140 УПК РФ, устанавливают, что при выявлении обстоятельств, требующих совершения действий, отнесённых Налоговым кодексом РФ к полномочиям налоговых органов, органы внутренних дел, следственные органы обязаны в десятидневный срок со дня выявления указанных обстоятельств направить материалы в соответствующий налоговый орган для принятия по ним решения.

Указанное означает, что после вступления в силу Федерального закона от 9 марта 2022 года № 51-ФЗ следственному органу необходимо было направить материалы проверки в налоговый орган для принятия решения в порядке ч. 3 ст. 32 НК РФ.

При таких обстоятельствах оснований для отмены оправдательного приговора в отношении Л-на Е.В. суд апелляционной инстанции не находит.

Каких-либо нарушений, предусмотренных ст. 38915 УПК РФ, влекущих отмену судебного решения, судом не допущено. Приговор постановлен в соответствии с требованиями главы 39 УПК РФ, в нём указаны основания оправдания подсудимого, доказательства, их подтверждающие, а также мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Таким образом, доводы государственного обвинителя, изложенные в апелляционном представлении, на основании которых он просит отменить оправдательный приговор, удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Приговор Новоуренгойского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 8 ноября 2021 года в отношении Л-нА Егора Владимировича оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.

Похожая практика: